'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 08 сентября 2005, 19:08

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, это программа «Особое мнение» на волнах радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI. Эфир ведет Нателла Болтянская, Леонид Радзиховский в нашей студии и начать я предлагаю с отставки правительства на Украине.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, но, вы знаете, я не так тонко знаю все украинские подводные камни, но вообще-то я думаю, что в этом событии нет абсолютно ничего удивительного. Ведь что такое революция – мы это помним сами – 91-93-й год. Революция – это просто увеличительное стекло. В обычных условиях – интриги, в условиях революции – открытые столкновения., вплоть до резни, в обычных условиях – коррупция, а во время революции – дележ добычи, которая внезапно свалилась, когда добыча – целая страна. И так далее. Революция не бывает одномоментной, она всегда перманентная, потому что революция – это всегда огромное возбуждение, огромное эмоциональное возбуждение, оно не может вот так сразу улечься, цель достигнута, все в порядке. И противниками всегда становятся бывшие лучшие друзья. Я прекрасно помню август 1991 года, трибуну перед Белым Домом, где обнявшись крепче двух друзей стояли Ельцин, Хасбулатов, Руцкой, Бурбулис. Буквально на следующий день они стали смертными врагами, вцепились друг в друга, и не против кого стало дружить, враг исчез, начали грызться и кончилось это 1993-м годом. Поэтому я думаю, что на Украине тоже предстоит длинный процесс перманентного выяснения отношений, борьбы всех против всех, кто в этой драке победит – la femme fatale Украины Тимошенко или президент Ющенко, или какой-то третий популярный политик – я судить абсолютно не берусь. Что я только хотел бы сказать – я бы предостерег от крайностей. Дело в том, что когда была революция на Майдане, то многие впали в эйфорию, действительно был мощный такой заряд энергии, который до нас дошел, и мне очень нравилась эта революция, этот порыв людей, то, что они искренни, что они объединены, что чего-то хотят, такое рождение нации на глазах. Вот, ну и пошли, значит, речи в Москве, что, вот, сегодня у нас будет то же самое, оранжевый ветер, оранжевая буря…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А что, нам не светит рождение нации?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А нам не светит, нет, к счастью не светит, она уже родилась отчасти, но это потом могу сказать. Я просто хочу сказать, что я бы не преувеличивал сегодняшнего кризиса – когда говорят – вот все, крах, они себя показали, они провалились, вот видите – господа, не стоит перегибать палку ни в ту, ни в другую сторону. Революция всегда приводит, еще раз говорю, к склокам между бывшими революционерами и это далеко не всегда означает крах. Например, опять же, возвращаюсь в 91-й год, страшная склока между теми, кто стоял на трибуне у Белого Дома, и, тем не менее, все-таки, позитивные результаты революции 91-го несомненно существуют, с моей точки зрения, благодаря им развивается наше общество, я бы не спешил точно так же с этим скандалом хоронить результаты украинской революции.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А каков Ваш прогноз?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Прогноз мой таков – я уже сказал, это буде длинный период обостренной политической борьбы, потому что, еще раз повторяю, революция – это увеличительное стекло, все страсти более раскалены, обвинения более ожесточенные, всегда ходят с больших козырей, там, Родина гибнет, революция гибнет, предатели… А обычно чего – воруют и воруют. Вот в России – воруют и воруют, никого не выгоняют, никого не сажают, тихо под столом воруют. Во время революции масштаб воровства другой – революционное воровство – и масштаб обвинений другой. Я думаю, что будет длинный период нестабильности и склок, я думаю, что до резни у них дело не дойдет, как не дошло на Майдане, так не дойдет и второй раз, хоронить результаты украинской революции я бы, еще раз говорю, не спешил. Я думаю, что все-таки в учебниках истории Украины эта майданная революция останется важным историческим событием и сколько бы они сейчас не обливали друг друга грязью, не говорили друг про друга правду и неправду и не вытаскивали бы все гадости, которые могут вытащить, мне кажется, что при всех усилиях бывших революционеров утопить в грязи вот тот импульс, тот порыв, который Украина все-таки получила, им не удастся. Это с одной стороны. С другой стороны, эти события имеют, конечно, прямое отношение к России, потому что когда была украинская революция, здесь страшно испугались, в Кремле, боялись что вот, завтра будет то же самое и в России и дико оживились товарищи профессиональные революционеры, там, демократы, говорили что вот, мы тут устроим оранжевую революцию и так далее и так далее. Путину, как всегда, везет – прошло немного времени, он не вмешивался, и началось на Украине то, что началось. Предоставьте революционеров самим себе, и они уничтожат друг друга в тысячу раз лучше, чем любые…

Н.БОЛТЯНСКАЯ — …сторонние силы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, конечно. Главное – не давать им повода сплотить против внешней силы. Главное – не нападать на революционеров извне. Тогда они сожрут друг друга со свистом. Ну вот, и сегодня в России, конечно, многие злорадствуют, говорят – вот видите, вот она революция, вот к чему она приводит, вот единственный результат, вот из них вся дрянь-то и вылезла. Я вообще не сторонник злорадства ни по какому поводу, даже по такому. Я думаю, что действительно, дряни вылезло много, но кто бы сомневался, что в людях дряни хватает, в политиках тем более, в революционных политиках особенно много. Это не плохо, что мы увидели изнанку этой революции, но было бы плохо, если бы мы к нашему обычному политическому цинизму добавили еще и это впрыскивание и сказали бы – ну вот видите, вообще ничего никогда быть не может. Это неправда. Я думаю, что много может быть искренних движений и еще раз повторяю – если после этого искреннего движения начались склоки, то вовсе не значит, что исходное движение было лживым стопроцентно, было изначально ошибочным и ни к чему не привело. Я категорический противник революций, но надо быть слепым и глухим, чтобы не ощущать того действительно сильного и честного импульса, который был на Майдане. Сейчас те, кто там был, этот импульс затаптывают.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Леонид Радзиховский и мы продолжим после короткой паузы.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ – «Особое мнение», Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы, и я хотела бы попросить ваш комментарий по поводу возможного выдвижения Квачковым своей кандидатуры в депутаты.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, это занятная история. Ну, во-первых, я, это мое особое мнение, не верю, что это реально организует партия «Родина». Конечно, депутат Савельев – человек известный, и Жириновским дрался, и письма против евреев подписывал, то есть боец известный, но все-таки мне кажется, что слабоват Савельев сам такие решения принимать и организовывать. Тут такое трогательное совпадение – бывшая оппозиционная партия «Родина» опять, кажется, стала бывшей оппозиционной, поскольку, значит, и Рогозин, вроде, возвращается, блудный сын…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – В лоно…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – В лоно, да, припал к ногам отца, опять будет вице-спикером Думы и тут же вот они выставляют Квачкова, трогательно…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А вице-спикерская должность – это откормленный телец, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, во всяком случае, я думаю, что отец некоторого тельца готов зарезать по этому поводу. Кто в качестве тельца выступит – Ходорковский или Квачков – это отдельная песня. Значит, понимаете в чем дело, я действительно должен отдать должное, восхититься работой политтехнологов, все-таки в Кремле люди неглупые и хлеб зря не едят. У них было две возможности – просто снять Ходорковского с дистанции – нет проблем. На раз. Но – скучноватое занятие, получается, мы его боимся, получается, мы его не допускаем до борьбы, в общем, что-то не то. С другой стороны, в руках у Ходорковского страшный козырь – да, он такой, он сякой, народ его не любит, пятое-десятое, но представьте себе – вот вы избиратель Университетского округа. Представьте себе, что перед вами такая листовка – Ходорковский за решеткой и надпись – «Его жизнь в твоих руках». И ведь все правда, понимаете, не демагогия, действительно в твоих руках и действительно жизнь. Действительно, это не голосование о том, кто будет взятки брать и на казенной машине кататься, а голосование по вопросу о том, будет вот этот конкретный человек сидеть, а может и погибнет, кстати, я уж извиняюсь за такие страшные слова, тюрьма – не мать родна, или выйдет. И ты должен взять на себя ответственность, голосуя против него – ты сажаешь его в тюрьму. Легко говорить – «тебя посодють, а ты не воруй», и все-таки психологически труднее лично посадить…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А так ему противопоставили такого же, как он.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Совершенно правильно. И этот лом выбивают… Это был лом в руках Ходорковского. Против лома нет приема, окромя другого лома. И вот перед вами вторая листовка. Так вы кого хотите посадить в тюрьму? Квачкова? Кого вы хотите держать…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Который не понятно что тоже…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кого вы хотите держать в тюрьме – Квачкова или Ходорковского? Главный козырь Ходорковского выбит. Но это еще не все. Теперь давайте сравним их…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я прошу прощения, а кто мешал нарисовать просто другие цифры Ходорковскому?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, вы знаете, в чем дело, это Москва…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Довести ситуацию до…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не-не-не, это Москва, я не верю в эти разговоры, что можно, за человека, допустим, там, проголосовало 40 процентов, а ему напишут 14, я в это не верю, я не специалист по избирательным технологиям, но я в такие грубые фальсификации не верю. Самое главное даже не это, я думаю, что у противников Ходорковского в Кремле есть еще психологическая сверхзадача – не просто не допустить его в Думу, а морально его уничтожить. Вот ты, дорогой Михал Борисыч, уж не знаешь, как к народу подладиться, ты и «Левые повороты» сочиняешь, ты и патриотом стал, и с олигархами воюешь, и вот, посмотри на этот народ. Вот теперь народ тебе покажет, как этот народ реально к тебе относится. Оставь надежду всяк сюда входящий. В этом плане Квачков – суперидеальная фигура. Конечно, есть маленькая деталь – власть его посадила и власть же, руками «Родины», организовывает ему избирательную кампанию. Ну, и не такие пустячки бывали.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, «Родина» приказала, он пошел…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Теперь сравните – вот я избиратель, Университетского, интеллигентного округа. Передо мной – полковник ГРУ и миллиардер. Один сидит за неуплату налогов, или даже за политику, ладно, пусть за политику, а другой – за покушение на Чубайса. Да, для половины жителей России покушение на Чубайса – это подвиг, вроде подвига героев-панфиловцев. Ну и не забудем такую очаровательную деталь, что у одного фамилия все-таки Ходорковский, а у другого фамилия все-таки Квачков. Я не сторонник преувеличения антисемитизма в России, не главный это фактор…

Н.БОЛТЯНСКАЯ — В Университетском округе это тоже…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, не главный это фактор, тем более, что Ходорковский – такой же еврей, как я эфиоп, с его русской мамой, русской женой и сверхрусскими детьми, но есть фонетический антисемитизм. Фамилия Ходорковский для уха звучит хуже, чем фамилия Квачков. То есть, козырь, которым они будут бить Ходорковского, они нашли просто выдающийся. И я с этой интеллектуальной победой могу поздравить анонимных кремлевских политтехнологов. Они изобрели суперход.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Давайте послушаем телефон, а потом продолжим. Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение». Алло, здравствуйте, вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Магомед из Дагестана.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Предлагаю поговорить о ситуации в Дагестане. (плохое качество связи)

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вы поняли вопрос?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я не понял вопрос.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – К сожалению, у нас плохое качество связи, попробуйте перезвонить. Здравствуйте, вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня вопрос к Радзиховскому, я Равиль из Москвы. Скажите пожалуйста, почему ни президент, ни Дума, ни журналисты ни слова не говорят, что творится в Москве, в России, …полностью экономика разрушенная…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – То есть, почему не говорится о разрушенной экономике? Вопрос понятен, спасибо, Леонид, ответьте пожалуйста Равилю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Все журналисты говорят только об этом. Включите программу Караулова и вы получите такое моральное удовлетворение, что вам хватит на всю жизнь.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Алло, здравствуйте, вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Москва, Сухарь. У меня такой вопрос к Леониду. Не кажется ли ему, что задержание Адамова может быть привязано к господину Ходорковскому.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – О как! Очень интересная точка зрения. Может, их обменять хотят друг на друга? Адамова – в Москву, а Ходорковского – в Швейцарию?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Причем швейцарцы, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Да. Я так не думаю, мне очень понравилось выступление господина Адамова по радио «Эхо Москвы», я почти плакал, слушая о его неслыханном и невиданном в истории патриотизме. Я только одного не смог понять – как такой патриот оказался в Швейцарии? Там, говорят, живет его дочь и у нее там замок. По-видимому, она патриот Швейцарии столь же яростный, как ее отец – патриот России. Кроме того, когда г-н Адамов рассказывал о своей исключительной борьбе за государственные интересы, у меня возник еще один вопрос – а кто оплачивает его защиту в Швейцарии, там бригада юристов, насколько я знаю, это стоит несколько сот тысяч долларов, по минимуму. Или это он сэкономил из своей министерской скромной зарплаты или это оплачивает его швейцарская дочь, или есть какие-то еще спонсоры? В общем, высокий патриотизм г-на Адамова в швейцарском исполнении произвел на меня колоссальное впечатление, а вариант, как в «Мертвом сезоне», что по мосту идут с одной стороны Адамов, а с другой стороны – Ходорковский, и посередине они обмениваются, это вариант для нового телесериала, но мне его сценарий писать бы не хотелось.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос, присланный по интернету: «Уважаемый г-н Радзиховский, Путин сказал, что он не будет баллотироваться на третий срок, а ведь при желании это можно было сделать. Вот мы и потеряли, профукали самого лучшего и просвещенного президента России благодаря воплям и истерикам демократов. Опять время перемен начнется, надвигается власть олигархов и воров, как при Ельцине». Я без изменений все процитировала.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я не думаю, что наш президент такой слабак, что вопли журналистов его испугали. Если он способен испугаться, как вы пишите, воплей журналистов, то зачем нам такой президент? В России должен быть сильный президент, который не боится чьих-то воплей. Что касается власти олигархов…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – То есть, вы считаете, что его не напугали вопли журналистов и демократов?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я верю в нашего президента, я не думаю, что его так легко напугать, поорать на него пару раз, он сразу испугается и уйдет. Вот, что касается власти олигархов, я не очень понимаю, что вы имеете в виду, кроме того, я не очень понимаю, чем так плохи олигархи. Вот за 15 лет мне никто так толком и не смог объяснить, что такого ужасного в олигархах, кроме слова «олигарх». Я им завидую, я вообще человек завистливый и иногда чувствую к ним классовую ненависть, почему я бедный, а они богатые, в самом деле? Но стараюсь душить в себе прекрасные порывы и говорю, что они потому богатые, что они могут руководить какими-то коллективами…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – На что мы с вами неспособны…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – На что я не способен. Они могут рисковать, на что я не способен и так далее. Но в любом случае, что страшного во власти олигархов, я не знаю. Впрочем, вы бойтесь, олигархи во власть не вернутся. А то, что Путин уходит, как он сказал…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Так он сколько раз говорил одно, а делал другое.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Минуточку, мне кажется, что Путина напугали не журналисты, Путина напугали два человека – Шейнис и Шахрай. Они написали Конституцию, где сказано, что нельзя выдвигаться на третий срок. Вот этих двух людей Путин испугался, а может уважает, и из уважения к Шейнису, Шахраю и Конституции он уходит. И правильно делает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Сколько раз он… Один из его постулатов был, что мы не будем менять Конституцию, но неоднократно президент говорил одно, а делал совсем другое.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Конституцию-то мы пока не меняем.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну так все впереди еще.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, мой прогноз такой, что Путин на третий срок не останется.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А кто?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну послушайте, вы Путина пригласите, он вам скажет, кого он назначит новым президентом.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А, то есть теперь речь идет именно о назначении?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну разумеется, откуда же он возьмется, с Луны свалится?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Дело в том, что меня с прошлого четверга очень беспокоит ваше отсутствие альтернативы Путину и знаете, что больше всего меня обижает – 150 млн в стране и один Путин. Ну, ерунда на палочке, извините.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А почему отсутствие альтернативы, альтернатив без счета, просто люди не знают, кого им назначат. Есть альтернатива – Хлопонин или Ткачев, Кудрин или Греф, Фрадков или Миронов, Иванов один или Иванов другой…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А Сурков вам не нравится, вы его так хвалили однажды?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Суркова я считаю одним из умнейших, действительно, людей в России, но по ряду причин вряд ли его выставят в президенты.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А Жуков чем вам плохой?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Жуков прекрасный. У Путина огромное поле, гигантское количество альтернатив, какую альтернативу он выберет, я не знаю, но говорить о безальтернативности невозможно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вы сами об этом говорили неделю назад…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я этого не говорил. Я говорил, что Путин может выбрать любую альтернативу, полная демократия, свобода тыкания пальцем в любого человека. Я могу повторить, что при нашей системе, 100 процентов, президентом станет тот, кого выберет президент Путин. Я еще раз могу повторить, это конечно не приятно…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – То есть Путин будет анфас или профиль, но будет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я говорю, что это может быть и не приятно, но я считаю, что это разумно, разумные вещи далеко не всегда приятны, мне, например. Это несимпатично, это смешно, над этим можно стебаться, это работа журналистам, но это разумно, потому что…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Потому что мы выясним после короткой паузы. Это Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение».

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это «Особое мнение». На ваши вопросы отвечает Леонид Радзиховский. И очень много пришло во время перерыва пассажей по поводу того, что вы, дескать, зря прицепились к юристу Ходорковского.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – То есть? Что значит «зря прицепился»?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Что не надо открывать Америку людям о том, что есть антисемитизм, дразнить, дескать, гусей.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да, ну, не надо открывать. Тут был вопрос, что хотя Ходорковский-то и не еврей, а вот его окружение чисто еврейское. Меня убедил этот вопрос. Действительно, если его окружение чисто еврейское, то налоговые претензии к нему вполне оправданы. Вы меня убедили. Если бы у него окружение было бы чисто русское, то ни о каких налоговых претензиях не могло бы быть и речи. Вы правы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Мне так и хочется сказать, дядя шутит, имейте в виду. Вопрос, пришедший на пейджер: «Как вы думаете, насколько невероятно, что в 2008-м году президентом станет Шанцев?» — задает вопрос Александр.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Абсолютно вероятно. Если Путин по каким-то причинам решит, что это будет Шанцев, значит это будет Шанцев.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А как насчет выборов, Леня?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Выборы – это процедура легитимации воли президента. Так это у нас устроено. Я еще раз говорю, эта система может вам не нравится, она может быть смешной, она может быть противной, она может быть лживой. То есть она на 100 процентов лжива. Какие же это выборы? Она такая. Вот у нас климат такой: холодно и грязно. Что делать? У нас так отстроена система, так отстроены СМИ, так отстроена административная система, так отстроена финансовая система. У нас нет альтернативы Путину не в том смысле, что он тот Наполеон, который один. На Россию одна моя мама, так что же она может одна. Ничего подобного. У нас нет альтернативы Путину не в том смысле, что у нас нет альтернативных элит, достаточно влиятельных, чтобы спокойным открытым легитимным путем в честном соревновании представить кандидата и выбрать президента.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну еще бы! Президент зачистил все поле, на котором эти люди могли бы появиться…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Но это факт. Мы заложники этой системы. Уже она так сложилась. Плохо это или хорошо, но это так. Мы это изменить сегодня не можем. Больше того, альтернативный путь иной элиты до такой степени ничтожный в единственном, в чем они, казалось бы, свободны – в интеллектуальном плане – вот тут-то он уж ничего не зачистил, мозги-то он им не зачистил. Так вот, они до такой степени ничтожны в интеллектуальном плане, что они не могут ничего предложить альтернативного тому, что делает Путин. Я подчеркиваю: «ничего».

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Может быть, им просто не дают возможности?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Ох, ты, батюшки!

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Где они могут это предложить?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вот здесь, сидя на этом стуле на «Эхе Москвы». Они могут писать, есть интернет, есть радио, есть зарубежная пресса. Мозги им не зачистили, значит, мозги плохие. Они ничего не могут предложить. Все элиты, альтернативные Путину, так сказать, вслед за Ходорковским развернулись в сторону левого поворота. Я много раз говорил. С моей точки зрения левый поворот – опасная популистская глупость. Но не в этом дело. Пусть это умность. Что же происходит дальше? А дальше происходит то, что президент Путин, пока они советуют, просто на просто реализует. И что же вы, господа, сегодня можете (еще раз подчеркиваю: не в финансовом, не в организационном, не в медийном) в чисто интеллектуальном плане противопоставить Путину? Сказать, он глуп, он делает не так, а мы знаем, как. Знаете – скажите, не скрывайте. Ваши, так сказать, «левые предложения» он в размере государственной возможности реализует. Потому что он умный? Вовсе нет. Потому что это просто и очевидно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Потому что у него есть ресурсы.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Потому что у него есть те самые халявные нефтедоллары, о которых говорите вы, о которых говорит он, о которых говорит вся страна. Где ваша интеллектуальная альтернатива? Надо, чтобы были честные чиновники? Надо – родите.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть с вашей точки зрения никто из тех, кто сегодня считает себя оппозиционером, не может представить программу?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Не с моей точки зрения, а по факту.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – По какому факту? У вас есть все 100 процентов сведений?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Не надо. Если бы они высказали сильную идею, они могли бы ее раскрутить в СМИ. Идеи нет, лидера нет, организации нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Идея очень простая, идея предельно простая.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Какая?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – По Конституции президент должен быть: «А» — сменяемым. Точка.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Согласен. И он уходит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но вопрос в том, как он уходит. Да?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Он кладет документы. Уходит и говорит, третьего срока не будет. В Конституцию, еще раз повторяю, президент свято верит Шейнису и свято верит Шахраю. За Шахрая и Шейниса – в огонь, воду и медные трубы. И он уходит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но при этом он создает достаточно зачищенное поле для того, чтобы только он мог выдвинуть преемника. Правда? Вспомните 99-й год. Вообще никто не знал, кто такой Путин.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я с вами полностью согласен. В той системе, которая у нас существовала, органически сложилась после революции 91-го года, по факту так сложилось, что и при дедушке Ельцине, и при дяде Путине, президента определяет действующий президент. Это не злой гений, как это был Ельцин, и не злой гений, как это был Путин, это так сложилось органически. У нас нет раздвинутых, то есть финансово независимых, интеллектуально независимых элит, которые способны предложить разных кандидатов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То-то в 96-м году так испугались господина Зюганова.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да. В 96-м году даже было предложение, о котором и сегодня Ходорковский с удовольствием вспоминает как о примере государственной мудрости, Ельцина сделать президентом, а Зюганова премьером. Во-первых, крайне демократично, а во-вторых, гениальный вариант: президент в одну сторону, премьер – в другую, получаем танковую стрельбу а-ля 93-й год второй раз. Но дело, еще раз говорю, не в этом. У нас такая элита, что за интеллектуальное крыло проходил, простите, Борис Абрамович. Вот такой уровень элиты. Поэтому на том уровне элиты, который у нас сегодня существует, интеллектуальном и моральном, об остальном уже не говорю, действительно, альтернативы ни Путину В.В., великому человеку, а той системе бюрократической, которая сложилась, этой альтернативы у нас сегодня в стране нет, сколько бы ни надували щеки. Вот и все.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И именно поэтому вы предлагаете поддержать ту систему, которая есть?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я не предлагаю поддерживать, я просто говорю, что она была, она и будет, вы можете ее поддерживать или не поддерживать, только революцию устраивать не надо. В рамках этой системы вы имеете право ее ругать, она для этого достаточно дает вам свободу. Некоторый поводок есть. Вот я ее могу ругать, могу не ругать. Вы можете ругать, вас в тюрьму не посадят, меня не посадят. Ругайтесь, не ходите на выборы, голосуйте, за кого вам нравится. Систему эту вы не сдвинете. И хорошо, что не сдвинете, потому что с такими оппозиционерами и с такими альтернативами лучше ее не сдвигать. Если бы, к сожалению, у этих людей была сила ее сдвинуть, получилось бы у них с моей точки зрения только хуже и бестолковее. Гораздо хуже, кстати, чем на Украине.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но я опять же не готова поверить вам, что вы имеете 100-процентную информацию о том, что нет никакой альтернативы.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Значит этот гений настолько скромен, что он не может свои идеи озвучить. Если он не может их озвучить, значит, он не может заниматься политикой. Есть возможности…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Конечно, гораздо лучше иметь идеи, которые идут в одну сторону, а действия идут в другую сторону, да?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Минуточку. Никто не отрезал мозги и языки товарищам оппозиционерам. Я от них слышу такие идеи: нам нужны независимые суды. Вам нужны, и нам нужны. Может быть, вы еще знаете, как это сделать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А президенту-то они не нужны?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Послушайте президента. Президент говорит ничуть не хуже, чем ваши оппозиционеры. Он тоже говорит…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Только делает наоборот.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – А они вообще ничего не делают. Предложите, ребята, как это сделать. Мне нужен эликсир молодости, нужен. Может быть, вы еще знаете, как его добыть?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Итак, Леониду Радзиховскому нужен эликсир молодости и вменяемая оппозиция, которая найдет альтернативный курс. Я очень надеюсь, что таковая все-таки будет существовать, и мы обсудим эту тему, в том числе, и в следующей программе «Особое мнение», когда особое мнение будет высказывать Леонид Радзиховский/



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире