'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 20 октября 2005, 19:08

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, в эфире «Эхо Москвы» и в эфире RTVI программа «Особое мнение». Я – Нателла Болтянская. Леонид Радзиховский как обычно отвечает на ваши вопросы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый вечер.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Добрый вечер. И вот вопрос, который пришел на пейджер буквально несколько минут назад. Касается он статьи «Вопросы простака» в «Еженедельном журнале» и просят ответить на последний вопрос простака. Кто же может предложить реальную политику, альтернативную политике кремлевской в отношении Чечни и Северного Кавказа?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну что, тогда надо два слова сказать о статье. Значит, статья называется «Вопросы простака». Простак – это я, это мои вопросы, касающиеся ситуации в Чечне. Но я постарался сформулировать в простой форме несколько вопросов, которые, как мне кажется, считаются неудобными, их не обсуждают, ну, например, вопрос, скажем. такой: почему в северокавказских национальных республиках социально-экономическая ситуация гораздо хуже, чем в сопредельных с ними регионах вроде Ставропольского края. Неужели так велика разница в природных условиях между гористой и равнинной местностью. Кстати, в Ставропольском крае не только одни равнины, там и горы есть. Может быть, дело все-таки не в географических, а в каких-то других проблемах. Например, такой вопрос. Или другой вопрос вот: каковы официальные лозунги российской власти? Не отдадим Чечню, не поступимся территориальной целостностью России. Лозунги сепаратистов, соответственно хотим независимости. С моей точки зрения, и первое и второе полная ложь, поскольку какая же, простите, территориальная целостность и тем более, соблюдение конституции, если вы изо всех сил пытаетесь сохранить в составе России область, которая не подчиняется ни одному российскому закону, не платит налогов и только требует денег из России. Если это — территориальная целостность и если это единство Российской Федерации, то что же такое раскол и развал Российской Федерации. Ну, и другой лозунг сепаратистов: требуем независимости. Бессмысленная ложь, поскольку независимо Чечня существовать не может. Они это прекрасно знают, понимают. Когда они имели как бы независимость после Хасавюрта, они отметили ее тем, что наоборот напали на Россию. Т.е. здесь возник симбиоз: чеченское руководство очень хорошо живет за счет российского бюджета, российское руководство эта ситуация устраивает, поскольку нету разговоров о формальном выходе Чечни из состава России. Можно соблюдать как бы приличия, но в реальности, конечно, Чечня не является частью России, а после всего, что там было никогда ею и не будет, как частью Советского Союза так и не стала Западная Украина, Прибалтика и т.д. Теперь вопрос, с которого начала Нателла. Этим вопросом я заканчиваю статью. Все очень плохо, очень хорошо, но кто может предложить какую-то реальную альтернативу той политике, которая заключается в одном: давайте сохранять то, что есть, подморозим ситуацию. Только, не дай Бог, не надо ее трогать. Так вот я должен сказать, что я не без любопытства зашел на сайт в журнале, где это опубликовано и заметил, что там, значит, ну, естественно, меня как положено крепко ругают.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, это общее место.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это понятно. Предатель, с одной стороны, агент Кремля – с другой. Ну, это понятно. Вот. Теперь, значит, по сути. А по сути, там два предложения очень хороших и умных, главное, от умных читателей поступило. Предложение первое: перерезать нафиг всех чеченцев – окончательное решение чеченского вопроса.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – У-у.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Коротко и вкусно. Предложение второе: отделить Чечню колючей проволокой, отгородиться, выделить и все, забыли. Значит, отвечаю по пунктам. Пункт первый: перерезать всех. Гуманитарную часть вопроса оставляем на совести тех умников, которые это предлагают. Поясняю техническую сложность проблемы: окончательное решение любого вопроса, в том числе чеченского, вполне возможно. Только для этого надо не на территории Чечни, а на территории России установить нацистский режим, откровенно фашистский. В этом случае чеченцев, несомненно, можно перерезать. Заодно, правда, по дороге придется перерезать еще миллионов 20 остальных жителей России, потому что дешевле фашистские режимы в такой стране как наша не устанавливаются. См. фашистский режим товарища Сталина. Второй вопрос: отделить, выставить…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Колючую проволоку, каменную стену.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Колючую проволоку. Забыть как о страшном сне. Великолепная идея. Остались маленькие технические подробности. Куда вы денете тех чеченцев, которые живут не в Чечне, а на территории России? Депортируете или оставите здесь, чтобы они тут жили и радовались, когда их родственники находятся за колючей проволокой? Куда вы денете ингушей? Народ, вроде бы, один – вайнахи называются. Тоже за колючую проволоку? Или одни вайнахи по одну сторону, другие по другую? Куда вы денете всех мусульман России, которые, извините, могут обидеться за то, что один мусульманский народ отселили за колючую проволоку. В России пустячок – всего 40 млн. мусульман. Поэтому обидеть их, это я понимаю, — одно удовольствие. Ну, и последняя мелкая техническая подробность. Вы думаете, изобретена такая колючая проволока, которая удержала бы пиратское королевство Чечня? Денег там не будет, поскольку Россия туда платить не собирается. Работы там нет. А источник денег один: совершать набеги на территорию России. Так вы что думаете, по одну сторону волки, по другую сторону овцы, между ними натянута колючая проволока и эта колючая проволока удержит одних от других? Я вам могу напомнить стихотворение, которое Высоцкий написал, правда, не про чеченцев, но удивительно оно подходит к этой ситуации: «Отставить разговоры. Вперед и вверх, а там… Ведь это наши горы, они помогут нам. Они помогут нам». У чеченцев есть некоторые основания считать, что это их горы и их горы помогут им. И если Россия отгородится от них колючей проволокой, то их горы помогут чеченцам легко перейти эту колючую проволоку, какая бы она там ни была в любом направлении. Поэтому вариант, отделить является таким же смешным дамским капризом: только немедленно мне сделайте что-то. Я не могу это терпеть. Таким же смешным дамским капризом, как вариант: всех взять и перерезать. И успокоиться. Ребят, не надо дурака валять. Надо уметь терпеть, терпеть и жить, и понимать, что потихонечку, может быть, кое-как оно и наладится, да кое-как оно вроде бы и налаживается. А коли не наладится, ну, значит, такая наша планида.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Т.е. как я понимаю, у Леонида Радзиховского тоже нет решения этой прблемы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Разумеется, никакого абсолютно. Нет, решение такое, какое сейчас есть: заморозить ситуацию, платить, терпеть и ждать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Мы продолжим отвечать на ваши вопросы по телефону, по пейджеру после короткой паузы.



НОВОСТИ



Н.БОЛТЯНСКАЯ – «Особое мнение» в эфире «Эхо Москвы», в эфире RTVI. Я – Нателла Болтянская. Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы. Нам можно звонить, нам можно писать, Леонид попробует ответить. Вот вопрос, пришедший из Москвы от Александра: «Господин Радзиховский, каковы, на Ваш взгляд, шансы на победу полковника Квачкова на выборах в Думу по Преображенскому округу?» Это любимый персонаж, насколько я понимаю, Квачков?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я о полковнике говорил, я о полковнике писал, поэтому считаю себя абсолютно обязанным по этому поводу высказаться после того, как было опубликовано интервью полковника, опять же из тюрьмы в газете «Завтра» под шапкой, если я не ошибаюсь, «Национальное восстание – да!». К слову сказать, я не знаком с законами буржуазных псевдодемократий, но боюсь, что если бы в какой-нибудь швейцарской Швейцарии опубликовали газетку, где призывают к вооруженному мятежу, и вооруженной рукой, поломав конституцию, сбросить правительство и установить новый строй в Швейцарии, боюсь, что в этой стране лживой буржуазной демократии редактор газеты имел бы много неприятностей, пожалуй, газету бы закрыли. Что лишний раз доказывает, что наша страна, несомненно, самая свободная в мире и у нас самые свободные СМИ, как бы ни злопыхательствовали…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Эти самые свободные СМИ.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – … как бы ни злопыхательствовали отдельные свободные СМИ на «Эхе Москвы», потому что такие тексты свободно печатать, по-моему, можно только в России. Ну, может, я ошибаюсь, может, еще в Никарагуа можно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Итак, шансы Квачкова.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Шансы Квачкова. Значит, ну, прежде всего я все-таки должен сказать пару слов о Квачкове, поскольку я о нем говорил уже. Должен, значит, сказать следующее. Мне кажется, если воспринимать текст Квачкова буквально, а текст сводится к тому, что в России инородческая Иуда, интернациональная власть, мировая закулиса, и долг всякого честного офицера уничтожать предателей и их пособников, оккупантов и их пособников. Власть у нас оккупационная, главный оккупант – гауляйтер Путин, за которым стоит всемирная закулиса, и вот обязанность истреблять оккупантов и их пособников. Значит, я думаю, что полковник Квачков – храбрый человек, потому что, сидя в тюрьме, писать такие тексты про Путина, между прочим, это надо иметь спинной хребет крепкий, несомненно. Человек храбрый, раз. Человек, по-видимому, бескорыстный, два, поскольку за эти 15 лет он не ушел в коммерцию, не возглавил частное охранное предприятие, остался как бы честным офицером, по крайней мере, другой информации нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Может, не сумел?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, не думаю. Офицер высокой квалификации ГРУ, почему не сумел? Думаю, что сумел бы, и думаю, что он — человек искренний. Я полагаю, что то, что он пишет, он пишет искренне. Убеждения его очевидно фашистские, откровенно фашистские. Он это всячески демонстрирует. Кроме того, я думаю, что он человек, по-видимому, не вполне здоровый, потому что то, что он пишет, до такой степени очевидно не соответствует ничему на земле. Ну, например, что такое мировая закулиса? Кто бы мог мне объяснить? Почему в России инородческая власть? Насколько я знаю, Путин и большинство министров – люди русские. Чем для России плоха инородческая власть?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я прошу прощения…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Скажем, Романовы были чистейшие немцы и создали Российскую Империю. Советский Союз создали не без участия этих самых иудо-интернационалистов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Лень, а тебе не кажется, что ты идешь с линейкой для измерения носа следом за полковником Квачковым?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, ничуть. Я просто… Понимаешь, с такими людьми никогда не спорят. На них кричат. А почему? Почему не спорят? Почему нельзя последовательно отвергать точку зрения полковника не как троглодитскую, не как человеконенавистническую, а просто как бредовую…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я поняла, что тебе очень нравится полковник.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …т.е. элементарно не соответствующую никаким фактам. Полковник мне не нравится, поскольку он человек больной.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Шансы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Шансы? Очень хорошие шансы, потому что народ болен той же болезнью в огромной степени, что и полковник Квачков. Болезнью истерических криков о гибнущей России, болезнью паранойи по поводу того, что у нас какое-то не такое, а должно быть какое-то другое правительство. Откуда оно возьмется – неизвестно. В тяжелой форме – антиамериканизмом на уровне шизофрении. Поэтому мысль полковника очень соответствует мыслям многих, но главное: людям импонирует то, что полковник чуть было ни убил Чубайса. Один из пунктов национального сумасшествия заключается в том …

Н.БОЛТЯНСКАЯ – В Чубайсе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – …что главный враг России – это Чубайс. Откуда это сумасшествие взялось? Почему его активно поддерживают государственные телеканалы, равно как государственные телеканалы активно поддерживают психоз на тему гибнущей России и на тему того, что мы вымираем и погибаем? Почему государственные каналы занимаются активной и целенаправленной антигосударственной пропагандой на уровне шизофрении – это отдельная песня. Но шизофрения полковника очень соответствует настроениям людей. Более того, если полковника будет судить суд присяжных, я уверен, что эту Веру Засулич наверняка оправдают. Если уж Ульмана оправдали, с фамилией-то Ульман и который всего-то-навсего убил каких-то мирных чеченцев, а тут героический полковник с фамилией Квачков замахнулся на живого дьявола Чубайса. Почти наверняка оправдают и на руках вынесут из зала суда. Что свидетельствует вполне объективно о состоянии умственных способностей нашего общества. Возвращаясь к полковнику, могу еще раз сказать: опасны такие люди, идеалисты. Честные фанатики гораздо опаснее продажных циников, потому что за циниками мало кто идет. За честными и бескорыстными фанатиками, вызывающими уважение…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Сам Бог велел идти.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – … вызывающими уважение в других отношениях, люди охотно пойдут, именно потому, что это люди честные, бескорыстные и, по-видимому, храбрые.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Алло! Здравствуйте, Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Добрый вечер! Меня Александр зовут.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Откуда Вы?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Из Москвы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Леонид, вопрос такой, потом расшифрую: верите ли Вы в божественное происхождение Романа Аркадьевича Абрамовича?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ой, Боже мой.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Потому что в воскресенье по первому каналу в программе «Время» было, ну, я бы сказал без доли чувства юмора даже, так я бы сказал, на полном серьезе утверждалось…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, понятно, апология. Хорошо. Я думаю, что вопрос в известной степени риторический.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет. Ну, я думаю, что Роман Аркадьевич – действительно Бог, чукотский Бог, Бог чукотского народа, который несомненно войдет в легенды и эпос чукотского народа, как живой Бог. Поэтому я верю не в его божественное происхождение, а в то, что он просто сам является Богом одного отдельно взятого народа. И я думаю, что дай Бог, чтобы каждый наш олигарх сделал одну десятую того добра какому-нибудь маленькому народу, какое добро сделал Абрамович, отнюдь, заметьте, не своему народу, в чем его часто подозревают, а маленькому чукотскому народу. Дай Бог, чтобы каждый олигарх десятую часть такого добра сделал.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Алло! Здравствуйте, Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь. Нет, к сожалению, не состоялся контакт. Хорошо. Тогда еще один такой вопрос, связанный с Михаилом Ходорковским. Этот вопрос пришел и на Интернет, и на пейджер. Как Вы оцениваете то, что произошло сегодня? И я бы, наверно, даже попросила какие-то прогнозы дать. Т.е. вот несколько часов назад Ходорковский обнаружился в урановой зоне.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я… Ну, во-первых, там сейчас уран не добывают, насколько я знаю. Сейчас там мирно шьют одежду, да? Вот. Я думаю, что это… Я слушал «Эхо Москвы», кстати, об этом очень удачно сказал бывший, к сожалению, уполномоченный по правам человека Миронов: это бездонное, классическое российское хамство. Добавить к этому просто нечего. Ну, хамство, конечно, в максимальной степени жестокое, бессмысленное и бесчеловечное. Впрочем, один смысл есть, смысл такой: показать – а вот так! А мы с вами — вот так! И еще раз — вот так! Мало? И еще добавим. Без цели, просто, чтоб знал.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – И это будут кушать? Я имею в виду наших замечательных…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ходорковский, куда он денется? Восстание поднимет?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я не про Ходорковского, я про наших замечательных соотечественников.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, естественно, с удовольствием. «Тебя посодют, ан не воруй!»

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Угу. Алло! Здравствуйте, Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛИЯ – Здравствуйте. Я из Израиля, Лилия. Вот я действительно тоже хочу спросить: что же такого плохого сделал Чубайс, что постоянно о нем говорят так плохо? Я хочу сказать в отношении… и утвердить сама немножко. Что значат эти ваучеры? Мы что за них деньги что ли, что с этими ваучерами такая просто трагедия? Мы что за них деньги…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, Вы знаете, вопрос понятен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вопрос понятен. Я не являюсь фанатичным поклонником Чубайса, как впрочем, никого другого. Вот. Чубайс сделал то, за что всегда и всех ненавидят: он проводил реформы. За это ненавидят те, кто считает, что он пострадал в результате реформ. За это не испытывают никакой благодарности те, кто выиграли в результате реформ. Впрочем, Чубайс, по-моему, и не нуждается ни в чьей благодарности, а оттого, что его ненавидят, как мне кажется, он ловит определенный кайф, драйв, ему это добавляет адреналина.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Анекдоты собирает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Анекдоты о себе собирает. Конечно, ему не нравится, когда в него стреляют, но это мало, кому нравится. Но, вообще говоря, чужая ненависть, мне кажется, придает Чубайсу энергетики. Так что если бы его не ненавидели, его жизнь была бы несколько скучнее.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Алло! Здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ — Здравствуйте, это Олег из Санкт-Петербурга. Вот, Леонид, полковника Квачкова поймали на месте преступления. Вот скажите, пожалуйста, почему он как мелкий уголовник оттирается, т.е. не признается в этом. Вот если бы он, например, признался, что именно он организовал это преступление, он бы выглядел как национальный герой. А так он сильно проигрывает в пиаре.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос понятен. Спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Понятно. Ну, Вы знаете, наша страна не избалована по последнему времени такими уж национальными героями, поэтому и Квачков за героя сойдет. Кроме того, я должен опять же взять под защиту полковника: он не отказывается. В этом интервью он не говорит: я этого не совершал. Он говорит: а вы докажите. А вы докажите. Существует понятие: презумпция невиновности. Не я должен доказывать, что я не верблюд, а вы должны доказать. И дальше он говорит: убить Чубайса, уничтожить эту гадину – это долг, это обязанность, это партизанская акция. Тра-та-та, тра-та-та, вышла кошка за кота. Поэтому, если это не признание, то я не знаю, это сильно похоже на признание. Да еще и с таким вызовом, знаете. Квачков, мне кажется, — человек не робкого десятка. В этом я бы его обвинять не стал.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Но думаю, что уверенно можно предположить, что после интервью, достаточно жесткого интервью вряд ли его переведут в более, так скажем, населенную камеру, и репрессий по отношению к нему не будет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Понимаете, в чем дело: Квачков не Ходорковский, поэтому по отношению к нему репрессий не будет. Он сам пишет, что тюремщики и охранники к нему подходят и говорят: «Молоток! Ну, как же ты его не добил? Куды ж ты стрелял?» Понимаете, совершать репрессии против того человека, которому сочувствуют репрессивные органы можно, но все-таки довольно трудно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Мы прервемся на несколько минут и затем продолжим отвечать на ваши вопросы. Вы можете нам звонить и присылать сообщения на пейджер. Кроме того, мы постараемся ответить на ваши вопросы, присланные по Интернету.



НОВОСТИ



Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это программа «Особое мнение» в эфире RTVI, на волнах «Эхо Москвы». Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы. Итак, Лень, полковник Квачков получается опять же очень удобен президенту Путину, поскольку повторяет тот самый меседж, который был в свое время, когда Путин ездил в Освенцим и тут же было письмо антисемитов или мы, или вот они. И вот смотрите все на Квачкова, анфас, профиль, голосуйте за него, потому что это вот личный путинский противник. Так получается?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, конечно, это очень удачно, коричневый фон очень удачен. Вообще, Владимир Владимирович очень хорошо смотрится на коричневом фоне, надо сказать правду. Когда надо выбирать или Квачкова или Путина, то, разумеется, для Запада вопросов таких нет. Я так драматически вопросов таких бы не ставил. Сегодня такие люди не имеют никакой поддержки, а предложения о проведении вооруженного восстания вызывают ужас у 99,99% населения России. Другое дело, что остальные бредовые идеи полковника: мировая закулиса, инородческая оккупация, вымирание России, гибель России – это все идеально ложится на души, только вот восстания не надо. Оккупация, закулиса – все так, только восставать не надо. Поэтому, значит, полковник без жала, так сказать, жало, связанное с восстанием – это, спасибо, к другим, а вот насчет закулисы и гибели – это к нам. Вот сегодня такие люди реальными претендентами на власть не являются. Это точно. Поэтому это в значительной степени, конечно, раздуваемый психоз. Это правда. Другое дело, что если бы завтра у нас расширилась для них свобода СМИ, то, конечно, у них бы появился настоящий лидер, менее, может быть, искренний, чем Квачков, более циничный, но и более харизматичный. Дело повернулось бы в другую сторону. Но сегодня такие Квачковы несомненно в достаточной степени выгодны власти – это очевидно. Я, впрочем, не думаю, что власть их искусственно придумывает. Их и так хватает. Вот уж чего-чего, а это поливать не надо – само растет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет, но их и так хватает, но в общей картине всего сказанного…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Власти выгодно их выпятить, конечно, выгодно. Еще раз говорю: Владимир Владимирович очаровательно смотрится на фоне коричневой стены, просто очаровательно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Алло! Здравствуйте, Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Добрый вечер! Сергей, Череповец. А вопрос у меня будет такой Леониду. Вот я… Мы сейчас обсуждаем исторические события за долгую эпоху назад. Вот я помню два больших исторических произведения журналистов. Первое появилось с легкой руки Александра Яковлева, когда появилась свободная пресса. Называлась эта фотография: «Да, я – совок». Помните ее?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, не важно, ну, появилась и появилась.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Это была фуфайка.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. А второе произведение – это Шендерович «Крошка Цахес». А какие произведения знает Леонид, правильно?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Правильно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Прошу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я как-то не коллекционирую такие произведения. Ну, «Крошку Цахес» помню, да, когда она появилась…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет, это был «Крошка Цахес» Шендеровича.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я и говорю: «Крошку Цахес» Шендеровича помню. Когда появилась, я долго смеялся, когда кончил смеяться говорю: ну все, над НТВ отсмеялись, теперь им кранты. А как-то вот касательно Яковлева совершенно не помню. Я не понимаю, о каком Яковлеве вообще речь идет? Об Александре Николаевиче, который умер что ли? А он что, фотографии печатал?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я не могу…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Он не был фотографом. Причем тут Александр Николаевич Яковлев?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ ХАЛИБ – Меня зовут Халиб. Я хотел бы задать вопрос вашему гостю.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, откуда Вы? И задавайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ ХАЛИБ – Я звоню из Германии. У меня будет такой вопрос. А это будет там озвучиваться?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вы в эфире, пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ ХАЛИБ – Я хотел бы такой вопрос задать: а эти боевики, так называемые, которые воюют против России или как это сказать? Их нельзя выискивать, находить, где они находятся: в горах, в лесу?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Понятно, вопрос понятен. Спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Хороший вопрос. Главное, допускающий много ответов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Первый ответ.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, их надо выискивать и убивать. Это неожиданная, свежая мысль, если Вам нужно получить ее из моих уст, Вы ее получили из моих уст. Боевиков надо отслеживать и убивать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет. Вопрос был задан: нельзя. Как я понимаю, в этом вопросе…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, трудно это, дорогой товарищ. Это же не улицы Германии. Трудно их отслеживать в горах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Трудно или не нужно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Почему же это не нужно? Очень даже нужно. А, нужно, опять теория заговора: Путину нужны боевики, чтобы поддерживать напряженность. Не нужны ему боевики. Боевики вырастут без помощи Путина. Сколько их ни убивай, новые народятся. Их отслеживают, только плохо. Но это, еще раз говорю, это не на улицах Германии людей ловить, понимаете? Это горы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Добрый вечер, Нателла! Добрый вечер, Леонид! Сергей Кислицын Москва.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Леонид, Вам не кажется, что Вы немножечко смещаете обстановку в стране? Вот я простой пассажир метро, как бы все время среди людей.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И я тоже простой пассажир.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – И создается впечатление, что Квачков – это реальный кандидат в президенты на 2008 год.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – О-па!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но это уж Вы…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, понимаете, в чем дело. В нашей стране не нужны кандидаты в президенты. У нас президента в 2008 году назначат. Назначит его Владимир Владимирович Путин. По моей прикидке, это будет человек, о котором никто не знает. Так же, как никто не знал о Путине, Грызлове, Миронове, Фрадкове и т.д. и т.п. Это никакой не губернатор, не министр, неведомый никому человек. Значит, кого назначат, тот и будет. Это называется управляемая демократия. Если бы у нас была демократия неуправляемая, и если бы у нас телевидение было свободным, я с Вами отчасти согласен: Квачков – не Квачков, но человек такого типа мог бы стать реальным кандидатом в президенты на 2008 году. Слава Богу, у нас неуправляемой демократии нет, а демократия у нас управляемая. Поэтому я думаю, что путин не захочет такого человека посалить в президенты России.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Насчет слава Богу… Вот вопрос все-таки, из твоих же слов получается, что, с одной стороны, не дай Бог, с другой стороны, не очень хороши эти, но кого найдете лучше?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Конечно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Т.е. вариантов нет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Пойти – и удавиться всем?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Почему, удавиться? Жить спокойненько, жить сегодняшним днем, получать удовольствие. Какие проблемы? Я вот не понимаю: откуда в России это вечное, значит, эсхатологическое, это вечное апокалиптическое – гибнем, умираем. И вот эта статья о Чечне: немедленно решите нам вопрос. Вот если через 5 минут не решите – все, кранты. Это называется: жизнь. Она двигается, течет, меняется то в лучшую, то в худшую. Если ваш ребенок принес двойку вы его будете бить головой об стенку до тех пор, пока он пятерку не принесет?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет, конечно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, вот и все. И к остальной жизни это относится.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Но если ребенок пошел в школу и не вернулся оттуда, оставшись там в заложниках, тут уже…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Значит, господа, давайте говорить как взрослые люди и как циничные люди: с 2000 года по 2005 год это несчастье случилось в тысяче семей. Тысяча человек погибла в России от терактов. В России ежегодно умирает более миллиона человек. Поэтому давайте не будем с утра до вечера кричать только о заложниках. Да, у кого погиб сын, мать, жена, ему глубоко плевать на весь остальной мир, на Россию, на Чечню, на Америку. Он конченный человек, он погиб. Такого несчастья нормальный человек перенести не может. Мы говорим об отдельном человеке? Или в масштабах страны? Если в масштабах страны, это случилось в одной тысяче семей из тех десятков миллионов семей, которые есть в России.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну что ж, совершенно можно, так сказать, провести параллель между такого рода позицией и позицией: культ Сталина стоил России столько-то жизней. Ну, не столько-то, а пол-столько-то, а это уже не так страшно. Правильно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, совсем не так.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – По-моему, абсолютно идентично.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ничего подобного: культ Сталина, во-первых, унес миллионы жизней, а не тысячу. Но все люди, которые жили в России, ползали на брюхе и у них на голове стоял тяжелый свинцовый сапог, у всех, без единого исключения. А некоторым этот сапог еще и вбивали в зубы с утра до вечера. Всем, без исключения. Тем, кто жил в Кремле, и тем, кто жил в бараке. Это совсем не то, что террор, который убивает людей, морально убивает их родственников, но, собственно говоря, к остальным сотням миллионов людей имеет отдаленное отношение. Вы сочувствуете? Честь вам и хвала. Вы боитесь? Понятно. Но психоз устраивать не надо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение», и мы прощаемся с вами.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире