'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 30 ноября 2006, 19:08

О.БЫЧКОВА – Добрый вечер и добрый день! Это программа «Особое мнение». В прямом эфире телекомпании RTVI и радио «Эхо Москвы» в студии Ольга Бычкова с особым мнением журналист Леонид Радзиховский, добрый вечер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый.

О.БЫЧКОВА – Ну, начать я хотела вот с какой новости, пришедшей к нам из ближнего зарубежья. Граждане Эстонии, использующие советскую и нацистскую символику, могут получить по новому эстонскому закону, вернее, по одной из поправок, которые утверждены правительством и должны быть теперь утверждены эстонским парламентом, могут получить до трех лет тюрьмы. Там говорится, что использование в общественных местах и распространение символики бывшего Советского Союза и союзных республик, а также приравненной к ним символики национал социалистической партии Германии и СС рассматриваются как разжигание розни, связанное с оккупационными режимами. А символикой считаются, например, исторические знамена, гербы и т.д. и т.п., если они легко узнаваемы или представлены частично, но легко понимаются. Как ты относишься к этому сообщению?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, с чьей точки зрения смотря. С точки зрения России…

О.БЫЧКОВА – Со своей.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, понимаешь…

О.БЫЧКОВА – Это программа «Особое мнение».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, мое особое мнение заключается в том, что чудят, конечно, эстонские товарищи, дразнят медведя, как могут, тычат его этим древком в нос. Вот, мол, мы какие, и ничего вы с нами не сделаете, руки коротки.

О.БЫЧКОВА – Ничего не сделаешь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего не сделаешь, руки коротки. Значит, дразнят медведя. Первое. Ну, и кроме того, я думаю, кроме дразнения медведя и этим самым самоутверждения, если вы стоите перед клеткой с медведем и дразните его, ну, куда он прыгнет? Через границу же не прыгнет. Вот. Кроме такой попытки подростковой самоутверждения, это, видимо, имеет какие-то внутриполитические, как всегда, смыслы. По-видимому, ослабить российские или русские партии, которые есть в Эстонии, вырвать у них, так сказать, стул из-под них. А с другой стороны, наоборот, для них это подарок, они будут теперь бороться против этого закона, будут кричать, будут шуметь. Т.е. тут есть внутриполитические игры, тут есть внешнеполитические игры. Все это достаточно очевидно. А с точки зрения того, насколько это справедливо вообще, вопрос, который, наверное, больше всего интересует наших слушателей, я бы ответил, что справедливости вообще не существует. Естественно, для меня, например, как для жителя России, как для бывшего гражданина Советского Союза очевидна разница между советской оккупацией, которая, естественно, была оккупацией, и нацистской оккупацией, а для эстонцев она не очевидна.

О.БЫЧКОВА – Ну, для эстонцев и вообще, жителей государств Балтии она не очевидна, потому что…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Более того, я думаю, она очевидна в другую сторону: им гораздо больше не нравилась советская, русская, российская оккупация, нежели немецкая оккупация. Так мне кажется.

О.БЫЧКОВА – Но они провели, во-первых, больше времени там.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Больше времени.

О.БЫЧКОВА – А потом я видела, например, литовские исследования, где пытались честно ответить на вопрос, ну, пытались просто вот посчитать, да? Какая из этих оккупаций, с их точки зрения, оккупаций, была для них хуже. Ну, считали, знаешь, там, ущерб, человеческие жизни, там, угнанные в лагеря, угнанные в Казахстан, угнанные в Германию, расстрелянные, убитые все такое прочее. И пришли к выводу, что, ну, в общем, примерно одинаково, но советская, наверное, немножко побольше.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это одна сторона медали, а главное, я думаю, вовсе не в этом. Если бы они сегодня рвались назад в Россию, то они бы по-другому смотрели на этот вопрос. А они рвутся в Европу, соответственно, смотрят на этот вопрос по-своему. Это… взгляд в прошлое определяется вашими желаниями сегодня. Сегодня они рвутся в Европу, хотят, естественно хотят поближе к Германии и подальше от России, вот вам и взгляд на эту оккупацию.

О.БЫЧКОВА – А куда ж поближе к Германии, когда Германия тоже того…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Чего?

О.БЫЧКОВА – Нацистская символика.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, дело не в этом. Просто, естественно, Германия – не нацистская Германия. Это понятно, и нахваливая гитлеровский режим, вы ближе к немцам не станете, это очевидно. Но они хотят максимально отделиться от этого, максимально отделиться от России, максимально приблизиться к Европе. Поэтому когда между ними две: немецкая и русская, то естественно, для них русская, по их нынешним, сегодняшним интенциям, гораздо хуже и гораздо противнее. Это очевидно.

О.БЫЧКОВА – Т.е. ты хочешь сказать, что Германия не обидится за эстонцев наверняка?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не обидится, мне так кажется.

О.БЫЧКОВА – А Россия обидится наверняка?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, да.

О.БЫЧКОВА – И что из этого следует? Скажи, пожалуйста.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А ничего, абсолютно ничего. Что Россия может им сделать?

О.БЫЧКОВА – Т.е. никаких выводов по поводу России и Германии мы из этого не делаем?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, ноту пошлет им МИД очередную, ну, они ответят.

О.БЫЧКОВА – Так я тебя не про ноту спрашиваю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А? Ничего Россия им не сделает, а что им Россия может сделать? Ничего.

О.БЫЧКОВА – Не, я тебя спрашиваю не про то, что сделает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А что?

О.БЫЧКОВА – Вот у нас есть Россия, которая обижается…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – …на эстонцев. Есть Германия, которая, как мы предполагаем, не обижается на эстонцев. Что мы можем сказать по этому поводу о России и о Германии?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, по этому поводу можно сказать, что Россия гораздо в большей степени идентифицирует себя с советским прошлым, естественно, нежели Германия идентифицирует себя с нацистским прошлым, естественно. В России не было денацификации, Нюренбергского процесса. Есть общий знаменатель всей русской истории от Ивана Грозного через царский режим, романовский, через советский режим до сегодняшнего дня – державность. Держава – это наше все, это наше святое. Да, она была белой, она была красной, она была такой, она была сякой, но на эту вертикаль, на этот шампур державности нанизана вся российская история, все российское сегодняшнее, официальное, государственно-патриотическое самосознание. Обижая державу советскую, эстонцы замахнулись на самое святое – на державность. У немцев такого единого знаменателя, насколько я понимаю, нет.

О.БЫЧКОВА – Т.е. эта эстонская история, на самом деле, не эстонская проблема, а российская проблема?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это и эстонская проблема, и российская проблема. У эстонцев свои проблемы, а у русских свои проблемы.

О.БЫЧКОВА – Мы прервемся на несколько минут. Это программа «Особое мнение». Леонид Радзиховский сегодня с нами. Не отключайтесь.



РЕКЛАМА



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». Вот срочное сообщение, которое только что буквально минуту назад пришло по каналам информационного агентства РИА «Новости»: «Врачи не ставят под сомнение, что причиной болезни экс-премьера, — экс-и.о.премьера, на самом деле, — Егора Гайдара стало отравление, но не могут установить, чем оно вызвано. Об этом заявил РИА «Новостям» пресс-секретарь Гайдара, Валерий Натаров. Врачи, по его словам, не видят естественных причин отравления известными им веществами. «Это точно не отравление какими бы то ни было испорченными пищевыми продуктами», — сказал пресс-секретарь, пояснив, что лично он понимает это как противоестественное отравление. По его мнению, точный диагноз врачи не могут поставить до начала следующей недели, поскольку запросили дополнительную информацию в госпитале в Ирландии, куда первоначально был доставлен Гайдар». Ну, напоминается, и мы это хорошо помним, что 24 ноября, несколько дней назад Егор Гайдар, директор института экономики переходного периода почувствовал себя плохо, выступая в Ирландии на конференции. Был доставлен в больницу, затем переведен в больницу в Москву. Ну, и вот несколько дней рассуждали на эту тему, сегодня появилось, вот, ну, я не знаю, можно ли считать это каким-то прояснением ситуации. Во всяком случае, это новое обстоятельство. Что ты думаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кошмар.

О.БЫЧКОВА – Кошмар.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я думаю, что это абсолютный кошмар, на самом деле. Это действительно просто, честно говоря, вот не знаю, какое там у меня мнение – особое, не особое, у меня просто в голове не укладывается. Ну вот, я очень не хочу так думать, потому что очень страшно так думать, но страшно, не страшно, все-таки человек не может не думать. Значит, когда убили Политковскую, я действительно совершенно искренно считал и об этом писал и говорил, что это какие-то отморозки, ну, допустим, какие-то нацисты, какие-то сумасшедшие ветераны, которые считают себя оскорбленными ее публикациями. Короче говоря, какая-то неформальная, негосударственная, бандитская, политически бандитская и т.д. и т.д. организация. Когда, значит, погиб Литвиненко, мне безумно не хотелось связывать эти две вещи, безумно не хотелось. Но я уже почти себя уговорил. Черт с ним, ну, Березовский, так Березовский, глупо, на хрена это надо…

О.БЫЧКОВА – Но сейчас есть еще одна версия, что Литвиненко перевозил вот эти вот радиоактивные материалы…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И отравился.

О.БЫЧКОВА – Ну, и как-то, в общем…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Как-то отравился.

О.БЫЧКОВА – Ну, это, да, одно из многих предположений, на самом деле.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Хорошо, пусть так. Пусть Березовский, хотя на кой черт это надо Березовскому головой рисковать ради того, чтобы подпортить Путину один день визита на саммит – это вообще бред, конечно, полный. Ну, допустим, Березовский, черт с ним. Но теперь, когда выясняется, что через несколько дней после Литвиненко отравлен криминальным образом Гайдар, ну, вы меня извините, после этого говорить, что опять случайность, опять, значит, совпадение, опять какие-то, непонятно, кто его отравили. Ну, не получается. Вот безумно хочется, чтобы это было три разных эпизода, допустим, уголовники или там какие-то обиженные против Политковской, окончательно рехнувшийся Борис Абрамович против своего Литвиненко и какие-то там, ну, кто? Сумасшедшие повара что ли на Гайдара напали? Ну, бред же, да? Значит, все это приписать Мефистофелю Березовскому? Вот он сидит и плетет… ну, граждане…

О.БЫЧКОВА – Ну, оставь уже Бориса Абрамовича в покое.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это же просто… ну, просто несерьезно, да? Значит, хочешь, не хочешь, а я очень не хочу, я думаю, ни один нормальный человек не хочет, потому что это слишком страшно, просто откровенно слишком страшно. Получается, но методом исключения. Кто же эта невероятная организация, которая может организовывать в разных концах: в Москве, в Лондоне, в Дублине такие преступления? Получается, что это какая-то сверхмощная российская секретная служба.

О.БЫЧКОВА – Почему российская?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А какая? Португальская? Ну, какая? Кому нужен Литвиненко? Кому нужна Политковская? Ну, бред. Значит, более того, давайте …

О.БЫЧКОВА – Но почему? Вот существует еще одна версия, что это враги России и враги Путина из там какой-то, значит, международной закулисы…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Доктор Но.

О.БЫЧКОВА – …нагнетают обстановку.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Но это версия из Яна Флеминга — доктор Но. Это мы проходили, это мы смотрели.

О.БЫЧКОВА – Да нет, но понимаешь, что все версии, на самом деле, опять-таки продолжают иметь право на существование.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, имеют право на существование любые версии, но здесь, кажется, мое особое мнение. Да? Вот я свое особое мнение излагаю. Значит, я не верю в португальскую, парагвайскую разведку, я не верю в вездесущего Бориса Абрамовича, хотя очень хотел бы в это поверить, потому что черт с ним, с Борисом Абрамовичем, пропади он пропадом, не жалко, да? Значит, я, к сожалению, методом исключения вынужден прийти к максимально неприятному для себя умозаключению о какой-то российской организации. Я абсолютно не понимаю ее мотивов. Просто в голове не укладывается, так? Поэтому я, собственно, и отвергаю… отвергал все время эти версии. Значит, официальная, но почти официальная в кавычках, общепринятая среди моих коллег, либеральных журналистов точка зрения заключается в том, что таким хитрым образом некая российская секретная организация пытается загнать Путина в силки. Т.е. Путин, де, не хочет идти на третий срок, как он много раз говорил, эти, значит, заговорщики по каким-то своим соображениям не хотят, чтобы он уходил. Ну, допустим, не хотят передела собственности, хотят сидеть на своих потоках и т.д.

О.БЫЧКОВА – Ну, понятно. А силки-то вот в чем заключаются?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот. Совершенно правильный вопрос: в чем же силки? Силки, якобы, заключаются в том, что Путину настолько портят этими преступлениями международную репутацию, а весь мир, вся Европа, по крайней мере, приписывает эти преступления Путину. В Дрездене ему кричали: «Убийца, убийца». По поводу Литвиненко, значит, вся английская пресса валит на Путина. Значит, ему говорят: «Владимир Владимирович, Ваша репутация жутко испорчена. Вас превратили в эдакое пугало, в Пиночета. Если Вы в такой ситуации уйдете, то Вы окажетесь в положении того самого Пиночета. Вас будут прессовать по всему миру, Вы станете практически невыездным, все равно Вам оставаться здесь. Уж чем оставаться без власти, оставайтесь лучше на третий срок с властью. Лучше быть Лукашенкой, чем Пиночетом». Вот такую версию многократно, стократно я читал, я слышал и т.д. и т.д. Значит, с моей точки зрения, эта версия, ну, рационально не выдерживает вообще никакой критики. Это просто какой-то бред. Значит, почему эта версия бред? Объясняю, со своей точки зрения. Значит, вот я – Путин, да? Вот ко мне приходишь ты – представитель секретных служб. И сообщаешь мне прямо…

О.БЫЧКОВА – Я — Патрушев.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я не… Ну, почему обязательно Патрушев? Петров, Сидоров, там, не важно – представитель неких секретных служб. И выливаешь мне за шиворот вот такой компот. Значит, моя реакция. Да, известно, что Путин – человек крайне нерешительный в кадровых действиях. Он один раз резко поменял министров, но, в общем, никого так сказать, особо не обижает, и даже губернатор Петербурга Яковлев, с которым у него были лично плохие отношения, остался вице-премьером, потом министром и т.д. Тем не менее, если мне спецслужба выливает вот такой компот за шиворот, то фактически они что мне сообщают: мы совершали преступления. Эти преступления мы совершали, чтобы Вас скомпрометировать, а теперь своими преступлениями мы Вас, Владимир Владимирович, будем шантажировать для того, чтобы Вы нас оставили у власти и были фактически в наших руках. Ну, вы меня извините, но кем бы ни был Путин, оставаясь в чине президента, он с этими людьми расправится. Расправится – не обязательно уничтожит, не обязательно посадит, но уж как минимум, поснимает, потому что иначе вообще непонятно, кто он и что он. Т.е. им просто откровенно манипулируют. Так? Значит, эти люди таких простых вещей не понимают. Они, что, не понимают, что таким способом кроме ненависти со стороны Путина, они ничего вызвать не могут? Понимают. Зачем же они это делают? Какая цель? Далее. Значит, эти люди до такой степени боятся ухода Путина, что готовы идти на любые невероятнейшие преступления, только чтобы он остался. Представим себе даже, что они – святые младенцы, ничего не понимающие, и верят, что после таких штук Путин их оставит на их хлебных, важных, сладких должностях. Спрашивается, а чем они так уж безумно рискуют, если Путин уйдет и на его место придет преемник? Ну, снимут их с их должностей. Что их, посадят, разорят? Ну, будет у них по 20 млн., а не по два миллиарда. Что случилось со всеми боярами ельцинской поры? Сосковец, Шумейко. Петров, там. Федоров и т.д.? Все богатейшие люди, да, они перестали светиться в телевизоре, да, они не ездят на скучные нудные заседания, да, они просто богатые, независимые люди.

О.БЫЧКОВА – Все понятно, т.е. эта версия не выдерживает критики.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Эта версия с рациональной точки зрения абсурдна, но придумать какую-либо иную версию, которая объясняла бы столь изощренные преступления… Кстати, что объединяет этих трех людей, таких разных? Независимая, абсолютно честная журналистка Политковская, весьма, да простит меня господь Бог, с сомнительной репутацией экс-гэбист Литвиненко и выдающийся политик и премьер-министр Гайдар. Что между ними общего? Только одно: все эти люди крайне непопулярны в России и очень хорошо известны на Западе. Литвиненко хуже известен, но его убийство, да еще в Лондоне произвело фурор на Западе. Т.е. по сути дела, это бросается бумеранг в Россию, а конкретно в Путина. По-настоящему, российское общественное мнение, кроме узкого круга либералов, не взволновало и не расстроило убийство Политковской, но Запад оно поставило на рога. Очень мало, кто в России безумно переживал за Литвиненко, но Лондон встал на уши и вся Европа встала на уши.

О.БЫЧКОВА – Ну, еще бы, да, там тысячи человек проверяются на радиацию.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Этого они не забудут. В России большинство населения несправедливо, глупо, жестоко – не важно, плохо, очень плохо относится к Гайдару. Но на Западе к Гайдару относятся совершенно иначе. Т.е. все эти преступления направлены против тех людей, и направлены таким образом, чтобы вызвать максимальное бешенство Запада против России и против Путина. Вопрос: кому и для чего это нужно? Версию про сверхъестественные магические способности Бориса Абрамовича отметаем. Какие-то загадочные западные спецслужбы, которые этим занимаются, извините, просто бред на уровне, значит, Джеймса Бонда. Но кому в России вот эти попытки действительно испортить репутацию Путина, изолировать Россию, нужны, — не знаю. Могу только сказать одно: все эти три ужасные попытки недостаточны для того, чтобы добиться цели, если целью является изоляция Путина, изоляция России. Значит, будет продолжение по нарастающей.

О.БЫЧКОВА – Поскольку цель все равно не очевидна…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А другой тут быть не может при таком подборе жертв. Понимаешь?

О.БЫЧКОВА – Нет, ну, она как бы, она так гипотетически, да? существует, конкретно она не очевидна…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – При таком подборе жертв другой цели быть не может.

О.БЫЧКОВА – Я хочу сказать, я хочу с тобой согласиться, на самом деле, поскольку мы не видим, какая цель достигнута, то можно только предположить, что она еще будет достигаться.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Концерт будет продолжен, да.

О.БЫЧКОВА – Мы продолжим через несколько минут программу «Особое мнение».



НОВОСТИ



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». В студии прямого эфира Ольга Бычкова. С особым мнением журналист Леонид Радзиховский. И мы говорили сейчас, мы говорили, собственно, о том, о чем мы говорим уже не первый день и никак не можем наговориться. Пришло сегодня сообщение о том, что врачи подозревают все-таки отравление в качестве причины недомогания Егора Гайдара. Ну, прежде чем мы начнем включать наши телефоны прямого эфира, вот буквально через пару минут я предлагаю это сделать, вот какой вопрос от нашего слушателя Анатолия из Израиля, присланный на сайт «Эхо Москвы» в Интернете, я хотела процитировать: «Влиятельное американское деловое издание «Wall street journal» предлагает задуматься: не пора ли отнести Владимира Путина к врагам Соединенных Штатов? По мнению издания, Россия уже давно и все более явственно проявляет враждебность в отношении США. И приводит комментатор «Wall street journal» несколько примеров. Каково Ваше мнение?» Хочу сказать, что, на самом деле, кто тут вообще белый и пушистый, понимаешь? И кто кого считает врагом?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, ну, минуточку, в контексте предыдущего разговора это должно звучать так, что, почему мы все время говорим, что это враги Путина этим занимаются? Не занимается ли этим сам Путин или с его ведома. Я такую версию отметаю по определению по одной простой причине: мне совершенно не важно в данном случае, какой Путин. Я понимаю одно: ни один психически нормальный человек не будет сознательно стараться максимально изгадить свою лично международную репутацию. Каковы бы ни были внутренние установки этого человека. Не может руководитель государства делать все, да еще во время своих зарубежных визитов для того, чтобы ему кричали: «Убийца!». Такого в природе не бывает. Поэтому я по определению считаю, что это делается активно против Путина, совершенно четко лично против него.

О.БЫЧКОВА – «А то, что сам Путин, — спрашивает нас слушатель на пейджер. — А то, что сам Путин, — SMS-ку прислал, — может быть связанным с этими убийствами, отравлениями, Вам, конечно, в голову не приходит? Или Вы про себя думаете, что если это он, то лучше». Понимаешь, это очень простой, да? вот такой вариант.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не понял. Извините, не понял.

О.БЫЧКОВА – Пишет слушатель.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Если это он, то лучше? А чем же это лучше-то?

О.БЫЧКОВА – А проще потому что. Ну, как сейчас пишут в газете западной. Это очень легко, понимаешь, взять, построить такую пирамиду и сказать: «Путин все равно за все отвечает».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, минуточку. Я еще раз задаю вопрос: вот если Путин специально добивается того, чтобы ему кричали: «Убийца!», чтобы его поливали грязью, чтобы его обвиняли в том, в этом, в пятом, в десятом, то мне хотелось бы понять, каковы мотивы Путина. Не проще ли, если он к этому так активно стремится, просто взять и порвать дипломатические отношения с западными странами.

О.БЫЧКОВА – И превратиться в Ким Чен Ира.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, если он это хочет сделать косвенно, то не проще ли это сделать прямо? По-моему, Путин не хочет рвать отношения и не хочет услаждать свой слух криками «Убийца!». Мне так кажется. Поэтому я говорю: это против Путина, активно против человека по имени В.В. Путин, как бы я к нему ни относился.

О.БЫЧКОВА – Так речь идет о том, что за Путина, против Путина. Но почему все нужно сводить к Путину? Понимаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Потому что в России начался…

О.БЫЧКОВА – В конечном счете, извини, в отсутствии вот каких бы то ни было вразумительных версий версия за Путина и версия против Путина, понимаешь, одинаково, ну вот, имеет и не имеет права на существование.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Объясняю. Потому что ничего общего между этими тремя разными людьми нет. Значит, контекст только какой-то общеидеологический и общеполитический, а общеидеологическая и общеполитическая проблема в России …

О.БЫЧКОВА – Сводится к Путину.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …только одна — выборы президента. Больше ничего.

О.БЫЧКОВА – Все, понятно. Понятно. Послушаем мнение или вопросы или реплики наших слушателей и зрителей. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ НЕСТОР – Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА – Да, добрый вечер. Говорите погромче. Как Вас зовут? Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ НЕСТОР – Меня звать Нестор Кинтебидзе. Я из Санкт-Петербурга.

О.БЫЧКОВА – Слушаем Вас, Нестор.

СЛУШАТЕЛЬ НЕСТОР – Я очень уважаю мнение Радзиховского, считаю его большим умницей. Тем не менее, все-таки почему не принять во внимание самый простой ответ на этот вопрос? Дело в том, что, конечно, объявить Западу свое «фэ», там, как Лукашенко вести себя подчеркнуто – это, по-моему, не самый лучший вариант. Самый лучший вариант – тихо на тормозах. Поскольку это сейчас можно, сохранять хорошую мину при плохой игре. А в России вот эти все шаги — просто прямая угроза обществу. «Ребята, смотрите, кто будет высовываться, получит свое».

О.БЫЧКОВА – А, т.е. Вы считаете, что это для того, чтобы показать вот нам вот тут вот всем, да? как себя не надо вести?

СЛУШАТЕЛЬ НЕСТОР – Да, конечно. Это самое простейшее объяснение, по-моему.

О.БЫЧКОВА – Ага. Понятно, спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не согласен я с этой версией. Гайдар никуда не высовывался очень давно. Егор Тимурович…

О.БЫЧКОВА – Ну, Гайдар занимается экономикой, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Егор Тимурович – ученый, он ушел из политики, демонстративно ушел. Кстати, единственный из лидеров партии, который демонстративно ушел из политики. Он пишет научные книги. Абсолютно разумный, государственно мыслящий. Можно не соглашаться с его мыслями, но абсолютно конструктивный, государственно мыслящий человек. Никак не относится к непримиримой оппозиции. Я не хочу заниматься очень сомнительным делом и перечислять тех людей, которые являются непримиримой оппозицией и которых, де, надо было бы убить. Вы сами сообразите, о ком идет речь. Есть много непримиримых оппозиционеров, Гайдар к ним не относится. Далее. Господин Литвиненко ни с какой стороны не популярен в России. Его убийство никого тут особенно в России не напряжет. Политковская – другое дело. Да, убийство Политковской, конечно, было сигналом, оно многих напугало. Меня, например, напугало, многих других журналистов. Это правда. Но, вообще говоря, должен сказать, в России сегодня нет той опасной для Путина, непримиримой либеральной оппозиции, которую надо было бы запугивать. Ее в России просто нет. Пугать некого. Тем более, такими методами.

О.БЫЧКОВА – Еще один вопрос, еще один звонок. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Здравствуйте. Меня Игорь зовут. Ну, во-первых, хочу согласиться со скепсисом Леонида по поводу всех без исключения версий. Ну, вообще, не имея достоверной информации, все это напоминает обсуждение приподъездными бабушками длины юбок девочек. А вопрос у меня…

О.БЫЧКОВА – Ну, Игорь, а варианты какие?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Но единственное, чтобы Скотланд-Ярд все расследовал и совместно с нашими правоохранительными органами, тогда все станет понятно. А вопрос у меня вот какой…

О.БЫЧКОВА – Простите, пожалуйста, а Политковской убийство мы тоже Скотланд-Ярд позовем расследовать?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – А почему Вы параллелите убийство Политковской…

О.БЫЧКОВА – А потому что мы там тоже не знаем, у нас тоже нет информации, понимаете?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Нет, давайте мухи, котлеты отдельно исследовать. Господина бывшего ФСБшника убили не в Москве, а убили в Лондоне. Это дело Скотланд-Ярда расследовать. Что касается Политковской, — это наше дело. Давайте расследовать все это по отдельности, а не вместе. Можно мне вопрос задать, Ольга?

О.БЫЧКОВА – Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Леонид, вот если Вы знаете заявление Лугарта, я просто не хочу его пересказывать, Ваше отношение к нему и по-прежнему ли Вы считаете, что в своих планах по обеспечению безопасности Россия должна не воспринимать НАТО как угрозу? Если, конечно, знаете его заявление.

О.БЫЧКОВА – Понятно. Да. Понятно, Игорь, спасибо. Ты понял, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не очень. Кто такой Лугарт?

О.БЫЧКОВА – Значит, глава Комитета…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А, сенатор Лугарт!

О.БЫЧКОВА – …по международным делам, да, американского сената, который сказал, что… ну, вот эти вот случаи – пересказываю я очень вольно, своими словами – с отключением Украины прошлой зимой.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, да, я понял, да.

О.БЫЧКОВА – Они, значит, заставляют задуматься по поводу того, как себя вести вот когда энергетика используется как оружие.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Это было связано еще с НАТО, естественно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я понял, да. Я считаю, вот в связи с тем, о чем мы говорили, что реальной опасности для России находятся внутри России. Сенатор Лугар не представляет для России никакой опасности. Да, им не нравится, когда отключают энергосеть и когда это используется как средство политического давления. Никаких абсолютно, ни один психически нормальный человек понимает, что абсолютно никаких, даже теоретических возможностей у НАТО военным образом давить на Россию, не существует в природе. Поэтому военная опасность со стороны НАТО стоит непосредственно за военной опасностью для России со стороны марсиан. Никто из внешнего мира военным образом на Россию давить не может в принципе. Не только практически, но и теоретически. Об этом просто не приходится говорить.

О.БЫЧКОВА – На этом закончим программу «Особое мнение». Леонид Радзиховский был сегодня с нами в студии прямого эфира.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире