'Вопросы к интервью
3 апреля 2006 года

17:08–17:45

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты», Семен Новопрудский, журналист.

Эфир ведет – Виталий Дымарский.



В. ДЫМАРСКИЙ – Здравствуйте, в прямом эфире программа «Особое мнение», ее веду я, Виталий Дымарский, а у меня в гостях сегодня гл. редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, приветствую вас, Дмитрий.

Д. МУРАТОВ – Добрый день.

В. ДЫМАРСКИЙ – И заместитель гл. редактора газеты «Время новостей» Семен Новопрудский, здравствуйте. Ну что, мы думали, после таких бурных уик-эндов выборных, Белоруссия, Украина, что наступит некое затишье на информационном поле, но не получилось. Обрушилась на нас новая беда, рост фашизма в России, как многие говорят. В минувшие выходные, просто скажу, может, кто-нибудь об этом не знает, в минувшие выходные отморозки избили известного певца, министра культуры Кабардино-Балкарии Заура Тутова. Затем, уже вчера в воскресенье сотрудника телеканала НТВ Эльхана Мирзоева, до того хорошо известные события в Санкт-Петербурге. Короче, такой к вам вопрос, уважаемые гости, рост фашистских настроений в нашей стране, это, на ваш взгляд, проблема реальная или мнимая? Поскольку многие считают, что это просто она, ее как бы выдвигают на первый план, чтобы отвлечь общественное мнение от всяких других неприятностей. Так как, реальная или мнимая, кто начнет?

Д. МУРАТОВ – Семен Новопрудский.

В. ДЫМАРСКИЙ – Семен Новопрудский.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Россия — страна с большим зарядом человеконенавистничества и ксенофобии, с моей точки зрения, причем она таковой была всегда и таковой остается. Проблема отчасти искусственно подогревается, отчасти существует, но попытка сделать, например, антифашистскую тему самой модной политической темой, все эти антифашистские пакты, которые организует «ЕР», это, конечно, такая игра, потому что то самое антифашистское вроде бы движение «Наши», которое известно, кем создано, оно проводило шествия совершенно в духе ку-клукс-клана, по крайней мере, в той же стилистике. Т.е. проблема, действительно, существует, с одной стороны, но, с другой стороны, она, конечно, подогревается, и самая большая проблема состоит в том, что латентными фашистами и националистами являются многие представители правоохранительных органов, именно поэтому так трудно им дается переквалификация очевидных фактов фашизма, на фашизм с хулиганства.

В. ДЫМАРСКИЙ – Да, кстати говоря, антифашистский пакт, если мы вспомним, по-моему, первым подписала ЛДПР, если я не ошибаюсь, этот антифашистский пакт, что касается «Наших», то все их антифашистские выступления сводились к тому, что фашистами назвали, по-моему, Хакамаду, еще кого-то.

Д. МУРАТОВ – Рыжкова, по-моему, еще, фашист Рыжков.

В. ДЫМАРСКИЙ – И фашист Рыжков, в общем, такой у нас список фашистов и такие борцы с фашизмом. Дмитрий, ваше мнение.

Д. МУРАТОВ – Знаете, я был знаком со специалистом, который работал на Чернобыльской АЭС, когда произошла эта страшная катастрофа. Он мне рассказывал, немножко выпив, о том, что мы думали, реакцию-то возбудим, реактор разгоним, а потом стержнями засунем ее обратно и постараемся ее прекратить. Но, говорит, я прекрасно понял, что есть реакции, которые мы возбуждаем, а потом сами своими силами и своими способами не можем ее остановить. Посмотрите, известно, кто создавал партию «Родина», это такой кремлевский проект, именно этот проект сначала начал играть на том, что у людей ниже пояса, на Россию для русских, а потом отвязался от рук и пришлось этот проект срочно куда-то засовывать, но уже вряд ли получится. Уже дело даже не в Рогозине, а в том, что огромное количество людей так подумали. Вторая вещь — это когда придумали наши интеллектуалы в Кремле проект суверенной демократии, это означает, что мы сами с усами, мы сами в доме хозяева, нам, в общем, Европа и европейский уровень жизни и вообще некоторые международные стандарты потребления цивилизации, в общем, они нам не очень подходят. Тогда остается это, тогда остается эта самостийность, которая приобретает радикальные формы. Простите, я еще две секунды скажу, посмотрел я мультик, новый мультик «Добрыня».

В. ДЫМАРСКИЙ – «Добрыня Никитич»?

Д. МУРАТОВ – «Добрыня Никитич и Змей-Горыныч». Все басурмане — полные, значит, мерзавцы, все наши, которые говорят на братковском языке, таком скиновском языке, они самые положительные герои, но есть там поразительная вещь, все эти черные силы, всех этих гадов, инородцев, этих фашистов, можно сказать, так их же наши-то бояре, как выяснилось, и сорганизовали, чтобы правильно себе царевну-то заполучить. Поэтому этот мультик, на мой взгляд, достаточно полно описывает систему взаимоотношений власти и этого стихийного движения. Уже не стихийного.

В. ДЫМАРСКИЙ – Увы, никакой мультик, я думаю, сейчас не может исправить ситуацию. Кстати говоря, сегодня утром было голосование на «Эхе Москвы», результаты которого, надо сказать, меня очень удивили. Вопрос был задан такой, прошли ли мы уже точку возврата по пути к нацизму. 58% ответили, что уже прошли, что уже дороги назад нет, что мы уже просто катимся неизбежно.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Дорога назад есть, и она будет, видимо, очень трагической для России.

В. ДЫМАРСКИЙ – В чем она?

С. НОВОПРУДСКИЙ – Если страна не станет на уровне власти, поскольку в России что власть говорит, то большинство и делает, так было всегда, если власть сама не поймет, что у России есть один путь, к западной цивилизации, что никакая не Азиопа, что она не между, а это западная страна, России в том виде, в каком она существует, просто не будет, потому что ведь Заур Тутов, которого избили, это человек, совершенно советский. Т.е. там говорят, что это возврат к советским ценностям, это один из таких звездных советских певцов, понятно, что эти ребята, которые его били, они не знают советской эстрады. Т.е. понятно, что, в принципе…

В. ДЫМАРСКИЙ – Опять же, они не знали, кого они били.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Да, но Россия для русских, ведь парадокс состоит в том, что хорошо, есть Кавказ у России, Россия только и живет как сравнительно могучая, хотя давно уже не могучая страна, потому что у нее есть то, что называется здесь национальными республиками, без этого просто России нет. России не будет, если они не одумаются. Поэтому это все должно, сверху началось подогревание и сверху, надо принимать наверху меры, это очень сложно сделать, потому что я боюсь, что в глубине души многие люди, которые правят Россией, тоже так думают, потому что известно, кто там есть в окружении с церковной стороны у первых лиц государства и т.д. Многие люди так думают, действительно, латентных антисемитов, латентных фашистов в стране, действительно, очень много, к сожалению, это было всегда.

В. ДЫМАРСКИЙ – Я думаю, что так не только в России, значит, надо просто каким-то образом искать методы.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Воспринимать это как политтехнологическую игру жизненно опасно для существования России как государства, в прямом смысле этого слова, по-моему.

В. ДЫМАРСКИЙ – Но, тем не менее, во всяком случае, среди вопросов, которые пришли еще по Интернете накануне нашего эфира, с иронией, например, Владимир, первокурсник, пишет, вам не приходит мысль о том, что отпадет необходимость составлять различные списки врагов русского народа, если дать зеленый свет всем иностранцам на свою историческую родину. Понятно, что Владимир имеет в виду. Еще одно, уже вообще, пишет, что из Эстонии, Таллинна, Николай, предлагаю ведущему и его гостям вставанием в студии почтить память таджикской девочки и сказать таджикским мальчикам, что наркотиками торговать все-таки нехорошо, тем более в чужой стране. Вот вам примерно, здесь еще пишут, в скольких процентах российских школ наркотиками торгуют таджики и цыгане, реальные цифры вас неприятно удивят. Вот вам как бы оправдание того, что произошло.

С. НОВОПРУДСКИЙ – А если мы еще проверим по национальному признаку, кто покупает эти наркотики, которыми торгуют таджики и цыгане, об этом и речь.

В. ДЫМАРСКИЙ – Можно подумать, что наркокурьеры только среди таджиков.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Об этом и речь, и кто заказывает оптовые партии, да.

Д. МУРАТОВ – И какими самолетами все это сюда прилетает, куда потом исчезает со складов соответствующих специальных служб. Я целиком Семена поддерживаю. Еще хочу сказать, вы знаете, ведь такая востребованность скинов, даже что там говорить — скинов, востребованность этой, ведь вы знаете, ведь у фашизма, собственно говоря, нет идеологии. Фашизм — это, скорее, практика поведения, направленная на уничтожение, многократные убийства и многократные пытки над кем-то. Нет там идеологии, в 29 году Маринетти сформулировал манифест не бог весть какого интеллектуального пошиба. Но сейчас у этих людей, они чувствуют, что они, как говорили когда-то те, кто шел по политической статье, и те, кто шел по уголовной, что они социально близкие. Существует некоторое совпадение в лозунгах и представлении о том, как должна быть устроена страна. Это этим фашистам и дает, собственно говоря, такие силы общественное одобрение. Это касается как этих абсолютных выродков, так и то, что у нас большое очень количество интеллигенции с большим энтузиазмом относится, например, к тому же Лимонову. Я лично прямо скажу, я его терпеть не могу, на мой взгляд, он должен был прийти в суд, где судили много ребят, сказать — да, я им отдал приказ, и сесть вместо них. Вместо этого у он у нас завсегдатай всех салонов, он говорит, что он уже как бы и не фашист. С другой стороны, я полагаю, что вы еще этого не знаете, у меня вернулся из командировки корреспондент, махровейший фашист, в общем, у которого…

В. ДЫМАРСКИЙ – Корреспондент — фашист?

Д. МУРАТОВ – Нет, наш корреспондент вернулся из командировку и был он, знаете, у кого, он был у Баркашова, а Баркашов то ли уже постригся, то ли сейчас проходит обряд, обряд вступления в монахи. А другого сейчас раскручивают и распиаривают. Я и хотел просто завершить, извините, такой излишне подробный монолог, о том, что когда происходит ощущение, внутреннее ощущение о том, что мои поступки совпадают с тем, что от меня желают, но не могут это так сформулировать, вы знаете, у нас несколько лет назад совершили покушение на нашего собкора в Краснодарском крае Сережу Золовкина. Так вот, поймали киллера, он не убил Золовкина, но его поймали с оружием при выстреле. И он написал письмо в прокуратуру и письмо президенту, где он говорил — послушайте, да, я стрелял, я признаю. Я стрелял, дважды я стрелял, неудачный выстрел, но я-то свой, я за сильную страну, а он всякие гадости пишет, послушайте, разве же я не прав? И это ощущение даже у киллера, оно и дает огромную силу этому движению.

В. ДЫМАРСКИЙ – Перед тем, как включить все-таки телефоны и дать возможность нашим слушателям и зрителям задавать нам вопросы, еще один к вам вопрос как уже представителям СМИ, да и ко мне, наверное, тоже. У меня сейчас в выходные, посмотрев несколько программ субботне-воскресных всех этих, меня вот что поразило, не сами ли мы, в какой-то степени, виноваты в том, что сами мы, я имею в виду СМИ, журналисты, что мы, как Дмитрий сказал только что, пиарим этих всех людей. Мало того, что там вполне респектабельные в программе у Познера присутствуют, естественно, Жириновский, Проханов, Крутов, взгляды которых известны.

Д. МУРАТОВ – Они как раз с «Эха Москвы» туда успевают доехать.

В. ДЫМАРСКИЙ – Да-да, примерно так, мало того, мало этого, я смотрел, в нескольких программах фигурирует некий человек из Санкт-Петербурга, лидер партии, я уже не помню, какой, даже, вернее, помню, не буду называть для того, чтобы не повторяться, даже фамилию его помню, который просто нагло в экран демонстрирует свои взгляды, демонстрирует свое отношение ко всей этой проблеме. А проходя мимо места, где убили таджикскую девочку, он на камеру просто туда плюнул. Это что, нужно его вообще показывать? Показать его звериное обличье?

С. НОВОПРУДСКИЙ – Это вопрос трактовки, гораздо важнее все-таки, хотя СМИ вообще, во многом, виноваты в том, что происходит со страной. Хотя все-таки можно разделять, потому что есть те СМИ, которые являются частью, с моей точки зрения, чудовищной и, кроме всего прочего, непрофессиональной пропагандистской машины государства, и все-таки те СМИ, которые пока, к счастью, ей не стали, сохраняя остатки профессионализма. Но там еще есть другая проблема, самое важное, что делают, опять же, мы ведь с таким же настроением занимаемся, например, установлением мира в Чечне, в результате, Чечня отдана на откуп известно, кому, при этом ведь, в принципе, среди генералитета культивируется ненависть к чеченцам. Единственный генерал, который более-менее относится к чеченцам, генерал Трошев, который там родился, он был просто единственный. Т.е. мы фактически часть своей страны пытаемся силой вернуть назад и при этом люди, которые это возвращают, люди, которые руководят теми, кто это пытается сделать, ненавидят тех же чеченцев. Самое страшное, что это ведет, действительно, к практическому уничтожению самой страны как субстанции.

В. ДЫМАРСКИЙ – Это надо осознать и понять.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Об этом и речь, т.е. СМИ в этом участвуют, но они не главные виновники этого все равно.

В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, давайте послушаем вопросы наших слушателей, может быть, у них какие-то другие мнения есть. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Наша молодежь неправильно поступает, когда с коренными народами, которые живут в нашей стране, начинает враждовать, я считаю, что чеченцев и русских просто стравили, и над (НЕРАЗБОРЧИВО) всегда стоят евреи. И вот поэтому у нас и происходит, самое главное, это наша пресса, еврейская пресса, она везде.

В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, спасибо, стоит разговаривать с такими людьми или надо разговаривать или нет?

Д. МУРАТОВ – Конечно же, а как же, конечно, надо разговаривать. Ведь, конечно, надо разговаривать, а как же не разговаривать?

В. ДЫМАРСКИЙ – Дмитрий Муратов — представитель еврейской прессы.

Д. МУРАТОВ – Я не знаю, что такое еврейская пресса, я не знаю, что такое русская пресса.

В. ДЫМАРСКИЙ – Эта женщина, не помню, как ее зовут, она же знает.

Д. МУРАТОВ – Галя ее зовут, Галя. Я вам сейчас скажу, Галя, и разговаривать, конечно же, буду по одной простой причине, вы знаете, когда у нас правительство всегда очень любит принимать непопулярные меры, оно у нас вообще старается не принимать популярных мер, потому что признак, первичный половой признак — это принятие непопулярных мер. Людям за много лет фактически ничего не дали. У нас происходят гигантские сделки по продаже оружия, у нас накоплен стабилизационный фонд, мы одна из немногих стран в мире, которой мешают деньги. У нас постоянно растут цены на бензин и тащат за собой все. Уже фактически съедены эти прибавки, спасибо, кстати говоря, президенту, что он их дал врачам и учителям, они фактически съедаются неудержимой.

В. ДЫМАРСКИЙ – По национальным проектам?

Д. МУРАТОВ – Неудержимой инфляцией и ростом цен на энергоносители и гигантским ростом на ЖКХ. В результате всегда нужно придумать, не я придумал, и мысль банальна, но всегда нужно придумать того, кто же виноват. В поте лица старается любимая власть, депутаты, не отрываясь, пишут эти самые запросы, власть все время сидит на телевизионном экране, такое (НЕРАЗБОРЧИВО) круглосуточно, у них окна ночью горят, понимаете, что тоже страшно..

В. ДЫМАРСКИЙ – Готовятся.

Д. МУРАТОВ – Да, и вот они пашут-пашут, и ничего, жизнь не улучшается, жизнь просто не улучшается. Значит, инородцы, понимаете, значит, вся наша огромная специальная машина служб, правительства, аппарата, полпреда, но виноваты-то, виновата-то таджикская, 8.5 годов девочка. И надо убить всех этих девочек, тогда у нашего правительства что-то получится. Такое перекошенное сознание, к сожалению, возникло.

В. ДЫМАРСКИЙ – А это от чего, от такой любви к правительству? Почему не видят, что правительство ничего не делает?

Д. МУРАТОВ – Ничего людям не дают для того, чтобы они б не взглянули на жизнь без поиска врага.

С. НОВОПРУДСКИЙ – И опять же…

В. ДЫМАРСКИЙ – Семен Новопрудский.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Люди, даже и простые, человек же формулирует некоторую идеологию, ведь идеология, она достаточно внятно сформулирована, это классический пример того, что называется русофобской идеологией. Евреев в России максимум 800 тыс., русских в России не меньше 80 млн. Если 800 тыс. управляют 80 млн., что это на 80 млн., как можно так не любить собственный народ, если считать себя русской по крови?

В. ДЫМАРСКИЙ – Это известное выражение Черчилля, да, что мы не считаем их умнее себя.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Об этом и речь, да, это удивительная вещь. Это как раз и есть, на самом деле, самое яркое выражение русофобии, с моей точки зрения.

В. ДЫМАРСКИЙ – Ну что, давайте послушаем еще звонки. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ (Москва) – Я очень огорчен высказыванием господина Новопрудского о том, что Россия — страна с большим зарядом человеконенавистничества, я бы, во-первых, хотел, чтобы он как-то это раскрыл, т.е. на основании каких именно фактов он делает такое страшное умозаключение.

В. ДЫМАРСКИЙ – Сейчас спросим.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – И кроме того, я хочу сказать, что я езжу по России, бываю и Переславле-Залесском, и в Ростове, Ярославле, (НЕРАЗБОРЧИВО), во Владимире, я вижу разницу менталитета в провинции и в Москве.

В. ДЫМАРСКИЙ – Понятно, Андрей, можно вам вопрос тоже задать? Раз вы ездите много по России, по провинции, как вы говорите, т.е. вы считаете, что эти все явления, они свойственны только крупным городам, Санкт-Петербург, Москва?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – В Москве, в Воронеже, допустим, где лимоновская зараза проникает.

В. ДЫМАРСКИЙ – Сейчас где-то, сейчас был еще Екатеринбург и Новосибирск.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Где эти рассадники, так сказать, люди, которые специально народ накачивают, а так, в провинции, в общем, очень доброжелательно.

В. ДЫМАРСКИЙ – Понятно, спасибо, Андрей, за ваше мнение. Семен Новопрудский, что такое заряд человеконенавистничества?

С. НОВОПРУДСКИЙ – Я сказал, человеконенавистничества и ксенофобии, это и, это не одно и то же. Посмотрите, да, понятно, посмотрите, что происходит в метро, посмотрите, как люди стоят в очередях, как люди по-прежнему покупают еду и одежду, какие возникают диалоги. Когда говорят, что люди…

В. ДЫМАРСКИЙ – Не любят друг друга?

С. НОВОПРУДСКИЙ – Да, люди накачивают. Я просто помню замечательный случай, который произошел со мной в Финляндии, когда одна женщина на вокзале помогала другой женщине, совершенно, в общем, добровольно.

В. ДЫМАРСКИЙ – Посторонней?

С. НОВОПРУДСКИЙ – Да, и объяснила очень просто это, когда я спросил, зачем вы помогаете, причем там могли специальные люди ей помочь, что называется, она сказала — дело в том, что я ведь могу к ней прийти потом, т.е. мы можем столкнуться в бытовой сфере с ней, когда она будет по ту сторону прилавка, грубо говоря, и тогда я помогу. В России этого, в значительной степени, не происходит. Это не значит, что в России живут преимущественно человеконенавистники, в России большинство людей, как и в любой нормальной стране, совершенно нормальные и хорошие, просто это есть.

В. ДЫМАРСКИЙ – Семен, в подтверждение могу немножко из другой сферы сказать, просто я какое-то время жил во Франции. Я видел поведение водителей, ты можешь, т.е., наверное, с точки зрения нашего ГИБДД, это страшное нарушение, но ты можешь из четвертого ряда повернуть куда-нибудь направо, и тебя все пропустят, потому что у них психология такая, что я сам могу оказаться в такой же ситуации, чтобы меня тоже пропустили.

Д. МУРАТОВ – Может быть, они знали, что это ты ехал просто.

В. ДЫМАРСКИЙ – Наверное, да. Хорошо, давайте еще один вопрос попробуем, здесь у нас нет звонков, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ ВИТАЛИЙ (Москва) – Хотел узнать, вы, действительно, не понимаете, откуда истоки фашизма?

В. ДЫМАРСКИЙ – А вы понимаете?

СЛУШАТЕЛЬ ВИТАЛИЙ – Я понимаю.

В. ДЫМАРСКИЙ – Откуда?

СЛУШАТЕЛЬ ВИТАЛИЙ – Давайте параллель проведем.

В. ДЫМАРСКИЙ – ТОЛЬКО недолго.

СЛУШАТЕЛЬ ВИТАЛИЙ – С Веймарской республикой, откуда там взялся фашизм?

В. ДЫМАРСКИЙ – На реваншизме после первой мировой войны.

СЛУШАТЕЛЬ ВИТАЛИЙ – Да, у нас что происходит?

В. ДЫМАРСКИЙ – После поражения в холодной войне.

СЛУШАТЕЛЬ ВИТАЛИЙ – После поражения в холодной войне, и там, и здесь.

В. ДЫМАРСКИЙ – Это я пытаюсь вашу логику разгадать.

СЛУШАТЕЛЬ ВИТАЛИЙ – Да, это верно. Еще добавлю, что 70% российского капитала — это капитал еврейский.

В. ДЫМАРСКИЙ – Это мы уже слышали, спасибо.

Д. МУРАТОВ – Послушайте.

В. ДЫМАРСКИЙ – Минута есть для того, чтобы определить.

Д. МУРАТОВ – Секунду, я категорически протестую называть наш «Газпром» еврейским капиталом, а также примкнувшую к нему «Роснефть», огромный ВПК и «АвтоВАЗ». Вы кого сейчас назвали еврейским капиталом? Вы «Газпром» назвали еврейским капиталом? Там, где фактически председателем совета директоров — первый вице-премьер Медведев, вы это называете еврейским, как вы можете, товарищ?

В. ДЫМАРСКИЙ – Где Шредер еще сейчас, между прочим.

Д. МУРАТОВ – Просто даже как-то обидно за «Газпром». Я полагаю, господин Миллер сейчас нас слышит с чрезвычайным выражением на лице.

В. ДЫМАРСКИЙ – Семен?

С. НОВОПРУДСКИЙ – Тут комментировать нечего, это, действительно, вообще поразительно. Эти мифы, как раз об этом и речь, почему в стране много ксенофобии, это ведь классическое проявление ксенофобии, а оно, на самом деле, у вполне вменяемых и спокойных в быту людей. Это же распространенная точка зрения.

В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, хорошо. О мифах будем продолжать говорить через несколько минут после небольшой паузы.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ – Еще раз приветствую наших слушателей и зрителей, мы продолжаем программу «Особое мнение», напомню, что в гостях у программы сегодня Дмитрий Муратов, «Новая газета», Семен Новопрудский, газета «Время новостей». Я ее веду, эту программу, зовут меня Виталий Дымарский. Мы продолжаем. Но тема горячая, ту, которую мы начали уже обсуждать. У нас, давайте немножко на отклики посмотрим, на то, что вы уже сказали. Это, по-моему, у нас Муратов говорил, вот ему ответ. Зачем вы нагнетаете обстановку, без каких это национальных республик не выживет Россия, без 3 млн. татар, без миллиона чеченцев или без полумиллиона якутов? Дмитрий? По-моему, это патриот, видимо, пишет.

Д. МУРАТОВ – Я не знаю, я этого не говорил. Говорить про это, отвечать на этот вопрос очень странно, но это же наша страна, ну что же мы, давайте, что, мы не выживем без левой руки или без правой руки, а что, без этого маленького уха, которое называется какая-нибудь, что это, это не разговор, это не аргумент. Просто я услышал эти отклики, Наум, я вдруг понял, послушайте, существует…

В. ДЫМАРСКИЙ – Виталий.

Д. МУРАТОВ – Виталий, простите ради бога, существует какая-то страшная, существует какая-то диковинная вещь, вы знаете, почему-то вдруг людям иногда начинает казаться, что именно фашисты защищают интересы русских. Эта мысль меня сейчас, когда, Виталий, ты прочитал эти отклики, меня просто поражает. Это с каких это пор, что же такого конструктивного создали для нашей страны за все время фашисты, чтобы они сейчас стали выразителями интересов народа?

В. ДЫМАРСКИЙ – Дима, но показывали же этих молодчиков, которые кричат «Хайль, Гитлер», как можно представить себе в нашей стране, чтобы люди кричали «Хайль, Гитлер» после того, после второй мировой войны, после всего того, что переживала наша страна? Это вообще в голове не укладывается. А здесь предлагают нам такую меру, в первую очередь, надо запретить фашистскую литературу, которая почти на каждом шагу, это поможет, откровенно говоря? Конечно, ее запретить надо, бесспорно. Это влияние литературы или чего-то другого?

С. НОВОПРУДСКИЙ – Запрещать надо только по суду, большинство ведь людей, которые активно участвуют, как орудие, они ведь вообще ничего не читают, а большинство людей, которые активно участвуют, как организаторы, они иногда читают вполне даже вегетарианские книжки, являются достаточно образованными. Поэтому как раз дело, безусловно, не в литературе, хотя ее по суду вполне можно запрещать.

В. ДЫМАРСКИЙ – Так, здесь еще у нас, где-то здесь пришло, 800 тыс. евреев, это, по-моему, Новопрудский говорил, 800 тыс. евреев консолидированы и потому могут управлять 80 млн. разобщенных русских, вот и весь секрет, который вы не видите, пишет нам Вадим из Москвы.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Кем консолидированы, хотелось бы знать, конечно. И кроме того, вообще трудно себе представить, что такое 800 тыс. начальников, 800 тыс. — это тоже очень большая цифра.

В. ДЫМАРСКИЙ – Над 80 млн. Здесь нам прислали высказывание Давида Самойлова, который в свое время сказал — неужели русская нация настолько ничтожна, что кучка иудеев смогла разложить царизм, произвести революцию в великой стране и до сих пор разрушает экономику, культуру и т.д., что же это за нация? Англичане и французы никогда бы этого не позволили.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Про это же еще Бердяев писал, это вечные аргументы в вечном споре, который просто сейчас опять оказался актуальным, потому что, действительно, социально близкими чувствуют себя люди, которые такие споры ведут.

В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, давайте все-таки еще звонки послушаем. Может быть, нам что-нибудь новое скажут. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Москва) – Я хочу спросить, почему вы, журналисты, вместо того, чтобы сказать преступник убил человека, говорите русский убил еврея, объясните.

В. ДЫМАРСКИЙ – Спасибо, Сергей. Кто-нибудь говорил, что русский убил еврея? Во-первых, евреи никого не убивали.

Д. МУРАТОВ – Позвольте хотя бы один пример, потому что отвечать на высказывание, давно известное, что вы доили козу у Марьи Степановны, а потом по этому поводу оправдываться, я не хотел бы. Приведите один пример, я оплачу ваш междугородный, если это есть, звонок, обещаю вам.

В. ДЫМАРСКИЙ – Звонок из Москвы, дешево обойдется.

Д. МУРАТОВ – Из Москвы, значит, тариф мобильной связи, пожалуйста, любой пример.

В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Это просто неправда.

В. ДЫМАРСКИЙ – Слушаем вас, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (Петербург) – Вы знаете, у меня такое подозрение, возможно, вы его опровергнете, что на «Эхо Москвы» ввели цензуру, т.е., скажем, от неудобных вопросов вы освобождаетесь.

В. ДЫМАРСКИЙ – Какой, хотя бы один пример?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Например, я раньше дозванивался легко до вас по сотовому телефону из Петербурга, а потом пошло такое дело.

В. ДЫМАРСКИЙ – А сейчас стало трудно?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Идет вызов, подождите, я по другому телефону дозвонился теперь, идет вызов, идет определитель, я чувствую, как прошел вызов.

В. ДЫМАРСКИЙ – Где здесь определитель номера?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – И сброс звонка, а по другому телефону я легко дозвонился.

В. ДЫМАРСКИЙ – Это все, что вы хотите сказать?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Да, я о цензуре на «Эхе».

В. ДЫМАРСКИЙ – Гениально, спасибо. Это у нас люди, не жалко, ведь из Санкт-Петербурга звонит ради этого.

Д. МУРАТОВ – Нет, сам взял, ввел себе цензуру.

СЛУШАТЕЛЬ (Петербург) – Конечно же, сейчас немножко растерялся, что так резко, конечно же, всякую чушь говорят всякие антисемиты.

В. ДЫМАРСКИЙ – Скажите нам что-нибудь дельное.

СЛУШАТЕЛЬ – Хотел бы, это у меня всегда заготовка есть, я давно хотел сказать прекрасные слова Бродского на это тему, Бродский, он много мудрости говорил, советую всем почитать, не только его стихи, но и большая такая книжка есть, интервью, большая книга интервью. Так вот, он на это тему сказал там неоднократно, потому что много.

В. ДЫМАРСКИЙ – Если можно, вы хотите процитировать его?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, непременно, пересказать, конечно, что он говорит, для меня человек, прежде всего, или умный, или глупый, или он смелый, или он трус. И только на 1035 месте он татарин или монгол или кто еще. Лучшее отношение к этому вопросу. Люди, конечно, преувеличивают. И кроме того, второй фактор, все эти антисемиты, в общем-то, они показывают просто свою глупость, потому что для глупого всегда просто объяснять какой-то причиной, цветом волос, национальностью, еще чем-то. Им так легче жить, понимаете?

В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, спасибо, спасибо. Я думаю, что нельзя не согласиться со словами Бродского, я очень люблю этого поэта, хотя, в данном случае, это, в общем-то, лежащие на поверхности, по-моему, вещи, которые, я думаю, что все нормальные люди делят окружающий мир не по национальному признаку, а по каким-то совершенно другим.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Беда в том…

В. ДЫМАРСКИЙ – Нравится, не нравится.

С. НОВОПРУДСКИЙ – Что часто глупые оказываются сильнее. Это очень большая проблема.

В. ДЫМАРСКИЙ – Это уже беда. Давайте еще попробуем звонок. Есть у нас звонок? Есть. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЯНА (Москва) – Я хотела просто сказать, я очень рада, что вы Дмитрия Андреевича пригласили, я счастлива, что издается такая газета, «Новая газета».

Д. МУРАТОВ – Спасибо.

В. ДЫМАРСКИЙ – Спасибо, Яна, спасибо. Это Дмитрию Муратову.

Д. МУРАТОВ – Виталий, а можно одну реплику короткую?

В. ДЫМАРСКИЙ – Конечно, можно, только недолго.

Д. МУРАТОВ – У меня такое впечатление, что нас троих сейчас все-таки втянули в разговор.

В. ДЫМАРСКИЙ – Да.

Д. МУРАТОВ – Про евреев, таджиков, немцев, нас опять втянули в тот разговор, собственно говоря, когда мы считаем, что главное-то как раз не в этом. Я не хочу больше втягиваться на этот разговор, как говорят в определенных кругах, вестись на это тему по одной причине, понимаете, когда люди не могут повлиять на власть, которая не делает для людей ничего хорошего, эти обездоленные люди всегда дотягиваются до кого-то, кто хоть за что-то должен ответить. Этими людьми, не обезопашенными, не охраняемыми, вне бронированного транспорта, вне кремлевских стен и полков.

В. ДЫМАРСКИЙ – Громоотводы.

Д. МУРАТОВ – Оказываются точно такие же обездоленные, как они сами. Точно такие же обездоленные, как они сами. А отчасти жирующим это, в общем, они на это смотрят как на такую схватку, еще представляют себя едиными гарантами, единственными, которые могут как-то эту ситуацию остановить. Нельзя переходить эту грань.

В. ДЫМАРСКИЙ – Дима, поскольку остается 10 секунд, я просто хочу завершить тем, что сегодня сказал немецкий журналист на «Эхе Москвы», говоря о каком-то своем дяде, что в Германии все в 30-м году начиналось с этого же. До следующей встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире