'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте. Итак, мы в двух прямых эфирах — это радиостанция «Эхо Москвы» и телекомпания RTVI. Благодаря радиостанции «Эхо Москвы» наш слышит Россия, благодаря телекомпании RTVI нас видит мир. Я напоминаю, что координаты нашей телевизионной студии, откуда идет программа, прямой телефон для всех 969-23-22, эфирный пейджер 974-22-22 абонент «Эхо Москвы». Также я напоминаю, что мы, особенно во второй части нашей программы, будем принимать телефонные звонки и у меня еще раз просьба к зрителям телекомпании RTVI, когда вы соединяетесь с телевизионной студией, пожалуйста, не обращайте внимания на экран, а сразу задавайте вопрос, когда вы слышите мой голос, потому что изображение на телеэкране сильно отстает от реальных событий, которые происходят в студии. Знаете, по сегодняшней встрече можно вспомнить такую — помните, была заставка: «Не забудьте выключить телевизор» — многим это захочется, потому что таково их отношение к нашему сегодняшнему гостю, а он уже давно на «Эхе Москвы» комментатор в программе «Персонально ваш». Я вам представляю политического обозревателя Михаила Леонтьева. Здравствуйте, Михаил.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Здравствуйте. Спасибо, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пожалуйста, кушайте на здоровье. Значит, первая тема. Вот, смотрите. Мы не будем долго рассиживаться на монетизации льгот, но! Одна из фракций, оппозиционных фракций, фракция «Родина» во главе с господином Рогозиным объявили голодовку. Беспрецедентно.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну, собственно, правильно делают. Если фракция не обязана в силу каких-то обстоятельств лояльности, то использовать политические возможности она просто должна. Меня, кстати, страшным образом раздражают вот эти постоянные идеи искать «а кто такой организовывает акции пенсионеров?». Конечно, кто-то их организовывает. Наверное, это оппозиция. Ну трудно себе представить, что это — совсем уже было бы дико представить — что это, там, делают, предположим, спецслужбы российские. Наверное, оппозиция. Ну что ж вы, ребят, зачем же вы дали возможность? Совершенно очевидно, что эти пенсионеры — это не какой-то актив набранный, просто так, за деньги. Это никто не мешал делать год до того и так далее. Что ж вы сделали такое, чтобы дать возможность оппозиции организовывать по всей стране акции протеста? Понимаете, эта проблема, она есть — вот как бы кто там использует, кто организовал вставание, да? Но это проблема участкового, это не политическая проблема. Вот Радзиховский здесь говорил, я с ним в этом смысле согласен, что общественный порядок нарушать не надо. Это не проблема, которую имеет смысл обсуждать и тратить на это время. Проблема, которую надо обсуждать, это какая скотина все это придумала.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что именно?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Вот эту так называемую монетизацию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну я знаю, этот ваш знаменитый тезис по поводу заговора. Это Кудрин и Греф придумали.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Почему заговора? Я не говорю о заговоре. Я как раз не говорю о заговоре.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: По этому поводу вопрос из Татарстана Александр Яроц: «Здравствуйте, Михаил. Скажите, пожалуйста, вы верите в теорию масонского или какого-либо другого заговора против России? Почему вы везде видите врагов России?» Я подтверждаю, вы неоднократно мне говорили, что это заговор Кудрина и Грефа против Путина. Это ваши слова.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я вообще не конспиролог, нет, я не это говорил. Я говорил, что эти люди должны доказать, что это не заговор.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, презумпция виновности?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Нет, ну существует совокуп… Я не верю, что это заговор, не верю, я не верю, что Зурабов и Кудрин — шпионы специально…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только не трогайте микрофон.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Честное слово, не верю, ну, Матвей, ну правда, не верю. Но все выглядит так, как будто это сделано специально. Справочку? Ну, Греф может принести справочку из сумасшедшего дома, она у него есть, по-моему. У Кудрина нет справочки. У Кудрина есть алиби. Кудрин выступил как главбух и заявил, что, ребят, тут у нас, вот, по деньгам в действительности какой-то идиотизм, что это такое — вот перекрестное субсидирование, нерациональное использование, все разворовывается — давайте с этим что-то делать. Он был прав. Он был прав. Но если считать его полным идиотом, он не понимал ответственности за последствия и не понимал… то есть, Кудрин нам все время морочит голову, что у него есть главная проблема — это стерилизация лишней денежной массы. Теперь я, может быть не все зрители понимают, я попробую попроще.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот я б так хотел, чтоб мы не забыли о том, что все зрители не понимают.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну что значит «стерилизация»? Надо куда-то деть лишние деньги, иначе у вас начнется инфляция. Ну монетизированные льготы — это великолепный способ стерилизации денежной массы. Что ты их монетизируешь? У тебя других задач нет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, понятно. Значит, такой вопрос. Вот мы видим как правительство, вернее, Государственная Дума и правительство, часть правительства, идет на попятную. Собираются пенсионерам вообще сделать — вообще это невиданно — более двухсот долларов (я пересчитываю), это более двухсот долларов будет пенсия. Так что? И в результате можно это все-таки сделать? Можно по-человечески?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да все можно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Можно не харкать собственным пенсионерам?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Значит так, я хочу сказать, что сам социальный кризис стоит 20 копеек, потому что у власти сейчас есть неограниченные ресурсы, чтобы откупиться. Главная проблема нашего правительства — куда девать 140 миллиардов (раньше я говорил 120, теперь говорю 140) миллиардов долларов. Куда их девать? Куда? Вот, вот эта проблема серьезная, да? Значит, бюджетных стимулов для проведения этого мероприятия не было. Не было. Откупиться можно. Как, зачем это было сделано? Это фантастика, это цирк. На льду.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Знаете, в том, что вы говорите, меня интересует другая история.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Но я хочу сказать одну вещь, Матвей, можно, да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, пожалуйста, только коротко прошу вас.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да, коротко, коротко. Вы можете считать президента Путина злодеем, садистом, кем угодно, но человек…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я его посчитаю президентом Российской Федерации, в том числе и пенсионером.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да, ну так вот, да. Но считать его самоубийцей политическим нет никаких оснований, не давал он повода для этого, он не мог организовать это на пустом месте. Люди на пустом месте — на пустом месте! — создали социальный кризис. Они должны за это отвечать. Другое дело, что мне не очень нравится вот эта политика — «а, блин, все правительство». Правительство у нас разное, оно состоит из разных людей, давайте мы все-таки найдем…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понял. У нас минута до паузы. Михаил, я прошу вас ответить конкретно на вопрос: вы считаете, что в правительстве есть люди — то есть, ответьте «да» или «нет» — которые реально устроили заговор против Путина? Вот ответьте — «да» или «нет»?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Нет. Я считаю, что в правительстве есть люди, которые системно заинтересованы в разрушении институтов государства российского. Эти люди есть. Системно. Они могут думать, что Путин вместе с ними. Мало ли, какие у них лидеры. Или наоборот. Но это люди, которые системно разрушают инструменты, в том числе, и национальную безопасность.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. И вот в таком духе, уважаемые телезрители, мы пойдем и дальше после небольшой паузы. Напоминаю, это программа «Персонально ваш». По пятницам она с Михаилом Леонтьевым. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

РЕКЛАМА

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: М-да. И сегодня программа «Персонально ваш» с Михаилом Леонтьевым, известным политическим обозревателем. Во второй части мы будем принимать ваши телефонные звонки. Я напоминаю, телефон общий 969-23-22, 974-22-22 абонент «Эхо Москвы» — это эфирный пейджер. Сейчас будут звонки после следующего моего вопроса. Андрей из Москвы спрашивает, зная, по всей видимости, ваше отношение к господину Ющенко, как наймиту Запада: «Что теперь Леонтьев может сказать по поводу своих недавних заявлений, что Ющенко никогда не станет президентом?» Стал. Михаил Леонтьев?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Чего?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Чего.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Чего президентом стал Ющенко?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Стал страны под названием Украина. Я понимаю, что вы ее не признаете, но она существует вне вашей воли.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Значит, давай я две вещи скажу быстренько.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай, говори.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Значит, первое. Значит, с момента…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только коротко, чтобы звонки были еще.

М. ЛЕОНТЬЕВ: …когда Ющенко инаугурируется, у него начнется кошмар. Кошмар безо всякой нашей помощи. Просто начнется кошмар. Что такое революция? Да, Матвей? Революция — это передел. Значит, переделывать надо. Значит, все… Или он откажется от передела и тогда революционеры его замочат, либо он начнет переделывать, да? И тогда он получит, наверное, еще большую «поддержку» на юго-востоке Украины, где и так его сильно любят. Там еще есть такая девушка — Юля Тимошенко — которая хочет быть премьером и которой обещали. Значит, если девушка станет премьером, это будет цирк. Если девушка не станет премьером — это будет тот же цирк, только вид сбоку, да? Куда ему деться? Он получил половину, предположим, голосов. Поделив голоса напополам просто с Тимошенко, он уже колется. У него нет выхода, это все — абсолютный тупик. Даже если Россия будет вести себя к Украине как к своему привилегированному партнеру. Украина существует…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, тупик в чем? В чем будет его самая главная проблема — его, что, свалят? Ему не дадут руководить государством?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну нету, нету… они в процессе этих выборов, они ликвидировали государство под названием Украина. У них были люди, которые как-то скрепляли, соплями, это государство, под названием «Кучма и команда». Вот эти сопли, эти люди… понимаете, на что рассчитывал Кучма: он был уверен, что проиграют оба. И почти получилось. Он специально взял Януковича с судимостью, он специально устроил предельно конфронтационную ситуацию, и они проиграют, и тут понадобится Кучма, потому что он считал, что кому-то нужна Украина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Михаил, я должен вас разочаровать. Не далее, как, если я не ошибаюсь, в это воскресенье будет инаугурация президента Украины, более того…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Будет, будет, будет, это первая инаугурация…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …более того, президент…

М. ЛЕОНТЬЕВ: …вы помните, был император Бокасса в Центральноафриканской империи?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы его с Бокассой, да?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да ну какая разница, с кем угодно. С Саакашвили. О! У нас есть мальчик такой борзый, Саакашвили зовут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Президент Грузии.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Президент Грузии. В чем проблема? Надо бархатные революции проводить за неделю перед тем, как вы хотите с Россией сделать какой-нибудь ход, потому что через год…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что вы посоветуете президенту Путину, Михаил, что вы посоветуете президенту Путину, горячо вами любимому, который был вынужден, как я понимаю, скрепя сердце, все-таки поздравить ненавистного ему…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Знаете, мы многих поздравляли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, перед их кончиной, да?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я президенту Путину советовать не буду, потому что президент Путин без меня, без моих дурацких советов…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это точно.

М. ЛЕОНТЬЕВ: …знает, что протокол надо соблюдать. И он будет соблюдать протокол. Я… ты меня прервал, а я говорю об одной вещи…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, ответь мне на один вопрос — ты будешь смотреть…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Украина находится в привилегированных отношениях с…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я все понимаю. Ты будешь смотреть инаугурацию?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я даже передачу про это сделаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сделаешь передачу?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Обязательно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Украина, готовься! Ну а сейчас телефонные звонки. Я напоминаю: 969-23-22, короткие ответы на телефонные звонки. Напоминаю, звонки мы не отслушиваем, зрители RTVI, если вы услышали мой голос, если вы на линии, не смотрите на экран, потому что там изображение идет гораздо позже, чем наше с вами общение. Добрый день или вечер, пожалуйста, представьтесь, кто вы. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, можно говорить? br>
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Можно говорить, ваше имя и сразу вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Виктор из Израиля.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос есть к гостю Ганапольского.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пожалуйста, задавайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос у меня очень простой. Есть ли у этого товарища, я его иначе не могу назвать, совесть?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Хороший вопрос.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Спасибо большое. Совесть есть у вас, Леонтьев?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Отвечу, отвечу. Кстати, это повод ответить на тот второй пункт, который я не успел в первый раз. На тему о совести. Значит, вот эта земля, которая называется Украина, и Россия, и так далее — это наша земля, это моя земля. Я еще раз повторю то, что я говорил в прошлый раз: человек от животного отличается наличием мертвых. Есть Освенцим, есть Севастополь и Малахов курган, есть Одесса. Когда Юля Тимошенко, мною нежно любимая как женщина, говорит о том, что сепаратизм! Сепаратизм! Армянка-русская, пополам, она говорит о том, что на востоке Украины сепаратизм! Ребята, вы вообще о чем говорите? У вас какие-то критерии, номинальные якори присутствуют? Это наша страна. Наша. Понимаете, наша. Ты, Матвей, твоя и моя. Ты — львовский человек, ты что, эмигрант, натурализовавшийся в России, да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Я гражданин России и теперь я иммигрант.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Тогда я извиняюсь, извиняюсь, извиняюсь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, пожалуйста, извинился.

М. ЛЕОНТЬЕВ: А я себя в своей стране иммигрантом считать не буду. Это моя страна.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, твоя страна — это Союз Советских Социалистических Республик?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Моя страна Россия. Это русская земля.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но это Украина, другая страна.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да хоть говном назови, все равно, это Россия. У меня есть предки, есть люди, которые там погибали, за свою землю. Они погибали не в колониальной войне. В Севастополе, в Одессе. Не в колониальной войне наши люди погибали, они свою землю защищали, и там живут люди, которые так думают.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну так что Ющенко-то, тебе страну, что ли, Украину приносить просто тебе на тарелке или что?

М. ЛЕОНТЬЕВ: А вот теперь по поводу совести. У Ющенко отец был не бандеровец. Ющенко — спросите Ющенко, есть у него совесть или нет, вот спросите. Чего вы у меня спрашиваете, козлы, есть у меня совесть или нет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, они спросили, есть ли у тебя совесть или нет.

М. ЛЕОНТЬЕВ: А на каком основании, блин, они спрашивают, есть у меня совесть или нет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не знаю.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Где я сделал поступок, за который я должен краснеть? Да, я сделал поступок, за который я должен краснеть. Я был либералом вместе с людьми, которые эту страну разрушили. Я внес в это дело вклад. Мне стыдно, да. Потому что есть понятие Родина-мать. Мать расчленили. Это больно. Больно нормальному человеку, когда у него расчленили мать. Совесть у него… Вот это — совесть. А о какой совести вы говорите, я не знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Следующий телефонный звонок. Ты ответил на вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ответил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мне важно, чтобы ты ответил на вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Спасибо, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22, Михаил Леонтьев у нас в студии.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Какой вопрос, такой ответ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, ради Бога. Кто вы, представьтесь, ваше имя.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Григорий, я звоню с Нью-Йорка.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Григорий, пожалуйста. Коротко вопрос, коротко.

СЛУШАТЕЛЬ: Коротко вопрос Ганапольскому. Откуда он такой…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, мне вопросов вы задавать не будете. У нас есть гость — Михаил Леонтьев. Если у вас есть к нему вопрос, пожалуйста, задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Господин Ганапольский, у меня к вам вопрос.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Говорите. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я задаю вопрос гостю. Откуда такое дерьмо на передаче? Это же бесстыдство.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Сам дерьмо. Скотина. Блин.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Между прочим, я хочу сказать…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Плюнь в лицо людям, которые освободили Освенцим. Красная Армия, 60 лет, и президент, между прочим, сказал, что он едет в Освенцим. Не к полякам, а к евреям, половина которых — наши. Да? Наши. Плюнь им в лицо, скотина. Плюнь в лицо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, я думаю, что можно до этого не опускаться.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я не знаю, а до чего мы можем опускаться?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, сейчас, одну секунду.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Сволочи нью-йоркские. Слушай, я был диссидентом, профилактированным КГБ, в отличие от очень многих нынешних борцов за демократию. Я никогда, у меня в принципе, в программе, в голове не сидело, что я могу из этой страны уехать. Это моя страна. Моя!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я все понимаю. Подожди. Давай, я кое-что скажу. Значит…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Суки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не стоит.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну а что я могу сказать?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, ты можешь дать мне сказать, как ведущему программы?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Скажи. Ведущий.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу сказать, в основном зрителям RTVI. Дело в том, что слушатели «Эха Москвы»…

М. ЛЕОНТЬЕВ: …от тупых…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, ты успокоишься, да?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дай сказать, пожалуйста. Уважаемые зрители, телезрители. Я вот чего вам хочу сказать. Однажды в одной передаче Михаил Леонтьев (а подчеркиваю, Михаил Леонтьев — это человек со своим мнением, со своим взглядом на жизнь, и со своим взглядом на Путина, на происходящие события, и прочее, прочее), он сказал на подобное оскорбление — «вы нас вынуждаете фильтровать звонки» — а мы не хотим это делать. Поэтому я предлагаю вот, что: воспользоваться той фразой, которую, помнишь, ты, Миша, сказал — «вы по сути ему возражайте». Понимаете? Не потому, что он вам не нравится — «вот, кого вы пригласили, что вы пригласили, зачем вы пригласили?»

М. ЛЕОНТЬЕВ: Не могут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Не могут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну этот человек не может, есть другие, которые будут задавать вопросы.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да никто не может. Вот я хамскую сейчас вещь скажу — никто не может. Где?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, я не думаю, что ты Господь Бог…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я — не Господь Бог, но, как я в свое время сказал Владимиру Александровичу Гусинскому, что обстоятельства складываются так, что обычно, как правило, я оказываюсь прав. Так вот складываются они так, извини.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: М-да, ну хорошо. Идем дальше. Западная Сибирь, предприниматель Адольф Штернер спрашивает: «Михаил Задорнов, сатирик, предрекая появление преемника у Ельцина, сказал, что он будет лысым…» (ну телезрители знают, и ты знаешь эту знаменитую историю, что у нас правители то лысый, то не лысый) «…что, в общем, подтверждается…» (ну вот Путин, у него, в общем, не очень пышная прическа).

М. ЛЕОНТЬЕВ: Но не лысый, не лысый.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. «…2008-й год. Кто из конкретно волосатых может сесть в Кремле после марта 2008-го года, как вы думаете?»

М. ЛЕОНТЬЕВ: Если серьезно, я хочу…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Шутка, шутка, но вещь серьезная.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я хочу сказать, что вопрос о преемстве Путина меньше всего волнует меня и, насколько я понимаю, президента слабо волнует. Речь идет о том, что если мы сделаем некоторую работу в стране, то вопрос о преемстве, он решится, нормально решится, так или иначе. А если мы не сделаем эту работу, то никто не спросит нас, нас, нас — я в данном случае ассоциирую себя с президентом, я ассоциирую — нас никто не спросит «кого вы хотите преемником иметь» и, может, вообще преемника не будет, и страны не будет. И страны не будет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть либо назначат, либо это будет демократический процесс?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Почему назначат? Это может быть демократический процесс. А почему не может преемственно передаваться власть в условиях демократического процесса? Буш — сын президента. У нас в России не было ни одного сына президента, кроме царей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот, вот, про Буша мы поговорим. Напоминаю, Михаил Леонтьев у нас в гостях. Наша программа «Персонально ваш» будет продолжена. Координаты наши в эфире вы знаете и дальше мы поговорим и о внешней политике, в частности, о Буше после небольшой паузы. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

РЕКЛАМА

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прямой эфир для России по радио и прямой эфир для всего русскоязычного мира, кто смотрит по телевидению. Михаил Леонтьев, политический обозреватель, у нас в гостях. Я сразу хочу вам сказать, уважаемые телезрители, вот, показать вам — вот это вот ваши вопросы, 54 страницы. Как вы понимаете, все их задать невозможно, но есть такие системные и интересные. Значит, я напоминаю, если будут ваши вопросы, наверное, задавайте по сути. Потому что ругаться — вряд ли на это стоит тратить время. «Михаил Леонтьев, я вас поздравляю. Президент Буш инаугурировался».

М. ЛЕОНТЬЕВ: Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Кондолиза Райс стала госсекретарем. Нравится, не нравится?»

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну, собственно, а какие у нас были варианты? Президент Путин не баллотировался, поэтому… президент Путин не баллотировался.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю, чтоб было б хорошо, чтоб и там он.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну понятно, конечно. Но я хочу сказать, что, вот, Кондолиза Райс заявила во время своего утверждения, что теперь Америка будет обращать гораздо больше внимания на вопросы демократии и прав человека в России. Что это значит для будущего наших отношений? Значит, если бы это сказали демократы, все было бы понятно. Это их парадигма и так далее. Когда это говорит Кондолиза Райс, это означает одно — этим людям, в общем-то, на права человека и демократию в целом (ну, может, в Америке они действительно это ценят, хотя тоже не очень заметно) достаточно плевать. Для них это вещество абсолютно инструментально, такой мессидж, что мы с Россией будем разбираться серьезно. Как они будут разбираться — жизнь покажет, но то что будут, точно. То, что их дико раздражает реакция, вообще нынешнее поведение России, которое, кстати, ни в каких действиях-то не проявилось, вот, а только-только в позиции — вот позиция по Украине и так далее — дико раздражает. То есть, у меня такое впечатление, что решения по проекту «Россия» в Вашингтоне приняты и по этому поводу…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что за проект?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ну из России что можно сделать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Расчлененка?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да, расчлененка. Что можно сделать из России, значит, какого-то младшего партнера, который будет, там, бегать, каштаны из огня таскать для американцев. Вот была такая надежда — не получилось, не получилось. Поэтому надо лавочку закрывать. Как они будут закрывать — покажет ближайшее время. Это означает одну вещь и это касается наших иностранных зрителей, если их зачем-то интересует этот вопрос, может их и не интересует…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вообще их как-то интересует.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Да Бог его знает, а почему их должно интересовать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну забудьте, забудьте.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Нет, ну просто слабо интересует.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, что они будут делать с Россией, как?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я не говорю о том, что они будут делать. Я говорю о том, что пока наши отношения выглядели как в общем сложное, тяжелое партнерство, считалось, что инструмент ядерного сдерживания — он как бы вообще потерял смысл, он ни зачем, потому что все понимают, ну кто ж на кнопку нажмет? Ребята, Украина — это уже совсем близко. По мне — так это уже и дома. Но надо понять, что у нас есть ядерный паритет с Соединенными Штатами. Этот паритет сохранится — хотел бы этого кто-то или нет — на ближайшие 10-15 лет, точно сохранится.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну так это ж хорошо?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я-то думаю дальше. Я не говорю о том, что это хорошо. Я говорю о том, что инструмент ядерного сдерживания не становится реальным инструментом политики.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хорошо.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Американцы должны будут понять, что есть действия, которые чреваты нажатием кнопки. И нам-то гораздо меньше терять.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, американцы могут что-то сделать, что подвигнет Россию нажать на кнопку? Вы сейчас сказали.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Конечно. Американцы должны знать — ядерное сдерживание в течение многих лет…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что ж, они не знают этого, что ли?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Не знают, не знают. Пальчика нет. Кнопка-то есть, но про кнопку все знают. Пальчика нет. Нет пальчика.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В смысле, с российской стороны нет пальчика?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Конечно. Ну с их стороны — там не пальчики. Там ноги, руки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А кто должен пальчик поставить? Кто погрозить должен Америке?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Пальчик должна поставить ответственная российская власть, которая обязана защищать суверенитет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Путин, то есть.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Так вот. Путин, да, Путин, например. Так вот, я хочу сказать, что, значит, на тему продвижения НАТО и так далее. Сейчас речь идет о продвижении НАТО к границам окружной дороги. Они уже практически…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, вот, между прочим, одну секунду. Борис из Берлина: «Почему вас так беспокоит приближение НАТО к границам России? Ведь Россия сама в этом случае начинает стоять у ворот НАТО?» Они же не сами приближаются. Они нас приближают к себе.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ой-ой-ой, сильно: «они нас приближают».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Слушай, аэродромы с самолетами в Латвии кому должны угрожать?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так и мы же ближе к НАТО? Как ты не понимаешь?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Ты хочешь сказать, что наши тактические ракеты достигают уже передовых частей НАТО?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скажи, что страны Балтии уже под действием наших ракет, а это уже территория…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Слушай, при всем моем негативном отношении к странам Балтии, хочу некоторых разочаровать. Значит, концепция ядерного сдерживания построена на ударе по Америке, а не по Балтии. По Америке. Поэтому к нам ничего не приближается, не удаляется, да? И «шестерок» долбать — это неприлично. Это неприлично так же, как США нам неинтересно выстраивать отношения с Ющенко и с Саакашвили. Зачем? У нас пока есть возможность говорить с хозяином.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да что ж тебе неймется по Ющенко и Саакашвили? Ну что ты не можешь оставить их в покое?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Пидоров не люблю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это зря ты.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Не люблю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это зря.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Наверное, зря. Наверное, зря. Вот так вот есть у меня недостатки, их много, вот один из недостатков. Я имею в виду…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Любить — можешь не любить, «зря» — что так называешь.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я имею в виду, знаешь, есть анекдот, что «Витя — пидор, знаешь, да? — А что, деньги украл? — Да нет, я в хорошем смысле». Я имею в виду в плохом смысле, вот в плохом смысле — не люблю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня к тебе вопрос, извини, скажи, пожалуйста, вот тебе не кажется — а нас сейчас смотрят и в Грузии, и в странах Балтии — тебе не кажется, что делаешь такую совершенно замечательную, я не знаю — то ли по своему желанию, то ли по какому-то другому, то ли ты действительно голос Кремля — что ты нас ссоришь?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я голос себя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Голос себя. Что ты нас ссоришь?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Как можно поссорить врагов?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот сейчас ты оскорбил…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я не первый раз оскорбил, он в суд пытался подавать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю, но ты все время это делаешь. И вот сейчас, понимаешь, люди смотрят и они…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Люди, живущие в Грузии…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Они не любят Россию из-за тебя.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Люди, живущие в Грузии…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Они не любят Россию из-за тебя.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Слушай, Матвей, слушай, Матвей…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Из-за тебя, понимаешь?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Я годами…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Украинцы, глядя эту передачу, не любят Россию из-за тебя, потому что там случилось.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Матвей, Матвей, ты персонально их или я?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что там случилось. Я не могу это оставить, я просто хочу тебе объяснить, ты не отвечаешь…

М. ЛЕОНТЬЕВ: А я отвечу, ты мне не даешь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты имеешь несчастье жить в этой стране и не имеешь…

М. ЛЕОНТЬЕВ: Счастье я имею жить в этой стране.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну и что?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Частью которой являются и Грузия, и Украина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну? Частью которой?

М. ЛЕОНТЬЕВ: Так вот, я хочу тебе сказать, что люди, когда я поносил Шеварднадзе, ко мне подходили грузины и благодарили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, заканчивать надо.

М. ЛЕОНТЬЕВ: И благодарили. И за Саакашвили уже благодарят. Уже все, все. Вся эта гвоздичная, так сказать, революция закончилась фуфлом.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно.

М. ЛЕОНТЬЕВ: А страна — в жутком состоянии.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, извини, мне нужно заканчивать ровно вовремя. Значит, в воскресенье будет «Российская панорама», там не будет Леонтьева, там будут аналитические различные сюжеты. Михаил Леонтьев был у нас во всей своей красе. Друзья, у меня к вам одна просьба: не обижайтесь, бывает точка зрения, которая выражена и таким образом. Давайте как-то это терпеть и, может, попробуем как-то с этим смириться. Программу вел Матвей Ганапольский. До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире