'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 03 февраля 2005, 19:08

А. ВОРОБЬЕВ – Здравствуйте, я Алексей Воробьев, я приветствую всех, кто смотрит или слышит программу «Персонально ваш», сегодня это журналист, публицист Леонид Радзиховский, здравствуйте, Леонид.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый вечер.

А. ВОРОБЬЕВ – Еще раз приветствую всех, кто слышит и смотрит нас. Увы, Леонид, трагические сегодня события разворачиваются, сообщения поступают из Грузии, рано утром стало известно, что премьер-министр Зураб Жвания скончался. До сих пор предварительная версия – отравление угарным газом, вроде медицинская экспертиза это подтвердила. Вы знаете, что, тут же, спустя час после появления сообщения о смерти Жвания, появились предположения, что за этим всем может стоять рука Москвы. Москва, понятно, отвергает эти, что вы думаете, как вы прокомментировали бы такое развитие событий?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, мне трудно судить, кто, я думаю, на самом деле, я думаю, что мы никогда толком не узнаем, кто убил Жвания, если это было убийство. 40 с лишним лет назад убили Кеннеди, до сих пор неизвестно, кто это убил, убийца-одиночка, заговор, чей заговор и т.д. Такие убийства, как правило, остаются нераскрытыми, а слухов и версий будет много. Жвания был крупный политик, ситуация в Грузии острая, у Жвания была куча противников, были противники в Москве, были противники в Тбилиси, были противники в Осетии, были противники в Абхазии. Каждый из этих противников, это все политические противники, если искать по принципу – кому выгодно, то каждому из них это могло быть выгодно. Кроме того, как известно, смерть политиков часто бывает выгодна не только их противникам, но и их сторонникам. И если отбросить полностью соображения морали и считать, что любой российский, грузинский, абхазский, американский, вообще любой политик готов ради достижения своих целей на убийство, то поиск тех, кому выгодно, становится просто безграничным. Например, Жвания в последнее время был сторонником относительно мягкого решения проблем Абхазии и Южной Осетии. По этой логике можно считать, что его убийство выгодно тем, кто хотел жесткого решения этих проблем. Например, это одна из ста версий, понимаете? Жвания занимался многими делами, часто бывает, на самом деле, что человек занимался крупными делами, и убийц ищут по крупным поводам, а, на самом деле, речь идет о какой-то мелкой коммерческой операции ценой в 5 тыс. долларов, это ведь никогда не известно.

А. ВОРОБЬЕВ – Леонид, как вы полагаете, каким образом сейчас может измениться такой внешнеполитический курс Грузии в отношении, скажем, России? Он будет более жестким, в отношении Абхазии будет ли он более жестким? Означает ли это, что сейчас к власти придут, не знаю, партии ястребов?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я еще раз говорю, Жвания был крупный политик, в последнее время он занимал более примерительные позиции в отношении Абхазии и в отношении Южной Осетии. Но совершенно не факт, что после его ухода Саакашвили на пост премьера назначит представителя ястребов, это абсолютно не очевидно. Это будет зависеть от тысяч вещей, от консультаций, которые проведет Саакашвили с разными политиками как в Грузии, так за пределами Грузии, но, в общем, честно говоря, я бы все-таки связывал смерть Жвания, гибель, убийство, с терактом, который недавно был в Гори.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, т.е. вы поддерживаете мнение представителя, скажем, парламентского большинства в парламенте Грузии, который сказал, действительно, это звенья одной цепи, взрыв в Гори на границе с Южной Осетией, гибель Жвания?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

А. ВОРОБЬЕВ – Но тогда заявляли, что все нити ведут в Россию.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Мало ли что заявляли, совершенно не факт, что связь есть, да, факт, а куда ведут все нити, вы знаете, эти доморощенные следователи из телевизора.

А. ВОРОБЬЕВ – Каким образом здесь может быть связь, если, скажем, Жвания, со Жвания произошел несчастный случай, какая тогда может быть здесь связь?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, если несчастный случай, то, разумеется, никакой. Безусловно, углекислый газ вытекает безотносительно к взрывам в Гори. Если это убийство, то связь может быть.

А. ВОРОБЬЕВ – Кто в этом может быть заинтересован?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Алексей, я только что говорил, что я считаю, что расследование, не выходя из телевизора, жанр крайне увлекательный и крайне популярный, но довольно бессовестный, откровенно говоря. Желающих убить любого крупного политика в каждый момент так много, что удивительно, как они живут и здравствуют.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, ну что же, сегодня давайте так, у нас остается не так много времени до того, как мы уйдем на небольшую паузу, но думаю, что успею хотя бы, вы знаете, намекнуть на еще одну тему этого эфира. Заявление Аслана Масхадова, размещенное на одном из сайтов чеченских сепаратистов, о том, что в одностороннем порядке они вводят перемирие, не только в Чечне, но и на всей территории России, понятно, ваши комментарии, здесь уж очень коротко пока.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Масхадов поскромничал, он должен был сказать, что он вводит перемирие на всей территории земного шара и Солнечной системы. Насколько я понимаю, в этом отношении я верю официальной российской позиции, Масхадов никого особо не контролирует, никакие он не может вводить ни перемирия, ни боевые действия, а такие, действительно, сильные полевые командиры, как Шамиль Басаев, меньше всего интересуются приказами Масхадова и судьбой его родственников, которых захватил Кадыров.

А. ВОРОБЬЕВ – Кстати, вы знаете, сегодня с минуты на минуту будет по четвертому британскому каналу показано интервью Басаева, записанное месяц назад, где он берет на себя ответственность за захват школы в Беслане и т.д.? Российский МИД потребовал уже от Великобритании не транслировать по телевидению интервью Басаева. Как вы полагаете, это верный шаг?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, абсолютно неверный. В Англии существует такое понятие, как свобода слова, они и Бен Ладена показывают, уж тем более они не прислушаются к приказам российского МИДа или к рекомендациям российского МИДа.

А. ВОРОБЬЕВ – Т.е. в этом смысле Россия – исключение из общего правила, телевизионного правила, я имею в виду?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да, Россия – исключение.

А. ВОРОБЬЕВ – Исключительно Россия?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я не знаю, не только Россия, наверное, Корея, может быть, Китай, ряд стран, но в европейских странах показывают не то, что Басаева, а своего злейшего врага Бен Ладена. Еще раз говорю, Басаев не является их злейшим врагом.

А. ВОРОБЬЕВ – Хорошо, Леонид Радзиховский, журналист, публицист, сегодня «Персонально ваш». Мы прервемся сейчас на несколько минут, в следующей части программы телефонные звонки и пейджер.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ – Здравствуйте еще раз, мы идем дальше. Давайте этот блок сразу начнем со звонков радиослушателей или телезрителей.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИСЛАВ (САРАТОВ) – У меня такой вопрос. В прошлом году страны Прибалтики были приняты в ЕС. Но, как известно, в ЕС краеугольным камнем являются права человека, но, как известно, в Прибалтике, прежде всего, в Латвии и Эстонии права человека, в общем, ущемляются. Там, можно сказать, происходит обыкновенный фашизм, русофобия. У нас Путин недавно был в Освенциме, я кратко, и он говорил про антисемитизм. Да, может, в России он есть, как он сказал, но у нас как будто ведь Путин является президентом России, а не Израиля, так почему он не говорит про Прибалтику, что творится там?

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Владислав.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Во-первых, пусть Владислав напишет Путину, что – Владимир Владимирович, вы ведь не президент Израиля, а президент России, как же вы в Освенциме, где убили миллион евреев, смеете говорить об антисемитизме и не смеете говорить о русофобии в Латвии? Это было бы сильное выступление Путина, приехать на 60-летие Освенцима и сказать – ну что, тут убили 60 лет назад миллион евреев, черт с ними, евреи, что с них взять? Давайте лучше поговорим об ущемлении русских в Латвии. Это было бы сильное и оригинальное выступление, оно, наверное, придало бы Путину популярности в глазах Владислава, но боюсь, что других сторонников, по крайней мере, сторонников в мире, Путин бы не приобрел таким выступлением.

А. ВОРОБЬЕВ – Леонид Радзиховский.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (МОСКВА) – У меня вопрос к Леониду, еще раз добрый вечер. Вы сейчас корили Владислава по поводу того, что в Освенциме уничтожили миллион евреев, но ведь не меньше же и русских было уничтожено в концлагерях. И поэтому в продолжение разговора хотел бы еще поднять вопрос о прибалтийских республиках, почему нет такого акцентирования русского вопроса в прибалтийских странах? Люди жили, люди работали, люди также после войны восстанавливали эти сейчас независимые страны, почему они не имеют права на достойную жизнь?

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Владимир.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я только не очень понимаю, почему такой ком. Во-первых, причем тут Освенцим, причем тут евреи, причем тут русские, убитые в концлагерях, какое это имеет отношение к абсолютно конкретному вопросу о том, что, действительно, в Латвии, а также и в других прибалтийских республиках некоторые права русских или русскоязычных, действительно, выполняются не в той мере, в какой этого требуют документы совета Европы. Это правда, и российское руководство должно было бы с этим бороться и прилагать усилия, чтобы помочь русским в Прибалтике. Вторая мировая война, Освенцим, русские, погибшие в концлагерях и прочее не имеют к этому ровным счетом никакого отношения. К слову сказать, положение русских в Прибалтике плохое, но намного лучше, чем, например, в Туркмении, в Таджикистане, где значительно хуже ущемляются, не потому, что там больше русофобия, как у нас принято говорить, потому, что там нравы гораздо более суровые, это вам не Европа. А там точно такие же русские люди. Поэтому, естественно, что по всей территории бывшего СССР российское руководство должно и обязано в той или другой степени помогать русским. Но, естественно, российское руководство, как любое политическое руководство, использует это, меньше всего думая – русские, не русские, а в рамках политической игры. Сегодня выгодно вести политическую игру против Прибалтики – ведут, вспоминают о русских. Завтра будет выгодно вести игру вместе с Прибалтикой, забудут о русских и т.д. Кстати сказать, это такая же позиция российского руководства, столь же демагогична, как позиция тех, кто спрашивает о положении русских, приплетая к этому ни к селу, ни к городу вещи, которые не имеют к этому ни малейшего отношения, как наши слушатели, скажем.

А. ВОРОБЬЕВ – Смотрите, о судьбе президентов поговорим, много вопросов, я их, знаете, попытался объединить, не называя фамилий, но они точно есть в Интернете, вы можете это проверить совершенно легко. Так вот, перспективы судебного процесса над экс-президентом Леонидом Кучмой? Парламентский запрос, вы знаете, уже существует.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да, это интересная ситуация, вообще интересная. Ведь Путин и Ющенко во многом находятся в одинаковом положении, правильно? И тот, и другой пришли к власти после того, как от нее ушли крайне ненавистные народу коррумпированные режимы, семейные режимы. В Москве – семья Ельциных, в широком и узком смысле, на Украине – семья Кучмы, в широком и узком смысле. Ту же роль узкой семейной кормушки, которую в России исполняла «Сибнефть» Дьяченко/Абрамовича, ту же роль на Украине исполняет «Криворожсталь», половина которой принадлежит Пинчуку, зятю Кучмы. И точно так же, как в России ненавидят олигархов, Абрамовича и компанию, точно также на Украине ненавидят олигархов, Пинчука, Разметова и компанию, Рината Ахметова и т.д. И интересно, оба они в равном положении. А дальше начинаются огромные различия. Поскольку Путина к власти привел Ельцин, то первый указ Путина о даровании полной неприкосновенности Ельцину. Поскольку Ющенко пришел к власти против воли Кучмы, начинается дело с того, что это, правда, не указ Ющенко, но, тем не менее, Ющенко заявил, что «Криворожсталь» будут отбирать у Пинчука и Ахметова, которые ее купили за полцены. Прямой аналог с делом Ходорковского, только маленькая деталь, точнее уж не Ходорковского был бы аналог в России, а Абрамовича/Дьяченко, отнять «Сибнефть» у Абрамовича и Дьяченко. Значит, Путин начал с того, что даровал неприкосновенность Ельцину, а на Украине разбирается вопрос о том, чтобы отдать под суд Кучму, т.е. полное расхождение. Я не уверен, что этот суд будет. Я уверен, что если суд будет, ничего не докажут, в этом я не сомневаюсь ни секунды. Но политические векторы абсолютно разнонаправленные. И еще одно интересное обстоятельство, в России после того, как Путин начал очень выборочно антиолигархическую кампанию, он приобрел большую популярность народа и большую непопулярность среди либеральной и демократической интеллигенции. На Украине Ющенко пользуется огромной популярностью именно среди либеральной и демократической интеллигенции и именно за то, в том числе, что он ведет антиолигархическую кампанию. Вот такой интересный парадокс.

А. ВОРОБЬЕВ – Расклад сил, да, в изложении Леонида Радзиховского.

СЛУШАТЕЛЬ ВАЛЕРИЙ (МОЛДАВИЯ) – Будьте добры, господин Радзиховский, немножко, пару слов о Молдавии, все-таки там тоже что-то предвидится, может быть, какая-то революция, ваше мнение о Молдавии в двух словах, если можно.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Валерий.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я никак не могу себя считать специалистом по Молдавии, по молдавским проблемам. Предвидится ли там революция?

А. ВОРОБЬЕВ – Вообще сценарий развития событий в республиках, которые исторически окружают Россию?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я могу сказать в двух словах так, когда в Молдавии к власти пришел Воронин, то Москва очень надеялась на хорошие эксклюзивные отношения с Молдавией, но при этом Москва активно продолжала поддерживать Приднестровье. Итог следующий, с Ворониным отношения, по крайней мере, ничуть не лучше, чем были с Лучинским, насколько я знаю, Воронин и вообще молдавское руководство, хотя вроде бы и коммунисты, и Воронин – человек русский и т.д., тем не менее, молдавское руководство в значительно большей степени сейчас ориентируется на Румынию и на Европу, чем на Россию. А отношения с Приднестровьем, хорошие у России отношения с Приднестровьем, но только нельзя сразу иметь хорошие и с Приднестровьем, и с Молдавией. Я думаю, что вообще это системная ошибка российского руководства. Когда Путин пришел к власти, у него была, мне кажется, очень правильная попытка очень прагматично и спокойно строить отношения со всеми республиками СНГ. Не как Ельцин, личные дружеские отношения, царь Борис, старший брат, похлопывания по плечу, любовь до гроба, поцелуи и т.д., а как с равными, спокойно, по-торговому и т.д.

А. ВОРОБЬЕВ – В какой-то момент это изменилось?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Изменилось, да.

А. ВОРОБЬЕВ – Когда наступил этот перелом?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Я не могу назвать день или месяц, я думаю, что проблема заключается в том, что по мере успехов самой России, связанных, честно говоря, не с достижениями Путина и не достижениями России, а просто с высокими ценами на нефть, по мере роста этих успехов, как говорится, произошло головокружение от успехов. И эта приятная очень для самолюбия выгодная, удобная, привычная поза старшего, хлопающего по плечу, пытающегося командовать и т.д., она как-то постепенно прилипла к Путину. Он стал, не он стал, он лично стал, руководство России стало вести себя по этой логике. Самый скандальный и позорный пример – это, естественно, Украина, глупейшие попытки вытянуть Януковича и т.д., а людям не нравится, когда их хлопают по плечу, они уже взрослые, у них у самих плечи есть, результат – быть реально старшим братом или отцом мы не в состоянии. Разыгрывать эту роль пытаемся, но в результате глупейшая ситуация несовпадения желаний и возможностей, постоянные проколы на этом месте, испорченные отношения. Я не хочу сказать, что в испорченных отношениях виновата только Россия. Разумеется, нет. Это всегда обоюдный процесс. Но мне кажется, что каждой стороне, участвующей в процессе, прежде всего, надо смотреть в зеркало и говорить – где я напортачил, в чем глупость с моей стороны, а потом тыкать пальцем в глупость партнера.

А. ВОРОБЬЕВ – Судя по этому сценарию, сейчас это невозможно, во всяком случае, в России?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Сейчас трудно, да.

А. ВОРОБЬЕВ – Леонид Радзиховский, мы вернемся через несколько минут в эту же студию, «Персонально ваш» Леонид Радзиховский, оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, я еще раз приветствую всех тех, кто слушает или смотрит программу «Персонально ваш», Леонид Радзиховский. Давайте так договоримся, если вы телезритель RTVI и звоните по телефону 969 23 22, слушайте только то, что слышно в телефонной трубке, не ждите, пока вы появитесь в эфире телеканала, есть небольшая задержка. В этом блоке, давайте так, в телеграфном ключе, вопросов много, попытаемся задавать вопросы и отвечать. ГД отказалась рассмотреть запрос об отмене льгот бывшим президентам страны, да, по всей видимости, касалось, речь шла о Ельцине, комментарии?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Комментарий очевиден, ГД – это «Единая Россия», «ЕР» – это Кремль, Кремль – это обязательства, которые были Ельцину даны, никто сегодня не собирается их отнимать у него.

А. ВОРОБЬЕВ – А считаете ли вы вообще правильным или возможным преследование бывших глав государств?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Разумеется, что тут невозможно?

А. ВОРОБЬЕВ – Так, Леонид Радзиховский. Какие, на ваш взгляд, нужно оставить привилегии депутату?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, это довольно сложный вопрос, дело в том, что подавляющее большинство депутатов, во-первых, невероятно богатые люди. Не имея сегодня, не будучи богатым человеком, не имея возможности мобилизовать миллион-другой, депутатом ты не станешь. Поэтому, собственно говоря, вообще довольно глупо и довольно стыдно богатому человеку крохоборствовать и получать какие-то копеечные привилегии. А так, в принципе, обычная пенсия, какие-то обычные медицинские услуги.

А. ВОРОБЬЕВ – Стыдно, не стыдно, почему они не делают этого, почему российские депутаты не готовы отказаться?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Жадные.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно. Леонид Радзиховский.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (МОСКВА) – У меня такой вопрос, вы помните, что было нападение палестинских террористов на круизное судно итальянское, где погибли несколько человек, и руководителем был Абу Аббас. Если это тот человек, который приезжал и жал руку нашему президенту или нет? Если нет, то я извиняюсь заранее.

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, спасибо.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я не в курсе, просто не знаю, тот ли это человек или не тот, не знаю.

А. ВОРОБЬЕВ – Не могу сказать в этой программе, но здесь отвечает Леонид Радзиховский.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР (МОСКВА) – Вы знаете, Леонид, несколько месяцев назад по поводу назначения губернаторов наш президент сказал, предвидел большую кампанию, которая развернется по поводу ущемления и т.д., что, в общем, делается потому, что сами выбирать не умеем.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, Александр, короче, пожалуйста, формулируйте вопрос, короче.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Вопрос вот в чем, согласен ли Леонид с этим утверждением президента, потому что если согласен, то многие кампании, в общем, которые разворачиваются по поводу ущемления, они теряют смысл.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Александр.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вопрос, как я понимаю, в следующем, согласен ли я с тем, что мы сами выбирать не умеем?

А. ВОРОБЬЕВ – Да.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – В таком случае надо отменить все выборы, это же очевидно. Если не умеем, то не умеем все, почему мы умеем выбирать президента, а не умеем выбирать губернаторов? Глупость какая-то. Отмена выборов губернаторов была просто глупостью.

А. ВОРОБЬЕВ – Назначение, кстати, представление Дарькина?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – И назначение, глупость это просто, это теперь совершенно очевидно, вся эта властная вертикаль, которую с таким трудом отстроили, согнулась пополам от одного плевка 70 стариков, кашлянули там 70 стариков, вертикаль согнулась пополам, вот вам и вертикаль, вот вам и управляемость. Это была просто откровенная глупость, которая идет по логике саморазвития такой мощной бюрократической системы, которая стремится захватывать все новые и новые куски власти и собственности, абсолютно не думая, в состоянии она их переварить, не в состоянии. Катится вперед и катится. А Дарькин – парень хитрый, вышел вперед, поспешил, и он уже назначен.

А. ВОРОБЬЕВ – Максим, менеджер из Москвы – прочел, будто бы рейтинг Путина стал эдакой самоценностью, ради устойчивости которой наше правительство испугается каких бы то ни было реформ. Не станет ли поэтому нынешняя монетизация последней реформой Путина? Рейтинг самоценен президента?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Да, рейтинг – это вам не золотой запас, мы его тратить на какие-то дурацкие реформы не будем, это точно.

А. ВОРОБЬЕВ – Еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ (МОСКВА) – У меня к вам вот какой вопрос, Леонид, когда год с лишним назад вопрос решался об автостраховании, потом прошли разговоры, что через год будем пересматривать, а то очень много начали сдирать с людей, об этом уже забыли. Теперь сейчас разговор был о монетизации, это слово придумали, чтобы людям мозги заморочить, нет, чтобы нормально назвать, грабеж, допустим. Сказали, через год будем решать, кто хочет, будет, уже забыли и об этом. Кто-то сказал – через полтора года.

А. ВОРОБЬЕВ – Вопрос в чем, вопрос, Дмитрий?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Вопрос в том, что это, действительно, так может быть, что дума сначала одно обещает, потом забывает об этом, монетизация тоже, сказали, через год будем пересматривать, тоже уже разговоров нет об этом.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно, Дмитрий, спасибо, я думаю, вопрос понятен.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Разумеется, сначала обещают одно, а потом делают другое. Я надеюсь, Дмитрий, что вы в своей жизни тоже так делаете, вы ведь взрослый человек.

А. ВОРОБЬЕВ – Вопрос от настоящего врага народа, на самом деле, предприниматель из Московской области Сергей Пономарев – Леонид, как вы считаете, не лучше ли будет для народа нашей страны, если Россия станет немного меньше, предоставит независимость национальным республикам, которые опоясывают наши границы? Меньше страна – больше порядка и контроля.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, на этот слишком серьезный вопрос слишком мало времени. Если отвечать одной фразой?

А. ВОРОБЬЕВ – У нас две минуты.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Если отвечать одной фразой, я бы сказал так – да, с моей точки зрения, если бы была возможность, действительно, отпустить некоторые республики, от которых России очень много беспокойства и очень мало радости, это было бы здорово. Но технические возможности для того, чтобы отпустить, отсутствуют. Попытка их всерьез отпустить привела бы к таким ужасным последствиям, что лучше их терпеть в своем составе, нежели от них избавиться.

А. ВОРОБЬЕВ – Еще вопросы, это Майкл Сажаян, извините, если я неправильно произношу вашу фамилию, это человек из США, вопрос на английском, но я попытаюсь быстро перевести — ваше мнение, насколько реалистично падение цен в России на нефть и во всем мире? И насколько в этом может быть замешана политика США?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Разумеется, реалистично, если в Ираке наладят крупномасштабное производство нефти и она пойдет на мировой рынок, это же очевидно. Больше предложение – меньше цена. Правда, растут нефтяные рынки, потребность в нефти в Китае и Индии, но тут просто вопрос спроса и предложения, колебания идут все время, а полномасштабное длительное на несколько лет падение, об этом специалисты говорят как о маловероятном событии. А колебания абсолютно неизбежны.

А. ВОРОБЬЕВ – Сейчас, если есть счастливчик, очень короткий вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (МОСКВА) – Вопрос такого порядка, если у нас экономическое развитие пойдет по этому сценарию, основная доминанта будет сохраняться, то в случае серьезных кризисов, связанных даже, может быть, не с событиями в стране, а за рубежом, насколько, скажем так, большой запас прочности у нынешней власти?

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, спасибо, Владимир.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – У нынешней власти очень маленький запас прочности, это показали последние события, когда малое количество стариков запугало насмерть эту власть. Но запас прочности этой власти связан не с ее прочностью, а с полным отсутствием у нее любых конкурентов.

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, Леонид Радзиховский, «Персонально ваш» сегодня, как всегда, по четвергам. Я напоминаю вам, что по четвергам эту программу, «Персонально ваш», обычно ведет Матвей Ганапольский, но сегодня произошли такие технические замены. Но Леонид Радзиховский – постоянный гость этой программы по четвергам. Я благодарю всех тех, кто слушал «Персонально ваш», и всех тех, кто был вместе с нами у экранов телевизоров. Благодарю всех, до свидания.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире