'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 сентября 2005, 19:08

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, это «Особое мнение». Я – Нателла Болтянская. На ваши вопросы отвечает Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый вечер.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Леня, я хочу предложить для начала на выбор одну из двух тем. Это – Михаил Касьянов и его гипотетическое президентство. Ну, давайте с этого и начнем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я слышал вчера интервью Касьянова на «Эхо Москвы». Ничего нового не услышал. Оно подтвердило мое мнение о Касьянове, которое давно сложилось.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – У Вас было хорошее мнение?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Хорошее, да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я позволю себе задать вопрос, который я всем сегодня задаю: Вы воспринимаете Касьянова, скажем так, в первую очередь как альтернативу Путину или как самостоятельную политическую фигуру?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я не воспринимаю не как самостоятельную политическую фигуру, не как альтернативу Путину. Я уже сказал, что у меня хорошее мнение о Касьянове. Вы понимаете, что альтернатива Путину не может вызывать хорошую оценку, а самостоятельная политическая фигура – в нашей жизни тоже таких не бывает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А почему это альтернатива Путину не может вызывать…?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Потому что Путин – человек хороший, как же альтернатива может быть хорошей? Такого не бывает. Лучше еще, от хорошего к лучшему?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Подождите. Если Вас устраивает все в действиях нынешнего президента, зачем Вы, так сказать, считаете, что Касьянов тоже был бы неплохим президентом? Просто потому что… из желания еще немножко сшить на выходные?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – От хорошего к лучшему. Ну, в общем, я шучу. Короче говоря, я имею ввиду следующее: когда я говорил, что Касьянов был бы хорошим президентом, я ведь уточнял, с моей точки зрения, что он был бы хорошим президентом при одном единственном условии, при том условии, что он стал бы президентом. Он не хороший кандидат в президенты, он был бы хорошим президентом. А президентом Михаил Михайлович Касьянов мог бы стать при одном единственном условии, если бы его президентом назначил Владимир Владимирович Путин. Самостоятельных электоральных перспектив у Касьянова ноль, даже 2% не наберет. Барин, важный чиновник, красивый, сытый, довольный, разумный. Абсолютно: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Не только не буйный, но даже не нервный. Спокойный, разумный, крепкий, здоровый буржуазный политик. В нормальной европейской стране с 3-4 партиями такой бывший премьер вполне мог бы самостоятельно, т.е. без помощи одной из этих партий стать президентом. В нашей стране президентом стать можно двумя способами.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Быть назначенным.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Быть назначенным или с вероятностью 0,001% произвести оранжевую революцию. Оранжевая революция…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вот, кстати, я прошу прощения, вопрос сразу, который пришел по Интернету.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Почему Вы уверяете, что если будет революция, она обязательно будет кровавой?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, потому что у нас довольно твердая система. Во-первых, она не обязательно будет кровавой, я этого никогда не говорил. Я говорил, с большой вероятностью, да. У нас не Украина, у нас нет феодальной вольницы. У нас есть достаточно монолитная система, та самая вертикаль. Чтобы опрокинуть вертикаль, нужны очень большие усилия, поскольку вертикаль, не будь дура, сама уходить не соберется. Значит, коль усилия, то и в той или иной степени кровопускание. Так вот, возвращаясь к Касьянову. Снизу Касьянов, даже если бы это был… Да, значит, давайте вернемся к тому, что я говорил. Или президент тебя назначает, или бунтующая толпа тебя поднимает на баррикады. Касьянов – это абсолютно не тот человек, которого при любых раскладах любая бунтующая толпа будет подымать. Да он и сам от этой бунтующей толпы сбежит, куда угодно, хоть в Сан-Тропе, хоть в Лондон. Ему бунтующая толпа в 1000 раз хуже, чем путинское окружение. Поэтому я считал и считаю Касьянова очень хорошим, разумным, взвешенным, спокойным бюрократом, которым Путин без всякого риска для его – Путина дальнейшего политического и человеческого существования мог бы заткнуть брешь и посадить Касьянова на место президента. Если бы Путин такое желание проявил, я бы считал это идеальным выходом для страны, ну, соответственно, для Путина и для Касьянова.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет, ну если бы Путин проявил такое желание, наверное, не было бы дачного дела касьяновского.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Нет, это ерунда, в политике и не такое бывает, и не такими помоями, и не такими…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Может, его раскручивают так?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, это глупости. Никто его, конечно, сейчас не раскручивает, Хинштейнами не поливают для того, чтобы выросло, Хинштейнами поливают для того, чтобы заросло. Но сегодня тебя полили Хинштейнами, завтра тебя полили одеколоном «Вдова Клико». Это все глупости, понимаете.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет одеколона «Вдова Клико». Или есть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Шампанским «Вдова Клико». Это все глупости, это все может тысячу раз поменяться. Но действительно, сегодня я не думаю, судя по словам самого Михаила Михайловича, весьма осторожным, аккуратным, но, тем не менее, неприятным для Владимира Владимировича словам, я не думаю, что Путин примет такое решение. По видимому, он нашел себе или ищет себе другого преемника. Касьянова на скамейке запасных нет, значит, говорить не о чем. Снизу? Еще раз повторяю, Касьянов мог бы снизу, т.е. не снизу, от здоровой буржуазной партии стать здоровым буржуазным президентом в нормальной европейской стране. В России это невозможно. Здесь может быть назначенный преемник с вероятностью 99 и 99 в периоде или Стенька Разин с вероятностью ноль целых одна миллионная в периоде. Стенькой Михаил Михайлович быть не может по определению, за это я его и ценю, здоровый буржуазный бюрократ. А назначать его никто не собирается. Следовательно, вопрос о Касьянове на данный момент неактуален. Хотя, еще раз повторяю, к поливкам Хинштейнами это не имеет большого отношения. Могут поливать разным в разное время, но не похоже, что они будут ставить на Касьянова.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Со всеми ли заявлениями Михаила Михайловича Вы согласились?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А у него не было заявлений, и там соглашаться особо не с чем. Про дачное дело он аккуратненько ушел в сторону. Когда Михаил Михайлович стал говорить, чем плох нынешний режим, он лишний раз подтвердил то, что я говорил прошлый раз: сказать нечего, поскольку нынешний режим произносит все абсолютно правильные слова. Мало демократии? Верно, и Путин говорит: мало, надо увеличить. Односторонняя зависимость от нефти? Греф выступает и говорит: уже кончается односторонняя зависимость от нефти.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Только делают очень многое…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Надо развивать высокие технологии, надо развивать образование и здравоохранение – это уже внесено в список государственных приоритетов. Противопоставить тому, что говорит власть, — ни Михал Михалыч, ни Иван Иваныч, ни Петр Петрович…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Можно только то, что она делает, правда?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А власть…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вот я думаю, что об этом мы подробнее поговорим с Леонидом Радзиховским в программе «Особое мнение» после короткого перерыва. Нам можно звонить, нам можно писать. Я напомню, что программа наша выходит в эфире телеканала RTVI и на волнах радио «Эхо Москвы».



НОВОСТИ



Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это «Особое мнение». Я – Нателла Болтянская, а на ваши вопросы отвечает Леонид Радзиховский. Итак, все говорит правильно власть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, по крайней мере, ничего к этому добавить товарищи самозванцы, а у нас нет оппозиции, в нашей монархической системе есть царь и самозванцы. Так вот, ничего к этому добавить товарищи самозванцы содержательного не могут, насколько я понимаю.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Как у Вас аккуратненько сразу вот: те, кто не назначен царем, те самозванцы…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Конечно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Просто льете воду на мельницу Владимира Владимировича.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Монархия.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Каждый день советоваться ходите, поди?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Бывает, бывает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Давайте послушаем телефонные звонки. Леонид Радзиховский. Алло! Здравствуйте. Пожалуйста, представьтесь. И как только вы услышали наши голоса, пожалуйста, начинайте говорить.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Хорошо. Я – Владимир из Канады.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Здравствуйте.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – У меня, правда, вопрос не совсем, может быть, по теме, но я за много месяцев наконец-то дозвонился до вас.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Владимир, очень много мы тратим времени. Пожалуйста, жестко вопрос, без комментариев.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Вопрос: что является самым основным бейсиком для терроризма? Мое мнение…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Да, понятно. К сожалению, вопрос не по теме. Не обсуждаем мы сейчас эту тему. Давайте попробуем еще один звонок. Алло! Здравствуйте. Как Вас зовут, откуда Вы?

СЛУШАТЕЛЬ КОНСТАНТИН – Здравствуйте. Меня зовут Константин, город Чехов Московской области.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ КОНСТАНТИН – Леонид, вопрос чудовищно риторический такой. Более того, он содержит такие фантастические…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Так. Опять много предисловий. Вопрос давайте.

СЛУШАТЕЛЬ КОНСТАНТИН – Сразу задаю. Вот как Вы считаете, если Михаил Ходорковский вдруг станет не депутатом, а премьером, много ли хорошего произойдет для всех зека Российской Федерации?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А! Понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Если Ходорковский станет премьером, много ли хорошего…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Произойдет для заключенных, потому что на самом деле ведь ситуация… Я тут продолжу просто вопрос Константина, ситуация у нас в стране такова, что потребовался арест Ходорковского, чтобы заговорили о чудовищных условиях, в которых пребывают…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это неправда. Об условиях, в которых пребывают заключенные, говорят давно и говорят очень много. Я не уверен, что эти условия становятся лучше. Это я не знаю. Владимир, я думаю, что вопрос я бы переформулировал так: неужели для того, чтобы заключенным стало лучше, необходимы такие невероятные условия как падение Марса на землю, Ходорковский, становящийся премьером, Путин, становящийся английской королевой и Сечин, получающий Нобелевскую премию по химии и т.д. Я надеюсь, что для улучшения…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Почему по химии?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А почему не по химии? Некоторое отношение к химии он, говорят, имеет. Вот схимичил там с ЮКОСом.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А! В этом смысле. Да, понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, например. Одним словом, я надеюсь, что для улучшения дел заключенных не понадобятся столь невероятные, выходящие за пределы природных явлений катаклизмы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ответ получен. Да, действительно. Алло! Здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА — Добрый день! Меня зовут Маргарита. Я из Риги.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА – Пожалуйста, хотела бы уточнить. Вы действительно считаете, что человек с прозвищем «Миша два процента» – это нормальный буржуазный политик? Или у Вас такое чувство юмора чрезмерно тонкое?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Маргарита, Ваш вопрос понятен. Прошу, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я действительно считаю, что Михаил Михайлович Касьянов — нормальный буржуазный политик, нормальный буржуазный бюрократ, живущий по правилам высоко привилегированной номенклатуры, каковые существуют в Российской Федерации. Я не знаю, получал ли он 2% от тех договоров, которые он подписывал, я думаю, что это – бессмысленная ложь, потому что если бы это…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Нет, не бессмысленная.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я еще раз повторяю: я думаю, что это – бессмысленная ложь по одной простой причине. Если бы такого рода информация у кого-то была, да еще с такими очаровательными подробностями — 2%, то, наверное, сообщили бы явки, пароли…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – И адреса.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И адреса. И какие-то подробности: как получал, через какие компании. Брякнуть: 2%, это просто ничего не сказать, бессмысленная чепуха. Но я охотно верю, что Михал Михалыч многомиллионные дачи, о которых он сам сказал, не сэкономил из своей копеечной премьерской зарплаты. В этом я не сомневаюсь ни одной секунды. Впрочем, честно говоря, я не припоминаю в истории России бедных премьер-министров. Ну, вот разве что говорят, у Ленина были рваные башмаки, но я бы такого второго премьера не хотел. По правилам той среды, в которой живет Михал Михалыч, я думаю, что он вполне может считаться человеком очень честным и умеренных обычаев. Еще раз подчеркиваю: по правилам той среды. В рамках этой среды Михал Михалыч вполне честный, добропорядочный, умеренный и разумный буржуазный бюрократ. Наверно, если бы он жил в Швейцарии или в Дании, он бы действовал по другим правилам, но он жил в России, работал в России и не нарушал принятые в России правила.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я прошу прощения, Лень, т.е. Вы его воспринимаете как априори не проходящего, но мне нравится. Правильно я сформулировала?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я его воспринимаю, как мне нравится, поскольку он разумный и проходящего в том случае, если бы его назначил Путин. С точки зрения электоральных перспектив, его электоральных перспективы равны нулю. И именно поэтому он мне и кажется разумным, нормальным буржуазным бюрократом и нравится мне.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – События на Украине. Ваши впечатления?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я уже говорил прошлый раз. Это нормальный постреволюционный процесс. Да, на Украине не было смен форм собственности, не было распада государственности, все равно это была революция. Народное, массовое народное движение. После революции революционеры всегда жрут друг друга поедом. Революция – это просто гормонов очень много выбрасывается. В обычных условиях, так сказать, человек посматривает на женщину, а получив революционную «Виагру», бросается на нее. Так и революция. В обычных условиях мелкие склоки, а здесь: вождь нации, враг народа, спасение, гибель. В общем, ходят с больших козырей, с высоких демагогических козырей. Но на этой неделе произошло только то, что наконец свершилось, и в это дело вмешался наш дорогой Борис Абрамыч. Было бы странно, если бы какая-нибудь мерзость на территории СНГ произошла без участия Бориса Абрамыча. Теперь картина полная: и он здесь, и его усилия, и его голос, и его взятки. В общем, все прекрасно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это ответ на вопрос?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это ответ.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я думаю, что мы можем принять еще несколько телефонных звонков. Алло! Здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ КЯСТАС – Мое имя Кястас, из Вильнюса.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста. Только что в Литве разбился российский самолет СУ-27 возле Каунаса. Как господин Радзиховский смотрит на это? Как в Литве мог оказаться военный самолет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, никак не смотрю.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это вопрос к Министерству обороны.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Действительно. Ответ получен. Алло! Здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ СУХАРЬ – Добрый день.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Кто Вы, откуда?

СЛУШАТЕЛЬ СУХАРЬ – Сухарь, Москва. У меня такой вопрос к Леониду. Как Вы думаете, о чем думает Фрадков? Вот потому что Греф огрызается, Кудрин отмахивается от него. Каждый сам по себе.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – О чем думает Фрадков? Ну, точно плохо думает про министра культуры. Спасибо Вам большое за вопрос.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я думаю, что Михаил Ефимыч думает о своих делах, как любой нормальный человек. Работа премьерская не очень пыльная.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – В его случае.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. В его случае. Насколько я понимаю, он, скорее, зиц-председатель, нежели председатель. Собственно, для этого его и посадили, в этом вроде бы никто не сомневается. С этой ролью он справляется неплохо. Вот получил Орден за заслуги перед Отечеством второй степени. Очень красивый орден. Поэтому я думаю, что если он физически здоров, чего ему искренно желаю, то мысли его должны быть приятного свойства. Сыновья подрастают, карьеру делают. Начальство им довольно, ордена идут. Чего ему думать? Ну, когда надо будет, сдаст пост и уедет обратно послом в Голландию или куда? Откуда он приехал.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Перспектива.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – По-моему, он себя не перегружает мыслями.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, Вы в эфире. Пожалуйста, Ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Я звоню из Нью-Йорка. Я хочу к Леониду обратиться. Леонид, Вы мне очень нравитесь как человек, как журналист, но проснитесь, Вы же должны нас заинтересовать, а после Ваших слов забить на все хочется.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Забить на все хочется? Понятно. Что ответите?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я, наверное, плохой журналист. Хороший журналист Митрофанов. Вот он снял порнографический фильм про Ющенко и Тимошенко. Посмотрите, будет интересно. А я – плохой журналист. Я уже, понимаете, не молодой, поэтому я стараюсь Вас не заинтересовать, а сам не знаю зачем, говорю то, что я думаю. В тот момент, когда выяснится, что я окончательно неинтересен, и забить хочется, ну, меня просто перестанут сюда приглашать и все. Но выступать в качестве шоу-мена, к сожалению, я не умею. Умел бы, я бы не на «Эхе» выступал, а на каком-нибудь более веселом канале, большие б деньги получал. Я могу только говорить то, что я думаю. К сожалению, ничего оригинального и ничего особенно острого я действительно не думаю, Вы правы. Но такой уж я.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Добрый вечер. Дмитрий Смирнов, Москва. Возвращаюсь к теме управляемой демократии. Может быть, это плохо даже не потому, что это не демократия, а потому что это режим, основанный на тотальной лжи, которая просто невозможна без управляемого телевидения и управляемых судов, которые должны как бы подтверждать честность нечестных выборов. А если это все управляемое, то это просто уже и не журналистика, и не правосудие, всего этого просто нету.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Да, понятно. Спасибо, Дмитрий.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, но я бы разделил не на управляемую демократию и неуправляемую демократию, поскольку, что такое неуправляемая демократия я не очень понимаю: революция, анархия?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это просто демократия, Лень.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет. Это не просто демократия. Вот в Америке просто демократия или управляемая демократия? Не знаете. Хорошо. Я Вам отвечу. Идут разговоры, что в 2008 году в Америке на президентских выборах встретятся жена Клинтона…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Хиллари Клинтон.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И брат Буша. Я не думаю, что среди 300 млн. граждан США нельзя найти не представителей семей Клинтонов и Бушей. Безусловно, этого не будет, но сам факт, что эти разговоры ведутся всерьез, говорят об очень высокой степени управляемости этой демократии. Так что все на свете управляемо. Бывает просто эффективно управляемые демократии, не эффективно управляемые демократии. Вот наша демократия управляема очень средне эффективно. Что касается независимых судов, независимого телевидения и т.д. Да, это, наверное, очень плохо. Впрочем я должен сказать, что насколько мне известно, в истории России независимых СМИ практически не было, были феодально воюющие СМИ, что было несомненно веселее и интереснее. 100% с Вами согласен. Но они находились на очень жестком и коротком поводке у нескольких своих управляющих. Что касается независимых судов. В России были независимые суды, но вот они оправдали, например, Веру Засулич. Я не думаю, что это был очень умный и очень хороший поступок со стороны независимых судов. Мораль.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – На этом месте мы ставим многоточие. Делаем паузу и вернемся в студию «Особого мнения» после короткого перерыва.



НОВОСТИ



Н.БОЛТЯНСКАЯ – В эфире RTVI и на волнах «Эхо Москвы» «Особое мнение» и Леонид Радзиховский, оборванный на полуслове, что доказывает, что наша демократия точно управляемая часами. Часами.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ваша – жестко управляемая, на коротком поводке. Но я просто хочу сказать, что я думаю, что не так легко в России как в любой стране рождается независимый суд. Я думаю, что сейчас движение идет от независимого к более зависимому суду, что плохо, и от ограниченной свободы СМИ к еще более ограниченной свободе СМИ, что тоже плохо. Но это движение не вечно, как не вечен и Путин, как не вечна нынешняя политическая ситуация. Я думаю, что при следующем движении маятника вполне возможно будет движение к более независимому суду и более независимым СМИ. Мне кажется, что было бы неплохо, чтобы это движение было не слишком сильное, потому что по дороге можно перебить много посуды. Это раз. А второе. Я вообще могу повторить только то, что я уже много раз говорил. Я не считаю, что Россия – это остров, отделенный от человечества. И те тенденции, которые в течение последних 100 лет доминировали в Европе, они медленно, но верно доходят до нас. Там доминировали тенденции к более гражданскому обществу и с большими паузами, с большими зигзагами они до нас доходят.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Извините, пожалуйста, эти тенденции имеют возможность доходить до России в последние там 15-20 лет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, примерно так.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А до этого у нас были совсем другие тенденции.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, Нателл, это на самом деле тоже не совсем правда, потому что в 70-е годы у нас была политическая высокая степень несвободы. Это правда, но некоторые элементы гражданского общества даже внутри советской скорлупы появлялись. И в культуре, и в быту, но это – долгий разговор. Мы не необитаемый остров. Можно сколько угодно заколачивать окна, в щели прорвется. Россия движется туда, куда движется человечество. Я в этом абсолютно убежден.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – «Уважаемый Леонид, — это вопрос от Аркадия из Йеля, — сколько лет надо отсидеть этому толковому Радзиховскому, чтобы осознать необходимость ЛЕВОГО ПОВОРОТА?» Левый поворот – вот такими буквами огромными.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я думаю, что если бы меня посадили не на несколько лет, а всего лишь на несколько месяцев, я бы погиб в тюрьме и поэтому осознать необходимость левого поворота при всем желании бы не смог. Но пока я на свободе, я вижу не только необходимость левого поворота, а и вижу полное безумие левого поворота для России. Левый поворот в России, кстати, то, о чем писал сам Ходорковский – это просто поворот к откровенной и довольно бессмысленной халяве. Ну, и что хорошего в том, чтобы распилить нефтебаксы и раздать их населению.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Подождите, подождите. Леня, но когда мы говорим о левом повороте, я в данной ситуации позволю себе процитировать маму Ходорковского. Сказано это было мне в частной беседе, но разрешено цитировать. Что с ее – как она поняла из беседы с самим Михаилом Борисовичем – речь идет о том, что социально уязвимые слои населения в процессе того, что у нас вообще происходит, они остались обиженными. И он считает, что о них надо позаботиться, и это необходимо. Что в этом плохого, объясните мне, пожалуйста.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет. Понимаете, на общем уровне это просто ничего не значит. Ну, Путин о них и заботится, что-то делает. Если это называется…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Что? Монетизирует льготы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, повышает на 30 рублей пенсии, ну, на 300 рублей пенсии, ну, на 200 рублей пенсии. Понимаете, если речь идет о том, чтобы чуть-чуть повысить пенсии, изменить какие-то там раздачи проездных билетов и прочее, прочее, то это более или менее так или иначе делается. Если речь идет о масштабном стратегическом левом повороте в политике и экономике, я считаю это безумием. Это просто способ побыстрее свернуть себе шею. Вот и все. Потому что еще раз повторяю, это просто элементарно разделить халяву. Но разделение халявы даром не проходит. Придется заплатить за этот раздел халявы несуразно высокую цену. И это в чисто экономической области. В политической области то, что у нас называется левый поворот – это поворот в сторону ксенофобии, поворот в сторону патологически антизападных настроений, поворот в сторону державной истерики. То, что, кстати, на Западе, скорее, считается правым, чем левым, но у нас это считается левым. По всем этим признакам, экономическая безответственная халява и националистическая истерика, я считаю, что это – самое глупое и самое вредное, что только можно сделать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Скажите, пожалуйста, а с Вашей точки зрения, Михаил Ходорковский этого не понимает?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, значит, ну, во-первых, давайте так. Говорить о Ходорковском – это довольно трудное занятие, потому что Пушкин написал: «Пристойно ли, скажите, сгоряча ругаться нам над жертвой палача? Риэго был пред Фердинандом грешен, согласен я, но он за то повешен». Пристойно ль нам, скажите, сгоряча ругаться над жертвой палача? Поэтому ругаться над Ходорковским довольно мало пристойное занятие. Этим занимаются некоторые мои коллеги, с чем я их и поздравляю. Вот. Мне бы не хотелось в этот дружный хор добавлять свою струю. Я могу сказать следующее.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Насчет струи, это была оговорка по Фрейду.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Продолжайте.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я высоко ценю личное мужество и масштаб личности Ходорковского. Я считаю презренным жлобским бредом разговоры про воровство олигархов. Он у вас что-то лично украл? Если он у вас лично ничего не украл, то сравните, дорогие борцы с ворующими олигархами, как жили вы лично и как страна была в 92 году, когда никаких олигархов не было и те самые нефтяные скважины находились, так сказать, в общенародной собственности. И как лично вы и страна жила в конце 90-х годов, когда появились ворующие разбойники – олигархи и воровским путем нефтяные скважины им достались. Это странное воровство, вследствие которого люди стали жить лучше. Отнюдь не только олигархи, а вся страна. Поэтому этот презренный жлобский бред про ворующих олигархов я обсуждать не хочу. Но сказать по этой причине, что Ходорковский мне очень симпатичен и как политик, и как человек, я тоже не могу. Я думаю, что у него есть такое качество как гордыня. Качество очень интересное, очень своеобразное, редко встречающееся, но часто заводящее в большой тупик. Это в человеческом плане. В политическом плане, к сожалению, его метания от демократов к, извините за выражение, газете «Завтра» мне не нравятся. Я считаю непристойной газету «Завтра». Я считаю нелепым давать интервью газете «Завтра», потому что людей, так сказать, прозападно настроенных, которые ему симпатизируют, он огорчит. Не факт, оттолкнет, но сильно огорчит. Шовинистов и коммунистов он все равно не привлечет, поэтому это и прагматически глупо и в моральном плане, по-моему, весьма уязвимая позиция. Да, гордыня, да, сильный человек, да, крупный человек, да, запутавшийся человек. Все это так. Вот что я могу сказать о Ходорковском.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Скажите, пожалуйста, вот отложено рассмотрение кассационной жалобы до понедельника. Как Вы думаете, как вообще будет развиваться вся эта ситуация?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я думаю, что его не утвердят в качестве кандидата, снимут, так или иначе с дистанции. Уже пытаются в отвратительный бессмысленный фарс превратить эти выборы. Кстати, здесь я обязан сказать следующее. Буквально два слова. Я написал статью, в которой я высоко оценил поступок полковника Квачкова, который, как мне было известно, отказался выставлять свою кандидатуру. Но я высоко оценил его поступок по причине личного мужества. Квачков сидит в тюрьме, он зависит от тюремного начальства. Ясно, что начальству в той или другой форме приятно, чтобы он выставился против Ходорковского. Насколько я знаю, он отказался. Если он действительно отказался, я подтверждаю, что я высоко уважаю этот поступок человека, глубоко чуждого мне по своим идеологическим взглядам, по своей биографии, по всему. Трудно представить что-то более чуждое мне, чем полковник ГРУ, весьма, по-видимому, националистических взглядов. Тем не менее, я не делю уважение к людям в зависимости от их партийной, идеологической или еще какой-то принадлежности. Это поступок честный и смелый. Я его уважаю. Если он его совершил. Если он его не совершил, то я, разумеется, все свои слова беру назад. А тот мерзкий фарс, в который пытаются превратить эти выборы, глуп, потому что Ходорковского туда не допустят…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Уже не успеваем, к сожалению.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Зря старались.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это — «Особое мнение».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире