'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 сентября 2005, 19:08

О. БЫЧКОВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение» где сегодня с особым мнением у нас журналист Леонид Радзиховский. Добрый вечер.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Добрый.

О. БЫЧКОВА – Сейчас если можно мы начнем со свежей темы этого вечера. «Яблоко» и СПС кажется, все-таки объединились, они готовы пойти на выборы в Мосгордуму единым списком. «Яблоко» готово отдать правым в своем списке центральные места, второе и третье. Кто возглавит список пока неизвестно. А выборы уже 4 декабря. Как вы думаете, это уже произошло, наконец, вот это объединение, о котором говорили столько лет. Или опять избиратели должны быть разочарованы.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Во-первых, я не думаю, честно говоря, что многие избиратели безумно очарованы, даже если это объединение состоится. Потому что знаете, вот я не уверен, что лучше объединиться после смерти, чем никогда. При жизни объединяться, наверное, имеет смысл, после политической смерти объединение… Я в связи с этим вспомнил, был такой хороший очень фильм, может быть, слушатели его помнят — «Зигзаг удачи» Рязанова. И там есть такая, по-моему, очень подходящая к этому сцена. Там есть такая пожилая и некрасивая девушка, ее Талызина играет. И довольно некрасивый неприятный, но, в сущности, несчастный тоже немолодой человек, которого играет Евстигнеев. Он к ней сватается. А сватается он к ней таким образом, он говорит: ну ты же уродина, ну и я, честно говоря, довольно противный. Ну, кому мы кроме друг друга нужны. Авось, давай поженимся. Она ему в ужасе говорит: это вы так мне в любви объясняетесь. Он говорит: слушай, чего я буду тебе в любви объясняться, ясно же, что кому ты нужна и кому я нужен. Вот почва для объединения. СПС и «Яблоко» дошли ровно до такого объяснения и альянса. Это довольно печально. Потому что когда сначала, извиняюсь, 10 лет назад были разговоры о том, что они могут объединиться, это действительно вызывало довольно большой энтузиазм. Я просто помню, я тогда был в хороших отношениях с Гайдаром и помню, как ликовали в гайдаровской партии, когда прошел слух, что они объединяются. Я кстати абсолютно не считаю, что СПС лучше «Яблока» себя вело в этой ситуации или «Яблоко» лучше СПС, тут все строго симметрично. «Две равно уважаемых семьи в Вероне, где встречают нас события, ведут междоусобные бои и не хотят унять кровопролитья». Помоев они выливали друг на друга 10 лет такое несметное количество, что оставалось только удивляться, сколько гадостей скоплено в отдельных небольших по физическому размеру людях. Было немалое число журналистов, наших коллег, скажем, очень талантливый и справедливо популярный Александр Минкин из «Московского комсомольца» вылил такое количество грязи на СПС, какого он не выливал никогда ни на кого. Злейшими врагами человечества были Чубайс и Немцов.

О. БЫЧКОВА – Давайте не про грязь сейчас будем говорить. Я сказала про надежды избирателей, потому что на последних выборах в Думу, куда не прошли эти партийные объединения, соответственно те люди, которые голосовали за них, они, в общем, остались ни с чем, остались разочарованными. Но существует совершенно объективно эта часть политического спектра, которая должна быть кем-то представлена.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вы понимаете, Оля…

О. БЫЧКОВА – И за нее должен кто-то голосовать.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это правда. Давайте я сначала кончу контра, а потом за. Контра заключается в том, что в процессе этого так называемого объединения, они раздели друг друга не до гола, а кожу друг с друга содрали, выяснилось, что самое худшее, что есть в России для «Яблока» это СПС, для СПС – «Яблоко». Когда после этого, сказав все, что они друг про друга сказали, люди говорят: а все-таки мы объединимся, то возникает простой вопрос — а на какой, собственно говоря, общей платформе. Вы объясняете, что СПС провели разбойничью воровскую приватизацию и втоптали идеалы демократии в грязь. Вы объясняете, что Явлинский ничтожный болтун, пустомеля, демагог и популист. После этого говорим: а все-таки мы объединимся. Я не отрицаю категорически пользы такого объединения. Почему – по одной простой причине. Потому что у нас страна такая несчастная. Вот когда говорят, что Путину альтернативы нет, то можно сказать, что и этим альтернативы нет. Но других демократов для вас у нас нет. Никакие они не правые, конечно. Но это все-таки люди относительно гуманных, относительно сторонники гражданского общества. Прозападно настроенные политики, по крайней мере, есть что-то общее, что их объединяет: они против ксенофобии, они против милитаристского психоза. Они против целого ряда отвратительных вещей. И это позволяет им стоять на какой-то очень узенькой, маленькой общей платформе. Экономически их позиция разная.

О. БЫЧКОВА – Какая у них платформа, это надо прояснить. Эта платформа сама по себе узенькая.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Конечно.

О. БЫЧКОВА – Противоположная платформа очень широкенькая.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Нет, дело вот в чем. У них разные экономические взгляды. Я надеюсь, что разные. Если в СПС осталось хоть что-то от правой партии, то у них должны быть не те взгляды, что у «Яблока», если у «Яблока» осталось хоть что-то от социал-гуманистических взглядов, у них должны быть не те взгляды, что у СПС, разная экономическая платформа, разная социальная платформа. Вот в плане чисто гуманитарном. В плане еще раз говорю, антиксенофобия, антимилитаризм – в этом плане, да, есть нечто общее. Поэтому я бы сказал, это опять как с Путиным, как с «Единой Россией», как со всем – наименьшее из двух зол. Лучше, чтобы прошли в Гордуму, чем, если бы не прошли. Лучше, чтобы пусть, оплевав друг друга и потеряв всякое уважение друг к другу и лучше, чтобы все-таки вошли в ГД, чем все-таки не вошли. Но все лучше с оговорками. Все-таки лучше. На фоне полного отсутствия всего другого лучше. За неимением ничего другого лучше. Понимаете, обидно, эти люди могли объединиться на ура, это могла быть страстная любовь с взаимными объяснениями. А получилось как объяснения Евстигнеева с Талызиной: ты уродина, я урод, кому мы нужны. Ну, давай уж как-нибудь.

О. БЫЧКОВА – Сейчас прервемся на несколько минут. Леонид Радзиховский с особым мнением, и оказывается он романтик и идеалист, я не знала. Продолжим выяснять это после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА – Вот хочу спросить, есть несколько вопросов об этой российско-литовской истории в связи с летчиком и упавшим самолетом. Вот, например, Татьяна Николаевна из Москвы пишет: «Если сравнивать три ситуации с нашими за границей: наши моряки в Нигерии, наши офицеры в Катаре и наш лётчик в Литве, то реакция власти на Литву аналогична реакции на Катар, следовательно, лётчик оказался там не случайно, а выполнял какое-то специальное задание». Сравнение на самом деле действительно не случайное. В Африке наши моряки провели почти 2 года.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Понимаете, в чем дело. Я не склонен к таким сложным дедуктивным построениям. Если, то. Сейчас в Латвии Борис Абрамович, а может быть…

О. БЫЧКОВА – Это в Латвии, а летчик в Литве.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вот, может быть, они предложат, давайте пусть Латвия отдаст Литве Бориса Абрамовича, мы заберем Бориса Абрамовича, а летчика оставьте себе. Это бы всех я думаю, удовлетворило. Но на самом деле я бы советовал слушателям, я абсолютно не специалист в проблемах воздушных коридоров, военной авиации и так далее, но в одном отношении эта ситуация по-моему интересна. А интересна она, как мне кажется в плане той самой двойной морали и двойного счета.

О. БЫЧКОВА – Чьей двойной морали?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Нашей, естественно, российской. Насколько я помню, в 1984 году корейский лайнер нарушил воздушное пространство Советского Союза. На лайнере летело свыше 100 человек. Лайнер был сбит, и все 100 человек погибли. По этому поводу никто и не подумал извиняться ни перед Южной Кореей, ни перед компанией, которая владела этим лайнером. Теперь давайте себе представим, что летчик, нарушивший воздушное пространство Литвы, заметьте, один летчик, а не пассажирский воздушный лайнер, не развалился бы по техническим средствам, а был бы сбит литовскими ПВО, при этом летчик бы даже спасся. Интересно, какой была бы реакция российского общественного мнения. Это я к вопросу о двойной морали. Почему мы, когда нарушают наше воздушное пространство, можем сбивать лайнер с сотнями людей и по этому поводу даже не подумать, хотя бы извиниться. Но зато когда наш лайнер нарушил воздушное пространство, не вижу в этом, кстати, ничего ни странного, ни страшного и никакого спецзадания по-моему тут нет. Чего там спецрасследовать или изучать или спецпровоцировать Литву. Ну, сбился человек с курса. Ну, залетел. Ну, развалился. Дело житейское. Но почему такой двойной счет и почему это простейшая аналогия никому даже в голову не пришла. Это меня изумляет. У нас разведчики, а у них шпионы. По-прежнему такой двойной счет.

О. БЫЧКОВА – А вот Владимир из США вспоминает историю с американским летчиком Пауэрсом, и не помним, чтобы он после задержания жил с женой в гостинице и ему разрешалось бы давать интервью и регулярно встречаться с американскими властями.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Нет, но это извините другая история. Пауэрс это был летчик шпион, это было действительно спецзадание. Его сбили как шпиона, я еще раз повторяю. Я думаю пока не доказано обратное, есть презумпция невиновности, я думаю, что этот российский летчик никакого спецзадания не выполнял. Тем более не понимаю, какие такие великие секреты Латвии. Я думаю, что он банально сбился с курса…

О. БЫЧКОВА – В Литве. В Латвии это секреты…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — В Латвии Березовский я понимаю. Он пытался сфотографировать Березовского. Значит, сбился с курса, действительно технический сбой, развалился – нормальная вещь. Не нормален этот двойной счет, эта двойная мораль. Ну и раздражение России тоже ненормально. Это такое раздражение, за которым все время как бы прослеживается такой подтекст – ну что это такое, Литва, Латвия, откуда, мол, и что это за географические новости. Что за страны такие.

О. БЫЧКОВА – Польша, Грузия, Украина.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Да, какого черта вообще с ними о чем-то разговаривать. Кто они есть? Вы понимаете, кто мы и кто они. Мы и они – абсолютно равноправные субъекты международного права. Никакой разницы нет. Если их самолет залетит на нашу территорию — это точно то же самое, как если наш самолет залетит на их территорию. Вот и все.

О. БЫЧКОВА – Артем пишет: «Вчера в новостях одного центрального телеканала сообщили, что на Куликовом поле русские и татары вместе победили литовцев, и это не было шуткой. Связано ли это с судьбой нашего летчика?» Спасибо, Артем, за этот исторический вопрос.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что это свидетельство о новых горизонтах исторической науки. Но у меня есть подозрение, что к литовцам там примазались американцы. И на самом деле русские татары и примкнувшие к ним чеченцы дали прикурить американцам. Америка параша, а победа будет наша – как говорит один из комментаторов «Эхо Москвы».

О. БЫЧКОВА – Грузины в засаде сидели.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Только непонятно с чьей стороны. Это время от времени историческая наука будет показывать, то с нашей стороны в засаде, то с американской.

О. БЫЧКОВА – Мы послушаем телефоны прямого эфира. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Александр. Москва. Леонид, хотелось бы ваше мнение услышать, если бы на скамье подсудимых был бы не Ходорковский, а Березовский, вы выражали бы ему сочувствие как Ходорковскому. И было бы у вас отношение такое же примерно как к политзаключенному Березовскому.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вы знаете, это был бы другой человек. Мне известна в общих чертах биография Березовского. Я считаю его негодяем в человеческом плане. Негодяем в политическом плане. И негодяем даже, наверное, в коммерческом плане. Это абсолютно деструктивный человек, который, пользуясь, насколько мне известно, своим влиянием, не имеющим никакой содержательной основы, на группу из узкого окружения Ельцина, просто элементарно воровал.

О. БЫЧКОВА – Нет, Леонид, речь идет о другом. Насколько я понимаю звонок нашего слушателя, речь идет о том, что если при таких обстоятельствах на скамье подсудимых оказывается кто бы то ни было, для вас было бы важно ваше личное отношение или ваше мнение об этом конкретном человеке или отношение к тем обстоятельствам, в которых он оказался. Например, обстоятельства заключаются в «басманном правосудии».

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Нет, минуточку. Ну, разумеется, когда речь идет о суде, всякий человек: противный, приятный, симпатичный или омерзительный должен быть судим по одним законам, иначе вообще государство не существует. Если в суде не то что над Березовским, а над Чикатило нарушаются элементарные правовые нормы, но это не хорошо. Но я еще раз повторяю, если брать конкретные обстоятельства дела Ходорковского, то я не могу их применить к Березовскому. Почему – потому что Ходорковский как бы то ни было, с моей точки зрения руководил успешной нефтяной компанией. Борис Абрамович руководил носами нескольких приближенных Ельцина. И таким образом воровал деньги. Это немножко разное дело. Нельзя арестовать за приватизацию близких родственников Ельцина. Вот и все. Если бы Березовский был Ходорковским, а Ходорковский Березовским, а Радзиховский Леонтьевым, было бы все по-другому. Но Березовский это Березовский, а Ходорковский это Ходорковский.

О. БЫЧКОВА – Алло. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Я Юлия из Израиля.

О. БЫЧКОВА – Слушаем вас, Юлия.

СЛУШАТЕЛЬ – А с кем я говорю? Я хочу говорить с людьми из…

О. БЫЧКОВА – Юля, вы в эфире «Эхо Москвы» и телекомпании RTVi.

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо. Добрый день. Я из Израиля. Я хочу начать с маленького комплимента, вы оба замечательные журналисты. А теперь по делу. Я в отношении объединения… что, что…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Понятно. Содержательный вопрос.

О. БЫЧКОВА – Не получается у нас. Мы сделаем еще одну попытку. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Меня зовут Владислав, я из Саратова. У меня вопрос по поводу Березовского. Сейчас такой пошел разговор, что якобы он финансировал Ющенко. Вы понимаете, когда человек живет в эмиграции, в политической эмиграции как он себя называет, он поздно или рано становится объектом интереса разведок. Я имею в виду МИ-5 британской и конечно старшего брата – ЦРУ. Понимаете.

О. БЫЧКОВА – Совсем не обязательно.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну хорошо. Хорошо. Но дело в том, что неужели вы считаете, что он мог давать денег, не спрашивая у них. Он сейчас фигура уж не самостоятельная.

О. БЫЧКОВА – Владислав, а какое это имеет значение?

СЛУШАТЕЛЬ – А по поводу как раз финансирования Ющенко, якобы он. Это не он, во-первых, финансировал Ющенко, это финансировал Запад через него. Он сейчас просто ничто. Он сейчас стал просто инструментом разведок.

О. БЫЧКОВА – То есть если бы Ющенко финансировал бы, например, Кремль, тогда было бы все в порядке.

СЛУШАТЕЛЬ – Я имею в виду британскую разведку, прежде всего. Понимаете.

О. БЫЧКОВА – А чем она лучше какой-то другой?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Так, ну я понял вопрос. Я не сторонник конспирологических теорий, что через Березовского британская разведка. Понимаете, я сторонник презумпции невиновности, в данном случае в отношении Ющенко равно как в отношении горячо любимого мною, о чем я только что говорил, Березовского, я считаю, что Березовский авантюрист самостоятельный, игрок самостоятельный, которому глубоко плевать на британскую, американскую, израильскую, украинскую, российскую, белорусскую и прочие разведки, государства и все такое. Борис Абрамович Березовский на этом круглом шарике признает только одно – самого себя и свои желания. Поэтому сильно сомневаюсь, что он согласился бы быть пешкой в игре любых разведок. Он самостоятельный авантюрист, финансировал ли он Ющенко, понятия не имею. Но то, что трудно было бы представить ту грязь и тот скандал, в который Борис Абрамович не влез бы с головой, это действительно правда.

О. БЫЧКОВА – На Украине продолжается свой скандал сейчас. И одни говорят, что он продолжается, другие — что он завершился. Сегодня, наконец, Украина получила премьер-министра. Со второй попытки. Как вы думаете, это завершение кризиса или это начало еще одного?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это непрерывный перманентный кризис, можно сказать перманентная революция. Можно сказать перманентный кризис, это вопрос терминологии. Правительство это, может быть, и досидит до выборов, но политический кризис с чередой бесконечных обвинений, обливаний помоями на Украине будет продолжаться. Но в связи с Украиной я бы хотел сказать только одно, глядя на Украину, мы должны понимать, не только как плохи революции, хотя с моей точки зрения революции действительно плохи, но мы должны понимать еще одну вещь – как плоха популистская политика раздачи халявы населению, которой развлекалась госпожа Тимошенко. Вот все эти фиксированные цены, которые она вводила, неоправданные социальные выплаты, которые она делала, чтобы повысить свою популярность. Перенесите это, господа, на Россию, это то, чего добивается большинство российского населения. И вы получите точно такие же результаты.

О. БЫЧКОВА – Мы прервемся еще на несколько минут.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем нашу программу. Есть у меня еще один вопрос на сайте «Эхо Москвы» в Интернете. Спрашивает слушатель Сажин из Москвы. «Не кажется ли вам, что история с замораживанием розничных цен на топливо является очередной PR-акцией власти, что мы хорошие, заботимся о благе населения, реагируем на его вопросы, запросы и так далее».

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Отчасти это PR-акция, правильно.

О. БЫЧКОВА – Ну так побольше пускай будет таких PR-акций.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ну это я не знаю. Я не автомобилист, судить не берусь. Я только, дорогие товарищи, хотел бы, чтобы мы тоже голову не теряли окончательно. Мы с вами живем, насколько я понимаю, с нефтедолларов, поэтому высокие цены на топливо вещь для России в общем неплохая. С нее мы, так или иначе, автомобили покупаем те самые. Конечно лучше, чтобы цены внутри страны были ниже, значительно ниже, чем цены вне страны, экспортные цены. Это правильно. Но разрыв этот как я понимаю, не может быть бесконечным, Россия не необитаемый остров. Поэтому, строго говоря, тут надо видеть и оборотную сторону медали. Низкие цены на топливо это замечательно, но тогда еще непонятно на что автомобили покупать будем.

О. БЫЧКОВА – Но смысл все-таки. Сейчас заработали очков, сказали, ой, как хорошо, заморозили цены на бензин. Всем понятно, что с января, когда они разморозятся, они не просто разморозятся, а просто затопят собой все вокруг.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Знаете, это заранее трудно сказать. Неизвестно как сложится ситуация к январю. Я только еще раз говорю, я бы не молился…

О. БЫЧКОВА – Я вам точно совершенно говорю. Мы просто можем заключать пари, что так оно и будет. Я автомобилист.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — О’кей, я – нет. Поэтому промолчу.

О. БЫЧКОВА – Послушаем еще один звонок. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день. Куда я попал.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Не туда попал.

О. БЫЧКОВА – Еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Будьте любезны. Тамара Петровна из Москвы. Вы знаете, мы очень просим, считая самым лучшим и блестящим вашим участником Леонида Радзиховского, чтобы он работал в паре с Ганапольским. Ольга Бычкова задает очень глупые вопросы, и такая передача вся теряется даже с Радзиховским.

О. БЫЧКОВА – Хорошо, спасибо, Тамара Петровна. Спасибо за ваш умный вопрос. Послушаем еще звонок.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я могу сказать одно, что я очень рад, что я работаю с Олей Бычковой. Получаю от этого огромное удовольствие.

О. БЫЧКОВА – Ладно. Спасибо, Леонид. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Андрей из Москвы. У меня такой вопрос. В Норвегии все, кто связан с добычей нефти, почти весь свой доход отдают государству. То есть прибыли им остается совсем немного. Вот как вы считаете, разумно ли в России ввести такую же систему, чтобы справедливо все было.

О. БЫЧКОВА – Не совсем так там, в Норвегии на самом деле.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Не совсем так в Норвегии и, кстати сказать, огромную долю от сверхприбыли и в России нефтяные компании отдают государству. Еще раз повторяю, мы с вами все в той или другой степени живем на нефтедоллары, которые растекаются по всему древу российской экономики, поскольку, к сожалению, это главный источник наших доходов.

О. БЫЧКОВА – А в Норвегии…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Норвегия страна, где население извините в 10 раз меньше, чем в России. Давайте изморим 90% нашего населения, будем жить как в Норвегии. Есть более простой способ – эмигрировать в Норвегию и тогда вы будете жить как в Норвегии. Или тут убить 90%.

О. БЫЧКОВА – Выступал человек из правительства в Норвегии в прошлом году, если я не ошибаюсь, не очень давно и рассказывал, как у них там нефтедоллары устроены. Между прочим, там нет ни одной государственной компании. Никто даже не заикается о том, что они должны быть государственные и что нужно их кому-то прибрать к рукам. Там как-то иначе все это строится.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — И потом там еще извините, государство, но я в Норвегии никогда в жизни не был, но теоретически могу допустить, что там государство осуществляет некоторые функции кроме воровства. У нас же на первом месте все-таки воровство, а дальше все остальные функции, которые тоже никто не отменял.

О. БЫЧКОВА – Еще один звонок. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Олег из Петербурга. Тут президент Путин недавно предоставил российское гражданство детям лейтенанта Шмидта.

О. БЫЧКОВА – Это, которым из них?

СЛУШАТЕЛЬ – Во Франции нашлись родственники.

О. БЫЧКОВА – Потомки Пушкина Александра Сергеевича.

СЛУШАТЕЛЬ – А, ну, наверное, я перепутал лейтенанта Шмидта с Пушкиным. Ну, неважно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Действительно.

О. БЫЧКОВА – Какая разница.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, какая разница. А 25 млн. русских лишены гражданства, в том числе такие известные люди, как, например, корреспондент радио «Свобода» Юрий Багров, и из НБП Владимир Линдерман. Меня интересует, зачем детям лейтенанта Шмидта предоставлять гражданство, когда 25 млн. русских без гражданства. Может им лучше гражданство предоставить.

О. БЫЧКОВА – Или не имеют возможности вернуться в страну по экономическим причинам.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я абсолютно не понял вопрос. Во-первых, я не понял, что общего между лейтенантом Шмидтом и Пушкиным.

О. БЫЧКОВА – Мы уже выяснили, что это один человек.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — А, вот оно что. Ну, тогда в таком случае вопросов и ответов нет. Если все названные вами люди подавали официальное прошение о том, чтобы им предоставили гражданство, а им его не предоставили, затрудняюсь ответить на ваш вопрос, я думаю, что когда такие прошения известные люди, о которых вы говорили, подают, им, как правило, по-моему, гражданство предоставляют. Но я не компетентен в этом.

О. БЫЧКОВА – Еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Меня зовут Тамара. Леонид, можно мы вернемся на землю, я случайно видела, как бьются несчастные старики, которые хотят отказаться в пользу получения денег от этих натуральных льгот. Если вы что-то об этом знаете, хотя бы скажите сейчас громко потому что…

О. БЫЧКОВА – О чем? Тамара, о чем нужно громко сказать Радзиховскому.

СЛУШАТЕЛЬ – Сейчас скажу. Люди отказываются от натуральных льгот в пользу денег, даже не осознают, что они, например, не будут получать бесплатных лекарств с нового года, путевок санаторных, которые потенциально им обязаны дать. И так далее. И ни один чиновник, ни на нижнем уровне, ни на высоком уровне не объясняет. И 1 января…

О. БЫЧКОВА – Ваша претензия в чем, что не объясняют или что? Я не поняла, честно говоря.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я понял, что она говорит. Что люди отказываются от натуральных льгот в пользу денег и делают большую глупость, что людям от этого будет хуже. Я не знаю кому как, я думаю это дело индивидуальное. Но я думаю с января месяца у людей, если они психически нормальные, было более чем достаточно времени, чтобы понять, что им лично каждому конкретному человеку лучше, и я думаю, что большинство наших людей нормальные, не идиоты и делают так, как им лучше, а не как кому-то другому лучше.

О. БЫЧКОВА – Послушаем самый последний звонок. Не получается. Будем тогда заканчивать. Журналист Леонид Радзиховский был в программе «Особое мнение». Самое последнее, наверное, что тут я хотела еще спросить напоследок. Владимир из Канады, правда, спрашивает: «Как вы считаете, в России по-прежнему две проблемы или уже их стало больше?»

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Прогресс, 21 век. Я думаю, что проблем прибавилось, но какие это проблемы…

О. БЫЧКОВА – Четыре.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Может быть больше. Но какие это проблемы, их сформулируют наши потомки. Мы их чувствуем, но не можем сформулировать. Мы же не гоголи. А потомки сформулируют.

О. БЫЧКОВА – Леонид Радзиховский в «Особом мнении» в следующий раз через неделю.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире