'Вопросы к интервью
А. ВОРОБЬЕВ – Добрый день, добрый вечер либо доброе утро, в зависимости от того, где вы нас смотрите или слушаете, это программа «Особое мнение» в прямом эфире телекомпании RTVI и радиостанции «Эхо Москвы», Владимир Бородин, здравствуйте, Владимир.

В. БОРОДИН – Добрый день, здравствуйте.

А. ВОРОБЬЕВ – Мой коллега. Ну что же, 8 минут 33 секунды назад началась Интернет-конференция президента Путина, насколько я понимаю, вторая за его пребывание на посту президента РФ, более 150 тыс. вопросов, полмиллиона человек жаждет спросить Путина о чем-то, например, знаете, есть, по версии «Яндекса» самые популярные вопросы такие, собирается ли РФ использовать для обороны своих рубежей огромных боевых человекоподобных роботов. Или «превед», Владимир Владимирович, как вы относитесь к «медведу»? Понятно, Интернет такая штука. В общем, все это стало похоже на такой молодежный флэш-моб, ваш вопрос Путину?

В. БОРОДИН – Во-первых, я считаю, что первые два вопроса, безусловно, очень актуальны, совершенно не иронизирую по поводу роботов и по поводу медведа, все совершенно по делу. По поводу моего вопроса, вы знаете, я бы спросил вот о чем, если говорить серьезно, я бы спросил Владимира Владимировича, как он считает, какие ошибки он совершил на посту президента РФ. Более того, я уверен совершенно, что это абсолютно естественный, нормальный вопрос для любого политика, для любого президента, не ошибается только робот, о котором идет речь.

А. ВОРОБЬЕВ – Человекоподобный.

В. БОРОДИН – Человекоподобный. Я думаю, что Владимир Владимирович не человекоподобный робот, он лучше, тем не менее, я бы у него спросил, конечно, про ошибки. И хотел бы, чтобы Владимир Владимирович ответил на этот вопрос искренне.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно, т.е. вас не интересует, например, как вы относитесь к пробуждению Ктулху?

В. БОРОДИН – Я думаю, что уже Владимир Владимирович успел подготовиться к ответу на этот вопрос, у меня, если честно, ответ на этот вопрос не интересует.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно, как вы думаете…

В. БОРОДИН – Как и, собственно, ответ на вопрос по поводу медведа и прочие вопросы, потому что мы примерно представляем себе его позиции по многим политическим вопросам. По поводу преемника спрашивать бессмысленно, потому что он отшутится, по поводу 2008 г., будет ли он баллотироваться, тоже бессмысленно, потому что он 30 раз уже эту инсинуацию гнусную опровергал. А по поводу ошибок, я бы спросил, это, мне кажется, важно для вообще понимания истории России за последние 7 лет, мне кажется, что он принципиален и для какого-то такого прогнозирования, что с нами будет происходить.

А. ВОРОБЬЕВ – Смотрите, Владимир, понятно там, пробуждение Ктулху или поцелуй мальчика Никиты в живот тоже, знаете, третью позицию занимает этот вопрос, превед, медвед, все понятно, но пятую позицию, что очень важно, на мой взгляд, занимает вопрос, когда закончится дискриминация русских.

В. БОРОДИН – Безусловно, интересный, интересный рейтинг тем для Интернет-сообщества, надо сказать, что это особая, конечно, наших молодых граждан. Тем не менее, я бы со всей, со всей серьезностью отнесся к этому пятому пункту, а именно пятому вопросу.

А. ВОРОБЬЕВ – Конечно.

В. БОРОДИН – Потому что, конечно, на этой теме, если посмотреть структуру электората и «Родины», и людей, которые с симпатией относятся к скинхедам, и электората Жириновского и т.д., мы поймем, что он достаточно молодой, электорат молодой. И конечно же, это огромная проблема, о которой мы не раз, не два, еще не раз и не два будем говорить и говорили в этой программе, она, я уже говорил, что считаю ее основной, этот рост таких националистических настроений. И конечно же, с этим что-то нужно, нужно делать. Т.е., конечно же, на мой взгляд, за последние, за последнее время тенденция строго обратная, т.е. не ущемление русских, а ущемление других наций, но этот вопрос говорит о том, что тема национализма пропиарена до такой степени, что уже засела достаточно глубоко в сознании молодых российских людей. И с этой темой любой политик, что коммунист, что либерал, что единорос, что Рогозин должен будет что-то делать в 2007 г.

А. ВОРОБЬЕВ – А Рогозин что-то будет делать в 2007 г.?

В. БОРОДИН – Безусловно, да, вы же понимаете, что…

А. ВОРОБЬЕВ – Или он сбитый летчик?

В. БОРОДИН – Безусловно, вы же понимаете, что существуют, по разным оценкам, процентов 20 населения, это электорат Жириновского, Рогозина и сочувствующих всяких политиков и партий, который или аккумулируется вокруг какой-то личности, или будет поделен, как это было, собственно, сделано благодаря тому же Рогозину как такой кремлевский проект для разделения электората Жириновского.

А. ВОРОБЬЕВ – Потому что сам-то Рогозин о нынешней политической деятельности, знаете, что заявляет? Сижу дома, примус починяю.

В. БОРОДИН – Абсолютно правильная позиция политика, т.е. с точки зрения политического действия Рогозин ведет себя абсолютно, абсолютно грамотно. Вы же понимаете, что гонимых, гонимых, опальных, нелюбимых властями у нас любят и им сострадают. Так куются, не скрою, имена, карьеры и судьбы. Посмотрите на Лимонова, посмотрите на то, с какой радостью встречают каждого из осужденных нацболов, которые возвращаются потом в эту самую партию, они герои, и в этом смысле, я думаю, что для личного рейтинга Рогозина, если бы такие замеры были, то та служба, которую сослужили ему кремлевские чиновники, запретив его деятельность, по сути, я думаю, что это служба такая, медвежья услуга.

А. ВОРОБЬЕВ – Наоборот, это козырная карта, которая пока не кажется нам таковой.

В. БОРОДИН – Вполне возможный, кстати, вариант. Я только думаю, что заигрывание нормальных, вменяемых сил с националистической темой, именно в сторону этого вопроса, она категорически и крайне опасна для страны.

А. ВОРОБЬЕВ – Я не знаю, так это или не так, не готов сейчас подтверждать или опровергать мнение господина Павленко, студента 5 курса из Подмосковья, который пишет вот что — сегодня Путин дает Интернет-конференцию, помню его слова на подобном же мероприятии три года назад, когда он на жалобу азербайджанцев с русской деревни, что их притесняют местные, ответил, что этих дураков надо ставить на место. И вскоре на другой конференции президент уже гневно обвиняет, собственно, самих выходцев с Кавказа, заявляя, что они наводнили Москву и Подмосковье, мало кто из них платит налоги, пошло-поехало гулять по стране скинхедовское движение. Владимир, обращается к вам господин Павленко, почему Путин так неразборчив в оценках и не потому ли сегодня в России такой бардак?

В. БОРОДИН – Я попробую повторить другими словами, возможно, свою мысль, которую только что сказал. Действительно, Путин понимает, что процент достаточно большой граждан существует, для которых националистическая тема, она очень важна, они к ней относятся определенно, а именно тема Россия для русских, Москва для москвичей, понаехали тут и т.д. Как любой политик, он пытается себя встроить в сознание этих людей, потому что для этого, для этой большой части электората Путин должен быть кем-то. Он должен отвечать на этот вопрос. Я думаю, что те примеры, которые привел наш читатель, красноречиво достаточно характеризуют политику президента в этом вопросе. Т.е., с одной стороны, конечно, он понимает, что до фашизма, очевидно, доводить нельзя, поэтому говорит, что все-таки надо ставить националистов на место. С другой стороны, кидает такую карту сочувствующим и говорит, что да, конечно, тут что-то меняется с демографической ситуацией, с процентным соотношением титульной нации и всех остальных.

А. ВОРОБЬЕВ – Владимир Бородин, это программа «Особое мнение», которая выходит в прямом эфире по каналам радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI. 725 66 33 для абонента «Эхо Москвы», это наш эфирный пейджер, чуть позже мы подключим телефоны прямого эфира, так что готовьтесь. Еще одна тема, на которой я хотел бы заострить ваше внимание, господин Бородин, она касается взаимоотношений или почти публичного противостояния главы ЦИК Александра Вешнякова и партии «ЕР». Не так давно в журнале «Итоги» было опубликовано интервью господина Вешнякова, где он в достаточно жесткой форме обвинял единоросов в том, что они фактически узурпировали власть в парламенте, их новые идеи, новые поправки в избирательное законодательство, по сути, расширяют поле для экстремистской деятельности, коль скоро они загоняют оппозицию в еще более жесткие рамочки. Накануне в ГД звучали голоса о том, чтобы вызвать Вешнякова, чтобы он дал ответ, как он посмел в таком духе разговаривать с «ЕР». К счастью, не вызвали, но и сегодня вновь глава ЦИК призвал депутатов — остановитесь, он призвал их отложить рассмотрение изменений в избирательное законодательство, которые сейчас рассматриваются в ГД. Но не тут-то было, судя по всему, и это следует, наверное, из заявления Грызлова, в субботу эти изменения в законодательство будут внесены и приняты.

В. БОРОДИН – Вообще, конечно, понятно, что Вешняков никогда не был не то, что политиком, он никогда не спорил с указующим перстом, так сказать, приказами из центра.

А. ВОРОБЬЕВ – Он был таким технократом.

В. БОРОДИН – Он абсолютно, более того, если вы вспомните, там был, по-моему, Иванченко, по-моему, до него председателем Центризбиркома, я могу напутать с фамилией, прошу прощения, который потом ударился в такую, знаете, либеральную какую-то историю, у него потом был какой-то технологический центр, политтехнологический центр. А Вешняков всегда считался хорошим таким, грамотным исполнителем и технологом. Что происходит в последний месяц буквально, понять, честно говоря, сложно, потому что началось все с того, что он высказался совершенно правильно, на мой взгляд, но совершенно неправильно, с точки зрения текущего политического момента, против отмены графы «против всех».

А. ВОРОБЬЕВ – Да, против досрочного голосования.

В. БОРОДИН – Против досрочного голосования. Потом против этих инициатив «ЕР».

А. ВОРОБЬЕВ – Снимать с регистрации тех, кто допускает экстремистскую риторику.

В. БОРОДИН – Т.е., на самом деле, какая-то такая активизация, и я думаю, что это может означать две вещи, первое, что маловероятно, Вешняков роет себе могилу, во время, когда у нас не то, что председатель ЦИК не должен иметь собственных политических убеждений, но и председатель правительства не должен быть никаким политиком, а исключительно технократом, он позволяет себе такие вещи. Т.е. он роет себе могилу и дни его сочтены, сценарий номер один, думаю, что он маловероятен, потому что все-таки с точки зрения аппаратной и чиновничьей Вешняков — опытный человек. С другой стороны, другой сценарий может быть о том, что там существует какая-то внутри, внутрикорпоративная, внутри, я имею в виду корпорацию власти, внутрикорпоративная история, которая, на которую есть несколько точек зрения. И с точки зрения сдержек и противовесов единоросам, возможно, выдвинули Вешнякова. Я думаю, что это тоже странно, потому что тогда бы, если бы это был внутрикорпоративный спор, логичнее было бы выдвинуть, с одной стороны, условно, Морозова, с другой стороны, условно Исаева какого-нибудь или другого единороса видного. И тогда они внутри партии могли бы спорить и приходить к какому консенсусу. Здесь партия единым фронтом, что называется, говорит одно, чиновник, который всегда штамповал и принимал на веру все распоряжения, вдруг бунтует. Я, честно говоря, не обладаю просто информацией, что там реально происходит внутри, но мои мысли примерно такие.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, но при этом я бы обратил ваше внимание еще на один момент. Помните, не так давно президент Путин встречался с «ЕР», понятно, что хвалил ее, фактически возложил ответственность на «ЕР» за наличие в стране национальных проектов, сказав, что это ваше, вашими усилиями. Но, с другой стороны, помните, он призвал ее, «ЕР», давать возможность для маневра оппозиции, нынешней и будущей. Возможно, заявление Вешнякова как раз.

В. БОРОДИН – Это еще более странно, если у нас в стране сложится, не дай бог, такая ситуация, что главным оппозиционером будет председатель ЦИК, это, конечно, своеобразная конструкция суверенной демократии, но боюсь, что это страшный сон, это просто не может быть правдой.

А. ВОРОБЬЕВ – Еще одна тема, она не так далеко от политики, а точнее, напрямую связана с политикой, но политикой такой оппозиционной. Любопытна мне история взаимоотношения между, скажем, Кремлем и такими личностями, как Григорий Явлинский или Никита Белых. Что вызывает мой интерес, смотрите, как вы знаете, в Москве должен пройти альтернативный саммит, оппозиция вроде бы съезжается на него, странная реакция Кремля, крайне противоречивые заявления от чиновников администрации.

В. БОРОДИН – Я прошу прощения, Алексей, это, кстати, хорошо иллюстрирует мысль Путина, о которой вы только что сказали, о том, чтобы дать оппозиции какую-то площадку, вообще место для маневра и т.д.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, отлично. От участия в «Другой России», а так называется этот саммит, отказался лидер «Яблока», приезд главы СПС Никиты Белых под вопросом. Заявлено, что будет точно Гарри Каспаров, будут другие оппозиционные партии и будет точно Михаил Касьянов, он не отказывается от этого. Что за позицию занял, на ваш взгляд, Явлинский? И Никита Белых?

В. БОРОДИН – Есть две концепции. Концепция номер раз, «Другая Россия» — это площадка для выступлений, площадка для оглашений каких-то позиций разных партий. Т.е. оглашений разных взглядов, некая такая общественная трибуна, которой давно нет в СМИ, например. Я считаю, вполне полезная, с точки зрения вообще развития общества, банально для того, чтобы избиратели, электорат услышал хоть какие-то другие альтернативные «ЕР» программы, шаги, что нужно делать с экономикой, с другими сферами. Это, мне кажется, конечно, полезно. Концепция номер два, это площадка, на которой происходит объединение или вообще всей оппозиции на следующие выборы, такой некий оппозиционный блок с участием демократов, коммунистов и всех прочих.

А. ВОРОБЬЕВ – Что едва ли.

В. БОРОДИН – Что я считаю катастрофой. Это каша и это совсем, совсем отдельный разговор. Или как площадка для объединения демократических сил. Насколько я представляю, разные концепции, разные, опять же, сценарии развития этого форума были представлены для лидеров так называемого демократического движения нашего. И я так понимаю, что не произошло, не случилось согласия, что бывает, как мы все прекрасно знаем и помним, достаточно часто в последнее время, ни по одному из этих сценариев, т.е. непонятно, что вдохновители, что лидеры демократической оппозиции, собственно, хотели сотворить из этого мероприятия. Т.е. если один считает, что это площадка для выступления, а другой считает, что это площадка для объединения, то очевидно, им вместе делать нечего, потому что один просто из них попадет в какую-то дурацкую ситуацию. Я думаю, что причина этих заявлений Явлинского именно в этом.

А. ВОРОБЬЕВ – Владимир Бородин отвечает на ваши вопросы, это программа «Особое мнение», совместный проект радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI, еще один вопрос, Илларион из Питера — верите ли вы, что после Путина Россией будут управлять такие же талантливые политики? С закавыкой вопрос. Хотите, отвечайте, хотите, нет.

В. БОРОДИН – Я верю, что будут править правители, талантливые, не талантливые, я, на самом деле, при всем том, что мне очень часто не нравится, что происходит у нас в стране, я не считаю Путина бездарным президентом. Он, безусловно, обладает какими-то качествами государственного деятели, лидера нации. Можно спорить много и долго по поводу конкретных вещей, мы триста раз об этом говорили уже, но я бы не иронизировал по поводу таланта или не таланта президента. Посмотрим, будем вспоминать еще, как лучшие времена, не дай бог.

А. ВОРОБЬЕВ – Напоминает анекдот, про черную и белую полосу, так вот, тогда была белая.

В. БОРОДИН – Да-да.

А. ВОРОБЬЕВ – Теперь, теперь давайте вопросы, которые поступили к нам по Интернету, почему Россия терпит НАТО в СНГ, почему Россия не отстаивает бывшие республики СССР, а позволяет туда лезть НАТО, Денис из Тольятти спрашивает. Хотите, коротко, хотите, развернуто.

В. БОРОДИН – Просто если коротко, то сферы влияния, это история вопроса, долго об этом говорить, но понятно, что есть, условно, блок прибалтийских стран, Грузия, Украина, Молдова, есть, собственно, пророссийская другая часть СНГ, главным образом, азиатские братские республики. Такие тенденции на постсоветском пространстве, так произошло, американцы ведут агрессивную внешнюю политику. Мы сейчас тоже начинаем вести агрессивную внешннюю политику. Это распределение зон влияния, которые были всегда в мире на протяжении последних многих веков, зоны влияния нужно контролировать, расширять или договариваться о том, что мы контролируем, что контролируете вы. Проблема не в том, что НАТО или не НАТО у границ СНГ или уже в границах этого СНГ, проблема у неких, о том, что мы пока не можем договориться о правилах игры. Ключевой, я считаю, проблемой России, ключевой проблемой России, которая, наверное, будет обсуждаться на саммите G-8, является то, что мы часто себя ведем неадекватно. Представьте дорогу, движение, едут машины, какие-то полосы, там есть ограничение скоростного режима, какие-то правила игры, правила дорожного движения. Вдруг, едут нормальные, цивилизованные машины, вдруг одну подрезает какая-то машина, начинается нормальный вопрос — ты что делаешь, ты почему не соблюдаешь эти правила? А тебе водитель машины, который тебя подрезал, говорит — я суверенная машина, плевать мне на эти правила игры. Так не годится, ты можешь сколько угодно, на самом деле, ничего такого кошмарного в этой новой идеологии нет, просто у тебя может быть какая угодно идеология, твои стратегии могут быть какие угодно, но ты должен вписываться в правила игры. Ты должен об этих правилах договориться. Главная проблема и в отношениях со Штатами, и в отношениях с нашими соседями по СНГ, как раз в том, что мы не выработали общих правил, мы не поставили, все не поставили подписи под этими правилами.

А. ВОРОБЬЕВ – Мнение господина Бородина, мы продолжим через несколько минут, оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ – Здравствуйте еще раз, это программа «Особое мнение», совместный проект радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI, пока мы сидим в эфире, президент Путин мучается или с удовольствием отвечает на вопросы тех, кто задал ему свой вопрос, уж извините за невольную тавтологию, по Интернету. Благодаря новостям мы с Владимиром Бородиным узнали о том, каким был первый вопрос, заданный президенту, или, скажем так, на который счет необходимым ответить президент Путин. Он касался Северной Кореи и реакции Москвы на это. Понятно, что скандал получился очень многогранным, появились сообщения о том, что и наши военные не смогли засечь момент пуска этих ракет и место их падения. И Москва заняла особую вместе с Китаем позицию на СБ ООН, заявив, что не надо изолировать Северную Корею, не нужно вводить экономические санкции. Господин Бородин, почему крупные державы, вопрос с пейджера, поддаются на шантаж Северной Кореи? Не надо с ней вести никаких переговоров, надо ее изолировать и игнорировать, готовиться к полицейской операции против нее. Столь радикальное мнение.

В. БОРОДИН – С радикальным мнением согласен. Т.е. если этот образ дороги и правил движения использовать дальше, то есть в этой пробке, есть, не знаю, безумный мотоцикл, который водит Ким Чен Ир, и он ездит совершенно, давя пешеходов, он непредсказуем. И мы как другой участник этого движения, ориентируемся на него, а не на более предсказуемые и цивилизованные виды транспорта. Могу себе представить, какая была бы реакция Москвы и Кремля, если бы такие же учения, в кавычках, провели американцы, и ракета бы упала в нескольких километров от Находки, американская. Тут фантазировать можно сколько угодно, но все мы прекрасно понимаем, что реакция была бы соответствующая. Если, не дай бог, конечно, это предположить, вообще представить, но это такая, на грани ядерной войны. Здесь совершенно непредсказуемый под боком, совершенно безумец упражняется, упражняется в этих самых ракетах, вооружениях и прочее, не анонсируя эти самые учения, не анонсируя, будет ли он еще этим заниматься в ближайшие дни, не предупреждая о сроках, о типах вооружений и т.д. Сколько можно, сколько можно? Я считаю, что конкретно этот эпизод угрожал национальной безопасности страны. И конечно же, это надо, надо, безусловно, в любой нормальной стране организовывать парламентские расследования, журналистские расследования, почему, если это, действительно, так, наши военные не смогли засечь на своих радарах и другом оборудовании эти самые.

А. ВОРОБЬЕВ – Военные сказали же, что да нет, все засекли, но, на самом деле…

В. БОРОДИН – Это говорит любой военный.

А. ВОРОБЬЕВ – Это не представляло угрозы для нашей страны.

В. БОРОДИН – А я считаю, что если упала от крупного российского города Находки какая-то ерунда, которая может взорваться, это предмет общественного обсуждения, а не внутриклановой какой-то разборки, если она вообще существует.

А. ВОРОБЬЕВ – Но жители Находки, в отличие от жителей Владивостока, там ракета упала в 250 км от Владивостока, а от Находки в 40 км, так что они осаждали посольство или представительство КНДР.

В. БОРОДИН – Я думаю, Алексей, мы можем их понять.

А. ВОРОБЬЕВ – Разумеется.

В. БОРОДИН – Я бы тоже, если бы в 40 км от моих детей упала эта бомба, тоже чего-нибудь осаждал, наверное.

А. ВОРОБЬЕВ – Владимир Бородин отвечает на ваши вопросы. В этой части выпуска мы попробуем подключить телефоны прямого эфира, надеюсь, что они уже есть, ваши звонки, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ (Москва) – Сейчас президент проводит пресс-конференцию, которая вызывает следующие вопросы. Ясно, что президент ответит на незначительное количество вопросов, а все остальные, скорей всего, будут проигнорированы. Ясно, что такая форма взаимодействия президента со страной, она неэффективна. Как вы считаете, как вообще должно быть организовано, обратная связь президента со страной, т.е. что надо изменить, в конституцию прописать поправки, обязывающие президента раз в месяц устраивать такого рода вещи? Может быть, имеет смысл создать специальную службу при президенте, которая будет агрегировать вопросы, т.е. будут поступать сотни тысяч, она их ужмет до нескольких десятков, но так, чтобы это было адекватно?

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Андрей.

В. БОРОДИН – Спасибо, Андрей. На самом деле, анекдот заключается в том, что и в конституции все прописано, и службы соответствующие у президента тоже имеются. Только они понимают свои обязанности несколько своеобразно. Способов общения президента с народом может быть масса, и у американцев, и у многих других, во многих других странах, на Украине, например, есть еженедельное обращение по радио президента к народу. Это давняя-давняя традиция. Есть пресс-конференции, гораздо более частые, чем это происходит у нас. Есть гораздо более частые, чем происходят у нас, общения, может быть, даже в закрытом режиме журналистов, редакторов с президент. Есть Интернет, я, кстати, не вижу, Андрей, ничего плохого в том, что такие проходят Интернет-конференции, один из возможных способов коммуникации, почему нет? Т.е. существуют известные…

А. ВОРОБЬЕВ – Андрей не подвергал сомнению, собственно.

В. БОРОДИН – Да, может быть, я неправильно понял, но смысл в том, чтобы это как, знаете, у нас в России очень много законов, в общем, необязательно кучу новых принимать, нужно исполнять те, которые у нас имеются. То же самое с общением Путина с народом. Если бы у нас прямые линии президента не были расписаны по ролям, если бы у нас пресс-конференции президента не были бы известны, что, какие вопросы будут анонсируемые на достаточно большой процент вероятности и т.д., тогда было бы это гораздо более, по-моему, эффективно. Мне почему-то так кажется, я, может быть, ошибаюсь и тогда каюсь, но почему-то кажется, что вопрос про Северную Корею, первым который был задан на Интернет-конференции, был из серии нужных, необходимых вопросов для ответа Владимира Владимировича, потому что требует сегодняшняя повестка дня.

А. ВОРОБЬЕВ – Позиция, да.

В. БОРОДИН – Подозреваю, что это не самый рейтинговый вопрос, который был у Интернет-сообщества. Вот вам, пожалуйста, это я говорю, возможно, прописные вещи, но мне кажется, что эта кухня делания пиара президента и кухня общения Путина со своими избирателями и гражданами, она может быть несколько скорректирована.

А. ВОРОБЬЕВ – Есть, да, серьезные вопросы, которыми занимаются чиновники и президент, и о степени их серьезности можно будет судить потом. Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – По поводу ракет такая небольшая ремарочка, во время войны в Югославии Штаты умудрились по стране промахнуться, т.е. метили по Югославии, попали по Болгарии, в Софию они попали, пригородный райончик, там дома разрушили, так что всякое бывает. А у меня вопрос к вашему гостю вот какой, вы поддержали мнение уважаемого радиослушателя по поводу полицейской операции против Северной Кореи. Знаете, надо с дуба сильно упасть, что влезть в Северную Корею, американцы как-то проводили исследование.

А. ВОРОБЬЕВ – Игорь, я прошу прощения, у нас остается 30 секунд до конца всей программы, спасибо, извините, я так понял, что Игорь подверг сомнению вашу точку зрения по поводу полицейской операции.

В. БОРОДИН – По поводу полицейской операции, хочу, чтобы меня поняли правильно. Я думаю, что дружить с Северной Кореей — это опасно не только с точки зрения имиджа, а с точки зрения стабильности и мироустройства. Пример со взрывающимися ракетами около Находки — тому подтверждение. Вот, собственно, в двух словах так.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, Владимир Бородин, я Алексей Воробьев, до свидания.

В. БОРОДИН – До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире