'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 30 августа 2006, 19:08

О.БЫЧКОВА – Добрый вечер и добрый день! Это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира Ольга Бычкова. С особым мнением сегодня Александр Проханов. Добрый вечер.

А.ПРОХАНОВ – Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА – И не забывайте о наших телефонах прямого эфира, которые мы будем включать буквально через считанные минуты. Это правда, прямой эфир телекомпании и радиостанции. И есть у меня эфирный пейджер, а также вопросы, которые пришли уже к Александру Проханову от наших слушателей и зрителей на сайт «Эхо Москвы» в Интернете. Но прежде чем мы перейдем к вопросам вот из этих источников, я хотела бы сразу задать свой, попросить Александра Проханова прокомментировать сегодняшнюю российскую тему – это введение в школах, в некоторых школах, а точнее говоря, в школах четырех российских регионов такого предмета как основы православной культуры. Как Вы думаете, вот это правильно?

А.ПРОХАНОВ – Вот эти четыре региона, о которых идет речь – это такие абсолютно русские регионы, где православие является даже не просто основным, а поголовно исповедуемым вот символом веры. И поэтому введение там вот дополнительного духовного гуманитарного культурно-исторического предмета, я считаю абсолютно правильным и благостным. Что касается таких районов России как, например Чечня или Дагестан, как там будут вводиться вот такого рода курсы? Что там будет? Будет ли там читаться история православной культуры или мусульманской культуры? Я думаю, что если этот курс там будет введен, конечно, он будет, наверное, все-таки связан с Кораном, связан с магометанством. Но возникает масса и других деликатных моментов.

О.БЫЧКОВА – А это правильно, вводить такой курс, связанный именно с мусульманской культурой вообще? Правильно ли это?

А.ПРОХАНОВ – Я полагаю…

О.БЫЧКОВА – Потому что там ведь есть и другие люди тоже, да? И здесь есть разные люди.

А.ПРОХАНОВ – Я полагаю, что сегодняшняя бездуховность, в том числе и бездуховность нашей педагогики и наших школ такова, что введение любого духовного, религиозного, метафизического курса было бы благом. Но повторяю, есть моменты деликатные. Вот, например, допустим, в московских школах будет введен этот курс. Но в целом я – за, конечно, я хотел бы, чтобы мои внуки изучали эту культуру. Но ведь в Москве есть школы, где русские дети в меньшинстве, на одного русского ребенка, например, приходится там 5 или 6 азербайджанцев. Как там быть?

О.БЫЧКОВА – В любом случае в Москве, если не в меньшинстве, но в Москве и в других больших городах во всех или почти во всех школах присутствуют и православные дети, и неправославные, самые разные.

А.ПРОХАНОВ – Но, в общем, в очень небольших количествах. Повторяю, здесь есть деликатные моменты, несомненно, но нет такого прямого на этот вопрос ответа. Я знаю, что если мы действительно строим нашу страну, нашу империю, как я говорю, многонациональную, многоэтническую, конечно, ни одна из существующих здесь религий не должна быть ущемлена, в том числе и даже тотемизм, даже языческие культы.

О.БЫЧКОВА – Вот это вопрос: зачем создавать какие-то еще дополнительные вот такие вот условия напряженности, когда их и так достаточно? Зачем новые придумывать?

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что это не будет предметом глубокой драматической дискуссии. Это благое начинание. За этим нет злой воли, за этим нет дурного намерения. Вот сейчас идет такая дискуссия, вот у нас с Вами в студии, это пройдет, потому что привнесение в школу вот этих знаний, этих норм, этих представлений, конечно, это благая задача. Ведь существует история русской культуры или российской культуры – это история православной культуры. Даже история, скажем, толстовства – это как бы контрправославная культура, но она все равно апеллирует к христианским православным ценностям. И это нужно знать, потому что…

О.БЫЧКОВА – Но можно сказать, что история России как империи – это Ваше любимое слово – это как раз история жизни разных народов на одном пространстве.

А.ПРОХАНОВ – Совершенно верно. И это должно быть …

О.БЫЧКОВА – И не только православных.

А.ПРОХАНОВ – Это должно быть учтено в сегодняшнем российском обществе и в сегодняшней российской, по-видимому, педагогике. Но повторяю, в русских глубинных регионах, где сейчас это введено, это не становится проблемой. Проблемы возникают у нас в Москве.

О.БЫЧКОВА – Но юг России, да? Орловская, Белгородская область.

А.ПРОХАНОВ – Да, да.

О.БЫЧКОВА – Ну, это как-то… я не уверена, что там вот оно такое моно национальное.

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что это моно национальные области, и поэтому именно там этот эксперимент и начался. Конечно…

О.БЫЧКОВА – Но вот, честно говоря, мне непонятно…

А.ПРОХАНОВ – Вот, скажем, в Красноярском крае это будет сложнее, в соседнем, близком уже южном. Там, конечно, уже очень пестрая такая палитра…

О.БЫЧКОВА – В Краснодарском, Вы хотите…

А.ПРОХАНОВ – В Краснодарском крае, да. Там очень пестрая палитра… или там, в Ставрополье. Это вообще уже там маленькие такие империи региональные.

О.БЫЧКОВА – Т.е. там не надо?

А.ПРОХАНОВ – Там нужно быть очень осторожными.

О.БЫЧКОВА – Т.е. надо взять и посчитать просто количественный состав, национальный состав населения?

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что нужно делать именно так, но поскольку у нас все-таки 80 или 85% таких вот русских в России, этот подсчет не будет мучительным, это не будет калькулятор, это не будет подсчет по головам. Это будет подсчет по регионам.

О.БЫЧКОВА – Вот мне, честно говоря, непонятна одна вещь. Вот мы же взрослые люди, да? Мы все родители, у нас есть дети. Мы понимаем, что вот такое вот моральное, нравственное, вот такое вот воспитание детей – это вещь, на самом деле, очень такая индивидуальная, штучная, да? и кропотливая. Ну, почему взрослые люди верят, что если придет священник в школу, да? что вот он какие-то произнесет волшебные слова, проведет урок, и сразу все будет благостно, прекрасно и высоко морально? Почему, откуда это возьмется? Ну, нет такой панацеи. И почему в школе это должно вот немедленно сработать?

А.ПРОХАНОВ – В школе у нас, Вы согласитесь с этим, нет никакого штучного образования. У нас по-прежнему массовое образование. Причем чем дальше, тем эта массовость удручающее, идет нивелировка. И в этой нивелировке все меньше и меньше духовного, вертикального, трансцендентного, и привнесение…

О.БЫЧКОВА – Ну, может, школа – это не то место просто, где вот нужно именно этим… есть семья, есть церковь за пределами школы.

А.ПРОХАНОВ – Нет, мне кажется, что школа – это все-таки то самое место. Но есть массовые коммуникации, которые предлагают огромному количеству населения свои продукты. Я думаю, что вот, скажем, на телевидении, конечно, должен читаться курс или усилены быть программы исламские, иудаистские, и повторяю, даже языческие, потому что скажем, Удмуртия – это республика, это страна, где сейчас возникают вот национальные верования в тотемы.

О.БЫЧКОВА – Давайте мы прервемся. У нас должен быть небольшой перерыв на несколько минут. Программа «Особое мнение» с Александром Прохановым будет очень скоро продолжена.



НОВОСТИ



О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». В студии Ольга Бычкова. С особым мнением Александр Проханов. Это прямой эфир, поэтому к нам идут на эфирный пейджер разные реплики от наших слушателей, которые реагируют вот на эту тему, на сегодняшнюю новость о том, что в некоторых российских регионах в школах с 1 сентября будут преподавать основы православной культуры. Но вот один из слушателей употребляет такое выражение как «церковное мракобесие, называемое скромно основами православной культуры». Или, предположим, Максим из Абакана говорит: «Не хочу моим детям государственной религии. Я – протестант». И так далее. Вот. Т.е. существует, например, ведь еще большое количество людей, которые считают, что вообще не нужно им это, их детям это не нужно. Они атеисты, они ладно относятся к другой религии, но вообще может быть, вот они вне этой темы. Они имеют на это право, как минимум.

А.ПРОХАНОВ – Видите ли, закон Божий и история вот православной культуры – разные вещи, потому что, что может быть плохого, если дети с ранних лет узнают красоту русской иконы, мистику русской иконы.

О.БЫЧКОВА – Нет, в этом нет ничего плохого, но если этот предмет преподают как ну, я не знаю, как было там религиоведение, да? Еще что-то там такое, да? Когда это преподают преподаватели, это одна история, а когда приходят православные священники в класс, да? преподавать этот предмет, тогда уже, наверное, непонятно, что это такое, основы культуры или катехизис.

А.ПРОХАНОВ – Видите ли, если приходит бес или прилетает ведьма на метле, это ужасно. Приходит гражданин России, облаченный в ризы. Это само по себе прекрасно. Это само по себе должно вызывать благоговение у мальчика-азербайджанца или татарина. Это не может вызывать в нем протест, негодование. Причем этот человек, повторяю, он рассказывает то, что неведомо большинству из сегодняшних детей.

О.БЫЧКОВА – Это правда.

А.ПРОХАНОВ – Он рассказывает, что такое храм и православный храм, и иудаистский храм, какая там поразительная симфония явлений. Там и музыка, и живопись, там и театральное действие.

О.БЫЧКОВА – Он не будет рассказывать про иудаистский храм, и про мечеть он рассказывать не будет.

А.ПРОХАНОВ – Он будет рассказывать о том, что такое религиозная культура как таковая, потому что все подобное в той или иной форме существует и у евреев, и у магометан, и повторяю, у язычников. Он будет рассказывать о вещах, как мне кажется, удивительно ценных и важных для ребенка. И мне кажется, не нужно вокруг этого создавать эти вихри, вихри недоверия, вихри негодования. Надо радоваться тому, что в школе еще раз вот на этом этапе пришла вот эта духовная красота. Дай Бог, чтобы она привилась. Я не сомневаюсь, что вот эти эксперименты, они будут мучительны, они вызовут проблемы не там, где мы их видим, они вызовут проблемы в том, что может быть, дети не готовы это принять. Или те пастыри, которые придут в школу, они не педагоги, может быть, они сами… Там будет масса других проблем, но если вдруг это все приживется, если эта маленькая почка живая там приживется, я не исключаю, что в дальнейшем наши дети будут с таким же благоговением и интересом изучать и другие наши основные базовые религии, конфессии.

О.БЫЧКОВА – А может, наоборот, скажут, что никаких базовых религий и конфессий больше нет, а есть только одна и все такое.

А.ПРОХАНОВ – Нет, я не думаю, что все-таки … вот мой опыт общения с православными священниками: и с церковными батюшками, и с епископатами, с иерархом и с околоцерковными философами говорит о том, что все они – государственники. Они понимают, что Россия всегда была многорелигиозной, многоконфессиональной империей. Если мы хотим опять создать наше государство, сохранить его, конечно же, мы должны пестовать, бережно пестовать все, что связано вот с этим трансцендентным представлением человека о мире, о загадке великой.

О.БЫЧКОВА – С этим трудно спорить, но, тем не менее, вот говорили же всегда, да? Мы привыкли к тому, что десятилетиями в советской и в российской, сейчас может быть, тоже, не знаю, школе повторяют, что вот, например, литература, да? это как раз тот предмет, где учат не только вот там названиям книг и фамилиям писателей, да? А это тоже и обучение нравственности. История тоже каким-то образом должна учить там патриотизму и тоже какой-то нравственности в другом аспекте. И, тем не менее, этого не происходит, потому что опять-таки я хочу еще раз повторить: может быть, школа – это не то место, где вот нужно рассчитывать, что детям дадут все и вложат в их головы и души вот эти нравственные основы. Потому что этим должна заниматься индивидуально, штучно и очень как бы прицельно семья. Возможно, этим должна заниматься церковь, когда ребенок сам туда придет вместе со своими родителями.

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что это от лукавого. Я вспоминаю свою 204-ую школу, я вспоминаю своих восхитительных педагогов — историков, словесников. Вот я им, этим людям обязан благоговением перед темами, с которыми потом я в жизни почти никогда не встречался. Вот я – писатель, художник, тем не менее, от них, от своих словесников я узнал удивительно тонкие вещи о мире культуры. Сама по себе культура стала для меня алтарем. И я убежден, что приход вот в нашу школу наряду с прекрасными словесниками, с прекрасными историками еще и таких духовных богооткровенных священников пойдет только на благо, вообще, нашей скудной на духовную жизнь среде.

О.БЫЧКОВА – Это программа «Особое мнение», прямой эфир телекомпании RTVI и радиостанции «Эхо Москвы». Александр Проханов готов ответить на ваши вопросы и, возможно, принять ваши возражения по телефонам прямого эфира, которые сейчас включаются и начинают прямо работать. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА РАИСА ВЛАДИМИРОВНА — Алло!

О.БЫЧКОВА – Добрый вечер. Говорите погромче и представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА РАИСА ВЛАДИМИРОВНА — Добрый вечер. Меня зовут Раиса Владимировна. Я хотела бы Проханову задать вопрос.

О.БЫЧКОВА – Давайте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА РАИСА ВЛАДИМИРОВНА – Вот во-первых, первый: сколько детей у нас беспризорных? Второй: сколько на образование детей вот этому православию потрачено денег? А третье предложение: хорошо бы этих православных дьяконов, попиков вот к этим беспризорным детям, а школьники-то, они как-нибудь, но они уже при деле: при родителях, при школе, а сколько не учащихся. Вот туда бы.

О.БЫЧКОВА – Понятно, понятно.

А.ПРОХАНОВ – Я Вам хочу сказать, Раиса, что практически уже почти при всех монастырях, более-менее таких оформившихся обителях есть такие богоугодные заведения, куда приходят беспризорные дети, где их подбирают, где их кормят, где их пестуют.

О.БЫЧКОВА – Это не значит, что все беспризорные дети охвачены.

А.ПРОХАНОВ – Это не задача церкви, понимаете, не задача церкви рыть окопы вдоль границы, запускать космические корабли и отлавливать беспризорников на вокзалах.

О.БЫЧКОВА – Но заботиться о детях, да, это тоже задача.

А.ПРОХАНОВ – И вот церковь…

О.БЫЧКОВА – Корабли нет, а дети – да.

А.ПРОХАНОВ – Дети, которые приходят в храмы, которые там находят тепло отеческую заботу, их масса, но конечно, большинство детей все еще находится в ужасном состоянии. Это задача государства, находить их, определять в пансионаты, в приюты, давать им образование кадетское, военное, духовное, какое угодно. Этим и занималась советская власть, слава богу, пока она была на дворе.

О.БЫЧКОВА – Да, но тем не менее, огромное количество детских домов и брошенных детей, рекордное, в общем, в мире, в нашей стране оно существовало и при советской власти, не сегодня началось.

А.ПРОХАНОВ – У меня нет этой статистики, но я просто знаю, что вот на улицах советских городов не было этих маленьких замарашек с голодными злыми глазами, с татуировками, и там не было… не была торговля детьми, не было порнобизнеса на детях, там не был отлов детей и вырезание у них органов. Там не было переведения детей на стволовые клетки. Это несравненные вещи. Т.е. на детство в сегодняшний…

О.БЫЧКОВА – Но детей бросали и сдавали в детские дома… не вчера начали это делать. Это происходит десятилетиями.

А.ПРОХАНОВ – У нас с Вами нет этой статистики.

О.БЫЧКОВА – Но как это нет?

А.ПРОХАНОВ – Но проблема советского ребенка… не сравнить с проблемой сегодняшнего российского демократического ребенка. Статистика этого беспризорного такого сиротского пребывания у нас ужасная. Я не знаю, какая, но она до 800 тысяч, по-моему, доходит.

О.БЫЧКОВА – Но я Вам скажу: Россия занимает по количеству брошенных детей второе место после какой страны, знаете? в мире.

А.ПРОХАНОВ – Я знаю, что Россия занимает второе место по числу олигархов после там Америки.

О.БЫЧКОВА – Россия занимает второе место по количеству, да? не по пропорциональному там соотношению, а просто тупо по количеству после Китая, в котором на порядки больше народа.

А.ПРОХАНОВ – Вот я думаю, что одно с другим очень тесно связано: количество наших сирот и обилие этих миллиардеров бессердечных. Это сообщающиеся сосуды.

О.БЫЧКОВА – Но раньше они тоже были, тем не менее. Алло! Алло! Слушаем еще один звонок, вопрос Александру Проханову в программу «Особое мнение». Алло!

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Здравствуйте!

О.БЫЧКОВА – Здрасьте. Говорите погромче и представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Александр, Томск.

О.БЫЧКОВА – Мы Вас слушаем, Александр.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – У меня вопрос такой, господин Проханов говорил, что на этих занятиях православной культуры дети будут учиться, как бы понимать красоту икон, но ведь есть же замечательный предмет как мировая художественная культура, где все это описывается светскими учителями. У меня не было предмета православная культура, но именно на уроках истории, на уроках литературы, на МХК я как-то все это понимал и пришел к православию сам.

О.БЫЧКОВА – Спасибо.

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что квалифицированный и духовный священник расскажет Вам и объяснит связь Рублевской Троицы или фресок Дионисия с византийской, древнеримской культурой, проведет аналогию с Чумабуа и с Джотто и расскажет, как ренессанс и Возрождение, там читличенто или кватраченто порождало видоизменяющийся образ креста.

О.БЫЧКОВА – Он расскажет об этом?

А.ПРОХАНОВ – Я надеюсь, что он расскажет, потому что образование, которое дают в наших духовных академиях, оно очень высоко. И люди, которые придут в классы, я думаю, что это не будут просто приходские батюшки, которых вчера рукоположили.

О.БЫЧКОВА – Но об этом же самом рассказывают, например, на уроках, там, они по-разному называются в разных школах, связанных именно вот с историей искусства, да? Об этом же и в том числе об истории православия в России рассказывают на уроках истории, предположим. Но вот какова вероятность того, что на уроках этого нового предмета, вот что-то вот как бы будет принципиально лучшего качества? Никакой.

А.ПРОХАНОВ – А какая вероятность… Вот как в притче: кидают зерна. Одно зерно склевали птицы, другое упало на камень, третье унес ветер, и только вот четвертое, может, оно прорастет благом. Такая же вероятность.

О.БЫЧКОВА – Может, прорастет конфликтом, никто не знает.

А.ПРОХАНОВ – Оля, конфликт здесь, в нашей студии. Там, в этих школах будет благость и мир, уверяю Вас.

О.БЫЧКОВА – Александр Проханов уверен, что будет благость и мир. Мы продолжим эту программу через несколько минут.



НОВОСТИ



О.БЫЧКОВА – Продолжаем программу «Особое мнение». В студии прямого эфира Ольга Бычкова. С особым мнением Александр Проханов. И сейчас вопрос от наших слушателей, присланный на сайт «Эхо Москвы» в Интернете. Денис из Самары спрашивает, как господин Проханов и его газета «Завтра» отреагирует на доклад Савельева по Беслану? И Ваше личное мнение. Николай Савельев, депутат Государственной думы, член комиссии по Беслану опубликовал свое особое, так называемое, мнение, которое расходится с выводами парламентской комиссии. Ну, и фактически речь идет о том, что вина федеральных сил в том, как был разрешен вот этот вот бесланский теракт, оказывается, с точки зрения Савельева, гораздо более высокой, чем заключено официально. «Ваше личное мнение?», — спрашивает Денис.

А.ПРОХАНОВ – Савельев очень достойный человек. Я с ним лично знаком, и я во многом преклоняюсь перед ним. Это технократ, это благородный очень человек и настоящий патриот. Это тот самый ректор воентеха, который пострадал за якобы имеющиеся связи воентеха с Ираном, и был оттуда как бы изгнан по настоянию американцев. И может быть, это травмировало отчасти его как бы сознание. Конечно, это был такой унизительный акт изгнания заслуженного блестящего ученого и организатора с его место. Я знаком с этим докладом, может быть, познакомился несколько раньше, чем появился на сайтах. И посмотрите, что говорит Савельев: он утверждает, что удар, первый удар был нанесен извне по школе. Но он, мы это сейчас слышали по RTVI, он говорит, что, по его мнению, есть три версии. Первая версия, но самая, так сказать, страшная для нас, что этот удар нанесли ФСБ, «Альфа», чтобы спровоцировать штурм. Это одна его версия.

О.БЫЧКОВА – Это вот этот вот знаменитый удар по крыше школы?

А.ПРОХАНОВ – Удар по крыше школы.

О.БЫЧКОВА – По крыше спортивного зала. Так.

А.ПРОХАНОВ – Вторая версия, что может быть, это были «оборотни в погонах», — говорит он. И третья, может быть, это были боевики, которые затесались в это окружение и хотели форсировать это. Он не говорит голословно, что это сделали федераты, и правильно он это делает, потому что он серьезный человек. Я, кстати, помню, как мы вместе с Савельевым были в этом зале, были в этой школе бесланской спустя уже, может быть, год. Это потрясающее было ощущение: под ногами лежали эти детские рисунки. И мы боялись наступить на эти детские рисунки, обходили их как мины. Это были как бы мины, нарисованные этими уже покойными детьми. Я беседовал со специалистами, не с федеральными военными, а со специалистами по террору, по аналитике. Они до сих пор исследуют этот бесланский конфликт. Этот теракт задумывался для того, чтобы а) взорвать отношение между осетинами и ингушами. Он был произведен в том месте, где вот кипят эти внутренние страсти.

О.БЫЧКОВА – Понятно.

А.ПРОХАНОВ – Он должен был их взорвать. Более того, этот теракт должен был быть таким, чтобы погибло как можно больше детей, и было перекодировано сознание всего народа. В этом смысл теракта. И теракт достиг своих целей. Значит, грубо говоря, если люди, которые готовили теракт, они готовили не только способ проникновения боевиков туда, нахождения оружия, методику развешивания этих снарядов, этих мин. Они готовили среду, в которой этот теракт происходил. Они подъездные пути, точки, огневые точки, возможности выхода федералов, возможности отхода боевиков. И эти силовики говорят мне, что когда туда были запущены вот эти вот родители, это огромное количество…

О.БЫЧКОВА – Ополченцы там были.

А.ПРОХАНОВ – Ополченцев, взвинченных людей, которые прорвали все эти оцепления, которые носились там как безумцы. Одни с винтовками, одни с ружьями охотничьими. Там все по существу федералы были задействованы на то, чтобы не дать этим людям организовать свой стихийный штурм, они были скованы.

О.БЫЧКОВА – Понятно, т.е. Вы хотите сказать, что возможны варианты. Да.

А.ПРОХАНОВ – Возможность появления третьей силы не просто, ну как бы, является гипотетическим, а является весьма вероятностным, потому что именно этим и достигнут тот ужасный страшный террористический эффект, который там был заложен.

О.БЫЧКОВА – Да, но в докладе Савельева говорится не только о том, почему случился этот пожар, и кто сделал этот первый выстрел, да? Там говорится о других действиях федеральных сил тоже. Там говорится о том, что каким-то чудесным образом, например, дали уйти большому количеству террористов, да? Там говорится о том, что делали федеральные силы после уже того, как там был совершен теракт, как там зачищали это место варварским, а может быть, не варварским, а каким-то не случайным образом с не случайными целями. Там же не только это. Там 6 таких серьезных позиций.

А.ПРОХАНОВ – Я знаю там 4 серьезных позиции, до 6 я не досчитал. И все эти позиции являются гипотетическими. Очень убедительными являются свидетельства вот пострадавших, говорящих о том, что среди боевиков была женщина славянской внешности, снайперша.

О.БЫЧКОВА – И куда она делась?

А.ПРОХАНОВ – И которая куда-то исчезла.

О.БЫЧКОВА – Да.

А.ПРОХАНОВ – И есть представление, он считал, и была своя математика, что вместо 30 там было до 55, да почти до 60, они могли уйти. Так вот та вся, тот хаос, та неразбериха и позволила им уйти. Я исключаю возможность для наших федеральных служб, для «Альфы», чтобы они открывали коридоры для боевиков. Мотивация, это безумие.

О.БЫЧКОВА – Но господин Савельев, который опубликовал эти выводы, а самое главное, опубликовал доказательства, да? И как человек технический, они не голословны, его доказательства.

А.ПРОХАНОВ – Там не доказательства, там вопросы.

О.БЫЧКОВА – Господин Савельев говорит ровно о другом. Он говорит, что вина федеральных сил намного больше, чем говорится в официальном докладе парламентской комиссии Торшина.

А.ПРОХАНОВ – Господин Савельев задает вопрос, а что это за «Икарусы», которые туда подгонялись? Он не объясняет о том, что это за «Икарусы». Он требует…

О.БЫЧКОВА – Но Вы послушайте, что говорит Савельев.

А.ПРОХАНОВ – Я читал этот доклад. Он требует, чтобы федералы объяснили, что это за «Икарусы». Он не говорит, что это за «Икарусы»…

О.БЫЧКОВА – Так пускай они объяснят. Почему они не объясняют?

А.ПРОХАНОВ – Ну, они должны объяснить. Послушаем, что скажет доклад основной, основная версия еще не озвучена.

О.БЫЧКОВА – Ну, основная версия уже озвучена, так или иначе.

А.ПРОХАНОВ – Нет, она не озвучена. Они хотят ее озвучить где-то числа 8, наверное, сентября, этот доклад.

О.БЫЧКОВА – Но известна уже, послушайте, уже год об этом говорится. Известно, что в этой версии, это не секрет, правда? Вряд ли там будут какие-то вот такие вот неожиданности, потому что уже все опубликовано. А самое главное, что…

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что ничего не опубликовано. Этот доклад должен быть опубликован и стать документом, а слухи все – это самая странная вещь. Это должен быть доклад… В этот доклад вводятся до последнего момента какие-то штрихи. И Савельев поставил эти вопросы. Ведь Савельев ничего не утверждает.

О.БЫЧКОВА – Скажите, пожалуйста, Вас удовлетворяют ответы, которые дают федеральные власти на поставленные вопросы?

А.ПРОХАНОВ – Нет, меня не удовлетворяют эти ответы. Я думаю, что у федералов у самих нет во многом полного ответа на это. У них собственной картины.

О.БЫЧКОВА – Это правильно?

А.ПРОХАНОВ – Ну, это ужасно. Но и у американцев нет полной картины событий 11 сентября. Это огромная конспирологическая акция. Это не правильно, конечно, это ужасно, это открывает дорогу для повторения теракта.

О.БЫЧКОВА – Подождите, 11 сентября были большие подробные слушания, которые транслировались в открытую, и потом вышли огромным, вот таким вот… огромной книгой документов.

А.ПРОХАНОВ – То же самое 4 числа будут открытые слушания и потом будут огромное… там были альтернативные мнения. Там они сейчас существуют, и нарастает вал альтернативных представлений о событии 11 сентября.

О.БЫЧКОВА – А самое главное, что про 11 сентября пришли держать ответ все руководители, включая самых высоких руководителей американского государства. Вы видели, чтобы это происходило у нас с Бесланом?

А.ПРОХАНОВ – Они пришли держать ответ, но никто их них не получил отставки. Все они остались на местах, все они продолжают работать.

О.БЫЧКОВА – Т.е. у нас все будет по-другому?

А.ПРОХАНОВ – Нет, я не знаю, как будет у нас, но повторяю, такие страшные и грозные акции, как убийство Кеннеди, например, они могут и до конца оставаться в тайне, в тени.

О.БЫЧКОВА – Зачем нам убийство Кеннеди, у нас и по Беслану до сих пор масса вопросов и огромное недовольство тем, что у людей сильное ощущение, что пытаются замести следы, увести кого-то от ответственности.

А.ПРОХАНОВ – У меня нет такого ощущения. Я повторяю, я преклоняюсь перед Савельевым. Я считаю, что акт опубликования этого доклада – очень мужественный акт, я думаю, что ему придется несладко. Он ставит эти вопросы, этих вопросов, не знаю, будут ли на них ответы в официальном докладе.

О.БЫЧКОВА – Ага!

А.ПРОХАНОВ – Но Савельев ничего не утверждает, он ставит вопросы.

О.БЫЧКОВА – Ну что ж, самое главное, дождаться ответов. Не знаю только, удастся ли нам их дождаться. Это была программа «Особое мнение» с Александром Прохановым. Спасибо.

А.ПРОХАНОВ – Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире