'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 декабря 2004, 19:08

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здравствуйте, Леонид Радзиховский!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый вечер.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, две вещи я от Вас прошу: во-первых, размотайтесь из американского флага, в который Вы завернуты, как обычно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это всего лишь – оранжевый свитер.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, ну, значит, мне так кажется, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – У Вас дальтонизм.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – И уберите эту пачку долларов, потому что то, что Вам проплачивают каждый эфир за Вашу позицию, это меня просто раздражает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, она не толстая, чего ты волнуешься. Чему ты завидуешь?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Просто зависть, зависть, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, брось ты.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Два вопроса от меня по поводу сегодняшней речи президента, и далее программа такая: Леонид Радзиховский сегодня подводит итоги года, потому что, я так понял, тебя на следующей неделе не будет, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, я уеду.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – И после этого, ты подводишь итоги года, и в оставшееся время вопросы радиослушателей. Два моих коротких вопроса. Их было три, но один, поскольку уже Громов дал опровержение по поводу сионистских заявлений со стороны Украины, оказывается, не было, а были антисемитские, просто вот так. Это ты прокомментируешь, просто я говорю, по факту. Теперь, что мне интересно. Помнишь, комментируя историю с покупкой вот этой, как Путин не мог вспомнить сегодня, Юган, Балкан и т.д., вот этой вот организации таинственной, он говорил, что там работают замечательные люди, которых он хорошо знает. Т.е. тогда он говорил, что работают замечательные люди, он их знает поименно, а сегодня он с трудом это дело вспоминал. Значит, первое, чего это он такое вот делал и не подумал ли он, что над ним немножко будут смеяться, а он все-таки президент? Вот это – первый мой вопрос. Коротко ответь, и дальше пойдем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, по поводу оговорки президента, а чего же, любой человек имеет право на оговорку и президент тоже. Я бы не стал сильно муссировать этот вопрос. Конечно, когда он сказал, что сионисты поддерживают Ющенко и что это большую опасность для России представляет, я так слегка вздрогнул, я представил себе реакцию арабских журналистов, американских журналистов, а также реакцию значительной части наших слушателей. Я имею ввиду, не слушателей «Эхо Москвы», а вообще российского народа, половина задрожит от гневной радости, наконец-то их прижали куда надо, половина задрожит от страха: что же это такое творится? Половина еще от чего-то. В общем, разные люди задрожат от разного, но выяснилось, что президент просто оговорился, не будем ставить ему лыко в строку, ну, то, что он сказал, вполне осмысленно. Среди сторонников Ющенко, вне всякого сомнения, есть и люди, настроенные антироссийски, и люди, настроенные антирусски, и люди, настроенные антисемитски, все это, несомненно, есть. И я полностью согласен, президент действительно прав, что это – неприятно, что в окружении Ющенко такие люди есть. Конечно, разные люди есть, наверное, и в России среди политиков, тоже некоторые настроены по-разному. Но, тем не менее, его упрек в сторону сторонников Ющенко я считаю вполне нормальным. Теперь, значит, что касается оговорок, что это Балтийская компания, да, тоже странная оговорка. Байкал перепутал с Балтийской, а вот кто эти физические лица, которые имеют большой опыт работы в энергетической области, и которых Путин знает, но почему-то не назвал, это – действительно загадочная история. Это что, тайные агенты, резиденты какие-то или люди, которых разыскивает Интерпол? В общем, абсолютно непонятно, почему их нельзя назвать, нельзя назвать – это первое. Второе, почему вообще о них надо было говорить, если уж их по каким-то странным причинам нельзя назвать. Какая-то мало понятная интрига, но в общем, поскольку все, что касается этой покупки, с одной стороны, мало понятно, все эти загогулины мало понятны, а с другой стороны, все абсолютно понятно и проще не бывает. Имена не понятны, имена, явки, пароли, как любит говорить Путин, не понятны, а смысл понятен. Есть действительно группа физических лиц, как бы ни были их фамилии: Сечин, Тимченко, еще какие-то фамилии, еще какие-то фамилии, которые, так или иначе, возглавят новую государственную компанию и, как говорят многие экономические журналисты, возглавят ее с той целью, чтобы создать при этой государственной компании посреднические фирмы, которые будут продавать эту самую нефть. Ну, соответственно, на этом, надо понимать, обогащаться. Ну, это я считаю…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но это гипотетическое твое такое представление?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, разумеется. Я считаю, что это в принципе правильно. Это относится к укреплению государственности, потому что, почему у нас должен быть миллиардер с фамилией Ходорковский? Например, довольно естественно, чтобы у него фамилия была Сечин или Тимченко. В этом некоторый элемент укрепления государственности присутствует.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но президент сегодня акцентировал внимание, что все-таки собственность вернули государству с помощью абсолютно рыночных механизмов. У меня, кстати, сюрприз для тебя есть. Один из наших радиослушателей прислал, его зовут Евгений, ну, трейдер, написано, из Новосибирска. Он прислал некий комментарий маленький, который я тебе читаю: «Государство законным путем вернуло себе собственность. О’кей, — дальше он пишет, — классическая схема дорожной подставы. Первое: подрезка – провокация, налоговые минимизации предлагаются, рекламируемые государством в 90-х, залоговые аукционы и т.д. Пункт второй: лох бьет подставу в заднее крыло. Ведется: соглашается на офшоры, патенты и т.д. Пункт третий: из битой машины выходят быки – налоговая прокуратура. Пункт четвертый: разводка на деньги. Заряжают ущерб, накручивают счетчики. И прессовка: запирают лоха в гараже». Даже это не забыли. «И пункт пятый: лох отдает все, но остается виновным. Еще один бык – СМИ. Ну, ты же должен, баран, по любому». Вот так он прокомментировал.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, что же, я в принципе согласен с этим комментарием. Я только хочу сказать, предвидя многочисленные вопросы слушателей: а что, разве не надо платить налоги? А что, разве не надо национализировать компании? А что, разве страна не имеет права на свои недра? Ну, чтобы заранее на эти вопросы ответить, я хочу сказать: Уважаемые товарищи, происшедшая операция не имеет к национализации абсолютно никакого отношения. Могу вас успокоить. Национализация – это когда парламент или президент издают ясный, внятный, открытый указ или закон, или комплекс законов о том, каким образом, на каком основании происходит национализация частной собственности. Когда же производятся какие-то мало приличные коммерческие операции, и все – под столом, и все портфель перепихивают ногами под столом, не называя имен, через какие-то хитрые фирмы, с улыбочками, с ухмылочками. В одном единственном избранном случае намекается, что будут, может быть, и другие случаи, а может быть, и не будут, как захотим. То это к национализации никакого отношения не имеет. Это называется: передел собственности. Действительно, точно такими же методами, здесь Евгений не прав, Ходорковский – далеко не лох, и свою компанию он получил точно такими же методами, через точно такие же залоговые аукционы, с помощью точно таких же махинаций, которые проводило то же самое государство. Бумеранг вернулся. Раньше махинации велись в пользу Ходорковского, теперь они ведутся в пользу других физических лиц, имена которых нам неизвестны. С точки зрения большинства населения, это не имеет абсолютно никакого значения, впрочем, одни вольны болеть за компанию Ходорковских, другие вольны болеть за компанию анонимных физических лиц. Болеть, сердцу не прикажешь. Вот так я бы это прокомментировал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но все-таки пока что, как мне кажется, Путин прав и вот «Юганскнефтегаз» вернулся в отеческое лоно государства? Пока нет никаких афилированных структур.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, подожди, будут. Но дело не в этом. На самом деле я считаю, что вполне возможно, что создание огромной, гигантской компании, в которую войдут почти все нефтяные компании, очень может быть, что это – разумный экономический шаг. Я не экономист, мне трудно это просчитать. Понятно, что эта компания будет неэффективна или менее эффективна, чем тот же ЮКОС. Ну, и что? Громадные компании, вообще, как правило, имеют много огрехов, но у них есть и свои преимущества. Это такой бульдозер для мирового рынка. Мне кажется, очень разумная идея сотрудничать с Китаем. Кстати, эту идею впервые высказывал Ходорковский, так что здесь государство идет по его стопам, по ходорковскому пути без Ходорковского, тоже патент он на это взять не может.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но я очень рад, что ты тут поддержал Путина.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, это вполне разумно, по-моему.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, давайте послушаем свежие новости и потом продолжим.



НОВОСТИ



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Леонид Радзиховский в студии «Эха». Программа «Персонально Ваш». Ну, давай кратко подведем итоги года. Что для тебя важное было?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ты знаешь, я бы так сказал, все-таки, может быть, новогоднее настроение такое у меня благодушное, но так, оглядывая критически все, что мы говорили это время в течение этих месяцев, в общем, год был далеко… политический год, я имею ввиду, естественно. Политический год был далеко не так ужасен, как мы, как я это часто расписывал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Об этом говорил весь этот год.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, как я говорил весь этот год с большими эмоциями. Значит, давайте посмотрим так спокойно уже вслед уходящему году. Значит, что мы, я имею ввиду, президент и правительство, за этот год провалили? Ну, колоссальный провал на Украине, но о нем еще, наверное, будем говорить вечером. Но, опять же, ну, провалили, ну, и что? Ну, что Украина, на Луну улетит? Станет колонией США? Несмотря на все глупости несусветные, которые натворил руководитель нашей страны и правительство, и несмотря на весь истерический визг, который шавки подняли многочисленные и т.д., и т.д. Собака лает, а караван идет. Шавки лают, а Украина остается соседом России, будут нормальные экономические отношения. Украина стремится в Европу? Ну, и, слава Богу! Так и мы стремимся в Европу. Короче говоря, нескольких спокойных вменяемых слов без этого геополитического бреда, без этой паранойи сегодня путинских было достаточно, чтобы показать, что ребята, а из чего сыр бор-то? Из чего все так бесновались в течение этих месяцев? Конечно, можно было бы это сообразить и раньше на месяц другой, ну, да это уж мы слишком много хотим. Итак, реально, реальная геополитика, т.е. наше сравнительное с Украиной географическое положение и экономические интересы оказались как всегда сильнее истерического лая разных политологов, журналюг, политиков и т.д. Все в порядке, все осталось на месте. Да, осадок будет у украинцев, ну, ничего, осадки проходят. В экономике. Да, провалили, полностью провалили возможность для колоссального экономического рывка. Была такая возможность. Героическими усилиями правительства провалено это полностью. Но, в конце концов, весь этот гигантский экономический рывок мог быть все на той же самой основе, все на той же экспортной игле: на газе и нефти. Ну, что у нас, газ исчез? Нефть исчезла? Понимаете, самое умное, что может делать наше правительство, это не делать ничего. Ну, воровать чуть-чуть поменьше. Газ идет, нефть идет, больше… Ну, еще там металл. Больше все равно ничего не происходит. Россия сидит на этой газонефтяной игле. И вся проблема, как рассесться поудобнее, чтобы больше удовольствия было от этого сидения. В России есть две страны. Все это знают. Есть страна экспортно-ориентированная, тех, кому падают хотя бы капельки этих нефтедолларов, есть все остальное население, миллионов 120. Так было и так будет. Какие бы усилия хорошие или плохие правительство ни предпринимало. Оно ничего по большому счету изменить не может. Нету никаких радикальных средств сегодня, из этой России сделать Россию высокотехнологичную, сколько бы ни болтали.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет средств или прокакали? Это – две разные вещи.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет интеллектуальных, физических и материальных для этого возможностей. Есть полная возможность и дальше сидеть на игле менее удобно, менее эффективно, снимая менее нефтяную моржу, чем могли бы снять. Это правда. Испортили для бизнеса много, это – тоже правда. Все усилия были в минус. И это правда. Но усилия эти ничтожны, по большому счету. Это не такого порядка усилия, чтобы страну развалить. Очень смешно, конечно, выглядят заседания правительства, когда Греф говорит: «Все усилия правительства работают против… Народ считает, что работают против населения. Мы не можем удвоить ВВП». Значит, Фрадков его внимательно выслушивает и говорит: «Ну, а все-таки, где же ВВП?» Это абсолютно как в анекдоте, когда мужику говорят, что вот – паровоз. Он долго слушает, а потом спрашивает: «Ну, а лошадь-то куда впрягать?» Да, это выглядит комично. И Фрадков – фигура в значительной степени комическая. Но понимаете, комическая – не комическая, драматическая, — реально эти люди, это правительство ничего радикально изменить все равно не могло бы. Да, сейчас сядут на потоки другие товарищи. 99% населения абсолютно все равно, как их фамилии: Ходорковский, Петровский, Ивановский. Ну, можно, я еще раз говорю, болеть за те или иные команды, ну, болейте, коль охота. Но реально от этого мало что зависит. Теперь во внешнеполитической области. Да. Много было сделано глупостей. В частности, совершенно напрасно мы болтали о дядях в пробковых шлемах, тем более что никуда нам от этих дядей не деться. Но опять же, ну, и дяди от нас никуда не делись. Встретятся, будут нормальные отношение. Один, кстати, я считаю умный шаг Путина, который я приветствую, это то, что расширяет он экономическое сотрудничество с Китаем. Еще раз говорю, к этому шагу стремился ЮКОС, стремился Ходорковский, ну, они это продолжают. Правильно, потому что сегодня мы – сырьевой придаток не Европы, а мы все больше и больше сырьевой придаток Китая. Китайская экономика быстро растет, им нужна нефть, они страшно заинтересованы в российской нефти, и мы туда свою иглу выводим. Ну, что же выводим и правильно делаем. Другое дело, что через несколько лет у нас с Китаем могут возникнуть, как говорится, разногласия по земельному вопросу. Кому, например, Сибирь принадлежит? Но это когда-то еще будет. А как сегодня сказал Путин, на несколько десятков лет нефть у нас есть. Ну, на несколько десятков лет, значит, можно ничего не делать, сидеть на игле, что, по-видимому, мы и будем стараться делать. Ну, и, наконец, уж совсем во внутриполитической области. Да, я считаю исключительно специально неправильное решение – это отмена выборов губернаторов, а теперь, по-видимому, будут отменены выборы мэров. Скоро мы, кстати, в Москве это почувствуем, когда Лужков будет уходить, и будут назначать из Кремлевской канцелярии нового мэра Москвы. Это неприятно. Это ослабляет страну, ослабляет связь населения с властью. Это – обидно. Но по большому счету, никакой опять же радикальной великой катастрофы здесь нет. Т.е. я бы сказал так: почти все, что в этом году делала власть, было очень неправильно. Но масштаб этой неправильности, ей Богу, не стоит преувеличивать и не стоит говорить, что это какие-то катастрофические решения. Пока, вот Александр III говорил, у России есть два союзника. Правильно, и сейчас у России есть два союзника: нефть и газ. Пока эти два союзника при нас есть, пока мы с ними не поругались, можно чудить в очень широком диапазоне, как угодно, и оттого, что власть чудит, она не в состоянии обрушить страну. Ну, вот слаба она для этого. Последнее, что я хотел бы сказать, вот что действительно для меня крайне неприятно, в этом году это последнее решение, это, конечно, то безумие, которое выделывается с «лимоновцами». Я, мягко говоря, не сторонник ни партии Лимонова, мне не нравится и то, что Лимонов, как мне казалось, мальчишек подставляет. Может быть, это не правда, может быть, они сами лезут, не знаю. Я не настолько знаю эту партию, не берусь судить. Но, во-первых, запредельные сроки, которые дают, в общем, ни за что, прямо скажем. Вот в Англии на заседание парламента ворвались ребята, шумели, кричали, бросали бумаги. Их судят. Минимум – штраф несколько тысяч фунтов, максимум – полгода тюрьмы. Вот это – адекватная мера. У нас по 5 лет. А за то, что посмели ворваться в приемную президента – от 12 до 20. Во-первых, мне жалко этих ребят, какие бы они ни были. Во-вторых, что гораздо еще важнее, я вижу в этом очень мрачный симптом. Если такие безумные методы, если такие безумные сроки будут и дальше выдвигаться, будут и дальше людям давать такие методы наказания, то это уже, извините, не полицейское государство, это какое-то безумное государство.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Колоски, колоски.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Колоски, да. Это уже за колоски 10 лет тюрьмы. Это, конечно, свидетельство большой степени шизы власти, какая-то страшная неуверенность в себе, агрессивность. Я даже не знаю, как это объяснить. Ну, в общем, это – абсолютно неадекватное поведение, и это вам не глупости в отношении Украины…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но это – осмысленное поведение. Ты же не будешь говорить, что это так вот просто чудят ребята.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ты знаешь, это бюрократический маразм.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – По-моему, просто объясняют быстро, чтоб не лезли, куда не надо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Чтоб не лезли, куда не надо, да. Но когда я вижу этого беснующегося молодого человека, я имею ввиду прокурора, у которого слюна на метр летит изо рта, и который свой приговор объясняет так: «Я вас ненавижу!».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Кстати, приговор не отменили из-за того, что показали?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Странно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я извиняюсь, ядрена мать, так ты судишь, кого ты любишь и кого ты ненавидишь? Ты лично как Господь Бог, что ли, судишь? «Я вас ненавижу!». Но, а если бы ты их любил? Ты бы им в два раза меньше сроки дал? «Вы, большевики, расстреляли моего прадеда». Дорогой, причем здесь твой прадед? Окстись! Это – прокурор. Вот если у нас такие прокуроры и так судят, то, конечно, жутковато становится. Еще раз говорю, это похуже, чем потоки, которые все равно пойдут куда-то в Швейцарию на один счет или на другой, и это похуже, чем отношения с Украиной, которые все равно наладятся. Это уже касается непосредственно нас. Может коснуться. Это мало вдохновляет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, вот у нас еще минута до рекламы, потом новостей. Как-то так отдельный вопрос не будешь туда. Ну, вот давай я тебе прочитаю одну коротенькую штуку. Часть политической жизни – это оппозиция. Вот что пишет Дмитрий Марков, предприниматель: «Разве тактика тотальной конфронтации с властью принесло успех на выборах?» Ну, в смысле, оппозиции. «Разве абсурдный дикий вопль псевдолибералов о том, что возвращаются сталинские времена, наше вездесущее ФСБ пытается взять под контроль страну, принесло успех? Как они вообще смеют сравнивать кровавые страницы русской истории со своими мелкими невзгодами? Именно поэтому я не голосовал за них на выборах в парламент. Думаю, что отвращение испытал не я один».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я бы сказал так. Да, истерические крики, что возвращаются сталинские времена, мне противны. Это смешной пиар. Это смешной и нелепый пиар. Это – правда. Но с другой стороны, если никогда не перегибать палку и никогда не кричать, и никогда не пугать, то они действительно, не сталинские, разумеется, но какие-то неприятные времена могут вернуться. Я еще раз говорю, от 12 до 20 лет за то, что посмели порвать портрет Путина и ворваться в его приемную, да, это – не сталинские времена, в сталинские времена расстреляли бы всех, включая родственников и соседей по квартире. Это – правда.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но запах крепкого трубочного табака уже витает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но да, дымок такой есть. Это – правда.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давайте так: реклама, новости, реклама, а потом опять Радзиховский и ваши вопросы.



НОВОСТИ



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Леонид Радзиховский. Прокомментируй, пожалуйста: «Глава Ингушетии Мурат Зязиков награжден Орденом за заслуги перед Отечеством 4-ой степени. Награжден за большой вклад в укрепление российской государственности и многолетнюю добросовестную работу». Правильно – не правильно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, не я награждаю, но я думаю, что правильно. Видимо, имелось ввиду, следующее, что он во время событий в Беслане не мешал. По-видимому, это самое лучшее, чего от него ждали.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, он же в Москве, по-моему, был.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, тем более, боялись, что он начнет возникать, мешать, суетиться, а он не мешал, не суетился. Если бы наше правительство не мешало и не суетилось, им бы всем, начиная с Фрадкова, надо было бы 1-ой степени и Героев России дать. Понимаешь, а когда они занимаются вот этим: грабь награбленное, отнимать, переделить экспроприировать экспроприаторов, вообще, когда работают товарищи, то они лишают себя орденов. Но вместо орденов они, видимо, деньги зарабатывают, поэтому, а так бы им ордена надо бы было.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не, но просто как-то… Но вот, например, что … вот здесь такое: «заслуги перед Отечеством». Т.е. в чем? Может, какой-то пример…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не мешает. Первая заповедь врача: «Не навреди». Не мешай. Не лезь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ладно, давай наушники бери. Будем отвечать на вопросы радиослушателей. Подводим итоги года. Что вам больше всего интересно? Давайте. Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ ГРИГОРИЙ – Здравствуйте, это Григорий из Питера. Вот как Вы… Я не смотрел всю конференцию, но вот часть по поводу заседания правительства, что там крыша едет оттого, что там показывают их по телевидению. Так это что, вот красные девицы какие-то или это то, что у нас политики совершенно не публичные, не могут выдерживать?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вопрос понятен, спасибо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А Вы знаете, Ваш великий соотечественник, который жил в Вашем городе, Петр I, сказал, что на то и нужна гласность, чтобы глупость каждого была всем видна. Вот это ярко проявляется на заседаниях правительства, но поскольку это смущает, по-видимому, население, то надо эту публичность прекратить, чтобы глупость каждого не была всем видна.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – 203-19-22. Радзиховский на проводе. Пока еще не висит, а только слушает.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА — Добрый вечер, меня зовут Галина. Знаете, я просто хотела кратко такой сказать тезис по поводу того, что будут созданы посреднические фирмы после национализации практически «Юганскнефтегаза»; по поводу вот прокуроров относительно приговоров нацболам и по поводу вот сталинских времен.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Подождите, извините, Галина, Вы сейчас все это будете говорить?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Буквально кратко, вот все это вместе переплетается в деле ЮКОСа. Вот в оправдание тезиса президента, что ЮКОС – это не политика, а криминал, вот сейчас за те же самые посреднические фирмы людям дадут сроки лет по 10. А они вот, я не знаю, отсидят или, если повезет, не отсидят, и можно ли это не назвать «сталинскими временами»? Вот у меня такой как бы тезис.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, тезис понятный, чего его комментировать?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, я бы сказал, что разница одна. Один поэт написал: «Ворюги мне милей, чем кровопийцы». Мне тоже. В сталинские времена расстреляли бы по делу ЮКОСа несколько тысяч человек. Вот и вся разница.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Алло, добрый вечер. «Эхо Москвы», слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Добрый день. Дмитрий, город Екатеринбург. Вопрос у меня достаточно конкретный, но тем не менее, он, я думаю, будет близок многим россиянам. Как Вы думаете, а как можно оценить работу нашего государства в это году по самым главным критериям человеческой жизни: ее продолжительности, доходу на семью с учетом инфляции и вообще, комфорта проживания в этой стране?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А Вы как считаете сами?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Ну, вот я могу судить даже по себе, что сейчас имея 6-месячного ребенка, я уже точно знаю, что через полгода я столкнусь с огромными проблемами устроить его в детский садик, потому что их дефицит в крупных города, по-моему, уже превышает все разумные пределы. Так. Затем, что касается продолжительности жизни, она у мужчин, по-моему, 58 лет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, да. Мы уже с Вами преклонного возраста.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, почему же, слушатель молодой, ты чего?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, понятен Ваш вопрос. Что скажешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я об этом говорил в первой части. Да, все это плохо, но я умоляю Вас, не преувеличивайте историческую роль нашего правительства. Как говорил Пьер Безухов, если бы я был не я, а лучший, справедливейший в мире человек, я был бы свободен, если бы на их месте сидели лучшие, справедливейшие в мире, не ворующие люди, тут нужны гиганты, понимаете? Чтобы изменить всю эту систему сырьевой страны, а в сырьевой стране всегда снимают моржу, ренту сырьевую очень узкий круг сырьевых латифундистов и их обслуги, их прислуги. А все остальные живут в нищете, как это происходит в Венесуэле или это очень маленькие страны как Кувейт. Короче говоря, поймите, дорогие товарищи, что это — сырьевая страна, управляемая коррумпированной бюрократией, а коррумпированная бюрократия всегда управляет сырьевыми странами. И чудес ни от этого правительства, ни от другого правительства ждать не приходится.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, вот ты все-таки не понимаешь Путина, а я его понимаю, я им восхищаюсь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — А я его тоже понимаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но ты им не восхищаешься.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А я восхищаюсь. Я тебе скажу, каким моментом. Знаешь, когда он сказал, что он сел перед людьми, да? Вернее, правда, не перед нашими людьми, это было за границей. И он сказал, что знает этих людей из вот этого Балт, Шмалт и т.д.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но не выдаст под пытками.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но не выдаст. Вот видишь, вот ты и правильно домыслил. Я тебе объясню. Вот в каком случае, ответь мне, руководитель государства не выдает людей, купивших за 9 млрд. долларов нефть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Когда враги спрашивают, ясно, в каком случае.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Абсолютно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, понятно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Поскольку он это не сказал никому…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – То врагов много, да. Кругом враги.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Просто страна.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Кругом враги, да. Страна врагов.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но дело не в том, что президент воспринимает врагами свою собственную страну.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Он ей не доверят.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Дело не в этом. Меня восхищает то, что он, несмотря на то, что всем было интересно, и вообще как-то эта покупка…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Держал мхатовскую паузу, да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Он не сказал, понимаешь, это говорит о том, что это – очень сильный, волевой, выдержанный человек, который будет держаться до конца.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Характер нордический, стойкий. Согласен.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но все-таки ты иронизируешь, а я говорю абсолютно серьезно. Быть президентом страны, и не сказать ей, когда все говорят: так кто же купил, скажи, президент!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Обойдутся.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А он говорит: не скажу вам! Это нужно иметь сильный характер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я тебе скажу, я вот сегодня внимательно слушал Путина и мне кажется, что я понял очень простые вещи: он знает, что демократия – штука хорошая, но не для этого климата, не для этой страны. Может быть, он прав.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ты цитируешь Слиску?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я цитирую Фазиля Искандера: «Интэрэсное начинание, но не для нашего климата». Вот он тоже так считает. Может, он прав.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Хорошо, хорошо. Идем дальше. А, нет, мы уже дальше не идем. Одна минута осталась у нас, к сожалению. Ну, давай, подводи итог, махай ручкой, говори какие–то слова. И самое главное, винись перед народом. Понимаешь, за вот это вот все, что ты говорил в течение…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не мне забегать вперед президента поздравлять народ. Я, слава Богу, даже не депутат, не министр. Нет, я просто хочу сказать, что под Новый год надо все-таки, как мне кажется, более трезво и спокойно, и адекватно смотреть на то, что нас окружает. Вот это тяжелая жизнь, безусловно, она легкой быть не может. Это не чья-то злая воля, это такова наша история, наша география, наша психология. Наша власть очень плохая, но это та власть, которую мы сами избирали, которую мы сами заслуживаем, вне всякого сомнения. Она нас стоит, а мы ее стоим, и главное, я еще раз говорю, что да, они могли бы сделать, чтобы было несколько лучше, некоторому узкому кругу людей, чтобы было несколько лучше, но сделать, чтобы здесь был действительно прорыв, эти люди не в состоянии. И в принципе я не вижу тех людей, которые могли бы это сделать. Всерьез говорю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, что? С Новым годом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – С новым счастьем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – С новым счастьем. Тем не менее, Леонид Радзиховский останется на вечернюю передачу, которая начнется через 30 минут. И эта передача будет посвящена обсуждению последних вот этих моментов перед воскресным голосованием на Украине.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире