'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 11 августа 2005, 19:08

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Я, Нателла Болтянская, вы можете слышать нас на волнах «Эхо Москвы» и видеть в эфире «RTVI». Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы. Добрый вечер.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И, наверное, я хотела бы начать с нескольких вопросов, смысл которых сводится к следующему: дескать, вы написали статью о левом повороте Ходорковского, в результате ему ужесточили условия содержания. Не кажется ли вам, что вы заодно с теми, кто этим занимается?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я не придаю такого исторического значения своим статьям, естественно. Я хочу сказать, действительно, здесь некая коллизия, понятно, что мои статьи имеют такое же отношение к изменению режима содержания Ходорковского, как и к взрывам в Лондоне и к полету «Дискавери». Но, тем не менее, о взрывах в Лондоне и о полете «Дискавери» я не писал, а с Ходорковским полемизировал. Там была такая проблема: можно ли полемизировать с человеком, который сидит в тюрьме, или надо полемизировать, играя в поддавки, лизать, хвалить и т.д. Я был, есть абсолютно категорически не согласен и с содержанием статьи Ходорковского, тон этой статьи мне очень не понравился. Но я зарекся. Ясно, что мои критические стрелы ни при чем, но действительно нельзя играть в игру. Будем полемизировать как того хочет, наверное, сам Ходорковский, если он пишет статьи, он, наверное, хочет критического ответа, он, наверное, хочет серьезного разбора и т.д. Будем с ним полемизировать как будто он на свободе. Не получается. Если ему могут критическую рецензию выписать в форме его перевода в общую камеру, то лучше уж мне молчать, ей богу. Поэтому я думаю, что я чувствовал себя действительно не очень приятно в этой ситуации. Я думаю, что до тех пор, пока Михаил Борисович не выйдет на свободу, я, по крайней мере, постараюсь воздержаться от критических разборов его текстов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я предлагаю вернуться к Михаилу Ходорковскому во второй части нашей программы. Мы поговорим о его заявлении по поводу депутатства. А вот вопрос, который пришел на пейджер. Кстати, номер пейджера 961-33-33 для аб. «Эхо Москвы». Так вот, вопрос: «Уважаемый Леонид, как вы относитесь к инициативе приморских депутатов о поправках конституции? Поддержит ли их Государственная дума?»

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Государственная дума здесь, вы сами понимаете, ни причем. Поддержит ли эту инициативу тот, к кому она обращена, то есть Путин? Я думаю, что Путин сам для себя этот вопрос не решил, отсюда и постоянно воспроизводящаяся инициатива разных депутатов дать ему третий срок. Мне кажется, что (опять же лично не знаю Путина, не берусь судить, этот вопрос, скорее, психологический, чем политический, экономический и т.д.) тут огромная степень свободы самого Путина. Я думаю, что в конце концов он не пойдет на третий срок, он не будет ломать конституцию. Основываю свое мнение на том, что Путин – человек осторожный, к резким поступкам, если не считать того же дела «ЮКОСа», к резким поступкам не склонный, хотя бы формально старающийся соблюдать какой-то вид законности. И ломать через колено конституцию, я думаю, он побоится, тогда его власть на третьем сроке будет полулегитимной, а это, я думаю, Путину не приятно. А, может быть, и не захочет, потому что точка зрения очень многих о том, что Путин любит атрибуты власти, любит всякие приятные вещи, связанные с властью, но не является при этом исключительно властолюбивым человеком и уж тем более плохо представляет, что делать в этой несчастной стране, если цены на нефть упадут, а это возможно в течение следующих четырех лет. Так вот, я думаю, что мнение людей, которые так считают, похоже на правду. Поэтому мне кажется, что Путин не стремится любой ценой удержать власть, поэтому не пойдет на третий срок. Хотя мне кажется, что окончательного решения для себя он не принял, чем больше он будет колебаться, тем больше будет инициатив разнообразных депутатов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот еще один вопрос: «Как вы можете прокомментировать заявление господина Рогозина, поданное в Генпрокуратуру по поводу ущерба, нанесенного нашей национальной безопасности при спасении подводников, в котором принимали участие британские спасательные службы?»

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я не знаю, что Рогозин считает нашей безопасностью, может быть, Россия была бы безопаснее, если бы погибли подводники, утонули бы 7 человек. Увеличила бы смерть этих семи подводников безопасность России? С моей точки зрения, нет, не увеличила бы. Что касается бреда про наши военные секреты, я, в отличие от господина Рогозина, военных секретов не знаю, но знаю другое, носитель всех, как мне кажется, наших секретов без исключения: настоящих, бывших и, вероятно, будущих в течение еще длительного срока времени господин Адамов находится в Швейцарии. Много лет имел и имеет бизнес в Соединенных Штатах, имел и имеет американских партнеров. При наличии такого источника информации, как Адамов, чего стоят все батискафы, батисферы, подводные лодки, надводные лодки, корабли, а также все 450 депутатов Государственной думы, я не понимаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Еще один вопрос, отвечать на который Леонид Радзиховский вероятно, будет уже после небольшой паузы. А вопрос, присланный по Интернету, с Урала от Татьяны: «Уважаемый Леонид, какой вариант поведения оппозиции вам кажется лучшим: вариант Эдуарда Лимонова (сегодня в эфире «Эха Москвы» Лимонов говорил о бойкотировании выборов) или вариант Ирины Хакамады – пойти на выборы, и при обнаружении фальсификации бойкот результатов и выход на улицу?» Я думаю, что мы можем начать, но прерву.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я думаю, каждому свое лучшее. У Лимонова шансов никаких нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Секундочку, Леня, нам с вами что лучше как гражданам?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Граждане разные бывают, поэтому те люди, которые являются сторонниками Лимонова, прислушаются к его мнению, те, которые являются сторонниками Хакамады, прислушаются к ее мнению. Я не прислушаюсь ни к Лимонову, ни к Хакамаде. Тут сколько людей, столько мнений. Понимаете? От чьего имени я должен говорить? От своего лично? Но я лично много лет считаю для себя позорным «Ваньку валить» и ходить на эти выборы. Не потому, что я, как Лимонов, в них не участвую из принципа, просто потому, что с моей точки зрения этот фарс… Я не призываю никого саботировать выборы, упаси боже.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – На этом месте мы прервемся и продолжим программу «Особое мнение» после небольшой паузы.

РЕКЛАМА

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это «Особое мнение». Я, Нателла Болтянская. Пейджер наш 961-33-33 для аб. «Эхо Москвы». Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы. Леонид, я прошу прощения.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я не закончил прошлый вопрос. Я просто хочу уточнить, что я, например, не хожу на выборы. Но этот не значит, что я не хожу с теми высокореволюционными целями ниспровержения существующего строя, о которых, по-видимому, говорил товарищ Лимонов. Не хожу просто из брезгливости. Мне противно, когда меня явным образом грубовато и глуповато используют. Но я совершенно не стремлюсь при этом ни к свержению существующего строя, ни к «оранжевой революции», ни к «серо-буро-малиновой», ни к какой. Понимаете, это две совершенно разные позиции. Можно зубы чистить потому, что это гигиенично, а можно чистить зубы ради просвещения человечества. Вот я их чищу только потому, что это гигиенично, без высокоидеологических мотивов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Поймите одну простую вещь, мне кажется, что в данном вопросе, какой вариант вам кажется лучше, прозвучало следующее: люди предполагают, что их будут дурить, обманывать. В этой ситуации есть вариант не смириться и заявить, знаете что, ребята, мы знаем, что вы нам морочите голову, и есть вариант «чума на оба ваших чума» – остаться дома и ждать, когда придут к тебе лично. Вот какой вариант вы предпочитаете? Я бы так поняла этот вопрос. Возможно, я ошибаюсь.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я на это отвечу так. Люди предполагают, что их будут дурить, тут предполагать нечего. Это все очевидно, дурить их будут. Но бунтовать & бастовать имеет смысл, как мне кажется, не тогда, когда вы знаете, что вас будут дурить, вы это знаете от момента рождения до момента смерти. Так вот бунтовать и бастовать стоит не тогда, когда вы знаете, что вас дурят, а тогда, когда у вас есть положительная программа. Например, у Лимонова она есть – отдайте власть мне, любимому, и тогда все будет чрезвычайно хорошо. Революционный порыв Лимонова мне понятен. Понятно, у Хакамады примерно такой же революционный порыв. У меня этой позитивной программы нет. В 17-м году господин Чхеидзе выступал на Съезде народных депутатов, тогда Съезд рабочих, солдатских депутатов, и сказал, если бы у нас было правительство абсолютно социалистическое, то оно не могло бы делать ничего, кроме того, что делает временное правительство, нет сегодня такой партии, которая бы сказала, дайте нам власть, и мы знаем, как спасти Россию. Как известно, в этот момент в другом конце зала встал маленький лысый человек и сказал, есть такая партия, это партия большевиков. Лимонов считает, что есть такая партия, Хакамада считает, что есть такая партия. Я считаю, нет такой партии. Поэтому я не голосую ни за кого, я не отдаю предпочтения никому: ни Лимонову, ни Хакамаде, ни «Единой России», никому.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Елена, например, задает вопрос: «Не кажется ли вам, что вы не пошли на выборы, вашим бюллетенем воспользовались, и так с каждым бюллетенем каждого, кто не пошел на выборы?»

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Воспользовались наверняка, и без бюллетеня воспользовались, и так воспользовались. Я не считаю, что те партии, от имени которых говорят товарищ Лимонов, госпожа Хакамада, принципиально лучше, чем «Единая Россия». Я так не считаю. Если моим бюллетенем воспользовалась «Единая Россия» не вижу в этом для себя лично как гражданина России чего-то худшего, чем, если бы им воспользовался товарищ Лимонов или госпожа Хакамада.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Теперь несколько вопросов по Интернету по поводу возможного выдвижения Михаила Ходорковского в депутаты Государственной думы. Я бы хотела начать с того вопроса, который пришел первым на эту тему. Вопрос такой: «Ходорковский сказал, что будет выдвигаться в Госдуму, если услышит такое мнение от важных для него людей. Кто такие люди?» Как вы думаете.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Родители, наверное.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А теперь по сути.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – По сути Ходорковский баллотироваться не будет, потому что его не допустят. Не стоило сажать человека в тюрьму, чтобы потом дрожать, выберут его, не выберут, поэтому о том, что он будет баллотироваться, речь не идет в принципе. Если бы он баллотировался, если бы все-таки вопреки очевидности ему удалось пробить бюрократические рога, это был бы интереснейший социально-политический эксперимент, который бы, как мне кажется, резко разогрел нашу общественную атмосферу, может, вернул бы ее даже к состоянию 1989 года. Смотрите, с одной стороны – ненавистный Ходорковский, несмотря на все свои левые повороты, народ, который говорит, «тебя посадят а ты не воруй». Олигарх, еврей, враг народа – в общем, ненавистнейшая фигура. С другой стороны – мужественный человек, это все понимают, практически добровольно сел в тюрьму. Больше того, ведь когда вы голосуете за Ходорковского, вы голосуете не только за то, чтобы он стал депутатом, но и за то, чтобы он вышел из тюрьмы, разумеется, а когда вы голосуете против Ходорковского, то есть за любого другого кандидата, вы голосуете за то, чтобы Ходорковский сидел в тюрьме. То есть перед вами четкая альтернатива, ты сам один из 12-ти присяжных, и ты решаешь, ты сажаешь Ходорковского в тюрьму, или ты за его освобождение из тюрьмы. Очень непростая моральная дилемма.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А почему вы считаете, что это непростая моральная дилемма?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Потому что, хотя наш народ малосентиментален, и многие говорят, мало ему, «тебя посадят, а ты не воруй», но многие совсем по-другому рассуждают, и многие склонны, если не соглашаться с Ходорковским, то уважать его мужество, уважать его несгибаемость, уважать крупного человека и хотеть, чтобы он вышел из тюрьмы. И главное не это. Главное, это будет не только голосование за Ходорковского. Это будет голосование за Путина, или против Путина. Потому что все понимают, что трепачей много, а реально непримиримый политический противник на сегодняшний день у Путина один, который за базар ответил, который сидит в тюрьме, который не склонил головы. Поэтому каков градус общественного недовольства Путиным, таково будет голосование за Ходорковского. Это был бы (его не будет, еще раз повторяю) интереснейший социально-психологический тест. Кроме того, это была бы потрясающая интересная компания, кто бы стали те люди, которые выставят себя по этому округу, то есть говорят, мы идем, чтобы Ходорковский сидел в тюрьме. Что будет вытворять официальная пропаганда, что будет вытворять неофициальная пропаганда, то есть это было бы грандиозное социально-политическое шоу, которое власть не допустит. Резонно рассуждая, что шансов, что Ходорковского изберут не много. Но если его изберут, то это будет крупное политическое потрясение, вполне сравнимое с тем, какой получила советская власть в 87-м году, когда Ельцина выбрали народным депутатом от Москвы. Не такое, безусловно, не такого масштаба, не такая ситуация, но похожее. Я думаю, что власть подстрахуется, и Ходорковский ни в каких выборах участвовать не будет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Алло. Здравствуйте. Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я Магомет из Махачкалы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня вопрос к Радзиховскому. Говорят, что Америка является большим противником международного терроризма. Почему она поддерживает отношения с Ариэлем Шароном, который зверски уничтожил в Сабре и Шатиле палестинцев? Если Америка не является международным террористом, почему она сотрудничает с израильским правительством, которое фактически нацистское?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Магомет, вопрос понятен. Прошу, Леонид.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Магомет, израильское правительство не является нацистским, вас обманули. Нацисты – это те, кто говорили, что определенную национальную группу, в данном случае евреев, кстати, не только евреев, надо физически уничтожить ровно за то, что они родились такими людьми. Израильское правительство оккупировало палестинские территории, многими, в том числе мной, признается незаконным с точки зрения международного права и не хочет их отдавать. Но оно никогда не преследовало палестинцев за факт их рождения. Палестинцы (миллион с лишним) живут в Израиле, пользуются израильскими правами, имеют своих депутатов в израильском кнессете, занимаются торговлей, а палестинцы из Сектора Газа приезжают в Израиль работать и торговать, поэтому они могут устраивать теракты. Что касается Сабры и Шатилы, которыми нам «плешь проели», то вас опять обманули, Магомет. В Сабре и Шатиле не Шарон, не израильтяне убивали палестинцев, а убивали их, как вам может быть не известно, а может быть и известно, ливанцы, притом ливанцы христиане. Другое дело, что израильская армия ничего не сделала для спасения этих палестинцев. Это правда. Но не сделать для спасения и убивать – это очень большая разница так же как есть разница между тем, чтобы оккупировать в ходе войны чужую территорию и не отдавать, и между тем, чтобы истреблять людей просто за то, что они принадлежат к той или другой национальности. Истреблять людей – это называется геноцид и нацизм. А оккупировать территорию – это называется оккупация. И кстати, как вам, Магомет, наверное, не известно, могу вас проинформировать, в настоящее время израильские войска с большим скрипом, но выходят с части оккупированных территорий.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я напомню, что у нас есть пейджер 961-33-33 для аб. «Эхо Москвы». И, кроме того, работает телефон прямого эфира. Здравствуйте. Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Владислав. Саратов. По поводу Ходорковского. Скажите, пожалуйста, был суд, туда люди приходили с плакатами. А чего они у суда стояли? Надо было идти в Горки, потому что судьба Ходорковского решалась там. Конечно, не в суде. Понимаете, он пошел против семьи. Чего там произошло, мы не знаем, на суде, конечно, этого не скажут, а если он сказал бы, он оттуда живым не вышел бы. Как вы считаете, что все-таки произошло с семьей, какой конфликт был?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – С семьей какой, вы имеете в виду с «большой семьей»? К сожалению, уже ушел звонок.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Речь была о том, как соотносится суд над Ходорковским с семьей Ельцина?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Ходорковский – один из тех людей, которые получили имущество во времена правления Ельцина. Но Ходорковский не входил в ближний круг Ельцина, к которому относились на разных этапах Абрамович, Березовский. По-моему, из числа олигархов все. Вот эти были членами семьи. В какой-то степени олигархом можно считать Юмашева, непосредственно как бы родственником Ельцина является Дерипаска. Вот те олигархи, которые так или иначе входят в ельцинскую семью. А Ходорковский в нее не входил. Я не думаю, что судьбу Ходорковского решала семья Ельцина, я думаю, что семья Ельцина сейчас занята не Ходорковским, а своим спасением.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я напомню, что «Особое мнение» — это программа канала «RTVI» и радио «Эхо Москвы». На ваши вопросы отвечает Леонид Радзиховский. Мы вернемся в эту студию после небольшой паузы. И еще раз напомню наш номер пейджера 961-33-33 для аб. «Эхо Москвы». Мы постараемся ответить на большое количество ваших вопросов.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это программа «Особое мнение». На ваши вопросы отвечает Леонид Радзиховский. И вот, по поводу призыва.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я вообще никого ни к чему не призываю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Леонид, вам, пожалуйста, вопрос: «Вы не пойдете на выборы, а если вашим голосом воспользуются нацисты, фашисты?»

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Знаете, «если бы он вез патроны» – это интересный вопрос, но я на него могу ответить следующее. Да, если здесь была бы ситуация реальной нацистской опасности, я бы не то, чтобы на выборы пошел, я бы уж не знаю, что делал, или смылся из этой страны, или при всей своей, мягко говоря, нерешительности на баррикады бы пошел. Короче, защищал бы свою жизнь, свою свободу, жизнь своих близких и т.д. Это немножко другая ситуация. Нацистов, дорогие товарищи, в России нет. Урла уголовная есть, антисемиты есть, ксенофобы есть, чокнутые по линии антиамериканизма – сколько хочешь. Нацистов нет, партии нацистов нет. Настоящих буйных нет. Лидера нет, идеологии нет, ничего нет. Переиздавать «Mein Kampf» и избивать людей, которых носы или цвет кожи им не нравится, это мелкая уголовная рвань. К фашистам как к партии, как серьезной политической силе отношения не имеет. Может быть, все может быть. Вот появится, будем говорить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А вот скажите, пожалуйста, избиение польского дипломата и мелкая уголовная рвань как соотносится между собой на ваш взгляд?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Дело сложное. Когда один раз избили – мало ли кого избивают, у нас на улицах, к сожалению, никто не застрахован. И меня в этот момент больше всего поразило, не польский он дипломат, бразильский или пуэрто-риканский, что полдвенадцатого дня на Большой Грузинской в центре Москвы человека избили до полусмерти, и ни одна собака не вступилась. Вот это меня потрясло. Но когда избили второго польского дипломата таким же образом через пару дней, то, конечно, у меня совсем другие мысли пошли. Может быть, действительно искать безумную организацию, только не понятно, что она хочет. Чего? Чтобы поляки с нами дипломатические отношения порвали? Вряд ли. Спровоцировать что, для чего? Какая цель? Это ФСБ? Зачем? Это какие-то отморозки? Опять же цель-то какая? Абсолютно не могу понять. Совпадение очень странное, и в жизни таких совпадений по теории вероятности почти не бывает. С другой стороны придумать хоть какую-то хоть рациональную, хоть псевдорациональную цель для этих козлов я никак не могу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Алло. Здравствуйте. Вы в эфире. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Борис, пенсионер из Москвы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, вопрос. Мы слушаем вас, пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Леонид Радзиховский, у меня вопрос вот, какой. Недавно наш президент сказал, что не допустит финансирование общественно-политических организаций за границей. А не кажется ли вам, Леонид, что это только начальный этап, а потом запретят финансирование любых организаций: научных, образовательных, вообще любых?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос понятен.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вопрос понятен, Я не думаю, что будет Путин, насколько я его понимаю, я об этом уж говорил, не сторонник резких шагов и уж тем более не сторонник эти резкие шаги доводить до конца. Главная заслуга Путина, кстати, совсем немаленькая, в том, что он почти ничего не делает. У Путина есть одна великая историческая заслуга или наоборот, может, это не заслуга перед Россией, что при Путине цены на нефть выросли до 64 долларов за баррель.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но это не его заслуга.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Почему? Я думаю, у него есть прямая связь с господом богом, он ему позвонил, и тот ему организовал. Больше никаких разумных целенаправленных действий Владимир Владимирович не делал. Спасибо ему за это. Я вот в парке с одним старичком разговорился. Он большой поклонник Пeтина. Я должен сказать, что когда при мне яростно ругают Путина, у меня это вызывает страшное раздражение. Когда при мне яростно хватят Путина, у меня это тоже вызывает страшное раздражение. Не та личность, которую можно безумно ругать или безумно хвалить, безумно восторгаться или безумно проклинать. Но не об этом речь. Ну вот, стал безумно восхищаться. Я говорю, чем вы восхищаетесь. Он говорит, как чем, не пьет, не дерется, не падает, не засыпает. Не, не, не, не… Длинный ряд перечислил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Сам ходит.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Я сначала рассмеялся, думал, в маразме человек. А потом подумал, черт возьми, если сравнить с предыдущими героями, его немалая заслуга. Далее. Мало того, что сам ходит, но еще и при этом безумных действий не производит никаких особенно. Ну да, вот была петрушка с «ЮКОСом». Кстати, когда громили «ЮКОС», то все экономисты кричали: «Катастрофа! Обвалится экономика, уйдут инвестиции, рухнет то, рухнет се». Ничего не обвалилось, ничего не рухнуло, ничего не произошло. Почему? А потому что Владимир Владимирович снял трубку, позвонил в небесную канцелярию и попросил, дайте цены на нефть. И дали. Дали 64 доллара за баррель. Какую бы ты не вел экономическую политику, но в условиях, когда цена 64 доллара за баррель, не может рухнуть российская экономика, просто физически не может.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А что же он так не позвонил в небесную канцелярию перед штурмом Беслана?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Знаете, может, у него лимитировано число звонков. Это дело тонкое. Во всяком случае явно, что Путин талисман на счастье для России. Вот дикий пер при нем идет. Так же как этому вполне серенькому подполковнику ФСБ лично выпал дикий пер и стал он без всяких заслуг президентом, а попросту царем России. Так при нем часть его счастья досталась России. Фантастические цены на нефть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да закончилось уже это счастье.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, продолжается.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Беслан?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Минуточку, я говорю об экономике. В экономике говорят, это плохо, цены развращают, растлевают, при них нет высоких технологий. Моет быть, но я говорю как обыватель. То необыкновенной счастье, которое есть у Путина… кстати оно, может быть, стоит и таланта, и воли, и многих других качеств. Кто сказал, что политику нужны эти качества, а не слепое счастье. Слепой фарт у него, так ему везет. И России с ним отчасти везет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Еще один вопрос. «Не пора ли убрать со сцены таких, как Лимонов, Хакамада, Явлинский, они уже все навязли в зубах. Очень жалко Путина, что они ему мешают то, что он медленно, но делает для России?» — подпись «Анна. Бостон».

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Анна (Бостон), волнуйтесь, они давно уже уходят со сцены. Может, чаще многие из них появляются у вас в Бостоне, нежели у нас в Москве, но они не мешают Путину. И Путину никто не мешает по одной простой причине, о которой я говорил, как мне кажется, трудно помешать тому. Кто почти ничего не делает. Как мне кажется, трудно помешать тому, чтобы цены на нефть установились в районе 64 долларов за баррель. Так что никто Путину не мешает, все в порядке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Алло. Здравствуйте. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Лев. Я из Израиля.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хотел бы задать вопрос господину Радзиховскому. Можно?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, пожалуйста, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Вам не кажется, что сценарий дальнейшего правления господина Путина будет совсем не таким, каким представляется в средствам массовой информации? Я имею в виду, что господин Путин может стать руководителем партии буквально в 2007-м, 2008-м году. И дальше благодаря товарищу Вешнякову эта партия будет занимать все более доминирующее положение в думе. Вы помните, что товарищ Сталин до 40-го года не занимал никаких официальных постов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Вопрос такой: не кажется ли ему такой сценарий реальностью?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Господин Путин так же похож на товарища Сталина, как он похож на Наполеона, Чингисхана, Тамерлана, Джорджа Вашингтона, многих других исторических личностей. Общего у них только то, что и тот, и тот на двух ногах, обладает членораздельной речью. Все на этом общность заканчивается. Что касается того, что партия «Единая Россия» будет правящей партией, то есть перевод России в ранг парламентской республикию Это возможный сценарий, который обкатывается к кремлевских кабинетах. Я считаю его катастрофичным для нашей страны, потому что Россия как парламентская республика, это мы уже проходили в 91-93 году. Это очень опасно. Я думаю, что Путин на такое явное безумие не пойдет, но еще раз повторяю, мне кажется, что господин Путин никакого твердого решения о своем будущем, а следовательно о будущем страны, пока не принял. И сейчас любые варианты возможны. Но главным образом это будет зависеть от того, как Путин оценивает перспективы российских цен на нефть. Если он считает, что ближайшие 5 лет цены будут высокие, есть смысл держаться за власть. Цены будут низкие – нет смысла держаться за власть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это программа «Особое мнение».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире