'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 января 2005, 19:08

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Персонально ваш», у микрофона Матвей Ганапольский, сегодня, как обычно, по пятницам, журналист Михаил Леонтьев, здравствуйте, Михаил.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Итак, начнем, Михаил, в первой части пару вопросов от меня. Смотрел сегодня наши чудные отечественные государственные каналы так называемые, на одном из которых вы работаете, как будто нет никаких протестов пенсионеров против этого обмана, который с ними совершили. Ничего об этом не говорится. Это что, боятся, чтобы дурной пример был заразителен?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Я думаю, что есть проблема, позиция как бы не выработана, и позицию довольно сложно выработать, потому что ведь проблема с этой так называемой монетизацией, она по-своему уникальна, такого за путинское время, во всяком случае, не было. Во-первых, у нас не было социальных кризисов. Я не буду говорить, что этот кризис уж очень глубокий, но у этого кризиса есть одна, во-первых, очевидно, что это кризис, во-вторых, у него есть одна такая составляющая, этот кризис создан людьми в исполнительной власти с конкретными фамилиями, создан абсолютно на голом месте без всякого повода. И я не могу утверждать, что это сделано специально, но отделаться от ощущения, что это сделано специально, невозможно. Т.е. по совокупности косвенных улик это делалось специально, т.е. люди взяли и учинили на голом месте широкомасштабную провокацию против власти. Я не буду сейчас особенно долго ударяться в апологетику наших каналов официальных, но сложно, в действительности, каналам, отражавшим официальную точку зрения, в данном случае, самостоятельно какую-то позицию быстро выработать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, мы же говорим о том, что каналы информационные, надо показать, есть протесты людей, давайте покажем протесты людей. О чем вы сейчас говорите?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, у меня работает телевидение. Людей, перекрывавших Ленинградский проспект, показывали все, все показывали.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А всю Россию? Это общефедеральные каналы, вся Россия бунтует.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, это аберрация сознания, информационно, во-первых, она не вся прямо так бунтует. И этих даже пенсионеров было немного. И, в принципе, ничего такого широкомасштабного особенно, задерживают выплаты, потом идут выплаты, я не стал бы преувеличивать здесь, не надо – вся Россия бунтует. Хотелось бы, чтобы вся, но пока еще работа товарищами, занимающимися социальными реформами у нас, еще не проделана до конца. И я думаю, все-таки надеюсь, что до конца им доработать не дадут. Для меня одна проблема, физическая расправа над организаторами этого безобразия, она, на мой взгляд, должна происходить сверху. Это логично, нормально, потому что это провокация не против пенсионеров, власть откупится, деньги есть. Она откупится, она может откупиться. Это провокация против власти, это действия, лежащие в одном ряду со всеми другими действиями, в принципе, это такой социальный Беслан маленький. И я хочу сказать, что здесь ситуация не уникальная, у России есть опыт, у России вообще исторический есть опыт терпимого отношения к провокаторам. В Питере был полицмейстер, по-моему, обер-полицмейстер в 1905 г., который сам, самостоятельно деньги платил, организовывал рабочие протесты, рабочие дружины, верноподданнические демонстрации с хоругвями, давал им полицейское сопровождение и другой рукой одновременно выставлял отряды солдат их расстреливать. Этот человек, на мой взгляд, был предателем. Ему ничего за это не было.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я вас понял, вы говорите о провокации, только одну вещь мне объясните, известно было, что сумма выплат взамен льгот значительно меньше того, что требуется. И сейчас вы говорите о какой-то провокации. Какая провокация, ей-богу, где эта пятая колонна, если она не там же, где придумали эту монетизацию льгот?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, у нас любимый некоторыми господин Илларионов обвинял нашу политику экономическую российскую в популизме, какое было еще слово, забыл?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Неважно, как-то что-то он такое говорил.

М. ЛЕОНТЬЕВ – В популизме, да, есть одно качество реформ наших либеральных, что такое либеральная реформа хорошая, это реформа непопулярная, единственным критерием того, что эта реформа, а не птичка покакала, является ее непопулярность.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Непопулярность – это не значит, это не синоним смерти людей.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Смерти там никакой нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это не синоним невозможности их передвигаться с места на место. Что же вы о другом говорите?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Значит так, существуют социалистические, по сути, социальные инструменты у государства, эти социальные инструменты крайне неэффективны, крайне, но они работают. Кое-как, плохо работают. Вопрос о том, чтобы эти инструменты усовершенствовать, заменить, реформировать, уместен. Вообще, я хочу начать с того, я с этого не начал, наверное, это надо оговорить, что технически вопрос монетизации части льгот, не всех, вполне обсуждаем. Я, в принципе, не имею никаких возражений, как это сделано.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ответьте мне на один вопрос, вам жалко этих пенсионеров?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Мне пенсионеров жалко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы признаете, что им выплачивают половину тех денег, которые у них забрали? Что они ездят, например, на 500 руб., а им за это платят 250 руб.? Какая монетизация?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Меня интересует в этом вопросе другое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Другое, мне не надо агитировать за то, что монетизация льгот – это скотство, мне интересно, зачем это сделано, что после этого будет, вот что мне интересно. А этот вопрос, он не стоит, потому что, я сейчас объясню, почему скотство, я специально сказал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Извините, уже в следующей части программы, у нас сейчас будет пауза, у нас будет несколько пауз. Я напоминаю, что это программа «Персонально ваш», у нас в гостях журналист Михаил Леонтьев. Во второй части после паузы мы будем принимать ваши звонки. Пожалуйста, будьте активнее, потому что в следующей части я ваши вопросы буду Михаилу зачитывать. Мы возвращаемся в эфир после паузы.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Михаил Леонтьев, как всегда, по пятницам. Ганапольскому – сообщите пожалуйста Леонтьеву, что на днях уволен с работы директор химкинского отделения подмосковного радио за то, что сообщил об акции химкинских пенсионеров. Нечестно это, непорядочно, есть событийный ряд в стране. Люди вышли на улицу.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Не знаю ничего про увольнение, перестань, Матвей, давай будем заниматься делом.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давай будем заниматься.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Есть событийный ряд, нет событийного, есть одна вещь, люди, которые являются, на мой взгляд, врагами не только России, может быть, даже они считают себя друзьями России, во всяком случае.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это кто, фамилии?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Зурабов, Кудрин, люди специально устроили политическую провокацию против существующего режима. Чем они руководствовались, хотели они украсть деньги или они наймиты империалистических разведок, пусть они докажут в процессе, есть одна оптимистическая черта у этой реформы, я хочу тебе обратить твое внимание, у нас много разных реформ было, у этой реформы две даже, две особенности. Во-первых, это единственная, так сказать, реформа, непопулярная так называемая, проведенная без всякого повода и смысла. Т.е. никого никто никуда не гнал, не было ситуации. Можно как угодно оценивать ход, смысл, организацию реформ наших реформаторов молодых, когда они были молодыми, но там хотя бы были внятные поводы и идеология. Здесь вообще ничего. И второй момент, люди очень спешили, заметь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Чтобы украсть?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Так действуют люди, которые обчищают чужую квартиру, они боятся, что придет хозяин.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему Кудрин и Греф до сих пор не арестованы, почему тот, кто должен арестовать, Путин его фамилия, ездит по заграницам, почему с этой пятой колонной, с Кудриным и Грефом до сих пор не разобрались?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Почему, Матвей, это ваши.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Кто ваши?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Кудрин и Греф.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я что, их защищаю? Я, что ли, Фрадков?

М. ЛЕОНТЬЕВ – В данный момент нет, но вообще это ваши, либералы, демократы-западники. Не знаю, потому что Путин боится выступить против либералов, демократов и западников, потому что он либерал и западник, в действительности, а никакой не фашист, как мы слыхали тут вчера из уст какого-то козла, помните?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, давай послушаем телефонный звонок. Алло, это программа «Персонально ваш», мы вас слушаем, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – У меня к Михаилу вопрос. Михаил, скажите пожалуйста, неужели вы считаете, что виноват Зурабов и Кудрин, а господин Путин не имел об этом никакого представления?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Андрей, можно, я понял вопрос, а зачем? Зачем Путину нужна такая монетизация льгот? Есть, конечно, распространенное мнение, что Путин глуп, среди некоторых товарищей, у меня такого впечатления никогда не возникало. Т.е. существует разводка и обман и существует, действительно, тяжелый, серьезный политический выбор, который заключается в смене вообще политической парадигмы, потому что эти люди последний раз гуляют. Я еще раз хочу вам заметить то, что я только что говорил Матвею, о том, что люди очень спешили. Если бы они чувствовали, что за ними стоят хотя бы месяцы, они бы так не торопились. Они очень спешили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Т.е. новые ходорковские такие, которые решили облапошить страну, только уже с этой стороны, ограбить старушек?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Дело в том, что политическая элита, закрепившаяся у власти, начиная с 91 года, она вообще мыслит примерно этими категориями, заметил – схватил – вынес.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Знаете, что мне понравилось, Михаил, слушайте, мне понравился потрясающий ваш тезис насчет слабого Путина, который боится против демократии сделать какой-то шаг.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Не слабый.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давайте еще послушаем вопросы к вам, их много. Давайте вопросы Леонтьеву, алло, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА – Вы знаете, Матвей, я вам дам информацию к размышлению, сегодня Первый канал, Второй канал телевидения передали такую информацию, что в связи с тем, что митинги везде, прибавят пенсию на 15% с февраля.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, я слышал.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА – Но, Матвей, прибавят с базовой, есть базовая, а есть страховая. Так вот, базовая пенсия на сегодняшний день – 660 руб. + 15%, это получается нам в феврале прибавят 99 рублей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я вас понял, спасибо большое за ваш звонок, но видите, по версии Леонтьева, Кудрин и Греф все это дело воруют.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Нет, я могу сказать, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Может быть, мы не будем касаться этой прибавки к пенсии?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Нет, я хочу сказать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давайте говорите.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Что я думаю, что в этой истории кончится это все тем, что власть откупится, деньги-то есть, денег много, как раз именно это удивительность ситуации и очерчивает, потому что никакой необходимости в проведении ускоренной монетизации льгот, бюджетной необходимости, как это было, предположим, в каком-нибудь 92-93 г., ее не было, не нужно было это. Есть другие задачи. Да, это проблема, она серьезная, как огромное количество, как миллион других технических, институциональных проблем. Я вижу здесь, кроме совершенно откровенной ситуативной провокации, еще одну логику все-таки, я долго думал, а зачем все это делается? Речь идет о том, что эти люди, которые это организовывали, целенаправленно занимаются истреблением социальных инструментов, которые у государства есть. Я еще раз говорю, эти социальные инструменты не идеальные, постсоветские, но они работают. И эти инструменты обеспечивают безопасность государства. В тот момент, когда появляются какие-то кризисы, наличие вообще каких-то социальных инструментов, в том числе институтов льгот и т.д., они позволяют как-то поддержать социальную стабильность. Не всегда эффективно, иногда дорого и т.д., но других нет, я не знаю ни одной реформы в социальной области, где что-то было бы разрушено, а вместо этого создано что-то эффективное. Не было такого.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Юлия спрашивает на пейджер, наши радиослушатели не пропускают то, что вы говорите – Михаил, скажите пожалуйста, почему Путин послушался Зурабова, Кудрина и Грефа и пошел у них на поводу? Не все, а Илларионова не послушался и посадил, наверное, имеется в виду Ходорковский, да, БМХ, Ходорковского, что же он так избирательно их слушает?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Еще раз, в сотый раз поясняю, слушаться господина Илларионова невозможно. Господин Илларионов – шут гороховый. Не шут гамлетовский, шут шекспировский, а шут гороховый, человек, который, в общем-то, правильно отмечает, что солнце взошло и солнце закатилось, но диагностика этого процесса абсолютно не то, что неверная, она бредовая. Это человек, который обвиняет Россию в нынешней интервенционистской и популистской политике. Где эта политика?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы не отвечаете на вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Я ответил на вторую часть вопроса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему Путин, президент, он как-то видит, что за законы принимаются в первом, втором, третьем чтении? Что, его так легко можно обмануть?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Еще раз говорю, речь идет, эта конкретика, она, конечно, удивительна, и тут я готов перед зрителями осечься и сказать, что конкретика монетизации, она уникальна, у нас много было идиотских реформ, но настолько бессмысленного, на голом месте опускания государством себя лицом об асфальт не было. Оно не сильное, опускание, лицо ничего, нос не сломается, но оно абсолютно бессмысленное и бесцельное. В этом его уникальность. И я думаю, что теперь на этот вопрос ответит Владимир Владимирович Путин, он ответит на это лучше. Я еще раз сказал, что моя главная проблема заключается в том, что я считаю, что физическая расправа над организаторами этого дела должна происходить сверху. Я не хотел бы, чтобы она происходила снизу, потому что целью, снизу тоже можно, мы знаем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы имеете в виду, что пенсионеры разорвут в клочья Кудрина и Грефа?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Понимаете, это характерный эпизод, т.е., грубо говоря, в уголовном досье товарищей присутствуют и другие разные вины, это просто вещь, на которой нельзя не поймать за руку. Извини меня, когда ты обнаружил человека с рукой в кармане у тебя, сжимающим что-то и держишь его за эту руку, тут уже все, т.е. рассказать о том, что у него просто тик, он как-то неправильно машет, что-то такое, очень сложно. Это ведь, я еще раз говорю, что когда мы начинаем наезжать на власть существующую, Путин, не Путин, вообще на систему, на режим, грубо говоря, мы должны четко осознавать, что у режима не было никакого ни корыстного, ни гуманитарного, ни политического смысла в этом безобразии. Можно говорить о том, что Чубайс, он проводил приватизацию, или Гайдар цены отпускал, потому что у него такая идеология, он специально хотел, он так хотел. Да, у этих людей есть идеология, за ней не должно быть социальных инструментов, не должно быть, потому что нет социальных инструментов, нет проблемы, т.е. целый пласт возможностей у государства отсутствует. Им обсуждать не надо этого, но это не есть, на мой взгляд, все-таки, господствующая сейчас идеология, именно поэтому эти ребята спешат. В этом есть мой оптимизм, строится на том.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что они будут наказаны?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Что они спешили, значит, они все-таки думали, что их могут поймать, изловить, заметить, что они делают. Ведь я еще раз говорю, сама по себе проблема монетизации льгот существует, существует перекрестное субсидирование, существуют крайне необеспеченные мандаты, все, что они говорили, все это правда. Вопрос, улика-то не в том, что вообще сама по себе эта монетизация является провокацией, а в том, как это сделано.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все, делаем небольшую паузу, встречаемся с вами после паузы.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Михаил Леонтьев в программе «Персонально ваш». Одна история, только должен для слушателей пояснить, в интервью Би-би-си Гарри Каспаров сказал, что Владимир Путин – фашист, он имел в виду, что он демонтирует демократию при поддержке инертного Запада. Естественно, наш друг Михаил Леонтьев написал статью, где он пишет, что он, в первую очередь, спортсмен, Гарри Каспаров, поэтому он по своему интеллекту ближе к футбольному мыслителю. Это первое. И второе, естественно, не смог не пройтись наш любимый Леонтьев и по комитету-2008. Он написал, что он, Гарри Каспаров, возглавляет некую шайку под названием комитет-2008. Я даже не прошу у вас комментария, потому что там есть очень хорошее…

М. ЛЕОНТЬЕВ – …хотя не писал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, неважно, главный вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Хорошие и уважаемые люди в шайках не участвуют.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я понимаю, да, теперь идем дальше. Не хочу перечислять фамилии, и в этой статье вы пишете удивительную вещь, что вы бы хотели, чтобы Путин был фашистом.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Я сейчас, там контекст есть, это не статья, а это разговор, давно чукча, уже давно не писал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давайте сразу именно по этой фразе вашей.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Я хочу сказать, что Гарри Каспаров как абсолютно несамостоятельное в интеллектуальном смысле существо, т.е., может быть, он в шахматах чего-то такое, наверное, но в интеллектуальном смысле, в гуманитарном, человек слабо образованный, хочу сказать, достаточно невежественный и абсолютно несамостоятельный, перепел то, что неделю мусолит американская пресса. Там идет активная дискуссия, Путин – фашист в смысле Франко и Пиночета или в смысле Гитлера, причем эта дискуссия идет не среди даже журналистов известных, а уже среди представителей политического мира, которые являются там властителями умов, Нил Фергюсон, такой есть известный товарищ, обзывающие себя, кстати, друзьями России. Я хочу, во-первых, сказать, что мы живем в стране, где в борьбе с этим самым фашизмом погибло почти 30 млн. человек, где от репрессий собственного режима погибло много миллионов человек, миллионов, где после большевистских фокусов в подвалах кровь стояла по колено. И чем отличается вообще человек от зверька, от животного? Потому что у нормального человека есть мертвые и есть ответственность перед мертвыми. Я берусь говорить, что Гарри Каспаров – животное. У него нет мертвых, потому что говорить такие вещи в России, где бедный и несчастный господин Ходорковский прозябает, он не один, правда, там есть еще разные сотрудники, может быть, даже несправедливо прозябает в нечеловеческих условиях «Матросской тишины», и на этом основании открывать пасть и говорить про фашизм в стране, которая умывалась кровью…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Только не пасть – рот.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Пасть, в данном случае пасть. Я просто считаю, что существуют вещи, после которых я имею право, я для себя имею право сказать, что человек – подонок. Это подонство, вся эта история – это подонство. Это один момент. Второй момент, я не говорил, что я бы хотел, чтобы он был фашистом.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы имели в виду, что вы хотели бы, чтобы он был жестче, Путин?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Он не диктатор, он вообще не диктатор, понимаете, когда человек – диктатор, Пиночет был диктатором, ему не надо было рассказывать, что он диктатор, потому что он правда был, я, например, считаю, что он был прав, но то, что он был диктатор, это вопрос факта, а не дискуссии.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ответьте мне теперь такую вещь, слушайте вопрос, что еще Путину нужно сделать дополнительного, демократические институты демонтированы, правда, вы говорите, что они сами умерли, СМИ замочены, вы говорите, что они сами умерли, что еще нужно сделать Путину, чтобы быть диктатором?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, а что тебе нужно сделать, чтобы быть диктатором, тебе?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мне?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Тебе и мне.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У меня и цели никогда никакой не было.

М. ЛЕОНТЬЕВ – И у него нет такой цели, это глупость. О каких демократических институтах ты говоришь, мы с тобой сидим, между прочим, не в Нью-Йорке, это город Москвой называется, ау.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Москва.

М. ЛЕОНТЬЕВ – В этой стране нет ни одной качественной газеты, поддерживающей существующую власть, ни одной. «Известия», «Новая газета» и т.д. Притом заметь, что состояние умов среднего класса, я не говорю о массовых газетах, это отдельный вопрос, типа «Комсомолки», состояние умов среднего класса отнюдь не антипутинское. Да, предположим, рейтинг выше, ниже, можно об этом говорить, это правда, но отнюдь, большинство все равно пропутинское, а газеты нет. И ты мне говоришь про какую-то, просто у нас были инструменты, эфирное массовое телевидение, которые были инструментами никакой не массовой информации, были и остаются инструментами промывания мозгов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я знаю, проклятые гусинские.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Да, проклятые, не проклятые, привет Владимиру Александровичу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все это понятно.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Но то, чем занимался Владимир Александрович, я-то знаю и он знает прекрасно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ответь пожалуйста, почему ты считаешь и в чем Путин должен быть жестче? Я же понимаю, что ты имел в виду не впрямую, что он должен быть фашистом, ты имел в виду, что ты хотел бы видеть жесткого президента.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, я не уверен, что он был жестче, я сейчас скажу вещь, которую мне очень не хочется говорить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Говори, три минуты у нас осталось.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Поэтому я все-таки тебя попрошу чуть-чуть меня не прерывать, потому что я хотел договорить, иначе я буду неправильно понят. Так вот, вещь такая, единственным действующим инструментом системы управления государственного в России, и это не Путин сделал, это сделали предыдущие товарищи, причем начали еще до 91 года, теперь это тотально, является коррупция. У нас не работает ничего, т.е. как если у вас есть машина любая, от «Запорожца» до «Бентли», какая угодно, если вы в нее не залили бензин, она не поедет. Если в систему не вкачаны деньги, я представляю себе вероятность, что какое-то действие, прямо санкционированное на высшем уровне и отслеженное, может быть совершено, одно. Из миллионов управляющих воздействий. И то под вопросом, это довольно сложно, это надо очень сложно пробивать. Но, в принципе, вся система управления абсолютно продажна. Значит, какой ответ на этот вопрос, что можно с этим сделать, первое, что хочется и можется сделать, это начать террор. Я уважаю нашего президента…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Может быть, лучше административную реформу сделать нормальную?

М. ЛЕОНТЬЕВ – А как ты будешь делать в этой системе административную реформу, как?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, террор, договорились, террор, дальше?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Так вот, я хочу сказать, я уважаю президента, что по причинам нравственного характера, а также по причинам, в общем, адекватности своей он, мягко говоря, не спешит обратиться к этим инструментам, он не хочет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не спешит обратиться к террору в борьбе с коррупцией. Нет, я понимаю тебя.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, такого типа государство, как имеем мы сейчас, я исторических примеров по качеству и количеству не помню. Это, действительно, не смешно, т.е. можно, конечно, смеяться, но это не смешно, потому что есть высоко коррумпированные режимы, есть, но когда единственным вообще инструментом является исключительно коррупция, больше вообще ничего, т.е. система останавливается, когда в нее не вкачаны деньги, бабло, она просто останавливается, не работает.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Прости пожалуйста, у нас заканчивается время, но я хотел бы получить от тебя ответ, т.е. ты, в принципе, считаешь, что Путин достаточно мягок в этой ситуации, а мог бы быть пожестче?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Я считаю, Путин безумно осторожен, но я понимаю его осторожность, я просто говорю о том, что… я могу тысячи привести аргументов в защиту этой осторожности, но все равно осторожность – это не повод ничего не делать. Тем более когда у тебя уже мочат свои, я хочу заметить, возвращаясь к льготам, что люди, которые это устроили, не выбранные, они назначены властью. Они зачем назначены? Чтобы мочить власть изнутри? Это натуральная пятая колонна, не Каспаров, придурок, а эти настоящая пятая колонна, у них инструменты, безнаказанность. И они в прессе ничего не пишут, они не говорят, что Путин – фашист, они ходят на доклад с папочкой, козлы, и делают просто, разрушают власть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Возникает, естественно, вопрос, который мы с тобой, может быть, продолжим в следующую пятницу, почему удается Путину назначать таких людей, которые его же и предают. Но это, наверное, повод для достаточно большого разговора. Я благодарю журналиста Михаила Леонтьева, кстати, лауреата премии «Золотое перо России», это когда было, в каком году?

М. ЛЕОНТЬЕВ – Давно и неправда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давно и неправда, думаю, что неправда, друзья, это была программа «Персонально ваш», вел Матвей Ганапольский.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире