'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 сентября 2005, 19:08

Л.ГУЛЬКО: Добрый вечер, сегодня четверг, и в «Особом мнении» – журналист Леонид Радзиховский, добрый вечер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый.

Л.ГУЛЬКО: Несколько тем, которые нам хотелось бы огласить с вами, сейчас я оглашу весь список, скажу только, что наш пейджер 961-33-33, для абонента, который называется «Эхо Москвы», телефон вы прекрасно знаете. Если вы звоните в Москву, код 095, если совсем издалека — +7 095. Вот, собственно, все. С чего бы я хотел начать, и мне кажется, это правильно будет — хотел бы услышать ваше особое мнение по поводу вот этого мальчика, Владимира Линда, одного из 39 членов национал-большевисткой партии, сейчас он находится в предварительном следствии, и судят его за захват приемной президента России, как, собственно, и его товарищей. Его не пустили к отцу, который смертельно болен, и который попросил об эвтаназии. У него рак, видимо, все это случилось… но Тверской суд посчитал — мало ли что, и не пустил к умирающему отцу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, ну что тут сказать? У меня будет одно мнение совсем не особое, думаю, это скажет любой психически нормальный человек, а второе может быть немножко более особое. Значит, совсем не особое — отвратительная бессмысленная жестокость. Такой был фильм популярный «Адъютант Его Превосходительства», там одного человека допрашивают в контрразведке, приказали допросить. И вот его так там допросили, что ему там переломали все… инвалид, в общем, первой группы оттуда вышел. И начальник контрразведки, который сам приказал провести допрос, спрашивает у поручика, который допрашивал — поручик, у вас есть мать? Вот этих судей из Тверского суда. только один вопрос им можно задать – у вас есть родители? Если родители умерли – у вас были родители? У вас дети есть? Вы вообще нормальные люди, или просто значит…. No comments. Это не обсуждается.

Л.ГУЛЬКО: Это на уровне эмоций.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, о чем тут говорить? Подлое, отвратительное свинство.

Л.ГУЛЬКО: По-человечески…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Бессмысленное и отвратительное свинство, невероятно жестокое. Кстати сказать, что если бы это самое сокровище, этот самый Линд, остался в Голландии – конечно, в России без него жить невозможно — если бы он не вернулся в Россию, это была бы страшная потеря для России – слов нет. Это первое. Но есть тут и второе — мне совершенно не нравится блуд на крови. Вот когда защитники НБП по этому поводу начинают кричать про политические преследования, про то, что это специально делается против НБП, заодно и про то, как бы между прочим, в неявной форме этим облагораживается НБП — это мне тоже совершенно не нравится. Понимаете, есть подлое поведение судей, а есть блуд на политике. Значит, не нравится мне молодой человек, который от больного отца поехал бороться за повышение пенсий в Россию. Мне кажется, что нормальные люди в такой ситуации думают не о пенсиях в России и не о кабинетах Зурабова, и не о речах Лимонова, а о своем собственном больном отце – по-моему, это более нормально. Не нравится мне г-н Лимонов, который занимается, попросту говоря, политическим растлением несовершеннолетних. Не надо посылать мальчишек, самому оставаться в тени, и кричать, как плохо с ними обошлись. С моей точки зрения это политическое растление несовершеннолетних. И вообще, конечно, непропорционально жестокое наказание – не только этому парню, а им всем за этот несчастный визит в кабинет Зурабова. Но извините, вот такая у нас страна. И если вы посылаете 15-17-20-летних недорослей на такие акции, то вы должны отвечать перед ними, перед их родителями, а не просто благородно кричать, какая власть плохая. Да, власть плохая. А вы чистые, что вы отправили мальчишек и девчонок сидеть в тюрьму, прекрасно зная, что они сядут в тюрьму? Вы чистые? По-моему, вы грязные в этой ситуации.

Л.ГУЛЬКО: И, тем не менее, чем больше власть, мне кажется, будет давить на них, тем более будет романтичнее для них этот отпор, такие Че Гевары будут воспитываться, все это дойдет до…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это не Че Гевары. Это недоросли типичные.

Л.ГУЛЬКО: Хотя у нас вот сегодня выступал адвокат – они все очень умные ребята, они учатся в хороших, престижных вузах – они такие «яйцеголовые».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не знаю, что в этих яйцах находится. Если они «яйцеголовые», я не понимаю, где там желток и белок. Какое удовольствие нормальному, как вы говорите, умному молодому человеку сесть в тюрьму – может быть в этом есть какой-то особый кайф, но я этого не понимаю.

Л.ГУЛЬКО: Мне тоже в этом сложно разобраться. Но тем не менее. «Особое мнение», Л.Радзиховский у нас сегодня. Тема номер два, которая тоже есть сегодня во всей российской прессе, это естественно, о которой все говорят — г-н Кузьмин, инженер-механик из РФ спрашивает вас: «Что-то нет восторженного «одобрямса» патриотов по поводу очередной аферы года — «Сибнефть»-"Газпром». Для удовлетворения хватило распила ЮКОСа? Леонид, как вы думаете, под кого создается этот нефтегазовый монстр с закрытой бухгалтерской отчетностью с кучей непрофильных активов? Для кого «Газпром» покупает мега-яхты стоимостью в десятки миллионов долларов – я цитирую – особняки в сотни миллионов, столовое серебро с бриллиантами?"

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Поразительная осведомленность г-на Кузьмина.

Л.ГУЛЬКО: Ну, он мыслит метафорами.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я понимаю. Я думаю, что покупается это все для Путина – то есть, весьма вероятно, что это покупается для Путина – не в том смысле, что ему нужно непременно столовое серебро с бриллиантами — я гастрономических и эстетических вкусов Путина не знаю. Но то, что уйдя с поста президента России, я думаю, он вполне возможно готовит для себя, под себя место председателя «Газпрома» — председателя правления «Газпрома» – это очень похоже на правду. Я думаю, что Путин человек очень прагматичный, очень нормальный, он понимает, что лучше быть председателем «Газпрома» без России, чем президентом России без «Газпрома». «Газпром» – это жемчужина России. Поэтому вполне возможно, что это делается под Путина. Я бы только не спешил с истерическими заявлениями типа «афера века» – ну почему это афера века? Купили за более или менее реальную рыночную цену…

Л.ГУЛЬКО: 13 миллиардов долларов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, компанию «Сибнефть». Это, по-видимому, соответствует ее реальной рыночной цене. Больше того — я очень удивлюсь, если все эти миллиарды г-н Абрамович получит «кэшем» и выведет из России. Я думаю, что львиная часть этих денег останется в России, будет вложена Абрамовичем добровольно или по приказу Путина – это я не знаю, по-видимому, отчасти добровольно, отчасти по приказу — будет вложено в российскую же экономику, в какие-то другие сектора, допустим, вроде бы Абрамович проявляет интерес…

Л.ГУЛЬКО: У нас осталось 5 секунд…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Короче говоря, я это аферой не считаю.

Л.ГУЛЬКО: Особое мнение Л.Радзиховского. Встретимся после перерыва.

НОВОСТИ

Л.ГУЛЬКО: Я напомню, что сегодня особое мнение высказывает как всегда, собственно, по четвергам, после 7 по Москве журналист Л.Радзиховский. Пришло сообщение на наш редакционный пейджер, которое, как нам с Леонидом кажется, надо процитировать в прямом эфире. Некий Василий пишет: «Но отец-то не умирает. Это его каприз. Под наркотиками он может жить еще долго. Поэтому суд прав – если бы умирал, другое дело».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, вообще тут комментировать нечего, я могу сказать только одно этому животному, которое этот бред написало — Василий, даже вам, хотя вы у меня вызываете физиологическое омерзение — но даже вам я не желаю такой жизни, как этому врачу под наркотиками. А в голове у вас наркотики давно – это правда. Вы под наркотиками живете, видимо, всю жизнь.

Л.ГУЛЬКО: Давайте о другом немножко. Еще одна тема — естественно, общение В.В.Путина с народом. Не могли не затронуть наши с вами радиослушатели и телезрители, приславшие на сайт «Эхо Москвы» вопросы: «Уважаемый г-н Радзиховский, что же это такое, коль президент великой страны вынужден в прямом эфире решать вопросы снабжения питьевой водой отсталого хутора? Спасибо. Сергей Атенин, из Хельсинки».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, я не знаю, что там у Атенина из Хельсинки, какие у него представления о России, как давно он из нее уехал, и что его так сильно удивляет. Я должен сказать, что я довольно много слышал высказываний по поводу интервью Путина, и я этих высказываний абсолютно не понимаю. Но если человек уехал лет 40 назад в Хельсинки, и забыл российскую реальность, я ему такие немножко смешные вопросы — с моей точки зрения смешные — считаю, может быть, для него это нормально, когда здесь люди заламывают руки и говорят – почему Путин то, почему Путин се, почему для Путина не отобрали острые политические вопросы — ну потому, что это Россия, потому что у нас такая политическая система. Вы вчера родились? Вы вчера все это узнали? Вы до сих пор думали, что Путин это не Путин, а как говорил Пьер Безухов — «лучший и справедливейший в мире человек»? Нет, это не лучший и справедливейший в мире человек. Но и не худший, не самый ужасный в мире человек. Это президент, то есть, русский царь. Вот Ельцин говорил — я — царь Борис. А этот — царь Владимир. Он демонстрирует, что он в неплохой форме. Что у него хорошая память, что он может оперативно реагировать, на что-то отвечать. Подданные ему демонстрируют свои верноподданнические чувства. И что здесь вызывает удивление, возмущение? Это что, не соответствует обычной нашей традиции, всему, что происходит вокруг? Я совершенно не понимаю, что они ждали от интервью Путина, каких таких открытий.

Л.ГУЛЬКО: Ну, каких-то откровений, может быть, ждут от вас? Особого мнения.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: От меня в этом вопросе, как полагаю, и во многих других, никаких откровений не дождутся. Путин когда-то сказал: моя работа — обслуживание населения. Вот он его и обслуживал. Он отвечал на конкретные вопросы, исходя из той установки, которая, видимо, есть у аппарата Путина и у самого Путина, что людей волнуют очень конкретные узко-социальные вопросы – думаю, что эта точка зрения Путина адекватна, потому что действительно, большинство, видимо, это и волнует — судя по тому, что большинство поддерживает Путина. Именно этого Путина, который так отвечает, который не отвечает на острые политические вопросы, который не интересуется этими острыми политическими вопросами, который не рисует мощных перспектив, голубых и розовых картинок – кстати, за это я ему благодарен, я не люблю, когда мне вешают лапшу на уши в форме «будем жить при коммунизме через 10 лет». Путин показал свой реальный масштаб — он такой управдом в масштабах России: где течет что-то — подправим, не подправим, так пообещаем подправить. Построить здесь новый сияющий храм на горе — как выражался президент Рейган — он этого не обещает. Это не в его стиле, не в стиле русской политической традиции. Почему вы этого от него ждали — еще раз, я не понимаю. Если это не лицемерие и не специальный повод подколоть заранее заготовленными булавками, то я поражаюсь наивности и неадекватности людей, которые что-то такого ждали. Ну, нету этого у Путина. Вот он – Путин В.В., а не Черчилль Уинстон – извините.

Л.ГУЛЬКО: Особое мнение Л.Радзиховского. Наш пейджер 961-33-33, для абонента «Эхо Москвы». Может быть, давайте послушаем телефонный звонок? Слушаем вас. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Мне бы хотелось задать вопрос непосредственно Леониду.

Л.ГУЛЬКО: Вы в прямом эфире, говорите, как вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей. Мне 20 лет.

Л.ГУЛЬКО: Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Из Подмосковья. Леонид, вы начали программу с того, что начали… с Владимира Линда, и в поддержку его. Потом вы привели много доводов того, что его адвокат не прав, или что-то такое. Мне бы хотелось узнать ваше личное мнение – тот человек, который пошел на преступление, на самом деле на преступление – почему он должен с кем-то встречаться, и так далее? Вот объясните, пожалуйста, вот это.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Объясняю. С удовольствием вам объясняю. Потому что времена Средних веков, когда за такие преступления четвертовали, сдирали кожу и варили в кипятке, прошли несколько сот лет назад. Прошли также времена царской России, когда людей, которые врывались к министрам… впрочем, нет — в царской России их как раз всех бы, наверное, суд присяжных оправдал. У нас не Средневековье. По закону это преступление? Отлично. Судите его. Есть некоторые нормы, общечеловеческие нормы 21 века. Вот сейчас не принято пороть людей на конюшне, отменены официально телесные наказания, отменена виселица, в некоторых отсталых и диких странах, должен вас удивить, отменена даже сама смертная казнь, представляете? Вот такие дела. Поэтому, согласно тем нормам гуманности, которые сегодня кажутся самоочевидными – в такой ситуации, когда его отец накануне смерти в адских мучениях просит дать возможность поговорить со своим сыном – по-моему, с точки зрения любого нормального человека, это обязательно надо было бы сделать. Я бы вообще этого Линда — не знаю, как это оформить по закону – отправил из России только с единственным условием – чтобы он никогда сюда не возвращался. Здесь, мне кажется, его присутствие необязательно. Таких Линдов здесь хватает и без голландцев.

Л.ГУЛЬКО: Особое мнение Л.Радзиховского, и еще один телефонный звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Вечер добрый. Это Сухарь, Москва. Как вы оцениваете тенденции монополизации нашей страны – мировая практика показывает, что этот путь ведет к деградации. И на этом фоне авиапром уже 15 лет не может создать объединенную компанию. Это что — маразм власти, как вы считаете?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Извините, я не понял вопрос. Вы с одной стороны говорите, что тенденция к монополизации ведет к загниванию. С другой стороны вы возмущаетесь тем, что не могут создать еще одно монопольное объединение в виде авиапрома? Мне кажется, что две части вопроса очевидным образом противоречат друг другу.

Л.ГУЛЬКО: Еще один телефонный звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я звоню из Москвы, меня зовут Зара. Вы знаете, сегодня в «Криминальных новостях», скинхеды убили мужа моей сестры… не убили, а избили до смерти… Вы знаете, и когда вы говорите о гуманности, у меня вопрос — что можно сказать двум деткам, которые не дождались в этот вечер своего отца? Я насчет гуманности, я не понимаю, как можно… когда вот такие проблемы здесь, в самой России, когда они взрывают всю Россию, обсуждать и рассуждать о том, что… не знаю, кому-то там сделать даже укол… и он вот захотел увидеть своего сына перед смертью. Извините, конечно, за волнение…

Л.ГУЛЬКО: Зара, спасибо за вопрос, мы вам приносим свои соболезнования по поводу того, что случилось.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, ваши эмоции понятны. Я только абсолютно не понял, какое отношение то, о чем я говорил, имеет к тому, о чем говорили вы?

Л.ГУЛЬКО: Если я понял правильно – может быть это и не так – мы тут обсуждаем какие-то проблемы, которые, может быть, не касаются конкретных людей, а вот это происходит каждый день практически.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, ужасно. У нас известно, что людей убивают каждый день, и забивают насмерть каждый день. И понятно, что родственники тех, кого убили и забили, дай им волю, разорвали бы тех, кто это сделал – это самоочевидно. Но при чем здесь та ситуация, о которой мы говорили? Этот парень, Линд этот самый, насколько я понимаю, никого не убил и не забил – ну, в приемную он ворвался, ну и что? Какая здесь связь.

Л.ГУЛЬКО: Ну, конечно. Простим. У Зары эмоции…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Естественно, у человека эмоции. Понимаете, есть только один момент – у них там, они там чудят, как этот Василий — уж не хочу имя зря называть — они там чудят-чудят – милый, ты знаешь, что такое эвтаназия? Не дай Бог тебе знать, как они там чудят, что такое раковый больной в четвертой стадии — чудят…

Л.ГУЛЬКО: Понятно, что самая легкая болезнь — это холера у соседа. Поэтому отсюда все, видимо…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Они там чудят…

Л.ГУЛЬКО: Еще один телефонный звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый. Я так и не понял. Г-н Радзиховский высказал некое неудовлетворение по поводу этих недорослей… я тоже слегка волнуюсь – кстати, зовут Юрий…

Л.ГУЛЬКО: Говорите, Юрий, немного времени, через полминуты мы уйдем на перерыв.

СЛУШАТЕЛЬ: Он говорит по поводу недорослей. Значит тот, кто заботится о другом – хотя бы так, легкое душевное волнение – это значит ненормально. А когда пытают и убивают – это нормально. То есть я не понимаю такой постановки вопроса?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Кто сказал, что когда пытают и убивают – это нормально, вы о чем? Просто бред какой-то… кого пытают-убивают, что тут нормального?

Л.ГУЛЬКО: Давайте мы сделаем небольшой перерыв. Немножко снизим накал эмоций, после перерыва вернемся в студию и продолжим наш разговор.

НОВОСТИ

Л.ГУЛЬКО: Напомню, что сегодня особое мнение высказывает Л.Радзиховский. Сообщение на пейджер, которое опять же невозможно не зачитать. Тема, с которой мы начали — она самая главная сегодня, так уж получилось: «Г-н Радзиховский, все, кто оказывается за решеткой подобно Ходорковскому — пишет… вот оборвавшееся сообщение, без фамилии, но прочту — сразу вспоминают своих больных родителей, беременных жен, умирающих отцов» — дальше все обрывается.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Все ясно. И без обрыва все понятно. Да, у нас хорошие слушатели.

Л.ГУЛЬКО: Разные.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я даже не знаю, что больше — добрые или умные. Прежде всего, я бы сказал о доброте – доброта, всемирная отзывчивость, она просто поражает. А во-вторых, я бы сказал об уме – действительно, что за дела? Укол им какой-то подавай… а фигли ты не мучаешься, как все? Нет, ты поори, милый, а то укол, сидит на наркотиках, еще сына ему подай – совсем буржуи обалдели. Отлично. Высокогуманно, очень доброе рассуждение – это я не комментирую. Я по существу. А что же вы, дорогие товарищи, просите вам пенсию увеличить? Ничего, милый, без пенсии посидишь. В 1941 г. конину жрали – не фига. А что это вы требуете вам проездных — вот в начале года пенсионеры возмущались отсутствием проездных – пешком походите. Не рассыплетесь. А фигли вам не нравится, что вам в милиции ребра переломали? Ничего, милиция имеет право ошибаться. Чем вы недовольны, господа? Или вы как считаете – вы особые, вас жалко, к вам гуманизм должен быть — вам и пенсии нужны, и проездные нужны, и бесплатные лекарства нужны, и в милиции вас бить не надо. А если к кому-то другому проявляют гуманизм – вас это лично оскорбляет: как это они смеют, чтобы к ним по-человечески, мягко, с сочувствием? С какой радости? Замечательно, я вас поздравляю, дорогие радиослушатели.

Л.ГУЛЬКО: Леонид Радзиховский, особое мнение. Дайте телефонные звонки. Слушаем вас, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня Александр зовут. Я бы хотел такой вопрос задать — вот выступление Путина мне навеяло такую ассоциацию, и я хотел бы, чтобы Леонид ее прокомментировал – он мне напомнил выступления Грабового — тот тоже делал такие пассы руками, и говорил, что я вот делаю то-то, делаю вам всем добро.

Л.ГУЛЬКО: Александр, вопрос давайте, времени не очень много.

СЛУШАТЕЛЬ: Леонид, как вы считаете, такая ассоциация имеет право на существование?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Что говорит? Ассоциация? Ну, может. Любая ассоциация может иметь место. Я еще раз говорю – я не настолько обожаю Путина В.В., чтобы испытать горькое разочарование от его выступления. Да, оно формальное, казенное, оно пустое, оно абсолютно точное для большого российско-советского начальника. Других тут выступлений за последнюю тысячу лет не было. И это абсолютно нормально. Кстати, это полностью соответствует ожиданиям граждан. Потому что когда расслабляются, то сразу говорят – а что это тут? Гуманизм какой-то гнилой проявляют… нет, потверже надо. Так что, как говорится, каждый народ достоин своего правителя. Вот мы достойны своего правителя.

Л.ГУЛЬКО: Давайте сразу про Грабового и на этом закончим с этим человеком…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Слушайте, мне про Грабового…

Л.ГУЛЬКО: Нет, просто чтобы было понятно — вопрос есть, прозвучала фамилия. Ваше мнение. Екатерина пишет из Эстонии: «Грабовой – это очередной проект Путина по дискредитации Матерей Беслана?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Грабовой – это или сумасшедший, или негодяй, или сочетание первого и второго. Таких негодяев и сумасшедших, псевдо-целителей, которые паразитируют на человеческом горе, всегда было и всегда будет очень много. А то, что его могли использовать, чтобы дискредитировать этих самых Матерей Беслана – это очень даже может быть. Его не придумали – он был. Но эту ситуацию несомненно использовали для того, чтобы их дискредитировать – это правда. Хотя, еще раз повторяю – никто этих Матерей Беслана не заставлял носиться с Грабовым, никто их не заставлял верить Грабовому, вступать с ним в контакт — это их собственный выбор. Да, это осветили в СМИ широко, конечно, для того, чтобы их дискредитировать – вне всякого сомнения.

Л.ГУЛЬКО: Особое мнение Л.Радзиховского и ваши телефонные звонки. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, здравствуйте, вам звонят из Тюмени, Тюменская область, город Тюмень. Вот мы смотрели все выступление товарища Путина, вот поднимал такие вот вопросы…

Л.ГУЛЬКО: Вопрос ваш в чем?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот я хочу у вас спросить — вот это, понимаете, было настоящее выступление перед народом, или это шоу? Мы так поняли, что это было шоу В.Путина.

Л.ГУЛЬКО: Понятно. Спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Все выступления перед народом за последние 10 тысяч лет — это шоу.

Л.ГУЛЬКО: Вот такой короткий ответ. Вот особое мнение Л.Радзиховского. Еще один телефонный звонок попробуем принят. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Вечер добрый. Леонид, мне кажется…

Л.ГУЛЬКО: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Сухарь. Мне кажется, что исключение подтверждает правило — это «Боинг», например, аэробусы… как вы считаете.

Л.ГУЛЬКО: Вы имеете в виду что — 11 сентября?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, авиапром. Объединение компаний.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, чтобы покончить с этим вопросом – я абсолютно не специалист. Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник, а я — выражать свое особое мнение по поводу авиапрома или теоретической физики. Это не ко мне.

Л.ГУЛЬКО: Еще один телефонный звонок. Добрый вечер. Мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Вчера по РЕН-ТВ прошел жуткий сюжет – что милиция задержала трехлетнего мальчика с отцом в Красноярске. Мальчик спал всю ночь на жесткой скамейке, его не кормили, не давали воды, не пускали в туалет, когда он плакал, били, и у ребенка вывихнута рука. Наша милиция совсем озверела?

Л.ГУЛЬКО: Понятно, спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вопроса тут нет, но я бы связал это заявление с теми нашими слушателями. Понимаете, до тех пор, пока наши люди искренне возмущаются как по поводу личного оскорбления когда к кому-то в Голландии, или где угодно, в другом месте, относятся по-человечески – до тех пор нечего пенять на милицию. Это мы, а не милиция. Мы – звери. А милиция – это только часть зверей.

Л.ГУЛЬКО: Л.Радзиховский, еще один телефонный звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я бы хотел вопрос задать.

Л.ГУЛЬКО: Да. Вы в прямом эфире. Пожалуйста. Представьтесь, и говорите сразу — времени не очень много.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Юрий зовут. Я из Москвы. Сегодня ехал там. И в маршрутке слышал такую фразу, там реклама какая-то, что вот семья не нужна, главное – друзья бы были. И очень часто в СМИ, интернете я встречаю такую тему, что не нужна семья. Давайте расходиться…

Л.ГУЛЬКО: Вопрос ваш?

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос такой – не ощущаете ли вы, что есть такая кампания, которая направлена на то, чтобы разрушить семью, как ячейку общества, которая…

Л.ГУЛЬКО: Понятно. Спасибо, Юрий. Осталась у нас минута до конца.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Есть такая кампания. Эта кампания называется современная культура. В течение последних ста лет во всех странах Запада идет активное разрушение семьи – это не чья-то злая воля, это общая тенденция, очень, с моей точки зрения, опасная – тенденция современной культуры.

Л.ГУЛЬКО: Последний вопрос, наверное, на сегодня от г-на Хомутова, СНГ: «Немецкие законодатели задумались о возвращении на место статуи Ленина в восточной части Берлина — по мнению экспертов, возвращение статуи может способствовать притоку туристов. Коммунистическая эпоха, как они полагают, наиболее интересна гостям Берлина. Может быть и в России кое-что восстановить? Ваше мнение».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, я не знаю. Если имеется в виду восстановление советских памятников – с точки зрения архитектуры и скульптуры ничего плохого не вижу в том, чтобы восстановить памятник Дзержинскому, например. Но если учесть, какой начнется омерзительный идеологический шабаш вокруг этого, то лучше бы не восстанавливать. Если бы не бесновались, а просто рассматривали бы как произведение искусства – я бы считал, что хорошо восстановить.

Л.ГУЛЬКО: И это была передача, которая называется «Особое мнение», сегодня в ней, как всегда по четвергам после 7 вечера был журналист Л.Радзиховский, мы прощаемся с вами до следующего четверга, вел передачу Лев Гулько. Всего хорошего.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире