'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – В эфире программа «Персонально Ваш». Вместе со мной в студии Михаил Леонтьев. Здравствуйте, Михаил. Я напоминаю прямой эфирный телефон 969-23-22, пейджер 974-22-22 абонент «Эхо Москвы». Сегодня очень много тем и первое, с чего я хотел начать, на постсоветском пространстве уже реально может появиться альтернатива СНГ, как ее называют в СМИ. Я поясню для тех, кто не знает. Это организация ГУУАМ, которую организовали Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдавия. И вот в Молдавии на саммите ГУУАМ президент Украины Виктор Ющенко и это было поддержано всеми, предложил узаконить эту организацию с формальной точки зрения. Напоминаю и как бы сам себе говорю: первое такое, в общем, значимое объединение государств постсоветского пространства без России. Куда Россия даже не была приглашена в качестве наблюдателя. Комментарий.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Во-первых, идею что-то такое оформить, узаконить, действительно можно считать новой. Но вообще ГУУАМ с двумя «У» кстати, а теперь он с одним «У», потому что Узбекистан туда не ездит. И не поедет. Эта организация существует давно. Кроме того, «А» в этой организации это Азербайджан, над которым еще процедура его «бархатизации» не проведена окончательно, она только готовится. Поэтому еще бабушка надвое сказала, как там дальше ляжет. Поэтому можно говорить в первую очередь о трех странах, прошедших в разной степени вот эту «бархатизацию». На самом деле ГУАМ это обычный санитарный кордон, то есть политика, которая велась по отношению России отнюдь не с началом советской власти, если мы помним, французы выстраивали структуру, которая называлась Восточный вал из Оттоманской порты, Речи Посполитой и Швеции. Она, правда, частично была не против России, а против Австрии, но работала все равно против России. Сейчас выстраиваются такого рода лимитрофы. Единственное отличие, конечно, и это совсем не в нашу пользу, что если раньше это было вокруг тела России, вот и этот санитарный кордон, то теперь он делается непосредственно в теле России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У меня два вопроса очень конкретных. Михаил, посмотри на меня. Первое. Почему там нет России? И кто виноват в том, что там нет России. И второе. Эта организация будет дружить между собой против России, если против, то в чем?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Почему в организации «Исламская конференция» нет Израиля. Могли бы пригласить. Потому что целью организации «Исламская конференция» как известно, является освобождение Иерусалима. И понятно от кого.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А целью ГУАМа в данном случае?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Целью ГУАМа является противодействие России. Под диктовку хозяев этих стран. Более того, есть такая свежая идея пригласить в эту организацию Польшу. Поскольку эти страны понимают, что в НАТО их в исторической ближайшей перспективе не примут, то это такое получается, помните, раньше было при НАТО — СИАТО, СЕНТО и так далее. Куча всяких второразрядных блоков. Вот присутствие Польши как куратора, всего этого стада маленьких овечек, оно сразу легитимирует, Польша же полноценная страна, и Польша я думаю, может на это пойти.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему в воздухе висит твоя мысль, что это против России? Почему санитарный кордон?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Что значит, в воздухе висит?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему против России?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Слушайте, Матвей, потому что это декларируется.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что декларируется, кроме того, что…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Сначала создание ГУУАМа, это организация, которая создавалась практически по учебнику Бжезинского.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это не написано нигде.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Это не региональная организация, потому что присутствие в ней с тех еще времен Узбекистана, какая региональная организация от Молдавии до Узбекистана. Где Молдавия и где Узбекистан. Что это за регион вообще такой. Это именно окружение России…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А что общего в СНГ между Россией и Туркменбаши? Только то, что мы их газ, они наше электричество.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Общее, что это страны постсоветского пространства, президент сказал фразу, с которой я в значительной мере согласен, когда он сказал, что надо отдавать себе отчет, что СНГ создавался не для объединения и интеграции, а для цивилизованного развода. В действительности та степень взаимосвязи человеческой, культурной, экономической и политической в значительной степени, которая была после развала Союза у его кусков, не позволяла в действительности без серьезного ущерба, хотя ущерб все равно был нанесен и все страны в той или иной степени, окружающие Россию, опустились гораздо ниже нас. Нас, конечно, может несколько успокаивать, хотя я не понимаю, чем здесь успокаиваться. Но это факт. Это организация, которая выстраивается, имея кураторов безусловных. Принцип членства в этой организации…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Кровью расписаться: я враг России.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Да, да, это атлантизм. Это организация стран, которые хотели бы быть в НАТО, но их пока туда не принимают.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему атлантизм это против России? Где в уставных документах ГУАМа написано: мы, для того чтобы уничтожить Россию.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, а ты не помнишь, зачем создавалось НАТО? Против Советского Союза, правда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Во время холодной войны я так понимаю, теперь уже давно забыто, что такое НАТО.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Что значит давно забыто? Кем это забыто?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Кем, самими натовцами.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ничего ими это не забыто…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – НАТО не может принять консолидированного решения, если хотя бы одна из стран участниц НАТО наложит на это вето.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Страны с ограниченным суверенитетом не имеют право накладывать вето. Ничего, никакого вето…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Где войска НАТО от НАТО в Ираке? От НАТО.

М. ЛЕОНТЬЕВ — В Ираке нет войск НАТО, потому что Ирак это сфера противоречий между Европой и Америкой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но ты понимаешь, что ты плывешь.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Почему я плыву?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему, если несколько стран бывших стран на постсоветском пространстве…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Да не несколько стран, а конкретных…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – … собираются, почему это против России?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Не знаю. Но они собрались против России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Объясни.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Что значит объясни. Совершенно очевидно, что это говорится и Саакашвили и так далее, то, что там происходило.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Саакашвили говорит: уберите военные базы. Но почему это против России?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Это российские базы, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А что Ющенко сказал против России? Что? Что?!

М. ЛЕОНТЬЕВ – Ющенко, между прочим, пытается без России предложить план приднестровского урегулирования, при этом до того он ухитрился предложить Приднестровью блокаду.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть Ющенко так глуп, что он даже не может придумать план урегулирования Приднестровья.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Очевидно, так глуп.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Он придумал.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Так ему Воронин послал. Даже тут не смогли…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Делаем короткую паузу и дальше опять вот это сокровище передо мной.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – О, боже, за что мне это. Пятница, Леонтьев в эфире как всегда со мной. Вот здесь. «Ганапольский, Леонтьев персонально для слушателей. Для слушателей или для вас, вы ему задаете бесконечные вопросы, перебиваете, непонятно что за передача», — Клавдия Николаевна. Ну, непонятно мне. Что ты хочешь сказать?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Справедливо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть мне не надо тебя перебивать, да?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Ладно, ладно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть, короче говоря, ты сформулируй одним предложением твое отношение к ГУАМу.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Как ГУАМ это организация лимитрофов, я уже говорил. Это марионетки, которых выстроили, для того чтобы продолжать операцию в отношении России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все, понятно. Теперь сейчас еще будет один вопрос, после чего будем принимать звонки. Скажи мне, пожалуйста, как понимать крылья «Единой России» внутри себя. Я напоминаю, что левое крыло, правое крыло они сами себе там и демократы и сами себе…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Там демократов нет. Там есть правые и левые. Либералы…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И консерваторы.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, для меня это либералы и консерваторы в одной партии.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Нет, как раз консерваторов там нет. Вот в том-то и дело. Как раз я хотел про консерваторов поговорить. Дело в том что, на мой взгляд, ничего плохого в том, что такая аморфная партия хочет идеологически определиться, а идеологически определиться она может, только сбившись в какие-то более-менее вменяемые кучки, в этом ничего плохого нет. Потом, если мы вспомним новый избирательный закон, по которому если какой-то депутат разочаровался в своей фракции, то он теряет мандат. Тут же фракция вроде одна и можно спокойно переходить из крыла в крыло, не теряя мандата. То есть, вообще ничего в этом такого страшного нет, это нормально. Есть масса…, вот есть такая партия японская, которая, кстати, между прочим, доминирует в парламенте многие годы, непрерывно находится у власти под названием Либерально-демократическая. И там существует куча фракций. И они эти фракции поименно называемые изменяют друг другу у власти. Ничего плохого нет. Что касается качества самих крыльев, во-первых, мне не кажется, что это крылья, это какие-то отростки, но вот крыльями я бы их не назвал. И мне кажется, что они не к тому месту, конечно, приделаны. Самое главное, что мне не нравится вот эта самая вечная история, опять повторяющаяся, когда мало того, что у нас вообще политический язык недоразвитый, но видимо опять морочат голову, какие левые и какие правые. У нас почему-то люди не позиционируются в отношении России и ее судьбы, а позиционируются вокруг учебника политэкономии. Абстрактного. Потому что правые во всем мире это в первую очередь националисты. Националисты в известном смысле слова, я сейчас не в негативном, это люди, которые ориентированы на национальные интересы, на государство. Это охранители, консерваторы. У правых всегда был силен, не у праволиберальных, не умеренных, у настоящих правых всегда был силен элемент и религиозный, и консервативный. И таким образом и социальный. И левые, наоборот, социалисты, перераспределители и так далее. Здесь мы имеем совершенно запутанную картину, эти правые, которые там выделились, Лебедев, Резник какие же они правые…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, меня не это интересует. Ответь на короткий вопрос. На твой взгляд, если внутри одной партии появляются партиечки, значит либо им дали указание, потому что это партия Грызлова, это главная партия России.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Им дали разрешение. Я хочу тебе сказать, что существование фракций в партии может удивлять только человека, воспитанного на ленинской теории партийного строительства. Потому что…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я и есть воспитан. Как было сказано, сейчас тебе скажу: хочу интересную молодость, плодотворную зрелость и обеспеченную старость. А Грызлов мне это не дает.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Хочу тебе заметить, что это не «Единая Россия». Это, насколько я понимаю даже не коммунисты, а патриоты. То есть ты семигинцев цитируешь. Семигинцы могут быть очень милые люди, мне очень жаль просто…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – На эти отростки не обращать внимания внутри «Единой России?» Это не настоящие правые и не настоящие…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Почему не обращать? Они не настоящие правые, но это фракция людей, в принципе мне кажется, что реальным руководителем так называемого либерального крыла, только не надо его правым называть, либерально-демократического или либерально-прозападнического, я бы так сказал, либерально-прозападнического крыла «Единой России» должен был бы быть Анатолий Чубайс. Вот он идеально подходит на роль лидера этого крыла. И все было бы всем ясно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Как у Гашека, если не ошибаюсь: партия умеренных свобод в рамках закона. По-моему, так. 969-23-22. Ваши вопросы, телевизор не смотреть, уйти в другую комнату и там с нами разговаривать, если дозвонились. Это нижайшая просьба для зрителей RTVI. Что касается наших радиослушателей, они знают, как это все делается. Мы слушаем вас.

ЛЮДМИЛА (Нью-Йорк) Здравствуйте. Господин Леонтьев, с ваших слов вы в партии наивных. Поэтому прокомментируйте…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну понятно, вы себя слушаете по телевизору. Ну, слушайте.

ЛЮДМИЛА – Поэтому прокомментируйте убийство генерал-полковника ФСБ, который ранее там работал. Только не говорите, что…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все, благодарю вас, большое спасибо. Я просил уйти от телевизоров в другую комнату. Когда Нью-Йорк и другие гигантские районы, которые нас смотрят в нашей необъятной…

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не в курсе обстоятельств убийства Трофимова.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что ты будешь сейчас говорить на эту тему?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не знаю. Мне трудно что-то сказать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Тогда слушаем следующий вопрос. Пожалуйста, говорите.

ОЛЬГА (Израиль) – Здравствуйте. У меня такой к господину Леонтьеву. Поскольку я считаю его неким рупором господина Путина, его позиция в конфликте Израиля с Палестинской автономией в свете предстоящего визита Путина в Израиль. На чьей он стороне?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Кто он? Путин или Леонтьев?

ОЛЬГА – Леонтьев.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Извини, я уточню вопрос. Вообще тут много вопросов про визит Путина в Израиль. Цель его.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не являюсь рупором Путина. Я являюсь рупором Леонтьева и поэтому я могу говорить то, что я сейчас говорю. Иначе я это не сказал бы. Потому что я абсолютно уверен, что президент никогда с этим не согласится. Так вот, я считаю, что существование независимого палестинского государства это абсурд. Не может быть независимого палестинского государства, на чем должен строиться его суверенитет. Это будет, безусловно, некий инструмент для стабилизации ситуации в регионе, в чьих руках — это уже как жизнь решит. Я считаю, что создавать такого рода образования бессмысленно с самого начала. Я абсолютно согласен с тем, что говорил в свое время Шарон, который вынужден был отказаться от этой позиции. Заметьте – вынужден. А говорил он, что палестинское государство уже есть и оно называется Иордания. Это было сказано Шароном, вот так он животом навалился на стол и был абсолютно прав. Обстановка изменилась и изменили эту обстановку в первую очередь США. Которым нужна своя игра и в то время как Израиль был инструментом политики времен холодной войны США на Ближнем Востоке, они Израилю давали карт-бланш, а теперь они Израилю не дают карт-бланш. И даже, несмотря на то, что сейчас в США у власти крайние «ястребы», политика США объективно ведет к потере суверенитета не только будущего так называемого Палестинского государства, но и Израиля как такового. Потому что Израиль не будет после того, что он сделает, являться полноценным суверенным государством. Потому что он имеет незащищенные границы и, в конце концов, это будет историко-культурная зона под международными гарантиями, я надеюсь, что эти международные гарантии, которую Израилю дадут, будут достойны. То есть они будут соблюдаться. Но, тем не менее, что, за то боролись? Ну, как хотите.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Еще один вопрос успеем до новостей. Алло.

НЕЛЯ (Израиль) – Здравствуйте. Я хочу задать вопрос. Почему Михаил смотрит только в сторону России. Почему не понимает то, что в каждой семье дети взрослеют, они хотят жить отдельно. То же самое мне кажется, каждая республика в бывшем Советском Союзе это как бы дети повзрослели, неважно, как они будут тут жить, нищенствовать, будут ли они богатеть, они хотят жить отдельно. Почему бы России ни согласиться с тем, что каждая республика хочет быть сама по себе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо. Понятен вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Россия, безусловно, должна согласиться с тем, кто хочет жить сам по себе. Но я не верю, что, например, большая часть Украины, Белоруссия практически вся, значительная часть других территорий хотят жить сами по себе. Это органические части единого государства. И распад этого государства единого был катастрофой, трагедией. И если какие-то части можно собрать, то это надо сделать. Я смотрю с позиций государства под названием Россия. РСФСР являлась некоторой частью этого государства. Я еще раз повторю фразу моего друга Жени Сабурова, который либерал и демократ, и диссидент и все что угодно. Но он в свое время, будучи тогда вице-премьером российского правительства, в 1991 году сказал, что он не понимает смысла выхода РФ из состава России. Я тоже этого не понимаю. Это вообще мало кто может понять.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У нас пауза, после чего несколько звонков. И еще одна тема, которую мы обязательно затронем. Как ты знаешь, на афро-азиатском саммите в Джакарте действительно сенсация. Коидзуми принес извинения, цитирую: «За страдания, принесенные его страной народам Азии в годы Второй мировой войны. С чувством смирения Япония смотрит этим историческим фактам в лицо». Ты знаешь, о чем я тебя спрошу. Это после паузы.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Третья часть программы. Премьер-министр Японии принес извинения за страдания, фраза какая: с чувством смирения, — каждое слово, обрати внимание, — с чувством смирения Япония смотрит этим историческим фактам в лицо.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Хорошо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Куда смотрит наша страна?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Хочу заметить, что извинения Коидзуми последовали после массовых демонстраций протестов и погромов в Китае как ответ на это. Япония имеет колоссальные для масштабов даже ее экономики экономические отношения, экономическую зависимость даже от Китая, можно сказать от китайских рынков. Колоссальную. Там огромное количество японских денег, японских предприятий и так далее. Причем я напомню, причиной волнений был японский учебник, где игнорировались как раз, учебник рекомендованный, не просто какой-то частный учебник, а рекомендованный для школ, где игнорировались, как китайцы говорят, во всяком случае, преступления японского милитаризма времен Второй мировой войны. Я хочу сказать…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мысль понятна. То есть нам нужно быть, если вдруг такое получится, мы извинимся только тогда, когда…, ну, у них учебники такие изданы.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Нет, я не про то.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А мы должны быть зависимы от всех.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Такие учебники изданы во многих странах.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И когда нас наклонят, тогда мы извинимся.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Матвей, ты хочешь, чтобы я отвечал на вопрос или ты сам будешь на него отвечать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну ответь.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Извини. Так вот учебники…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я задаю конкретный вопрос. Мы извинимся?

М. ЛЕОНТЬЕВ — За что? За преступления во время Второй мировой войны?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот и ответ.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Подожди, одну секундочку. Я говорил совершенно о другом. Я говорил о том, что учебники гораздо более хамского вида изданы практически во всех странах ближайшего зарубежья российского и никаких протестов это в России активных массовых не вызывает. Потому что Китай, каким-то образом получилось, оказался страной, у которой чувство собственного достоинства национального растет, а у России нет. Россия сейчас представляет собой страну, о которую можно вытирать ноги. Безнаказанно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все понятно. Вопросы к Михаилу Леонтьеву. Пожалуйста, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Я бы хотела задать вопрос Леонтьеву. Как он может прокомментировать тот момент, что россияне до сих пор склонны ставить памятники Ленину, Сталину. Это ненависть к Путину или как это объяснить?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Давайте разделим. Россияне не склонны ставить памятники Ленину, с Лениным это чисто коммунистическое конкретное идеологическое течение, будем говорить, достаточно представленное в России, как все знают. Вот они их и ставят. На то они и коммунисты. Что касается Сталина, я считаю, что реанимация Сталина является совершенно естественным ответом на ту национальную катастрофу, на то национальное унижение, которое сейчас терпит Россия. Хороший это ответ, плохой, это вопрос второй, я сейчас его обсуждать не готов. Мне бы хотелось, чтобы нужды в таких ответах и реакциях не было и это можно было делать довольно легко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но это с Путиным никак не связано?

М. ЛЕОНТЬЕВ — С Путиным никак не связано, потому что насколько я понимаю, Путин занимает сдержанную позицию в отношении того и другого.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я как раз не это имел в виду. Я имел в виду, что Путин у власти много лет, а вот это национальное унижение, если сейчас люди ставят памятники Сталину, получается, что оно продолжается.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Я хочу сказать, что то, что мы сделали с точки зрения восстановления каких-то признаков государственности за 5 лет, трудно было себе представить в 1999 году. В 1999 году себе трудно было представить, что Россия будет выглядеть так, как она выглядит. Потому что она просто двигалась к полному маразму.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну памятники, Михаил, ты говоришь, почему я тебя спрашиваю. Еще раз тебе говорю. Памятники ставят сейчас, а не при Ельцине.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Во-первых, никаких памятников никто еще не ставил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Чего они ставят их сейчас?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Никто еще не ставит.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну хотят поставить. Ты знаешь опрос, не делай вид, что ты этого не знаешь.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Хотят ставить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть, ладно, хорошо…

М. ЛЕОНТЬЕВ — У населения есть жажда национального могущества. Есть. Она не реализована, это ты хочешь услышать?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да не я, она хочет услышать, я-то здесь причем. Следующий телефонный звонок. Алло.

АНДРЕЙ (Москва) – Я хотел бы задать вопрос об образовании «Наши», о котором наверняка Леонтьев знает. Создала администрация президента. Хочу спросить, какие цели преследует эта организация по мнению Леонтьева.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вопрос понятен. Извините, один вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Цели понятны, вообще, если говорить о целях продекларированных, там есть некая бумажка, манифест «Наших» он очень приличный, там у меня нет никаких претензий к тому, что они говорят и написали. Что касается целей прагматических, понятно, что это попытка противопоставить мощное неформальное движение молодежное тем молодежным опять же движениям, которые работают на дестабилизацию. На мой взгляд «Наши» это такие же антифашисты как «лимоновцы» фашисты и вообще меня забавляет выбор противника в виде несчастной лимоновской партии, которая кидается тортами. Можно сказать заслуга лимоновской партии в одном, притом, что я ни в коей мере не разделяю их идеологию, взгляды и так далее – они хотя бы сидят. Я думаю, что о серьезности движения «Наши» можно говорить, когда кто-нибудь из них сядет. Как «лимоновцы» хотя бы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понятно. Давай попробуем последний телефонный звонок. Добрый день. Пожалуйста, если вы нас слышите, представьтесь и задавайте вопрос.

МИХАИЛ (Израиль) – Здравствуйте. У меня вопрос к Михаилу Леонтьеву. Михаил, вы говорите, что полицейское государство это абсурд. А  как быть с четырьмя миллионами палестинцев, которые проживают на западном берегу и в Секторе Газа, они, что тоже абсурд? Что с ними делать, изгнать, уничтожить…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понятно. Спасибо большое.

М. ЛЕОНТЬЕВ — Еще довольно большое количество палестинцев проживает внутри Израиля. Являются израильскими арабами, и их численность тоже растет, и что вы с ними будете делать. Тоже отдельный вопрос. Я хочу сказать, что можно сколько угодно делить арабские государства по-разному. Но просто идея создавать миниатюрные, какие-то карликовые образования в таком культурно-историческо-политическо, не знаю, военно-взрывоопасном месте, эта идея, на мой взгляд, абсолютно не продуктивна. Она не продуктивна. Я не говорил, что этих палестинцев надо гнать, я говорил, что существует палестинское государство, которое называется Иордания. По-моему, это не я сказал, это сказал Шарон и в этом смысле я с ним согласен. Я с ним согласен. Я бы считал, что если бы у мирового сообщества была голова на плечах, и оно не хотело бы делать из Израиля с одной стороны палестинцев, с другой стороны инструмент решения каких-то своих далеко идущих целей, то так бы и было сделано.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все. Время наше подошло к концу. Михаил Леонтьев был у нас в гостях. Через неделю будешь, да?

М. ЛЕОНТЬЕВ — Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Через неделю Леонтьев снова здесь в студии в программе «Персонально Ваш». До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире