'Вопросы к интервью
10 апреля 2006 года

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Сергей Доренко – журналист





Эфир ведет Тина Канделаки



Т. КАНДЕЛАКИ – Добрый вечер. В эфире программа «Особое мнение». И я, ее ведущая – Тина Канделаки с удовольствием представляю вам Сергея Леонидовича Доренко.

С. ДОРЕНКО — Добрый вечер.

Т. КАНДЕЛАКИ – Как митинг?

С. ДОРЕНКО — Хороший митинг. Мне понравился.

Т. КАНДЕЛАКИ – Вы там были?

С. ДОРЕНКО – Это вчерашний митинг.

Т. КАНДЕЛАКИ – Ну и как?

С. ДОРЕНКО — Хороший митинг. Все справедливо. Нужно проводить реформу, то есть нужно переустраивать ЖКХ страны, потому что трубы все советские, все старое. Но деньги на это необязательно забирать у людей. Потому что у людей их уже забирали, мы же платили амортизацию постоянно каждый месяц. То есть деньги были уже взяты, а теперь их собираются взять снова. Вот это несправедливо, нечестно, это, вообще говоря, в бизнесе называется киданием.

Т. КАНДЕЛАКИ – Потому что вновь взятые деньги тем трубам, которые стоят, начиная с 40-х годов, вряд ли уже помогут.

С. ДОРЕНКО — Там теперь снова возьмут. Снова и снова.

Т. КАНДЕЛАКИ – И потом опять и опять.

С. ДОРЕНКО — И опять и опять. За те же самые трубы. А вот когда собственно их сделают – вот это вопрос. То, что все ветхое, все в чудовищном состоянии, известно. Но то, что опять все это за счет нас делать собираются, тоже понятно.

Т. КАНДЕЛАКИ – Громкое слово «революция» прозвучало на митинге.

С. ДОРЕНКО — Ой, хорошее. Это скандируют, это акээмовцы ребята. Всем привет большой. Классно, что они такие. Ре-во-лю-ция.

Т. КАНДЕЛАКИ – Вы же коммунисты, вы же в этой партии состоите. Мне реально интересно, вы верите в то, что коммунисты могут какую-то роль еще сыграть в нашей стране?

С. ДОРЕНКО — Причем тут это. Конечно, революция нужна и модернизация нужна страны. Нужен прорыв в будущее какой-то. Понимаете, тот коррупционный режим, который мы имеем сегодня, будущего точно не имеет. Поэтому революция это необязательно означает стрельба. Революция это означает изменение от феодального строя, мы должны куда-то уйти. От феодального коррупционного продажного строя мы должны к чему-то придти.

Т. КАНДЕЛАКИ – Сейчас мы вступим в ВТО и мы обязательно уйдем, потому что мы же попадем наконец-то в настоящий мир конкуренции.

С. ДОРЕНКО — В ВТО мы, по-видимому, не попадем, судя по демаршам нашего правительства. А оно и не очень нужно, честно говоря.

Т. КАНДЕЛАКИ – Рассказывайте, почему, Сереж.

С. ДОРЕНКО — Вы знаете, я убежден в том, что нефть можно продавать без ВТО. Вот такое у меня есть твердое убеждение, понимание. Поскольку наш основной товар это нефть, а нефть продается ни в каком таком ВТО, она продается на бирже, то совершенно не нужно быть в ВТО, чтобы продавать нефть.

Т. КАНДЕЛАКИ – То есть вы имеете в виду, что никуда не денутся, и так купят.

С. ДОРЕНКО — Нефть, они конечно купят. Что же им делать-то.

Т. КАНДЕЛАКИ – Хорошо, но здесь говорится о том красивом слове, которое вы употребили – модернизация страны. Если диски будут официальными, если машины будут качественными, может быть, наконец-то эта конкуренция поспособствует некому сдвигу в экономике.

С. ДОРЕНКО — Я думаю, что все это нужно делать. Но сегодняшняя Россия, когда она убеждает нас, вот сегодняшнее правительство, которое Путин назвал соплежуйским, вот когда оно нас убеждает, что нам обязательно нужно в ВТО, я не очень понимаю. Для того чтобы торговать нефтью, для того чтобы брать взятки, зачем им ВТО. Что за выдумка такая странная.

Т. КАНДЕЛАКИ – Объясните мне, например, нас в институте учат, что нам нужно ВТО для участвовать в общем процессе глобализации. Весь мир глобализуется, крупные державы объединяются…Глупостям учат?

С. ДОРЕНКО — Извините, я хочу сказать, что есть такой термин, который придуман не мной, а кем-то, я теперь уже не упомню, кем-то из моих коллег, что в процессе глобализации есть глобализаторы и глобализуемые. Вот мы глобализуемые или глобализируемые.

Т. КАНДЕЛАКИ – Мы — люди или мы — Россия.

С. ДОРЕНКО — Мы – Россия, мы — страна. Нас глобализируют глобализаторы. Поэтому в этом процессе очень важно понимать: тебя или ты. Всегда очень важно вообще в жизни даже понять, тебя или ты.

Т. КАНДЕЛАКИ – Положение обязывает.

С. ДОРЕНКО — Так вот когда вы говорите: надо принять участие в процессе глобализации, я как раз не против. Только я хочу понять, это нас будут глобализировать или это мы будем глобализировать.

Т. КАНДЕЛАКИ – А я хочу понять следующее. Появление транснациональных компаний если, образно говоря, мы вступаем в ВТО, появляются транснациональные компании, партнеры которых расположены в крупных странах, в том числе и Америке. Даст ли это некие гарантии для бизнеса и будет ли это выгодно бизнесу. Интересно ли это нашей бизнес-элите? Как вы думаете?

С. ДОРЕНКО — Я думаю, что они не смогут, например, ставить какие-то препоны на пути нашей стали, но зато при этом, когда мы продаем сталь, нам придется продавать ее все равно дороже, и в общем, то на то и выйдет. Не будет пошлин ограничивающих, но нас заставят торговать все равно по правилам рынка. США это страна, которая признает только свои интересы. Своего 300-миллионного народа. Поэтому ВТО, не ВТО, тут не надо быть наивными и думать, что американцы в какой-то момент, скажем, президент выйдет и скажет: американцы, знаете, ВТО с нас требует того-то и того-то. Черт-с два. Безусловно, ВТО будет делать то, что нужно американцам. Поэтому здесь не надо думать, что организация называется ВТО. Организация называется США. Вступить в эту организацию мило. Но только в качестве кого.

Т. КАНДЕЛАКИ – Хорошо. Тогда ответьте мне на такой вопрос, может быть в период ближневосточных конфликтов это еще один реверанс Америки в сторону России, для того чтобы скоординироваться. Почему именно сейчас опять возникли разговоры…

С. ДОРЕНКО — Америка сейчас нас додавливает немножко, выдвигая новые и новые требования. Требования сами по себе кажутся справедливыми, само додавливание кажется не справедливым. Требования вдруг возникают в тот момент, когда все уже решено. Вот все решили, они говорят: а вот интеллектуальная собственность но это правда ведь. Я тут был на Горбушке и «Основной инстинкт-2» лежит. В хорошем DVD.

Т. КАНДЕЛАКИ – Взяли?

С. ДОРЕНКО — Я не взял, потому что мне кажется, что Шарон Стоун, безусловно, была лучше, прежде чем нынче. У меня такое есть убеждение.

Т. КАНДЕЛАКИ – Да, я помню, что вы не любите женщин старше 30.

С. ДОРЕНКО — Нет, что значит…

Т. КАНДЕЛАКИ – В книжке у вас написано.

С. ДОРЕНКО — Здесь книжку купили французы. Будет переведено на французский.

Т. КАНДЕЛАКИ – Серьезно?

С. ДОРЕНКО — Да.

Т. КАНДЕЛАКИ – Об этом поговорим во второй части.

С. ДОРЕНКО — И уже идут переговоры с немцами. Немцы тоже покупают. И переводят на язык. И понимаете, лежит Шарон Стоун «Основной инстинкт-2», его можно купить за 4 доллара…

Т. КАНДЕЛАКИ – Вы паленые диски покупаете?

С. ДОРЕНКО — А мне трудно на них написано: лицензия, фуфу-фафа и так далее, вам трудно сказать, они паленые или нет. Только по цене что ли. Как определить.

Т. КАНДЕЛАКИ – Определить очень просто.

С. ДОРЕНКО — Само это требование…

Т. КАНДЕЛАКИ – Качество, Сереж, оно определяемое.

С. ДОРЕНКО — Качество исключительное у наших паленых дисков, вы не грешите на наши паленые диски…

Т. КАНДЕЛАКИ – То есть вы хотите сказать, что даже лучше чем лицензионные.

С. ДОРЕНКО — Во всяком случае, не хуже.

Т. КАНДЕЛАКИ – Значит, вы сравниваете.

С. ДОРЕНКО — Я думаю, что не хуже. Я думаю, что мне достаются и те и те.

Т. КАНДЕЛАКИ – То есть вам, будем мы в ВТО или не будем, наплевать. Коротко.

С. ДОРЕНКО — Я думаю, что нефть можно продать без ВТО, если очень коротко.

Т. КАНДЕЛАКИ – Сразу после рекламы и новостей мы к вам вернемся, и вы узнаете все самое интересное о Франции и Италии.

НОВОСТИ

Т. КАНДЕЛАКИ – Я с удовольствием представляю вам Сергея Доренко. С удовольствием вдвойне, потому что теперь вы будете печататься во Франции, в Германии. Борис Акунин, Татьяна Толстая и то изредка. Чаще всего Акунина можно увидеть. Теперь вы еще, пожалуйста. Вы будете в широком представлении…

С. ДОРЕНКО — Я не знаю. Мне позвонил просто Александр Иванов и сказал, что с французами подписано. Они через месяц переведут на свой французский. Я только опасаюсь, Китай еще должен перевести, как-то очень правильно. Тут же дело не в русском языке, а в китайском. Французы переводят, да.

Т. КАНДЕЛАКИ – Это я думаю, они на радостях после того, как продавили Ширака. Они довольные, счастливые, подумали: переведем-ка мы Доренко.

С. ДОРЕНКО — Да нет, это конечно не связанные вещи. Хотя я рад, что продавили Ширака. Вот пример солидарности.

Т. КАНДЕЛАКИ – Рассказывайте, почему.

С. ДОРЕНКО — Для меня вообще любые примеры солидарности я вспоминаю Мадрид, когда выходило 5-6 млн. человек. Я вспоминаю Малагу, где выходило 2 млн. человек после покушения баскских сепаратистов.

Т. КАНДЕЛАКИ – Вспомните тот же Париж, там в 1968 году тоже выходили.

С. ДОРЕНКО — Ну да. Я не могу вспомнить 1968, я не настолько ветхий, когда я жил. Но еще…

Т. КАНДЕЛАКИ – Бертолуччи замечательную картину смотрели «Мечтатели», все там показывают.

С. ДОРЕНКО — Я намекаю, насколько я молод, вы не обращаете на это внимание.

Т. КАНДЕЛАКИ – О чем вы говорите? Вы младше Шарон Стоун?

С. ДОРЕНКО — Конечно.

Т. КАНДЕЛАКИ – Не может этого быть.

С. ДОРЕНКО — Безусловно. Так вот, мне нравится проявление солидарности, когда люди выходят на улицу с чувством, что мы вместе. Вот мы — это нация, мы — это народ. А не мы – власть. Понимаете. Я счастлив, что это произошло в Париже. И вообще во Франции.

Т. КАНДЕЛАКИ – Вы понимаете, что Ширак при этом потерял естественно в рейтинге.

С. ДОРЕНКО — Очень хорошо, так ему и надо. Потому что он действовал безответственно, нагло и развязно. И конечно, нация сказала ему об этом и очень хорошо. Он попятился.

Т. КАНДЕЛАКИ – А вы знаете, какая одна из версий существует о том, кто придет к власти после Ширака? Самое смешное.

С. ДОРЕНКО — Кто?

Т. КАНДЕЛАКИ – Женщина. Женщина с королевской фамилией, я не выговорю имя. Очень сложно выговариваемое имя. Это француженка.

С. ДОРЕНКО — Я надеюсь, что моя протеже Кондолиза Райс придет к власти в этот же момент. Ну, или Хиллари на худой конец.

Т. КАНДЕЛАКИ – Тогда давайте благословим и Юлию Тимошенко заодно. В России тогда найдите достойную кандидатуру, если можно.

С. ДОРЕНКО — Слиска конечно. Мадам Слиска конечно.

Т. КАНДЕЛАКИ – Ваша старая симпатия, да?

С. ДОРЕНКО — Старая симпатия.

Т. КАНДЕЛАКИ – Тогда круг женский сомкнется, и наконец-то женщины начнут править миром. А если серьезно, это даже не смешно. Потому что эта дама, которую я так и не смогла внятно выговорить, она потомок французских королей реально. Тем смешнее и ироничнее складывается ситуация.

С. ДОРЕНКО — Хорошо.

Т. КАНДЕЛАКИ – Но объясните мне, какую пользу принесет то, что произошло во Франции реально. Насколько показательна эта история. Объясните саму суть закона, чтобы все было понятно. Что произошло.

С. ДОРЕНКО — Все очень просто. Можно было в течение года выгнать без объяснения причин выпускника. Первый найм. Вы нанимаетесь впервые, вас можно выгнать без объяснения причин. Все это невозможно в стране с рабочей солидарностью, в стране с синдикалистским сознанием, с профсоюзами сильными. Когда этот человек должен вот год как-то прокарабкиваться темными траншеями, чтобы на него не попал неблагожелательный взгляд шефа. Это оскорбительно. И сейчас все это иначе толкуется. Новая победа заключается в том, что можно будет изгнать, но не в течение года, и главное тех, кто не смог найти в течение длительного периода работу из-за низкого образования. Понятно, студенты уже не относятся к этому. Арабские ваши юноши относятся.

Т. КАНДЕЛАКИ – Я знала, мои, да, черненькие. Я как раз про это и хотела…

С. ДОРЕНКО — У них низкое образование, безусловно.

Т. КАНДЕЛАКИ – Я как раз про это и хотела сказать. Этот закон на фоне последних событий во Франции особо актуален, огнеопасен.

С. ДОРЕНКО – Господин отделяет…

Т. КАНДЕЛАКИ — Потому что таким образом наконец-то французское общество, которое одно из самых толерантных все-таки, согласитесь и самых терпимых, оно таким образом, наверное, смогло бы продавливать свои некие национальные интересы. То есть можно, грубо говоря, унижать арабов.

С. ДОРЕНКО — В частности, сегодня образованная молодежь отделена от необразованной. И образованная молодежь согласна с тем, что с необразованной можно будет поступить иначе. Ну что, это конечно в каком-то контексте можно рассматривать как национальную тему.

Т. КАНДЕЛАКИ – То есть произошло наконец-то деление французского общества на тех, кто пошел новым путем…

С. ДОРЕНКО — Нельзя не увидеть намек на такое деление. Хотя это конечно не деление. Это намек некий на деление. Что для образованной молодежи, студенческой молодежи, для наиболее социализированной части молодежи, которая готова отстаивать свои права, сделана уступка. А для необразованных людей, которые долгое время не могли найти первый найм, будет немножко иначе.

Т. КАНДЕЛАКИ – В данном случае очень много интересного пишется о том, что все-таки молодежь это всегда леворадикально настроенные люди, это те, которые могут выйти на улицу быстрее всех. Их дважды уговаривать не надо. И от этого настроя до некой анархии один шаг. Скажите мне, как вы думаете, на фоне такого рода событий, происходящих во всем мире на протяжении 20 лет, насколько в какой стране мира молодежь активнее всего. Вот во Франции она добилась своего.

С. ДОРЕНКО — Я хотел к слову «анархия» зацепиться и прицепиться. И тут позволю себе въедливость. Потому что анархия это самоорганизация. Вспомните Бакунина, как он трактовал. Если вы вспомните Кропоткина. И так далее. Вы обнаружите, что анархия это есть самоорганизация снизу. Самоорганизация общин, социума. Это божественно, это очень хорошо, если есть анархия в том смысле, что без верховной власти, без плетки люди сами находят друг друга и социализируются без плетки. Понимаете. Это здорово. Это прекрасно. И как раз это и произошло во Франции.

Т. КАНДЕЛАКИ – Это первоначальная формула. Вначале же не было плетки. В начале начал. В начале начал была общность интересов.

С. ДОРЕНКО – Что было в начале начал, я что-то не упомню. Я не настолько ветхий.

Т. КАНДЕЛАКИ – Очень просто. Насколько в России, сразу переносим на нашу страну, что нам с этого, может ли нас быть подобный опыт, может ли у нас молодежь выйти на улицы.

С. ДОРЕНКО — Это вызов для нашей молодежи. Наша молодежь теперь знает о том, что это есть. Достаточно знать, что это есть, чтобы потом сверять свою жизнь, свою попытку пробиться в одиночестве, свою попытку пройти по головам сверстников с солидарностью французов. Это вызов для каждого и это вещь, которую каждый обязан теперь обдумать. Даже если он скажет, что это чушь собачья, он должен сказать это. Он должен это оценить. Спасибо французам.

Т. КАНДЕЛАКИ – Мне очень интересно, вы дома с девчонками своими, с девочками смотрите же, говорят, что…

С. ДОРЕНКО – Мы не можем смотреть, потому что у нас нет антенны.

Т. КАНДЕЛАКИ – В любом случае вы слушаете радио.

С. ДОРЕНКО — Мы слушаем радио.

Т. КАНДЕЛАКИ – Радио «Эхо Москвы». Мое поколение, поколение ваших дочерей, я так понимаю, что мы близки друг другу по возрасту, обвиняют в том, что мы абсолютно не активны и абсолютно аполитичны. Вот глядя на своих дочерей, слушая радио, как вы понимаете, они вышли бы улицу в случае чего…

С. ДОРЕНКО — Я не ищу политичности поколения. Я ищу чувство справедливости и солидарности.

Т. КАНДЕЛАКИ – А оно есть?

С. ДОРЕНКО — Больше ничего. Достаточно. Да, есть. Да. Есть. Есть отчаяние от несправедливости, от коррупции, от гниения всеобщего, от воровства. Есть такое чувство отчаяния у молодого поколения — раз, и есть стремление к справедливости — два. Пока нет солидарности, потому что это целая культура. А вот этой культуры у русских нет.

Т. КАНДЕЛАКИ – Но нет никаких законов или я может быть не права, и в меня сейчас поправите, нет законов, которые защищают права молодежи в нашей стране. Молодежь абсолютно не защищена.

С. ДОРЕНКО — В нашей стране существует закон чемпиона. Если ты чемпион, ты получаешь все. Не защищены все не чемпионы. Любой чемпион ходит по головам у не чемпионов, и любой старик, стариком быть оскорбительно, женщиной тоже. Любым слабым быть оскорбительно. Побеждает только чемпион. И он утверждает свое торжество тем, что ходит по головам у всей нации.

Т. КАНДЕЛАКИ – Страшные вещи вы говорите.

С. ДОРЕНКО — Это так. Что вы, а подойдите к окну.

Т. КАНДЕЛАКИ – Просто вы рассказываете один в один пример… крысолова.

С. ДОРЕНКО — Подойдите к окну, я думаю, вы обнаружите это очень легко.

Т. КАНДЕЛАКИ – Сегодня наконец-то потеплело, Сереж. Я хотя бы сегодняшний день провела в хорошем настроении. Не хочу вам сказать: не портьте его, потому что вы говорите абсолютно здравые вещи. У нас есть две минуты на звонки в режиме блиц. Если есть Россия, есть Москва, пожалуйста, я готова вывести эти звонки. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Владислав. Вы знаете, вы сейчас заговорили про русский фашизм у нас существующий. Мне кажется, что наши либеральные журналисты и политики просто не различают фашизм с хулиганством и преступлением. Ведь поймите правильно, в США в черные кварталы тоже небезопасно войти белому. Мы же не называем это фашизм. А вот в Латвии, где существуют Нюрнбергские законы, где люди русские не голосуют, где людей увольняют по национальному признаку, это почему-то не фашизм. Вот это обыкновенный фашизм.

Т. КАНДЕЛАКИ – Спасибо большое. Я думаю, это была скорее реплика.

С. ДОРЕНКО — Я бы столь же коротко, насколько мне позволяет время, ответил. Я бы вам, Владислав, предложил термин «нацизм», я думаю, вы согласитесь, что фашизм как крайняя форма этатизма он не подходит при описании того, о чем мы говорим. Это конечно нацизм, а не фашизм. И отказывать в нацизме тем, кто утверждает превосходство своей расы, своей в данном случае нации, превосходство антропометрическое, на уровне формы черепа, цвета кожи, на этих уровнях, они конечно нацисты. Почему вы им отказываете в этом слове. Они сами его с гордостью носят, как вы знаете. И вот почему мы должны с ними бороться. А то, что можно ли войти в гетто, черные гетто, корейские, еще какие-то гетто, это не нацизм. Эти люди не выходят из гетто, с лозунгами: давайте убьем всех с другим цветом кожи. Такого нет, понимаете. Это факты. Что же касается Латвии, я не скрывал свою точку зрения никогда, я считаю, что это комплексы подростковые в Латвии. С нацистским душком точно. Точно. Потому что у них там нацики маршируют по городам. И эти нацистские комплексы странные они связанны с попыткой самоутверждения, деления на мы и они. Путем отрицания собственной истории. Но это детская и вдобавок давайте разбираться со своими нацистами с той же ревностью, с которой вы разбираетесь с латвийскими. Им тоже не надо попустительствовать. Но только я призываю, этих-то не обеляйте.

Т. КАНДЕЛАКИ – Мы к вам вернемся очень быстро сразу после рекламы и кратких новостей. И хочу напомнить, в конце передачи в третьей части, в режиме блиц у вас будет возможность задать 5-6 вопросов Сергею Доренко. Поэтому готовьтесь, набирайте номер телефона и буквально через несколько минут вернитесь к «Особому мнению».

НОВОСТИ

Т. КАНДЕЛАКИ – Третью частью посвящаем Италии. Во всяком случае, начало этой части.

С. ДОРЕНКО — Не настолько сильно. Я очень рад, что Романо Проди побеждает по экзит-полам. Я считаю, что Берлускони найдет успокоение здесь у нас где-нибудь в Сибири. То есть он будет назначен на «Транснефть», потому что Шредер пошел на северный поток. Этот может пойти на «Голубой поток», кстати тоже. Без намеков. Это по дну Черного моря, который через Балканы и далее ведет газ в Италию. Это было очень правильно. Но «Транснефть», которая через Байкал ведет нефть в Китай, газ «Голубой поток» — это газ. Была бы более правильным местом для Берлускони, потому что он недавно заявил, что китайские коммунисты варили детей специально, чтобы удобрять ими поля. Не пояснил, почему именно вареными, а не жареными детьми удобряли поля. Поэтому может быть, Путин назначит его на «Транснефть» и было бы очень мило, чтобы он постиг дальневосточную специфику и понял, какими именно младенцами удобряют поля. А наш будет ездить к нему на Сардинию. Я все думал, Господи, куда же поедет Владимир Владимирович теперь, если все-таки Берлускони выгонят.

Т. КАНДЕЛАКИ – А его не выгонят, вы это понимаете.

С. ДОРЕНКО — Потом посадят. Нет хорошо бы, чтобы выгнали, посадили. Против него же там все время процессы. И куда же поедет Владимир Владимирович все-таки…

Т. КАНДЕЛАКИ – Я слушаю, я понимаю, что вы уже при мне пишете вторую книгу.

С. ДОРЕНКО — Нет. На Сардинию надо. А потом я подумал, Сардинию-то у него могут и не отнять. Тогда Владимир Владимирович мог бы заезжать поливать цветы на Сардинию. Пока Берлускони будет в тюрьме или в «Транснефти».

Т. КАНДЕЛАКИ – Подождите, я хочу сказать, во всяком случае, то, что я читала у аналитиков, никуда он не сядет, неприкосновенность он сохраняет. Поэтому портить нервы, настроение и работу Романо Проди он будет делать с колоссальным удовольствием.

С. ДОРЕНКО — Я хотел бы предвкушать эту трагедию.

Т. КАНДЕЛАКИ – Вы понимаете, что если на самом деле, если бы что не произойдет, это очевидно, европейская политика лишилась бы Берлускони, она лишилась бы одного из своих самых главных заводил. Он же потрясающе харизматичен. Вы видели, что он с мамочкой сделал?

С. ДОРЕНКО — Путин сегодня запретил экстаз. Он экстатичен. А Путин сегодня, общаясь с Грефом на заседании правительства, сказал, что он запрещает экстаз. Он сказал, что таможенные органы и бизнес-структуры слились в экстазе, это следует прекратить. То есть теперь они должны совокупляться в унынии и с отвращением.

Т. КАНДЕЛАКИ – То, что запрещено в России, не запрещено в Италии. Италия страна горячих парней.

С. ДОРЕНКО — Поскольку Берлускони представляет экстатическое начало европейской политики, то он тоже с сегодняшнего дня запрещен.

Т. КАНДЕЛАКИ – Объясните, для России Романо Проди, Сильвио Берлускони…

С. ДОРЕНКО — В этом есть противоречие серьезное. Путин на днях запретил соплежуйство, он сам об этом сказал. А сегодня запретил экстаз. Поэтому люди, которые верны Владимиру Владимировичу, как я и пытаются угадать правильный курс, теперь в недоумении. Сопли жевать запрещено, потому что ни хрена не будет, сказал нам Путин.

Т. КАНДЕЛАКИ – Вы слышали сегодня, что Губенко сказал, что хотят ввести штрафы по поводу использования ненормативной лексики…

С. ДОРЕНКО — Пожалуйста, но это Путин, я цитирую своего кумира.

Т. КАНДЕЛАКИ – Я просто за ваши деньги переживаю. Вас могут оштрафовать.

С. ДОРЕНКО — Я цитирую своего кумира, я пойду на огонь инквизиции за слова своего кумира. Нельзя жевать сопли, а то ни хрена не будет, сказал Путин, с одной стороны. А с другой стороны сказал: нельзя сливаться в экстазе. И мы, верные последователи просто не знаем, что нам делать.

Т. КАНДЕЛАКИ – Я просто знаю, что я сделаю, когда у вас будет следующий день рождения. Я вам подарю значок с изображением Владимира Владимировича, он вам очень подойдет.

С. ДОРЕНКО — Маленький такой совсем. Когда был Путин маленький с курчавой головой, носил он «Рибок» старенький и «Левис» голубой.

Т. КАНДЕЛАКИ – Боже мой, вы еще и поэт. Это ваши стихи?

С. ДОРЕНКО — Нет, конечно.

Т. КАНДЕЛАКИ – Скажите мне, все-таки Берлускони всегда считался большим другом России. И что-либо изменится в отношениях между Россией и Италией, если придет Романо Проди.

С. ДОРЕНКО — Вся эта дружба абсолютно для провинциалов, которые смотрят телевизор. Для провинциальной русской публики. Безусловно, не дружба никакая. Это дружба с русским газом. Романо Проди будет также дружить с русским газом и никуда он не денется от этого, как он дружит и с ливийским газом, о чем страшно подумать. Потому что газ нужен, вот и все.

Т. КАНДЕЛАКИ – У нас есть небольшое количество на звонки, которые я буду выводить в режиме блица. Пожалуйста, если у вас есть вопросы желательно по важным темам сегодняшнего дня, задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Михаил из Москвы. Нельзя не согласиться с Сергеем Доренко о том, что коррупционный режим чреват революцией. В связи с этим также нам известно, что Петроград являлся колыбелью Октябрьской революции. Партия «Родина» является колыбелью православного фашизма. Выступление или доклад митрополита Кирилла он содержит основы…

Т. КАНДЕЛАКИ – Я прошу прощения, позволю себе задать вопрос. У вас вопрос есть?

СЛУШАТЕЛЬ – …ставить ли…

Т. КАНДЕЛАКИ – Я поняла. Я извиняюсь…

С. ДОРЕНКО — Одно является одним, другое – третьим. А шестикрылый Серафим является Пушкиным, как мы знаем.

Т. КАНДЕЛАКИ – Поэтому будем переходить к вопросам все-таки.

С. ДОРЕНКО — Сейчас объясню. Слишком много, я посередине начал уже забывать, кто кем является в какой-то момент.

Т. КАНДЕЛАКИ – Это был краткий экскурс в историю, насколько я понимаю. Непосредственными участниками которой мы, судя по эпохе, не были.

С. ДОРЕНКО — Это было короткое выступление.

Т. КАНДЕЛАКИ – Я поняла. Давайте. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Т. КАНДЕЛАКИ – Две минуты, хотелось бы по делу. Если есть вопрос, задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Я, во-первых, рад, что уважаемый Сергей наконец-то оценил нашего президента и начал его цитировать. А вопрос такой. Сергей, насчет правой идеи. Я уже задавал вопрос. Тенденция во всем мире она сдвигается вправо.

С. ДОРЕНКО — Как это?

СЛУШАТЕЛЬ – Это вы, наверное, не будете оспаривать.

С. ДОРЕНКО — Конечно буду.

СЛУШАТЕЛЬ – То, что тенденция внутри России сдвигается вправо, это тоже медицинский факт. Как вы считаете, вы как либерал это вообще историческая закономерность?

С. ДОРЕНКО — Во-первых, тенденция во всем мире, безусловно, не сдвигается вправо. Вспомните Бразилию, Боливию, Венесуэлу. То, что всех уже вот так достал Джордж Буш, который правый, и мы все ждем воцарения Хиллари Клинтон. Или все-таки я надеюсь, Кондолизы, которая помягче будет. И вспомните о победе Романо Проди, о которой мы говорим сейчас. Вспомните о победе левых студенческих волнений во Франции. Я категорически не согласен ни с каким сдвижением вправо. Я считаю, что это абсурдно. Более того, я сторонник солидарности, трудоустройства. Я считаю, что рабочие места есть одна их основных ценностей общества любого, в том числе российского. А не конкурентность как таковая. Конкурентность нации есть ценность выше, чем конкурентность ваша (это Игорь, по-моему, звонит, но он не назвался) чем ваша личная, Игорь. И так далее. Понимаете. Поэтому я, безусловно, убежден в том, что понимаете, если только чемпионы имеют право на жизнь, а всех остальных в топку, то это означает конец цивилизации. Вот мой ответ вам, правым, Игорь.

Т. КАНДЕЛАКИ – Сереж, меня в данном случае поразило то, что вы так и не отреагировали, вас назвали либералом. Получается, коммунисты-либералы это как-то в моем понимании не состыковывается.

С. ДОРЕНКО — Я не хочу спорить о терминах.

Т. КАНДЕЛАКИ – Серьезно?

С. ДОРЕНКО — Мои слова, описывающие мое политическое кредо, пожалуй, вот это солидарность и ответственность. Солидарность и социальная ответственность. Точка. Назовите это чем угодно дальше, меня это абсолютно не интересует.

Т. КАНДЕЛАКИ – Но солидарность всегда объясняется идеей, которая объединяет людей, которые солидарны во имя чего-то или из-за чего-то.

С. ДОРЕНКО — Во имя будущего, мы должны ткать будущее вместе. Мы должны его создать.

Т. КАНДЕЛАКИ – И вы готовы…

С. ДОРЕНКО — Наша задача — создать будущее.

Т. КАНДЕЛАКИ – И вы готовы консолидироваться.

С. ДОРЕНКО — Конечно. Иначе как?

Т. КАНДЕЛАКИ – А вы готовы консолидироваться с людьми, с которыми вы разделяете взгляды или во имя некой общей идеи…

С. ДОРЕНКО — Я согласен консолидироваться со всеми, с людьми общей исторической судьбы. Это со всеми русскими гражданами. Русскими – не в этническом смысле слова.

Т. КАНДЕЛАКИ – Красиво ваши слова прозвучали. Я поняла, что у нас с вами есть шанс консолидироваться. Поэтому мы с вами это обязательно всенепременно сделаем в следующий понедельник в это же время. Это была программа «Особое мнение». Консолидируйтесь вместе с нами каждую неделю. Мы ждем вас. Присоединяйтесь.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире