'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 30 декабря 2005, 19:08

30 декабря 2005 года

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» М. Леонтьев – журналист



Эфир ведет Матвей Ганапольский





М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Программа «Особое мнение». Последняя программа в этом году. В студии Михаил Леонтьев. Добрый вечер, с наступающим новым годом, счастья и радости в новом году. Более правильных мыслей…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Более чем…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Более демократических.

М. ЛЕОНТЬЕВ — А разве можно еще более правильные и более демократические мысли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть ты либерал. Такой финал либерализма. Сублимация либерализма. Тут пришло очень смешное сообщение. Геннадий из Москвы. «Михаил, объявите, пожалуйста, мораторий на политику на время заключительной в этом году передачи «Особое мнение». Не являясь вашим поклонником, тем не менее, не могу не отметить прошлогоднюю передачу, где вы говорили о кулинарии. Попробуйте поговорить о вкусных (с вашей точки зрения) блюдах русской, грузинской, украинской, — украинской – нет, друзья… Все позже.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Украинская очень вкусная.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Но теперь приготовить же смаженную колбаску или, например, борщ украинский …

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ты знаешь, обходились без газа как-то до того.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть нормально. То есть это возвращение к народным истокам. Мы помогаем вернуться.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Конечно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – …Пусть это станет традицией». Вы знаете, дорогой Геннадий, я вам хочу сказать…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Настоящей дровяной печи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Конечно. И с дубиной за мамонтом. Я хочу вам сказать, дорогой Геннадий, что в какой-то степени сегодня Леонтьев будет такой мирный, пушистый, белый. Если только вы его не выведете. Я лично сегодня буду еще белее и пушистее, чем он. И вообще передача у нас с тобой сегодня будет носить удивительно гуманитарное измерение.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я все-таки хотел бы…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Одну секундочку.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Предупредить зрителей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сейчас ты предупредишь. Я хочу сказать, что сейчас я прошу всех, поскольку мы будем говорить о гуманитарных вещах, а именно о литературе и кино, что было обещано мною Леонтьеву после окончания прошлой передачи. Я прошу слабонервных достать валокордин, корвалол, что там еще успокаивающее. Кувалду, если необходимо. Потому что сейчас будет откровение Господне, сейчас Леонтьев скажет свое мнение о фильме «Мастер и Маргарита» и о книжке «Мастер и Маргарита». Пожалуйста.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я в отличие от авторов фильма и книги на откровения Господне не претендую, сразу хочу сказать. Я вообще не стал бы на эту тему говорить, ну мало ли, мы же не комментируем высокорейтинговую телевизионную продукцию. «Рабыню Изауру» какую-то или «Аншлаг». Почему мне кажется что важно об этом говорить. Потому что это такая базовая вещь. Потому что имеется в виду, что вот роман, экранизация его это является продуктом высокой, чуть ли ни конечной духовности. И это очень, на мой взгляд, страшно. Я бы начал с того, что я хотел бы разделить роман и экранизацию. Начать с романа, потому что тогда будет вообще непонятно про экранизацию. Я считаю М. А. Булгакова очень хорошим писателем, правда. У него есть великолепное произведение, он очень хороший стилист, у него есть рассказы, от которых у меня мурашки по коже просто. «Красная корона», «Белая гвардия» и так далее, даже его вот эти утопии «Роковые яйца», Собачье сердце", ну, такая достаточно популярная в те годы, кстати, традиция чапековская. Роман отличается принципиально одной вещью. Он действительно писался Булгаковым для себя. Он, правда, писался в стол, но не просто в стол, потому что цензура свирепствовала и не давала опубликовать, я думаю, что если бы этот роман в столе нашли те, которые кому-то давали или не давали публиковаться, вряд ли это бы имело для Михаила Афанасьевича какие-то тяжелые последствия. Роман он писал для себя и это самое главное, что он делал с собой. Вот Радзиховский здесь в эфире говорил о том, что более кощунственного антихристианского произведения, чем «Мастер и Маргарита» нет. Собственно это совершенно правда. Это абсолютно очевидная вещь. И не в этом как раз дело. Дело не в кощунстве, мало ли, сколько было антирелигиозных произведений, особенно в ранние советские годы. Дело в том, что для чего Булгаков писал этот роман. И тут мне приходит в голову такая вещь. Меня удивляет, как наши либералы, либеральная интеллигенция, как она дохнет по этому роману. Сохнет просто. Потому что в истории…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нашел. Нашел. Просто замечательно…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ну действительно. Послушай, Матвей. В истории литературы, да и, наверное, публицистики не было столь откровенной и мощной апологетики сталинизма, как роман «Мастер и Маргарита». Это он мне должен был нравиться вроде бы как этатисту. Хотя мне он не нравился с детства. Он у меня вызывал просто омерзение.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А в чем там…

М. ЛЕОНТЬЕВ — В чем смысл. Вот зачем понадобилось сыну профессора богословия, хорошего профессора, воспитанного в этой традиции, зачем ему понадобилось перекладывать на совершенно иной лад Евангелие. Вообще писание. Это же не просто кощунство, взял, надругался. Ничего подобного. Он Булгаков хотел этим романом примирить себя, этизировать свое существование в рамках советской действительности. Он хотел нравиться. Ведь в чем проблема. Я же когда читал роман, маленький еще был, мне с самого начала это показалось очень странным. И потом когда я увидел письма Сталину булгаковские, я понял, что такие письма должны были быть. Они полностью соответствуют логике романа. Я хороший, я умный, я великий, я ваш, а вы меня не любите. Он добивался любви не от населения, не от народа, а от власти. Потому что власть… Роман это поэтика, мистика власти. Власть вне морали. Власть она выше всего. И для того, чтобы себя каким-то образом примирить с этой действительностью, он должен был для себя именно в тех традициях, в той терминологии, в том видении, в котором он воспитывался. Ведь Булгаков не совсем советский писатель. Вот Ильф и Петров советские писатели. Им не надо было примерять себя с советской действительностью. Они настоящие советские писатели. А Булгакову нужно было сделать себя советским писателем. И он это пытался сделать этим романом. Внутри себя. Не власти он писал, не для сталинской премии, он писал для себя. В стол. И характерно, что у Ильфа и Петрова есть образ Булгакова. В этом романе в «Золотом теленке» есть типичный Булгаков. Это Васисуалий Лоханкин. Вот это есть Булгаков в понимании Ильфа и Петрова.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это твои представления.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Это в широком смысле. Не конкретно Булгаков. Но вот именно Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У этого роль в русской литературе. Ну, хорошо.

М. ЛЕОНТЬЕВ — То же самое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Извини, пожалуйста, мы сейчас сделаем паузу. После этого продолжим немного говорить о романе и, наверно, несколько слов скажешь о фильме, если захочешь.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Михаил Леонтьев уже успел в первой части нашей программы обвинить либералов в том, что они не то видят в романе «Мастер и Маргарита».

М. ЛЕОНТЬЕВ — Они ничего просто не видят. Это их обычное состояние.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я понимаю. Либералы они губят не только страну, но и литературу.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Себя они губят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Сергей пишет: «Зная о цензуре Ганапольского, — какая цензура, — я не могу отказать себе в желании сказать: господин Леонтьев, а образ Берлиоза вам никого не напоминает. Посмотритесь в зеркало, начало романа написано о вас. Попробуйте меня опровергнуть». Что опровергнуть. Во-первых, опровергать должен Булгаков. Во-вторых, мне кажется, что с Леонтьева списан образ Кота. Вот у меня такое твердое убеждение

М. ЛЕОНТЬЕВ — Малобюджетного. Бортковского кота.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И тут еще одна интересная история. Один человек говорит, Владимир или кто, прошу прощения: «Михаил, полностью согласен с вашей оценкой экранизации». Довожу до вашего сведения, что он про экранизацию еще ни слова не сказал. Ну, хорошо, послушай. Ведь в романе каждый видит свое.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Понимаешь, там есть вещи, которые написаны русскими буквами. Чего можно видеть свое. Если вы читать не умеете, то, наверное, можно увидеть свое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, вопрос трактовки.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Какая трактовка?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Трактовка у тебя, что это…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Есть христианская идея, в основе которой абсолютно нерелятивная христианская мораль. Понятие о добре и зле разделены. Что делает Булгаков. Он примерно так же, как товарищ Ленин, у которого мораль она классовая, то есть то, что в интересах правящего класса, то значит мораль. Он делает ее релятивной. То есть, власть находится вне морали. Я тот, кто…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, может быть он и показывает власть вне морали. Только со знаком…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Он ее так понимает власть. Он ее так чувствует. Это видно. Еще раз говорю, есть документальное подтверждение – это его письма. Эти письма для меня это было просто откровением. Ну, так вот, теперь дальше. Сам роман по себе очень странный. Опять же там же три слоя, есть вот эта вот псевдоевангелическая притча, то есть пародия на Евангелие, и которая выполняет основную идеологическую функцию. Есть тема Мастера личная тема, которую я вообще трогать не буду. Она отдельно, она очень личная действительно. Она связана с той и с другой. И есть вот этот набор газетных фельетонов. На мой взгляд, крайне слабых. Булгаков же долгое время писал в огромном количестве эти фельетоны в газетах, зарабатывал на них деньги. Они в принципе понимаете, существует Ильф и Петров, вот про то же самое… Легкость некая. Существует Зощенко, у которого есть поэтика колоссальная. И вот эти вот… я не знаю, мне за Булгакова очень обидно. Потому что блестящий действительно стилист. И вот что Бортко взял из Булгакова именно вот эти газетные фельетоны. Были такие экранизации Зощенко в советское время. Такие примитивные, где все это сводилось к анекдотам.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ильфа и Петрова.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Нет. Я Ильфа и Петрова сейчас не трогаю. Известные экранизации, может кто-то их помнит. Вот это то же самое. Набор каких-то социальных, такой «Фитиль» о наших недостатках. Кстати, между прочим, заметь одну вещь очень интересную. Вот у Булгакова можно отрывать голову, ноги кому угодно. Берлиоз и так далее. Есть одна категория трудящихся, с головы которых не упал ни один волос. И даже ничего мелкокритического в отношении к ним нигде никогда. Это НКВД. Сотрудники НКВД абсолютно неприкосновенны. Не потому что он их боялся, а потому что они являются эманацией этой самой власти, которая вне всего.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У тебя есть один человек, которого ты не критикуешь никогда. Это президент Путин. Ты критикуешь все его окружение, но Путин, у Путина ни один волосок, если экстраполировать на журналистскую профессию.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ну почему. Матвей, ты не прав. Это нечестно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Если ты его и подвергал критике, то только за излишнюю мягкость.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Есть огромное количество вещей в политике…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У каждого есть чувство самосохранения. Правильно?

М. ЛЕОНТЬЕВ — У нас в стране вся власть, при чем тут самосохранение, вся власть в буквальном смысле сосредоточена в руках одного человека. Это президент. Реально. И поэтому, когда я высказываю резко негативные суждения по тем или иным сторонам политики существующей, это относится к президенту. Это не значит, что я всегда прав.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но ты его подвергаешь критике только  за одно – за мягкотелость. Греф, Кудрин должны быть вышвырнуты…

М. ЛЕОНТЬЕВ — При чем тут мягкотелость. А может он либерал. Он-то как раз более либеральных взглядов…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я понимаю, но поэтому ты его и ругаешь.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ну так я его ругаю. Ну и что? Я его ругаю за то, что мне не нравится, а за то, что нравится, не ругаю. Вот и все.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, договорились.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Чего ты от меня хочешь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, я от тебя ничего не хочу. Тем более в преддверии Нового года. Я хочу уже тебя совокупить с нашими…

М. ЛЕОНТЬЕВ — А про экранизацию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Только два слова.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Два слова. Одно. Одно слово даже. Меня…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Только тщательнее, тщательнее…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я совершенно не понимаю, что происходит с Бортко. Я видел один фильм, знаю его наизусть практически. Называется он «Собачье сердце». Это гениальный фильм. Это гениальное произведение режиссуры. Там с любого момента любой кадр можно смотреть сколько угодно. Это просто шедевр режиссуры. Это произведение, которое существует самостоятельно и отдельно вместе с романом того же самого Булгакова, который сам по себе тоже очень неплох. И вдруг после этого этот человек снимает какие-то совершенно странные вещи. Вот у меня сомнения, это тот ли человек или с ним что-то случилось в процессе. Что-то с ним (неразборчиво) этот нечастный. Там же нет режиссера вообще. Слава богу, там великолепный текст Достоевского, и отличные актеры, которые занимаются литературным чтением. В течение многих серий они читают в каких-то интерьерах тексты Достоевского. Режиссера там нет. Вот сказать, что режиссер в «Собачьем сердце». Там Режиссер Режиссерович. Там полно режиссуры. Здесь вообще ничего нет. Я не говорю про «Бандитский Петербург». Здесь вообще такое впечатление, что он отдыхал. Он пошел выпить куда-то с друзьями и не вернулся. Там вообще нет никакой режиссуры. И он, я не могу даже сказать, понял то, о чем я говорил, понимал или думал об этом Бортко. Он вообще ни о чем не думал. Его там нет. С этой точки зрения сам роман является как сказать, мерзкой пародией, а это пошлая пародия на мерзкую пародию. Смотреть это вообще невозможно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Пошлая пародия на мерзкую пародию. То есть пошлая пародия это фильма на мерзкую пародию – роман. Все. Вот на этой замечательной ноте, где пропета осанна нашему отечественному кинематографу…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Причем тут отечественный кинематограф. Чего ты обобщаешь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, ну как. Хорошо.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я говорил о конкретной вещи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мнение господина Леонтьева по поводу этого фильма это его мнение. Мочить в сортире его, непосредственно его. Вот не имеет он никакого отношения. Мою точку зрения я высказал в прошлой передаче. Ее не меняю. Вышел режиссер, зашел, ну вышел, а тебе что не нравится. Ну, вышел он перед Новым годом. Теперь переходим к вашим звонкам. Самое малопродуктивное, если вы сейчас начнете спорить с ним по поводу романа. Давайте…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Почему?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо. Мне все равно. Душа моя вольна. Слушаем вас. Поздравляйте нас с Новым годом.

СЛУШАТЕЛЬ – Поздравляю вас с Новым годом. Матвей Юрьевич и Михаил Владимирович. Меня Александр зовут. Желаю счастья, любви и здоровья. Михаил Владимирович, вопрос по поводу Украины и газа. Хотят, чтобы вмешалась Европа и Шредер, которого мы назначили от «Газпрома» куда-то. И вот вопрос. Как вы считаете, западное вмешательство будет на стороне Украины или на нашей стороне, так как они все-таки зависят от нас.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понятно. Коротко ответь.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я абсолютно уверен, что, начиная эту историю с Украиной, Россия, российская сторона заручилась абсолютным пониманием наших партнеров западных. Эти партнеры у нас не на год, не на контракт, они почти навечно. На очень долгие годы. С политической точки зрения можно сказать навечно. Там длинные контракты. Все эти коммуникации, тот же самый Северный газопровод строится же не на 5 лет. Конечно, визг такой пиарный будет колоссальный против России. Но никаких действий против России Европа предпринимать не будет. Что касается практической стороны дела. Если Россия будет выполнять свои контрактные обязательства, поставлять законтрактованные и оплаченные объемы газа в Европу, а Украина будет их красть, то Украина получит иски полноценные. Если это будет продолжаться сколько-нибудь значительное время, я думаю, что это просто означает прямой дефолт, арест имущества украинского в мире, я не знаю, что может быть. Потому что это поведение беспрецедентное в мировой истории. Таких вещей никто никогда не делал. Газ не оплачен, он не законтрактован, никаких обязательств нет, никакого газа в этой трубе украинской не будет. Еще раз говорю, бедная несчастная «оранжевая» власть нет у нее в этой ситуации выхода вообще. У нее нет просто выхода. Почему они себя так ведут. Им нечего терять. Потому что они не выживут. Подпишут они контракт, — они не выживут, не подпишут – они не выживут. Поэтому они надеются, я не знаю, хрен знает на что, на чудо, на то, что Россия прогнется, как прогибалась всегда. Но этого не будет. Они не жильцы. Оказалось, их концепция…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вся Украина умрет или часть останется?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Украина не умрет. Не умрет Украина. Уйдут просто «оранжевые», уйдут с позором, оплеванные собственной страной.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Извини, не могу отказать себе. Друзья, я обращаюсь только к украинцам. (говорит по-украински). Спокойно. Ну, Леонтьев, что можно взять с него.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Газу с меня…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Иногда можно с любого. Следующий телефонный звонок. Какой хочешь, местный или импортный?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я предпочитаю всегда местные.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Пожалуйста. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Сергей, Москва. У меня вопрос к Михаилу Леонтьеву. Скажите, пожалуйста, вот сейчас все зациклены на газовой трубе. Никто не говорит о проектах Сахалин-1, Сахалин-2, в которых Россия теряет гораздо больше денег. И второй вопрос. Раз пошел разговор о деньгах, царские деньги, царские долги – судьба этих долгов никого не интересует.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Что вы имеете в виду…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ответ Михаила Леонтьева будет после новостей.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что ты ответишь по царским долгам?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Там еще был вопрос про Сахалин. Это довольно сложно. Я сейчас не буду рассказывать про плюсы и минусы, но это сложный вопрос. Он неоднозначен. Да, мы что-то теряем, что-то получаем. Что касается долгов. Я напомню, процитирую товарища Чичерина, который сказал, что революция как акт насильственного разрыва с прошлым, порывает со всеми обязательствами прежних правителей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Чудесная фраза.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Эта чудесная фраза. Но эта чудесная фраза была признана западными державами, которые восстановили с Россией в полном объеме дипломатические, с советской Россией, с Советским Союзом, дипломатические экономические отношения. Россия, РФ так называемая является правопреемником Советского Союза. И никаких дополнительных с юридической точки зрения… Тем не менее, Россия признала факт долга и оформила даже некое соглашение символическое с Францией, французские в основном были долги по бумагам царским, по возвращению каких-то символических сумм держателям этих царских бумаг. Это соглашение было Францией принято. Эти деньги были получены людьми, стало быть, с юридической точки зрения проблемы не существует. Она решена. Вот все.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Знаешь, как говорят: ну и хорошо. Ну и ладненько. Дальнее зарубежье. Телефонный звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Елена, я звоню из Германии. С наступающим Новым годом вас.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Абсолютно взаимно.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу очень поблагодарить сэра Леонтьева за его такую политику. Большое спасибо вам, сэр Леонтьев, что вы так хорошо всегда сэра Ганапольского отбриваете за его антироссийскую политику. Спасибо, с Новым годом, до свидания.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо большое.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Это он притворяется. Карьеру делает. Притворяется Ганапольский. В действительности у него абсолютно пророссийские взгляды. Он шовинист. Империалист.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Более того антисемит.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Это само собой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Следующий звонок. Мне так понравилось, опять заграница. Свалился звонок, давай Москву.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Михаил, я Санкт-Петербурга. У меня три маленьких вопроса к господину Леонтьеву. Уважаемый Михаил, можете мне объяснить, почему Украина, получая от России газ по 50 долларов за тысячу кубов, перепродавала их достаточно долго Венгрии, Румынии, Болгарии по 250 долларов, при этом получала дешевые трубы, изготавливала и продавала опять же по этим ценам эти трубы в Россию. И почему при этом Украина стала членом ВТО, и мы не применяли к ней до этого никаких санкций? Большое спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У меня к вам вопрос по поводу перепродажи Венгрии и так далее, откуда сведения?

СЛУШАТЕЛЬ – Это известно. В открытых источниках есть. Эти контракты в 2003 году «Нафтогаз Украины» подписал со швейцарскими фирмами…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понял вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Это все есть в Интернете.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Еще один уточняющий вопрос. Вы слышите меня?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Скажите, если вы что-то покупаете где-то, неважно что, просто так вопрос за засыпку. Вы имеете право это продавать? В контракте есть указание, что вы не имеете право это перепродавать?

СЛУШАТЕЛЬ – Вообще-то говоря, в контракте с Украиной запрет на реэкспорт во всех контрактах был.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо большое. Теперь Леонтьев вам отвечает.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не могу подтвердить или опровергнуть конкретно перепродажу Венгрии, Румынии и так далее, каких-то объемов газа. Я знаю, что огромные объемы газа. Последняя история была с 7 млн. кубов, которые неизвестно куда делись. То есть понятно, неизвестно куда. Они же не улетучились, они были проданы. Может быть, в Украине, может быть за ее пределами. Наверное, и там, и там. Бизнес этот существовал, мы знаем этот бизнес. В этом бизнесе участвовали обе стороны. Почему до определенного момента украинские чиновники хранили такое спокойствие по поводу газового контракта. Они были уверены, что они договорятся между собой, эти люди, которые пилили газ между собой, рассчитывали, что у них есть контакты, взаимопонимание, любовь и так далее. Та же самая Юлия Владимировна Тимошенко…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Любовь точно была?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Миша…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Юлия Владимировна Тимошенко, которая свое состояние сделала именно на этом впрямую. Что касается вступления Украины в ВТО, вас обманули, Украина в ВТО не вступила. Пока. Наверное, вы перепутали с присвоением Украине статуса страны с рыночной экономикой. Что в настоящих обстоятельствах выглядит просто смешно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давай следующий звонок из-за рубежа, из-за дальнего. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Но я не из-за рубежа. Я из России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Я из Саратова.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – О, это дальнее зарубежье.

СЛУШАТЕЛЬ – Да уж дальнее. С Новым годом хочу вас поздравить. А вопрос такой. Михаил, вы не считаете, что вся эта проблема по поводу газа может состоять в том, что мы Россия, Украина и Белоруссия должны жить в едином государстве. Это единое экономическое было пространство. Сейчас оно просто разрушено и поэтому у нас такие проблемы. Зачем мы понаставили всяких границ к чертовой матери, их надо просто все убрать.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ровно про то я все время и говорил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это вы налили масла…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я могу сказать одно. Украина, украинская экономика в настоящем своем виде не может существовать нормально, но мы знаем страны, которые живут как-то без экономики. Грузия, или Молдова. То есть люди ездят за рубежом и пересылают деньги, заработанные за счет этого, как-то обеспечивают воспроизводство жизни на собственной территории. Ну, нет экономики, на нет и суда нет. Украина все-таки не Молдова. Украина большая индустриально развитая страна. Наверное, не менее, а может быть даже более индустриально развитая, чем Россия. В едином экономическом пространства цены на базовое энергетическое сырье будут, должны быть одинаковые. Потому что в данном конкретном случае никакого единого пространства быть не может. Вот и все.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Послушай, у нас осталось две минуты. И хватит уже этих вопросов про газ, хватит. Надоело. Я еще сегодня пощадил тебя, сейчас был бы крик и визг, я про Саакашвили ничего не спрашивал. Пожалел и Саакашвили, и тебя. У меня просьба, вот Новый год впереди у нас и следующий год, полный ожиданий и полный опасений. Я бы хотел, чтобы ты не говорил ни про ожидания, ни про опасения, а просто сказал какие-то желательно, насколько у тебя это получится теплые слова нашим радиослушателям, которые в отношении тебя, кстати, делятся очень полярно. Некоторые считают, что ты наше такое имперское все, правильное имперское все, а другие, что ты исчадие ада. И тем и другим ты должен как-то выдавить из себя теплые слова.

М. ЛЕОНТЬЕВ — И те и другие правы. Я рад, что некоторые меня терпят и слушают. Особенно я обращаюсь к тем, кто меня не любит, потому что если они не любят и слушают, мне это особенно приятно. Со своими мы всегда договоримся.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Чего ты на меня при этом посмотрел. Какой я тебе свой?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Свой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Тоже мне свой. Чужой ты, Карацупы на тебя нет с собакой. Ну-ну.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Это что, бандеровец Карацупа у нас?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Собака бандеровец.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ну вот, я желаю всем счастья, я желаю всем спокойствия я желаю, чтобы все были живы-здоровы. Что еще можно пожелать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сейчас хочется закончить передачу, но у нас, черт побери, еще 30 секунд. Тогда, если позволишь, два слова я скажу. Дорогие друзья, еще один год вы были вместе с нами, и сейчас мы будем отдыхать. Отдыхать недолго, потому что когда ты выходишь на работу?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Это зависит, если нормально, то 11 числа.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Короче говоря, некоторые лентяи выходят 11 числа, а некоторые те, кто работают, они типа 3 числа в эфире, потому что все продолжается.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Вы не можете, без вас невозможно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хочу сказать…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Потому что вы осуществляете важнейшую функцию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, важнейшую функцию. Разложения России. Друзья, не забудьте, что, несмотря на новогодние праздники, особенно это касается наших слушателей «эховских», вы будете отдыхать, мы будем работать. И программа «Особое мнение» каждый раз, правда, в некоторых случаях с другими гостями на своем месте в 17 и 19 часов. С Новым годом, с новым счастьем! Сейчас Норкин появится в эфире для телезрителей RTVi, а «Эхо Москвы» продолжит свои замечательнейшие передачи. С Новым годом, Леонтьев скажи красиво – С Новым годом!

М. ЛЕОНТЬЕВ — С Новым годом! Красиво?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все, пока.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире