'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 03 ноября 2005, 19:08

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, это «Особое мнение» в эфире компании «АР-ТВ-Ай» и на волнах «Эхо Москвы». Я, Нателла Болтянская и в студии у нас Леонид Радзиховский. Добрый вечер, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И я хотела бы начать — как обычно, у нас осколки прошлой передачи — я хотела бы начать с претензий в твой адрес от зрителей и слушателей по поводу того, что швейцарский

суд засудил иностранного гражданина, который обидел нашего. Очень просили обратить твое внимание на то, что Нильсон датчанин.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, и что, и что из этого следует?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И в этой ситуации кто свой, кто чужой?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, наши слушатели с большим удивлением могут узнать, что Швейцария людей не делит по национальности и расе — отсталая страна. Там делят по гражданству. Нильсон, насколько я понимаю, гражданин Швейцарии, а его расовое и этническое происхождение совершенно не волнует Швейцарию. Поэтому Нильсон для них свой гражданин Швейцарии, а Калоев – чужой гражданин России. В чем претензия, я не понял. Претензия к Швейцарии может быть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тогда я предлагаю обратить внимание Л.Радзиховского на сегодняшнее сообщение о том, что полномочный представитель президента в Южном Федеральном округе относится к предложениям о законодательном запрете ваххабизма на территории РФ весьма сдержано. «Сегодня у нас есть закон о борьбе с религиозным и политическим экстремизмом, который дает право запрещать эти проявления, и дает право Минюсту ставить вопрос о прекращении деятельности такого рода организаций». Итак, он считает, что, ну, преждевременно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нателла, я на такие сложные вопросы — действительно сложные… потому что надо быть специалистом по исламу – есть сунниты, есть шииты, есть ваххабиты — это довольно специальная религиозная тема, в которой я не просто не компетентен, а запредельно некомпетентен. И лезть со своими дурацкими замечаниями…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А признаки экстремистского движения ты можешь определить?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, признаки экстремистского движения очевидны – это просто насильственные действия, призыв к таким действиям. Говорят – поскольку точной информации мы никогда не имеем — что этим сильно увлекаются ваххабиты, те, кто причисляют себя к ваххабизму. Я думаю, что Козаку на месте виднее – надо ли законодательным порядком запрещать ваххабитов, или не надо. Но здесь, в эфире «Эхо Москвы» объяснить, чем ваххабиты отличаются от суннитов и шиитов — грамотно объяснить, не смешно, на обывательском уровне, а грамотно — я не могу. Я с удовольствием бы послушал, кабы мне это кто-нибудь, опять же, грамотно, мог объяснить. Я думаю… единственное, о чем я, кажется, могу судить немножко – это о том, что Козак производит впечатление, пожалуй, самого толкового, не суетливого и нетрусливого чиновника из ныне действующих, а может быть, даже и не коррумпированного. И поэтому мне кажется, что, поработав там достаточно долгое время, он может грамотно комментировать такие вещи. Я только прошу прощения — мы не начали с этого, а я хотел бы все-таки два слова сказать, буквально два слова. Сегодня умер Лацис Отто Рудольфович, и я хотел бы через эфир выразить и сочувствие его семье, и сказать, что я не был ни его другом, ни даже близким знакомым — так, несколько раз встречались. Но статьи его я, естественно, читал. Могу сказать, что это был все-таки один из действительно порядочных людей, что крайне редко бывает в нашей профессии. Человек, по-моему, ни разу не запачкавший свое имя ни в каких склоках, скандалах и прочих безобразиях, и человек вполне определенных убеждений. Которые он, как умел, отстаивал – опять же, не прибегая к запрещенным приемам. И это, конечно, очень большая потеря для журналистского цеха.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я думаю, что и многие наши зрители и слушатели присоединяются ко всем словам скорби и словам сочувствия в адрес близких семьи Отто Лациса. Я напомню, что это программа «Особое мнение», Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопрос. И вот пришел вопрос тут на пейджер, вопрос хамоватый, я сразу скажу: «Уважаемый Леонид, как вы собираетесь отмечать 4 ноября? Фамилия-то у вас польская — за целостность лица не боитесь?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, вы знаете, я за целостность лица, как вы выражаетесь, не боюсь. Фамилия у меня польская, начинка еврейская, тема – как мы начали с того, что в Швейцарии дикари только по государственной принадлежности делят, мы люди более интеллигентные, более продвинутые, смотрим в суть вещей, в национальный вопрос. Если же речь идет не обо мне лично, а о 4 ноября, то праздник этот придуман по очевидной причине – чтобы праздник праздником вышибать, выбить каким-то образом 7 ноября. Сам по себе день 4 ноября, я считаю, праздник неплохой. И если в этот день выгнали поляков из Москвы – замечательно. Если не в этот день выгнали – тоже неважно. Потому что все исторические даты – это более или менее преувеличенные героические мифы, точных описаний не бывает. Но я думаю, что если бы поляков выгнали из Москвы не 4 ноября, а 4 июля. То никто бы об этом не вспомнил, и не стал бы это отмечать. Ясно – искали праздник, который рядом с 7 ноября, чтобы сохранив рефлекс – а рефлекс выработался за 70 лет советской власти четкий — 7 ноября – праздничный день. Сохранив рефлекс переклеить бирку на том же самом рефлексе, и отмечать другой день. Чего взъелась нынешняя…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как это у вас, психологов, называется? Смена якоря?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: По-разному. В общем, рефлекс сохранить, на старом рефлексе новую бирку наклеить. Чего нынешняя администрация прицепилась-то к 7 ноября, то к костям Ульянова – я, честно говоря, этой дури понять абсолютно не в состоянии, потому что…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Эта дура» — это кто, простите?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Этой дури.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Извини, пожалуйста.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Дури этой понять абсолютно не в состоянии. Потому что, мне кажется, хватает немножко других событий.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы на этом месте сделаем паузу, и я напомню, что это «Особое мнение» и Леонид Радзиховский. Мы вернемся после короткой паузы.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: В «Особом мнении», напомню, на ваши вопросы отвечает журналист Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, про 4 ноября. Отчасти я понимаю, почему власть взъелась на это несчастное 7 ноября — революция все-таки, а власти не любят революций. Не только «оранжевых», но даже и красных. Отсюда благая идея заменить революционный праздник на что-то другое. Кстати, зря они прицепились к 7 ноября — да, это революция, безусловно, для власти штука крайне неприятная. Но кроме того ведь большевики не только революцию устраивали, они построили великий и могучий Советский Союз, по которому нынешняя власть так скорбит, они отгрохали такую вертикаль власти, что нынешней власти и не снилась. Они задушили свободы, они построили мощное государство, ракеты, бомбы, так что все замечательные патриотические вещи, которые вызывают такой восторг — их как раз сделали большевики, тот самый Ленин, и они идут из того самого 7 ноября. Так что власть зря уж так на них бочку катит. Но дело не в этом. Либеральные и интеллигентно мыслящие историки говорят, что 4-е ноября – это был первый случай проявления гражданского общества в России. Потому что никто не приказывал князю Пожарскому и гражданину Минину. Народ сам объединился — вот удачный случай гражданского общества – объединился выгнать захватчиков. И этот день – это праздник становления гражданского общества в России. Такой праздник меня более, чем устраивает — я тоже сторонник гражданского общества в России, и даже объединяющегося не только для изгнания поляков. Но вот 4 ноября в этом году, насколько я понимаю, собираются отмечать такие граждане Минины – князей я вроде среди них не заметил — которые объединяются против обеих моих ипостасей, допустим — против моей подозрительной фамилии и против моей еще более подозрительной национальности. Равно как и против многих других подозрительных людей. То есть, попросту говоря, это «черная сотня», которая собирается праздновать этот самый день становления гражданского общества. И я очень боюсь, что при нынешней ситуации то гражданское общество, которое может у нас самостоятельно и спонтанно развиться, оно ровно такое — те еще граждане Минины. Поэтому гражданское общество прекрасно, но в нашей атмосфере сегодня боюсь, что более приспособлена эта атмосфера, чтобы вырастали красно-коричневые, а иногда и просто коричневые цветочки.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Леня, они сами такие хорошенькие, или кто-то их, так сказать…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Сами. Вот в это я верю — вот это действительно гражданское общество, это носится в воздухе. Во всем мире, к слову сказать. Сейчас, естественно, будут вопросы про Париж…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Естественно. «Война предместий» – как ее назвали-то?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: «Война предместий», да. Я в Париже бывал много раз. Французы, когда с ними поговоришь — они ненавидят арабов. Просто ненавидят. Интеллигентные это как-то более или менее скрывают, а не интеллигентные говорят совсем просто. Чувства, которые рядовые москвичи испытывают к кавказцам – это бледные цветочки по сравнению с тем, что французы испытывают к арабам. Арабов они обвиняют во всех преступлениях, они считают, что арабы – паразиты, которые живут на трудовом поте французского буржуа. Арабы платят им не просто горячей взаимностью, а ненавидят их, если возможно, еще больше. Поэтому каким образом это до сих пор не взорвалось, это, в общем, в некотором смысле, загадка. Это было запрограммировано на взрыв. Но если отбросить накал эмоций и то, что у них, действительно, свободное государство и, действительно, гражданское общество, где каждый может свободно проявлять свои чувства, в том числе, политические чувства, и, соответственно, риск таких вещей гораздо больше, чем в полицейском государстве, как наше. Так вот если отбросить эту качественную разницу, то, в общем, картина та же самая. Выходцы с юга, из Алжира, белое население города, мигранты всегда более активны, всегда более агрессивны, ну и так далее. То есть, все один в один. Правда, к этому надо добавить еще одну такую деталь маленькую — что там есть внутриполитическая склока. Министр внутренних дел Николя Саркази считается сильным человеком и кандидатом в президенты. И поэтому вполне возможно, что вся эта история разыгрывается еще и его политическими противниками. Потому что либо Саркази свернет себе на этом шею — если не сможет подавить, или подавит слишком кроваво. Либо станет национальным героем, и тогда он гарантированный президент — если он подавит это дело разумным способом. А выхода из этой ситуации нигде нету. Не знают его ни французы, ни американцы, ни мы – никто не знает. Можно говорить про политкорректность и про необходимость смиряться и притираться, можно говорить «мы их, сволочей, загоним», и устраивать черносотенные демонстрации, напускать скинхедов — все можно. Толку только нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Подожди. Вот очень такой любопытный персонаж есть в мировой журналистике, это дама, которую зовут Ариана Фалаччи.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Есть такая.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Которая уверяет, что все беды, ведущие к «войне предместий» в этом случае от, как она выразилась, «избытка политкорректности». Вот где тут избыток, где недостаток?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Понимаете, в чем дело…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Извини, мочиться возле христианских святынь нехорошо. Равно как и возле любых других.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нехорошо. Но надо сказать, что арабы в Париже это делают, а хотел бы я посмотреть на того француза, который пописал возле мечети. Боюсь, что это было бы последнее действие в его жизни. Естественно, что неграмотные агрессивные, живущие клановой жизнью, приехавшие из диких совершенно мест люди, гораздо менее политкорректны, чем разобщенные, более или менее образованные, более или менее такие-сякие…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть, гунны победят?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, абсолютно. А кто сказал, что в таких делах агрессия и грубая физическая сила побеждает? Если бы это было так, то Америку бы давно захватили негры — сначала. Иракцы – потом, вьетнамцы — в третий раз, и так далее. Кто сказал, что в столкновении цивилизаций побеждает более грубое и агрессивное? Это просто глупость. В Каменном веке — может быть. В современном мире это совершенно не так. И рассчитывать, что а вот будет у нас еще в 10 раз больше скинхедов, вот тогда мы им дадим – глупость это просить. Обыкновенная детская глупость.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Россию ждет подобное?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну ждет, а куда мы денемся? Только в другой форме. У нас полицейское государство, поэтому у нас люди гораздо более скованы в своих проявлениях, как хороших, так и плохих. Поэтому здесь я такого масштаба событий не жду. Так же, как студенты в Париже в 1968 г. «побузили». А у нас, когда им стипендию урезают, они не «бузят». Кстати, хотел бы обратить внимание слушателей «Эха» на такую любопытную штуку — представьте себе, что помяли бы российских туристов не в Париже, а, допустим, в Польше. Боже, что творилось бы сегодня в России. А представьте, что помяли бы русских туристов в Нью-Йорке? Ну, сегодня бы просто подойти к американскому посольству было бы страшно. А вот в Париже произошло – и народ так спокойно реагирует. Мы к Франции хорошо относимся.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тихо у посольства.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Любим мы французов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что это программа «Особое мнение», давайте попробуем принять несколько телефонных звонков. Алло, здравствуйте, вы в эфире, пожалуйста, представьтесь. Как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Нателла и Леонид. Людмила, Москва. Вопрос к Леониду — Леонид, скажите пожалуйста, московская Мэрия разрешила завтра какой-то правый фронт, или бог его знает, что такое. Это что – скинхеды, нацисты, всякие отморозки и мразь будет завтра на улицах?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос понятен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я только что ровно об этом говорил. Я не знаю, скинхеды это, или не скинхеды – это «черная сотня».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Майк Делаковский из Лос-Анджелеса.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос таков – я прошу Леонида прокомментировать позицию Франции в ее отношении к арабам в связи с тем, что он сказал, что есть громадная ненависть по отношению к арабам.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Но, по-моему, он только что это сделал.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Мы только что об этом говорили.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Буквально сию секунду это было произнесено.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Французское правительство старается сдерживать прекрасные чувства своих граждан – вот это их позиция.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня Александр зовут. Леонид, прокомментируйте, пожалуйста, заявление Козака о том, что ваххабизм – это нормальное…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Только что это уже было проделано. Как-то вы все время опаздываете.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я вот не знаю, кто в Париже шустрит — ваххабиты, сунниты или шииты. Но главное, я боюсь, что они сами этого не знают — вот ведь штука какая.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Леонид, вопрос, пришедший по интернету, связан с комментариями, со статьей, посвященной Олегу Киселеву.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, это смешная история. Я сегодня посмотрел вопросы, мне заданные — два человека с разными фамилиями задали мне текстуально один и тот же вопрос про Олега Киселева — какое трогательное совпадение мыслей. Или, если уж вы пишите под двумя фамилиями, хоть разные тексты пишите. Коротко объясняю. Олег Киселев – либеральный предприниматель, известный своим либерализмом, обвиняется в мошенничестве в особо крупных размерах. Я об этом писал в «Российской газете». Суть моей немудреной точки зрения заключается в том, что «любви все возрасты покорны» — любви к взяткам, деньгам и к мошенничеству – тоже. «но юным девственным сердцам ее порывы благотворны, как воды вешние полям» — трудно сказать, кому благотворнее воровство в особо крупных размерах – либералам, государственникам, анархистам, патриотам, евреям, русским, арабам, чеченцам — трудно сказать, понимаете? Суть же дела заключается в том, что существует такое предприятие — «Михайловский ГОК». Его купили два предпринимателя, в отличие от Киселева, не известные своими либеральными взглядами. Заплатили за него 2 миллиарда долларов. Когда они собрались вступить в права обладания этим ценным призом, внезапно выяснилось, что две фирмы, одна из которых находится на Багамах — жалко, что не на Бермудах — продали друг другу… То есть, одна фирма продала другой это самое предприятие за астрономическую сумму в 100 тысяч долларов. Понимаете? Эти купили за 2 млрд. долларов, а, не зная об этом, кто-то продал, одна фирма другой, за 100 тысяч долларов. Значит, суть грубого и наглого мошенничества заключается в том, что понятно, что на акции будет наложен арест, возникает некоторая неразбериха, и в ходе этой неразберихи можно половит рыбу в мутной воде. Все. Мошенничество – наглое, грубое, я бы сказал, слишком грубое – разоблачено, арест с акций снят, законные владельцы вступили в права собственности. Но одним из обвиняемых поэтому делу оказался известный своими действительно либеральными взглядами, г-н О.Киселев. Его обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах. Утверждаю — либерал Киселев точно так же может мошенничать, как и всякий другой, либерализм не является защитой.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Гарантией…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не является защитой, гарантией и иммунитетом от мошенничества и от преследования по мошенническим статьям. А преследовать за либерализм – не надо. За воровство – надо .

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Мы вернемся к вашим вопросам буквально через небольшой отрезок времени, через несколько минут.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Напомню, что это «Особое мнение» и Леонид Радзиховский. Слушатели настаивают — как вы относитесь к празднику 4 ноября?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Еще раз — никак. Это праздник, который никто всерьез не рассматривает. Это просто способ клин клином вышибать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, господа. У меня такой вопрос к Радзиховскому – он говорит, что большевики, мол, зажимали свободу слова, строили бомбы, снаряды. А эта власть, по-моему, вообще лишила россиян и свободы слова, и уничтожила все заводы, ограбив народ. Скажите по этому поводу свое мнение.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Это» – это что? Так, нет, видимо, это был крик души в чистом виде.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Возможно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос, присланный по интернету: «Уважаемый Леонид, как вы относитесь к идее г-на Шендеровича?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Какой идее Шендеровича?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я так понимаю, что речь идет о баллотировании.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А, к выдвижению Шендеровича депутатом?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тут был еще более жесткий вопрос на эту тему – зачем лезет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Кто? Шендерович? Зачем Шендерович лезет в депутаты? Ну, во-первых, это вопрос скорее к Шендеровичу, чем ко мне – я в депутаты не лезу. Я рассматриваю выдвижение Шендеровича как «реалити-шоу», очень любопытное. После того, как вежливая Маша Гайдар уступила место старшему в троллейбусе, и он стал единственным кандидатом от демократов – это совсем интересный эксперимент – какой все-таки процент может набрать радикальный демократ в Москве. Что он никакой не депутат, не юрист, не государствовед, и так далее — вопросов нет. В отличие от него крупным юристом, по-видимому, является Говорухин, кандидат от «Единой России». Так что с точки зрения государствоведения Шендерович и Говорухин друг друга стоят. А вот с точки зрения за кого народ по нынешним временам – крайне интересный эксперимент. Вообще московские выборы крайне любопытны. Потому что, по-видимому, Юрий Михайлович уходит, судя по тому, как быстро г-жа Батурина распродает свои активы. Поэтому большое значение приобретают и выборы в Мосгордуму. И тут уже возникают какие-то панические безумные слухи — я с любопытством прочитал среди заданных мне вопросов такой, что оказывается, якобы Мэрия намерена проверять, будут ли чиновники ходить на выборы. А если не будут ходить, то будут против них всякие санкции применять. До сих пор чиновники проверяли, будут ли люди ходить на выборы, теперь проверяют, будут ли ходить сами чиновники. В общем, все это говорит о той крайне нервной атмосфере, в которой разворачиваются городские выборы в Москве. А возвращаясь к Виктору, я могу повторить то, что я когда-то говорил — Шендерович мне не друг, не враг, я не великий его поклонник и не его противник, отношусь к нему вполне нормально, как ко всем остальным людям. Считаю, что он был бы совершенно не самым лучшим, и совершенно не самым худшим депутатом. Но в нынешней думе вообще один депутат не имеет просто никакого значения. Это даже не малая дробь, это ноль. Поэтому интересен только социологический результат этих выборов – за кого все-таки реально москвичи.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Уважаемый Леонид, вы многократно отмечали цинизм как симпатичное вам качество. Чем же вас не устраивает цинизм во внешней политике России?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Видите ли, наверное — тем, что поскольку цинизм мне самому не чужд, то смотря с цинической точки зрения на внешнюю политику России я обнаруживаю в ней много разных вещей. Я обнаруживаю мальчишеские комплексы, желание показать, что мы по-прежнему на уровне Америки, манию преследования, элементарное воровство чиновников, которые путают свой личный карман с государственным. Я не обнаруживаю там только одного — никакой разумной внешней политики, в том числе, никакой циничной внешней политики. У России нет внешней политики – ни циничной, ни романтичной – никакой. Есть много застарелых имперских комплексов, есть много воровства отдельных безумных чиновников, и есть много националистических предрассудков населения. Все. Внешней политики, в том числе цинической, в России не существует — с моей точки зрения.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А можно ли бороться с этими застарелыми имперскими комплексами? Жить-то нам.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Бороться нельзя, потому что большинство населения страдает этими комплексами в гораздо большей степени, что большинство власти.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну да, то есть, что заслужили, то и имеем. Вечная позиция г-на Радзиховского. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Это «Особое мнение»?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да, это «Особое мнение», вы в прямом эфире, пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Пожалуйста. Это из Далласа. Я недавно просто приехала из Союза, но хочу задать Радзиховскому такой вопрос. Скажите пожалуйста, не кажется ли вам, что если бы не было двойного стандарта типа Прохановского, то есть там это бацилла свободы, но убивающая людей, а когда они приезжают в другие страны – в Россию, в любую — это террористы. И не лежит ли в основе этого всего мнение, что, насколько я знаю, во всем, мол, если бы не было государства Израиль, то не было бы и террора.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Как это… если в кране нет воды.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, г-н Проханов — антисемит. Это новость, если она для кого-то новость — могу ее подтвердить.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но сейчас речь идет не о нем, а о двойных стандартах.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: двойные стандарты существуют во всех странах, у всех людей, один из самых распространенных двойных стандартов — что евреи вообще бяки, а все, кто с ними воюет и убивает, по определению хорошие люди. ничего нового в этом стандарте нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире. Пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Леонид, на прошлой передаче вы сказали, что не были на последних выборах власти, не уточнив, какой власти. Это ваша позиция, или случайное стечение обстоятельств?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да, он все время говорит, что не ходит на выборы.

СЛУШАТЕЛЬ: Если это позиция. То он не имеет права, может быть, морального, может быть, еще какого-то, ни критиковать, ни хвалить существующую власть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ага. Это хорошая тема, кстати. Коль скоро ты не ходишь на выборы, то какое ты имеешь право критиковать власть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Налоги плачу.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Налоги платишь. Но в ее установлении никакого участия лично сам не принимаешь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я брезгую ходить на выборы, и тем самым морально соглашаться или морально поддерживать кого-то, к кому я не испытываю ни уважения, ни доверия, ни симпатии. Пока, слава богу, силком меня на выборы не тащат. А свои отношения с государством я регулирую очень просто – я плачу государству деньги на содержание этого государства. Следовательно, я имею право критиковать государство.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Последний, наверное, вопрос в программе «Особое мнение». Алло, здравствуйте, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Слава богу, прорвался. Меня зовут Вадим, Москва. У меня к Леониду Радзиховскому два вопроса.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Один, и очень коротко – времени нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Как вы относитесь к тому, чтобы не разваливать Россию, но в то же время посмотреть об отсоединении Северного Кавказа? И все-таки второй вопрос…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, все-таки уже не успеваем. Спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, разваливать Россию не надо, но если способом сохранения России является бесконечная война на Сев.Кавказе, то результат будет следующий – по-моему, по историческим прецедентам — если вы долго-долго воюете с кем-то, и убиваете кого-то только для того, чтобы потом они были вашими законопослушными и хорошими гражданами, то они вашими хорошими и законопослушными гражданами не будут. Все, с кем воевало то или другое государство, потом не становились частью этого государства. Нельзя долго бить и воевать для того, чтобы потом присоединить. Советский Союз таки не смог внутренне, психологически, культурно присоединить и ассимилировать Западную Украину и Прибалтику, французы воевали в Алжире и в Индокитае. Если вы долго воюете и льете много крови, эта кровь ложится между теми, кто убивает и теми, кого убивают. С обоих сторон. Поэтому реального…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Это – программа «Особое мнение» и Леонид Радзиховский.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире