'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Здравствуйте, в студии Владимир Варфоломеев, сегодня четверг, как всегда в это время наш гость на «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI обозреватель канала ТВЦ Алексей Пушков, здравствуйте.

А. ПУШКОВ: Здравствуйте.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Так получилось, что неделю назад вы оказались первым, кто комментировал, реагировал на теракты в Лондоне. Теперь снова четверг, в Британии, во многих других европейских странах прошли акции памяти, минуты назад буквально пару часов назад. С этой темы и начнем. Есть несколько вопросов, которые пришли на наш сайт, в частности, по следам той передачи. Владимир пишет: «В своем комментарии о кровавом теракте в Лондоне в предыдущей программе вы начали с обвинения властей Великобритании в вводе войск в Ирак, что явилось причиной теракта, дескать, сами виноваты. Правильно ли я понимаю, пишет Владимир, что вы с пониманием или сочувствием относитесь к терактам против гражданского населения, если у террористов есть, цитирую, «весомые причины»?»

А. ПУШКОВ: Во-первых, я не говорил о весомых причинах. Я просто говорил, что у всех подобных действий всегда есть причины. И делать вид, что их нет просто глупо. Второе, что касается, считаю ли я, что у них есть на это основания. Владимир зовут этого господина?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Да, Владимир из Чикаго.

А. ПУШКОВ: Пусть он обратится к правительствам западных государств, в частности, Великобритании, США, были ли у них основания обвинять Москву после Беслана в целом ряде прегрешений в Чечне, в чрезмерном превышении силы, в геноциде против чеченского народа, в том, что Владимир Путин провали политику на Северном Кавказе и так далее. Я единственное, за что выступаю, чтобы не было двойных стандартов. Потому что, нас почему-то западные правительства имеют право судить своим барометром, по своей шкале, и говорить о том, что у вас произошел теракт, это ужасно, мы вам сочувствуем, но… И после этого нам выкатывается 15 «но», а когда происходит теракт в Лондоне, мы все должны замереть и сделать вид, что мы полные идиоты и не видим, что там есть свои причины, так же, как у нас есть собственные причины.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Зачем же перенимать плохой опыт?

А. ПУШКОВ: Почему ж плохой? Это правило, по которым действует мир. Я занимаюсь изучением политики профессионально внешней, если считать с 1 курса МГИМО, уже 34 года. И за эти 34 года я ни разу не видел ни одного государства, которое согласно с двойными стандартами, когда к нему оно применяется. Вместе с тем я видел государства, которые пытаются использовать двойные стандарты, потому что это очень удобно говорить, нет-нет, мы особые, нам можно, а вот вам – нельзя. И когда в прошлый раз, если Владимир меня внимательно слушал, а не хотел услышать то, что он хотел услышать, он бы обратил внимание, что я сказал, поскольку к нам так отнеслись правительства западных государств, то есть они объяснили, что это не просто так теракт в Беслане, то я предлагаю принять логику демократических государств, других демократий нет, мы должны учиться у западных демократий, как нам все говорят, давайте поучимся у западных демократий и попытаемся определить логику террористических актов в Лондоне.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Я с вами готов согласиться, только мне кажется, что подобные слова в любом случае, какие-то обвинения или упреки, намеки.

А. ПУШКОВ: Это констатация факта.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Они ведь оскорбляют ни Блера, ни правительство Ее Величества, а они оскорбляют память конкретных погибших людей.

А. ПУШКОВ: Я не считаю, что это оскорбляет память погибших людей, наоборот, считаю, что, во-первых, я об этом говорил в прошлый раз, что эти люди – жертвы террористического акта, и что террору в принципе нет оправдания. Но повторяю, либо мы исходим из следующего, что прошел теракт, и мы все говорим, это ужасно. Но если здесь ставить точку, зачем вы меня приглашаете в студию? Тогда все, читайте газеты, вместо меня 45 минут читайте заголовки британских газет, и то они там начнут уже потом размышлять, а почему это произошло, и может ли это еще произойти, и где корни этого. Или лучше всего официальные пресс-релизы британского МИДа, вот вам и будет особое мнение. Мы о чем будем говорить? Мы хотим понять суть событий, или мы хотим играть в политкорректность? Если мы хотим играть в политкорректность и не говорить о причинах, тогда я не вижу необходимости своего присутствия в этой студии.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Давайте пока здесь останемся, и продолжим эту тему, она интересует многих, судя по количеству вопросов, пришедших на наш сайт. Вопрос от Андрея из Франции: «В вашей последней передаче вы обрушились на Англию и Блера, — видимо, за войну в Ираке, могу предположить, дальше Андрей спрашивает, — тогда кто же виноват в терактах в России?»

А. ПУШКОВ: Если Андрей внимательно смотрит мою программу «Постскриптум», он должен был заметить, что я это там достаточно точно сказал, и кстати, говорил об этому в прошлый раз, когда выступал на «Эхо Москвы», что у терактов в Москве и в России тоже есть серьезные, весомые причины. Причина №1, Правительство Бориса Ельцина не сумело удержать Чечню в ее мирном виде в составе РФ. Я не знаю, чем занимался Борис Николаевич в те годы, приватизировал, занимался всякими интересными реформами, но Чечню он упустил, провалил полностью политику в Чечне. Путин пришел на эти обломки, на уже запущенный процесс войны. Делать вид, что Хасавюрт сработал, это надо быть политическим кретином. Хасавюрт провалился, потому что наши партнеры так называемые чеченские с Хасавюртом не справились, это государство не могло существовать без террора, без нападений, без Дагестана, без похищения людей и так далее, вы все это знаете не хуже чем я. И я говорил, что да, конечно, есть причины у терактов в Москве, у Норд-Оста свои причины. Одно дело возмущение, негодование и соболезнование и сочувствие жертвам, и другое дело политический анализ ситуации, если мы анализируем ситуацию, мы видим причины, если мы хотим заламывать руки, тогда, повторяю, я здесь не нужен. Поэтому вопрос какой-то странный. Я сказал об Англии, но я сказал, что Чечня тоже «откуда ни возьмись» не взялась. Естественно, она является результатом неких ошибок и провалов в российской политике, которые накопились и дали к концу 1990-х гг. определенный результат. Путин сейчас пытается с этим справиться, многие говорят, не так. Хорошо, скажите, как. Единственное, что я слышу, это отпустите Чечню. Я глубоко убежден, что с уходом Чечни из состава Российской Федерации, начнется распад Российской Федерации.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: У депутата Хинштейна было более глобальное предложение, отпустить весь Северный Кавказ, который сейчас местами полыхает, и не просто отпустить, а продать его, Турции или Америке.

А. ПУШКОВ: Депутат Хинштейн большой специалист по дачам, и я думаю, что ему нужно лучше этим заниматься. Я заметил, что его квалификация, то есть он занимается изучением криминальных вопросов, и здесь он себя зарекомендовал своими публикациями. Во внешней политике я что-то не помню, чтобы депутат Хинштейн себя проявлял как-то до сих пор. Я повторяю, распад многонациональных государств начинается с откола каких-то частей от этих многонациональных государств. Это показала и Австро-Венгрия, это показала Югославия. Сначала вроде бы невинно: отделилась Словения, бескровно, спокойно. А потом началось! И на 8 лет. И полмиллиона жертв, и т.д. И бомбежки Белграда. Нам что, это нужно. И потом у нас мусульманские республики в Поволожье. Кто сказал, что с отколом Северного Кавказа там не появятся люди, между прочим тоже поддержанные финансово и идеологически поддержанные Саудовской Аравией, поддержанные из Кувейта, из исламских центров, и скажут, ребята, а вы что, глупее что ли, давайте, рубите Россию пополам! Я вам скажу, что и в США, и в некоторых других странах появятся люди, которые скажут, да, почему бы и нет, собственно. Как приписывают Мадлен Олбрайт слова, что «Сибирь – слишком большая территория, чтобы принадлежать одному государству». Даже если она точно так не сказала, то подумала-то наверное, или кто-то там подумал из неглупых людей в Америке. Так что, найдутся люди, которые поддержат. Да, может быть, это будет близоруко. Частичная исламизация России, думаю, противоречит интересам Запада. Тотальная невозможна, тем более, поэтому говорю, частичная противоречит. Но там есть люди, которые часто действуют против интересов Запада. Вспомним Чемберлена, когда он приехал в Лондон после Мюнхенского сговора с бумажкой этой, которая не стоила даже стоимости самой себя, и кричал, я привез вам мир. А 1 сентября 1939 начала Мировая война. Так что, такие примеры есть. Поддержат распад России. Поэтому я считаю, что у нас здесь нет выбора, к сожалению, если бы можно так хирургически вырезать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть цепная реакция неизбежна?

А. ПУШКОВ: То есть маленький рак такой, рак кожи вырезали, и все, и затянулось. Я думаю, что не затянется.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что же у нас такая за страна, из которой все могут разбежаться. Ну, мы об этом еще поговорим. Сейчас еще несколько вопросов с нашего сайта.

А. ПУШКОВ: Я все-таки хотел бы ответить на ваш вопрос, что за такая страна, из которой все готовы разбежаться. Страна сложная, очень, потому что Россия формировалась как империя. И, формируясь как империя, центральная часть России с преобладанием русского населения стала к себе присоединять другие населения, которые в то время не могли существовать как независимые нации. Вопрос в следующем. Должны ли мы сейчас сказать, что, поскольку Россия формировалась как империя, она должна распасться, несмотря на те жертвы, которые будут, несмотря на тот ужас, который за всем этим грядет.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Это был бы логичный вариант решения проблемы.

А. ПУШКОВ: Это не был бы логичный вариант решения, потому что я вам скажу, к чему бы это привело в Москве, в Москве не было бы газа, электричества и нефти. Потому что те регионы, которые бы начали отделяться, я вас уверяю, я недавно был в Армении…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Алексей Константинович, простите, конечно, но на территории России не растут экзотические фрукты: маракуйя, манго и прочие. Это не означает, что я их не могу купить в Москве.

А. ПУШКОВ: Вы их можете купить сейчас, а в 1992 году…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Точно так же газ может добываться в соседнем государстве, мы будем его покупать.

А. ПУШКОВ: Это идеалистические рассуждения человека, который очень плохо знает свою собственную историю. Посмотрите, что творилось у нас здесь в Москве до 1991-1995 гг.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Просветите, будьте добры.

А. ПУШКОВ: Да, что происходило на постсоветском пространстве, поговорите с нашими коллегами, скажем, из Армении, я там недавно бывал, поэтому цитирую, они говорят, то, что вы видите сейчас в Армении, это прекрасно. Ужас был до 1997 года, когда у нас не было поставок почти ничего, электричества в городе было час или полтора часа. Нефти не было, газа почти не было, пока наладились все эти связи.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Армения осталась суверенным государством, но получила и свет, и газ, так что эти проблемы из числа решаемых.

А. ПУШКОВ: Знаете, все решаемо, но вот Югославия, например, прежде чем распасться и превратиться в те суверенные государства, которые вам так дороги, повторяю, потеряла 400 тыс. человек и хорватов, и боснийцев, и сербов.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А это серьезная угроза.

А. ПУШКОВ: Серьезно и то, и другое.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Если вы сами говорите о том, что угроза распада России весьма реальна…

А. ПУШКОВ: Вам больше нравится делать упор на жертвы, но я вижу также и экономические последствия, которые будут крайне негативны, этого процесса. Не считаете, что все распадется как кубики, и каждый кубик будет здоровеньким? Все кубики будут больные.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Алексей Пушков о здоровых и о больных кубиках в эфире «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI. Я все-таки вернусь к неполиткорректным вопросам. Тема терроризма многих волнует. Юрий, программист, спрашивает, как, «по вашему мнению, возможны ли ненасильственные формы ликвидации питательной среды терроризма – мусульманской диаспоры в цивилизованных странах. Например, не покупать ничего в лавках, принадлежащих арабам или чеченцам, не сдавать им жилье, не принимать на работу, не продавать билеты на поезд и самолеты и т.д.?»

А. ПУШКОВ: Я думаю, что нет, это, конечно, все равно, что мы не будем покупать шпроты у Латвии, от этого Латвия не будет лучше относиться к русскоязычным меньшинствам в Латвии. Хотя, на мой взгляд, шпроты у Латвии покупать не надо. Но это больше моральная позиция, чем расчет на какие-то глубокие последствия. У меня вообще ощущение, что мы пришли в ситуацию, что англичане называют «точка, с которой нет возврата к прошлому». Обратите внимание, что до 1970-х гг. особой террористической активности мусульман против западных стран не было. Были атаки в основном на места расположения американских и британских войск на Среднем и Ближнем востоке.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Также и на израильтян, когда они бывали в Европе, например мюнхенская олимпиада.

А. ПУШКОВ: Мюнхенская олимпиада, 1972 год, но это Израиль. Израиль – особая история. Там борьба за территорию, спор, идущий с 1947 года, со знаменитой резолюции ООН.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Почему начались атаки на Европу?

А. ПУШКОВ: Не только на Европу, сначала – на американские военные объекты, потом пошла Европа, союзники США. Я считаю, что на мой взгляд, это результат двух явлений. Во-первых, конечно, рост американского военного присутствия на Ближнем и Среднем Востоке. И второе, рост радикальных настроений в странах Ближнего и Среднего Востока. То есть страны остаются бедными, социальная несправедливость, коррумпированная порочная элита, либо саддамовского типа, либо саудовского типа. Отсюда появление радикальных настроений. Этих саудовцев, между прочим, «Аль Каида» считает предателями, потому что они соглашаются на присутствие американских баз на Среднем Востоке. Я как-то говорил с Брентом Скоукрофтом, он был помощником Буша-старшего по национальной безопасности. Он сказал, вы поймите, это атака на наш образ жизни. Они нас атакуют, потому что мы такие, какие мы есть. И здесь возникает вопрос, а может быть американский образ жизни без военных баз на Среднем Востоке? Если не может, если система военных баз по всему миру – это есть залог американского образа жизни, тогда терроризм будет продолжаться, я в этом глубоко убежден. То есть мы находимся в ситуации, когда одна часть мира пытается совершить насилие по отношению к другой части. И та часть реагирует абсолютно нечеловеческими, негуманными, очень плохими методами, теми методами, которые есть в распоряжении террористов.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Правильно ли я понимаю, честно говоря, проблемы Европы, Америки меня, живущего в России, не слишком-то волнуют, принимаю что-то к сердцу, но не всегда очень близко. Я пытаюсь перевести это на нашу российскую почву. До тех пор, пока Россия будет отстаивать свои интересы на Северном Кавказе, мы будем иметь чеченский терроризм?

А. ПУШКОВ: Скажем так, мы будем иметь опасность повторения терактов. Это безусловно. Здесь вопрос меньшего зла. На мой взгляд, такая опасность есть меньшее зло по сравнению с перспективой возможного распада страны, который, я повторяю, вот вы спросили, все разбегутся. Дело в том, что эти разбегания, они же финансируются. Не случайно сейчас англичане искали, кто этих 4 ребят надоумил, купил, может быть, обратил в эту фанатическую веру, кто-то ведь был, кто их поставил на этот путь. И люди, которые сейчас изучают ислам в медресе где-нибудь в Татарстане, может быть, они не имеют в виду ничего дурного. Но если Россия начнет распадаться, и центр станет слабым, обязательно появятся другие люди, которые скажут, ребята, надо брать власть в свои руки.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Еще одна горячая тема последних дней, мы совсем коротко, вскользь ее затронули, теперь подробнее. Вопрос от Александры из Москвы, «уважаемый Алексей Константинович, на ваш взгляд, возбужденное генпрокуратурой уголовное дело по дачному комплексу Сосновка, — дело Касьянова, — это политический заказ или привлечение к ответственности за реально совершенные преступления?»

А. ПУШКОВ: У нас в России, когда возникают такие дела, сразу есть искушение видеть в этом политику. И оно, к сожалению, небезосновательное. Как-то странно получается, что до определенного момента все хорошо, а потом вдруг выясняется, что что-то не так приватизировал, где-то что-то кто-то украл, кое-где у нас порой. Это, мне кажется, достаточно тревожная тенденция. Ведь мы что делаем? Мы таким образом лишаем внутренней легитимности эти самые уголовные дела. Получается, что до сих пор был хороший, пока был премьером, я бы даже сказал, был отличный. Потом 1.5 года тихо сидел, был хороший. Потом вдруг высунулся – стал плохой, это с одной стороны. С другой стороны, есть такой тост в определенных кругах, давайте выпьем за то, чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было. Я считаю, что этот тост глубоко антиобщественный, и тост, который мог родиться только в ельцинской России 1990-х гг. Мне кажется, что последователи этого тоста все-таки должны ощущать, что могут быть последствия. Я не говорю сейчас конкретно о Михаиле Касьянове, я не знаю, виноват он или нет. Но то, что эта логика, вы сами прекрасно понимаете, была очень у нас распространена, и таких носителей всего и с надеждой, что им за это ничего не будет, очень много, мне кажется, это не совсем правильно. Если в обществе будет автоматически объявляться амнистия на любые преступления, и уголовные дела будут объявляться политикой, тогда вообще это общество недееспособно, каждый делай, что хочет, закона нет, ничего нет. Так что это сложная проблема. Я бы не сказал, что нет, это исключительно забота о законе. Я думаю, здесь есть элемент политического заказа. Но то, что здесь, вполне возможно, есть элемент нарушения закона, за который надо нести ответственность, по всей вероятности. Если мы хотим более-менее нормальное общество у себя построить, как несут ответственность руководители «Энрона» в США, руководители «Пармалата» в Италии. Ну, несут же они там ответственность. А у нас каждый раз, когда такой всплеск – а-а-а, не трогайте, руки прочь. Почему «прочь»-то? Вот вы докажите, что он эту дачу не брал, что все легально было сделано, тогда не трогайте человека.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: В этой связи Николай, студент из Москвы пишет, что в общем-то американские либералы не собираются выдвинуть г-на Бернарда, как раз из Worldcom, в президенты США, там нет таких странных совпадений.

А. ПУШКОВ: Я повторяю, Россия – страна обнаженных страстей. Это так. И вообще, наша законность, с одной стороны, а с другой стороны, наши реформы, это все очень странно. Вот вы знаете, как сейчас говорят, у нас плохая законность, я говорю, какие реформы были такая и законность. Почему вы считаете, что реформы могут быть воровские, а законность значит будет идеальной такой, чистой, пушистой. Я надеюсь, что это будет постепенно меняться. Я надеюсь, что те реформы, которые проводятся сейчас, проводятся с меньшими правонарушениями. Я слышал, что второй раунд приватизации, которое готовило правительство Касьянова и продолжает правительство Фрадкова – распродажа 35 тыс. предприятий, в гораздо более легальных рамках находится.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Это все проекты.

А. ПУШКОВ: Это все происходит.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Как быть с «Байкалфинансгрупп»?

А. ПУШКОВ: Ходорковский сказал очень занятную вещь. Он сказал, ну что ж, я цитирую примерно, меня лишили империю примерно теми же методами, которыми я ее создавал. Вот вам ответ на ваш вопрос.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Еще один аспект — дело Касьянова, Сергей спрашивает, вам не кажется странным, что все уголовные дела, заведенные на известных личностей, появляются именно тогда, когда они, личности, находятся вне страны. Почему? Это чтобы им дать шанс скрыться за границей?

А. ПУШКОВ: Интересно. Я как-то так не думал. Ходорковский был в России.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет, Ходорковский бывал в России-уезжал, возвращался-уезжал.

А. ПУШКОВ: Но возбуждено было в то время, когда находился в России, арестован был. Потому что у нас, знаете, тоже иногда бывает: надо бы его арестовать – а где он? – а, его уже нет. Как удобно! Не исключаю, что каким-то людям это могло показаться элегантным решением вопроса. И человека не обидели.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: На ваш взгляд, Касьянов менее опасен за границей, если вдруг останется в эмиграции? Или если сюда приедет, и вдруг его повяжут.

А. ПУШКОВ: Выталкивание людей в политическую эмиграцию – вещь тоже, на мой взгляд, не вполне здоровая, потому что накапливается некая критическая масса таких людей, которые способны сыграть лидирующую роль. И потом у власти начинает очень сильно болеть голова. В частности, я знаю, что выталкивание в эмиграцию какое-то время занимались власти Казахстана. И если серьезно спросить у людей, близких к Назарбаеву, спокоен ли Назарбаев по поводу своего политического будущего, я не думаю. Потом, когда вопрос решается не в стране, пусть даже в результате политической борьбы, но все-таки внутри страны, то тогда есть тенденции у зарубежных сил начать решать эти вопросы, потому что, ну а что, вы же нам этих людей делегировали сюда, давайте мы с ними поработаем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Здесь на родине они под контролем, можно смотреть, что они делают. Сделаем паузу на 5 минут.

НОВОСТИ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Давайте включим телефон. 969 23 72.

АЛЕКСАНДР, ХАРЬКОВ: Сможет ли Алексей Константинович ответить, самые важные вопросы с Украиной, это вопрос энергетики. Каковы условия контрактов поставок газа на украинскую территорию? Потому что непонятно, как это все будет происходить в дальнейшем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Александр, вы считаете, что наш гость заключает эти контракты?

АЛЕКСАНДР, ХАРЬКОВ: Может быть, его видение, конечно же, он больше в курсе.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Может быть, надо перекрыть газ Украине? Спасибо, Александр, за звонок.

А. ПУШКОВ: Я думаю, что газ перекрывать Украине не надо. Что касается последних газовых скандалов – это к Газпрому. Что мне известно. Что с 1 января мы переходим на торговлю газом с Украиной по мировым ценам. Я думаю, это абсолютно правильно. Потому что дотирование Украине газа в обмен на политику Ющенко в отношении России, считаю, абсолютно бессмысленным и безнравственным занятием. Во внешней политике безнравственно все то, что не приносит никакого результата. Поэтому это правильная мера. Что касается того, насколько это повлияет на экономику Украины, на ее бюджет, на уровень жизни ее населения, потому что я знаю, что на Украине будут обвинять Россию в том, что она увеличила цены на газ, но Россия собирается увеличить цены на газ только до мирового уровня, а не выше. И если у украинского населения есть какие-то претензии, то пусть они адресуют их г-ну Ющенко и оранжевым революционерам, которые так все замечательно сделали с Россией, что Россия посчитала необходимым повысить цены на газ до мировых.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: На ваш взгляд, за последние полгода после «померанчевой» революции жизнь на Украине налаживается?

А. ПУШКОВ: Для того, чтобы мне это сказать серьезно и с полным основанием, я должен был бы пожить на Украине. То, что я слышу, то, что мне рассказывают люди, приезжающие с Украины, и то, что я читаю в западной печати любопытнейшем образом, говорит о том, что все осталось примерно, как было.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть одна элита сменила другую?

А. ПУШКОВ: Когда я был в Киеве в дни оранжевой революции, один умный человек мне сказал, вот вы увидите, это на самом деле не революция, а это попытка группы мультимиллионеров заменить группу мультимиллиардеров. Чем больше я вижу развитие ситуации на Украине, тем больше я вижу подтверждение этой фразы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вопрос от Доктора из России. «Европейский парламента призвал Россию вернуть Японии Южно-Курильские острова. Интересно, а разве проблемы Гибралтара, Фолклендов и других территорий уже решены? Какого черта они к нам лезут?»

А. ПУШКОВ: Аплодирую Доктору за его вопрос, в том смысле, что абсолютно все правильно расставлено, все акценты. Я буду примерно так же расставлять свои акценты в «Постскриптуме» в эту субботу. Речь идет, здесь даже не какого черта, а почему они лезут, если перевести на нормальный аналитический язык. А лезут, потому что считают, чтобы Россия достаточно слаба, чтобы подвергнуть ее такому давлению. Во всяком случае, не дело Европарламента определять законность принадлежности островов России или нет. Это не имеет никакого отношения к Европе, Европа пусть разбирается со своими территориальными спорами. У Испании есть спор с Марокко, с Гибралтаром вы сами упомянули, есть некоторые другие проблемы. Они их там решают. Вот и пусть очень хорошо решают, никто им не мешает. Но когда начинаются такие попытки что-то нам продиктовать, я за этим усматриваю одно. Помните, была такая брежневская доктрина ограниченного суверенитета? Правда, Брежнев никогда не знал, что ее так называют, но действовал он в этой логике, то есть в Чехословакии что-то началось – войска ввести.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть нам навязывают это?

А. ПУШКОВ: Более того, нас хотят превратить в государство с ограниченным суверенитетом. Причем это очень серьезно просматривается, и вот тут все стали атаковать Владислава Суркова за то, что он выступил в «Деловой России», сказал, что суверенитет – это очень важная вещь. Я его хочу поддержать в данном случае. Суверенитет, безусловно, крайне важен. Потому что без суверенитета не будет никакой демократии, не бывает демократии в несуверенных странах. Посмотрите, что творится в Африке, вы поймете, что происходит в несуверенных странах. В суверенных странах – Франция, Германия, Италия, да, там может быть демократия, потому что там есть суверенитет, то есть сильная государственная власть, контролирующая свою территорию. На мой взгляд, нам надо очень жестко отреагировать на это заявление Европарламента. И ни в коем случае ничего не бояться, никакой Европы бояться не надо, она лезет не в свое дело. Если бы эта речь шла о каком-то вопросе, где затронуты интересы Евросоюза и наши, тут можно что-то обсуждать, дискутировать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: С Японией сами разберемся.

А. ПУШКОВ: Здесь вообще даже дискутировать нечего.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Еще одна тема, собственно, вы затронули сами. Это выступление Суркова, многие просят прокомментировать, но у нас осталось 2 минуты. Поэтому вопрос короткий. Его выступление на «Деловой России», это что, выступление победителя или тезисы людей, упускающих страну?

А. ПУШКОВ: Я бы в такой жесткой дихотомии не стал бы этот вопрос ставить. Я считаю, что это выступление человека, который пытается управлять некой государственной системой, в силу своего положения, и, думаю, некоей внутренней психологической предрасположенностью к управлению. Вот представьте, вы – менеджер, и вам дали управлять большой компанией. И вы видите, что она плохо управляется из-за этого, из-за этого, из-за этого. Вы пытаетесь устранить источники управления. Потом появляется другая, более крупная компания и говорит, так, а мы у вас еще сейчас купим контрольный пакет акций и лишим вас вашего суверенитета над тем, что у вас есть в вашей компании. Если вы менеджер и хотите сохранить свою компанию независимой, вы говорите, нет, я против утраты суверенитета нашей компании. Я хочу ее наладить в таком виде, какая она есть, и сделать из нее конфетку. Вот я понимаю так Суркова, что он как управленец страдает по поводу того, что Россия плохо управляется, и считает, что если Россия еще и утратит свой суверенитет, тогда об управлении можно вообще забыть, потому что центр принятия решений будет не в Москве, а где-то в другом месте.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Напоследок сегодняшняя новость, которую просит прокомментировать один из наших слушателей в интернете, речь о том, что брат Владимира Путина занялся бизнесом в нефтяной сфере и занял высокий пост в одной из нефтяных компаний.

А. ПУШКОВ: Никому не запрещено занимать никакие посты. У госсекретаря США Колина Пауэлла сын не просто в частном бизнесе, а в государственной системе занимал важнейший пост в системе государственных коммуникаций США. И никому в голову в Америке не пришло сказать, что это коррупция.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Ничего страшного нет?

А. ПУШКОВ: Я не могу судить о каждом конкретном случае.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Речь о принципе, безусловно.

А. ПУШКОВ: Другие прецеденты есть в мире. Я не считаю, что есть что-то страшное, если только чего-то нет незаконного в этом. Если нет ничего в этом незаконного, а что, если ты брат президента или министра, на тебе клеймо должно быть какое-то, то ты должен быть исключительно лесником и скрываться в сибирских лесах? Я так не считаю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Многие клюют Юрия Михайловича, что у него жена бизнесом занимается, и очень крупным, миллиардершей стала.

А. ПУШКОВ: А это вы спросите у тех, кто клюет Юрия Михайловича.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо большое. Алексей Пушков здесь в этой студии выступает обычно каждый четверг в 17 часов по московскому времени. Насколько я знаю, у вас впереди отпуск, но здесь еще появитесь, у нас?

А. ПУШКОВ: В сентябре.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Теперь уже прощаемся на полтора месяца.

А. ПУШКОВ: Видимо, да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что же вы так неудачно пользовались сегодня телефоном, господа. Спасибо, всем всего хорошего, до свидания.

А. ПУШКОВ: До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире