'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 02 декабря 2004, 19:08

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Леонид Радзиховский. Начнем с интернета. Алексей, занимается информационными технологиями. Пока – информационными. «Леонид, как Вы полагаете, вброс миллиона бюллетеней на Украине, если он был, это украинское изобретение или российское ноу-хау?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вообще-то, я, честно говоря, не думаю, что это российское или украинское изобретение. Все равно, что сказать в разгар спора шарахнуть кулаком в глаз — это российское изобретение или украинское? Для политтехнологов – не великий фокус это, не остроумный ход, примитивный ход, кувалдой по башке, поэтому я тут вообще ничьего изобретения не вижу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вадим, занимается наукой, из Нью-Йорка: «Леонид, в чем, по-Вашему, главная причина столь неуклюжих, мягко говоря, действий Путина в отношении Украины: в самоуверенности второго срока или в отсутствии толковых советников?» И, кстати, наблюдаешь ли ты, это вопрос дополнительный от меня, меняется ли позиция Путина по этому вопросу?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, наблюдаю, к сожалению, меняется не позиция Путина, а насколько мне кажется, меняется сам Путин и меняется не в лучшую сторону. И с этим, я думаю, связана главная его проблема, а как его проблема, так и проблема всей страны. Понимаете, когда начинают говорить, что политтехнологи подставили президента, это крайне оскорбительно для президента. Он все-таки не ребенок, чтобы его могли подставлять какие-то технологи, и фактически, я думаю, неправда. Вот эти приемы, когда он два раза поздравлял, когда он ездил агитировать много раз, я думаю, это его личная инициатива, его личное решение. И я боюсь, что это связано с изменениями в характере самого Путина. Изменения эти – банальны. Они, по-моему, описываются старой доброй формулой: всякая власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Когда тебя лижут все подряд, кто находится на расстоянии вытянутого языка, 5 лет подряд, то, конечно, теряется некоторое ощущение реальности, теряется понимание, что ты что-то можешь, а чего-то не можешь. И возникает вот этот административный восторг, когда человек верит, что ему стоит сказать, и сделают. А когда он говорит, и оно не происходит, ну, допустим, в отношении Украины, то возникает, как говорят психологи, фрустрация. Вообще, мне кажется, что эгоцентризм и некоторое такое отсутствие чувства реальности – это очень печально, это самое печальное из всего, что я наблюдал за время украинского кризиса. Поскольку Украина как-то там обойдется, а мы с проблемами нашего президента останемся. Мне казалось, что он перепутал Украину и ЮКОС, понимаете. Раздолбать ЮКОС волевым усилием можно, но раздолбать 20 млн. избирателей значительно сложнее. И засадить Ходорковского и сделать с ним, что хочешь, не проблема, а сделать то, что хочешь с тем же самым Ющенко, значительно сложнее. И беда не в том, что сложнее, а беда в том, что, как мне кажется, президент плохо понимает, что это – невозможно, что это – сложнее и пытается применять те же приемы, которые так блестяще оправдались в России на примере ЮКОСа к совсем другой ситуации. Боюсь, что и дальше это будет нарастать, поскольку такого рода неадекватность вообще имеет тенденцию нарастать, если ее не останавливают. А остановить ее никто не может, поскольку все, кто имеет доступ к президенту, умеют говорить только «да» или очень большое «да». Третьего слова они не знают.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Телефон. Берем наушнички.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Слушаем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, слушаем. 203-19-22. Только не так лениво: слушаем. Что это за интонация такая?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Трясемся от волнения.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот. Трясемся от волнения, от радости встречи с любимыми радиослушателями.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Сейчас такое мне скажут!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, если я не отсею, то скажут.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Пусть говорят!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, вот первое, что я сейчас сделаю, господин Радзиховский. Вы ведь не знаете, в чем смысл работы ведущего.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это сбрасываю те звоночки, которые уже позвонили 5 часов назад.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Прямо по матери.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – По матери будет и сейчас, не волнуйтесь, на Вас хватит. 203-19-22. Пожалуйста, приличные чтобы звонили. Алло, слушаем Вас. Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Я вот еду на машине и слушаю господина Радзиховского. Вы знаете, ну, прежде всего, хотел бы сказать, что я очень согласен с этим человеком. Единственный вопрос, который я бы хотел задать, что же делать всем нам?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, хороший вопрос. Счастливой Вам дороги, Сергей!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, ну, вопрос, конечно, по существу. Действительно, я на этот вопрос ответа не знаю. Как я имел честь сказать, моя точка зрения заключается в том, что украинский кризис Украина благополучно разрешит, а вот та степень, ну, скажем так, невротичности и неадекватности, отнюдь не украинской, а нашей родной власти, которая была продемонстрирована, она меня действительно напрягает. Я боюсь, что она будет переноситься на другие ситуации у нас. А как сделать свою власть более адекватной? Как наладить обратную связь? Как сделать так, чтобы у власти под руками был не только газ, но она понимала, что бывают еще и тормоза, бывает руль, какие-то еще элементы управления. Это сложный вопрос. За последние 5 лет все способы обратной связи, насколько я понимаю, более или менее разрушены. Это очень плохо. Как их восстанавливать, я совершенно не представляю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здесь Максимова Инна из города Москвы написала совершенно замечательную штуку. Я ее сейчас прочитаю, потом новости, а потом продолжим: «Нет, какой все-таки наш любимый президент молодец». Слушаешь, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Слушаю, конечно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – «Украинцы хотят в президенты Ющенко, Европа хочет Ющенко, даже друг Буш хочет Ющенко, а наш продолжает упрямо твердить: а Баба Яга – против, демонстрируя нерушимое единство взглядов и интересов братков в лице Януковича и охранки». Да, да. Здесь спрашивает… Где этот чудный вопрос? Алексей спрашивает, ну, он, наверное, у всех… Кстати, может, это Венедиктов, который так врывается в передачу?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Посмотрим, смотря каков вопрос.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – «Леонид, а Вам не страшно за последствия сказанного?» Я, вообще-то, действительно хочу тебя спросить? Ты, вообще, соображаешь когда-нибудь, вот чего ты говоришь, что из этого может быть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я не соображаю, я говорю просто и все. Когда мне соображать? Я говорю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Т.е. это – поток сознания, да?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, естественно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Чукча… Как это сказать? Да, мы знаем, что чукча.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Чукча — не мыслитель, чукча — болтатель.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – 19 часов 15 минут, друзья. Давайте послушаем свежие новости.

НОВОСТИ

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы. Послушай меня, я просил бы тебя от имени Кремля не очень беспокоиться, что у нас будет какая-то революционная ситуация, потому что великий Павловский, когда был у нас, он сказал чудесную фразу. Я не знаю, слышал ли ты тот знаменитый эфир.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Кусками.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я считаю, этапный эфир…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Для Павловского?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Для «Эха», и для Павловского тоже, когда здесь были Рыжков, Сережа Пархоменко, Доренко и… Ну, и т.д., и т.д. Это был высокий класс, потому что ему задавались вопросы и было видно, как он политологически пытается от них уйти. Он сказал чудесную фразу. Его спросили: что должна делать Россия? Он сказал чудную фразу: Россия должна превентивно работать. И вот, может быть, ты знаешь, что будут некоторые там постановления по поводу того, что вот если мы ощущаем, что будет террористическая угроза. Обрати внимание: ощущаем, чувствуем, предчувствуем, то кое-чего нельзя. В том числе демонстрации, да? Вот это – правильно или это – неправильно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, во-первых, если так сказал Павловский, то, как говорится, Павловскому виднее. До сих пор деятельность господина Павловского не давала ни одного сбоя. Насколько я знаю, все кампании, которые он вел, завершались блестящим успехом, по крайней мере, для него. Следовательно, я думаю, то, что он сейчас предлагает, закончится для него неплохо. Что касается до того, как мы ощущаем, кто ощущает, каким местом ощущает, я не знаю, но есть некоторая традиция. На всякую революцию, происходящую на Западе, власть в России отвечает завинчиванием гаек. Так было в 68-м году в Чехословакии. Так было в 1848 году, когда была революция в Париже и т.д. Причем не важно, заканчивается эта революция успехом, как вот парижская революция 1848 года или поражением, как пражская весна 1968 года. В любом случае власть ощущает угрозу, которая идет, как всегда, с гнилого Запада, и когда власть ощущает угрозу, власть начинает превентивно сопротивляться. Здесь еще угрозы нет, но уже гаечный ключ в руках есть и начинаются повороты. Все это очень мило. Беда только заключается нынешней власти в том, что гаечный ключ в руках есть и гайки есть, и она крутит эти гайки, но эти гайки ни к чему не привинчены, поскольку вертикаль власти существует только виртуально и в распаленном воображении руководителей власти. Поэтому они закручивают свои виртуальные гайки вполне реальным гаечным ключом, а жизнь в стране идет безотносительно к этому своим чередом.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, здесь Вахтанг задает тебе вопрос. Ну, про что может Вахтанг задавать вопрос?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Не знаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Естественно, про Абхазию. Он задает вопрос, ну, как бы перефразируя. Ты знаешь, что наши там объявляют суровые санкции по поводу того, если будет инаугурация Багапша… Смотри, неужели так решительно? Ведь я тебе скажу, что с точки зрения логики, вот эти санкции повернут Абхазию в сторону вражеской Грузии, что недопустимо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Послушайте, господин Ганапольский.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, я слушаю Вас.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А при чем тут логика? Вы считаете, что те, кто проводит эти санкции, руководствуются учебником логики? Формальной буржуазной логики?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не, ну, ладно, не делай из них детей. Они построили страну и поставили ее в ту позу, понимаешь, в которую надо, прекрасно. Знают они логику – не знают, они сделали то, что им нужно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Какую страну?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Россию.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А! Россию.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Российскую Федерацию.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Дело в том, что это именно детское поведение. Они ударились об этого самого Багапша, им стало больно. И после этого… Вот как ребенок, ударился о дверь и начинает пинать дверь. Вот абсолютно та же самая ситуация. Ударились о Багапша, ударились об Абхазию, и начинают от обиды на эту злую Абхазию ее пинать. Пустили поезд. Ах, у вас Багапш! Мы вам отменим поезд. Но это абсолютно детское, абсолютно инфантильное поведение, которое к логике не имеет никакого отношения. А к эмоциям, вполне понятным по-человечески, имеет. Тут, как говорится, можно только разделить, посочувствовать. Я и сам бы рад. Когда обо что-то ударяешься, пнуть его, стул какой-нибудь. Так что у меня такой возможности просто нет, только со стулом, а у них есть. Вот они ее реализуют. Правильно делают.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Елена пишет тоже по этому поводу, такой вопрос: «Как вам нравится трюк с абхазскими мандаринами? Обиделся, значит, на абхазцев».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Обиделся.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, ты слушай, написано здорово: «Обиделся, значит, на абхазцев и повелел лишить нас мандаринов». Пишет Елена.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Правильно, обиделся. Но всякий человек имеет право обижаться.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Человек – да, но президент — как-то вот не знаю.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Но президент – тоже человек.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, в большой мере.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но вот и все.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – 203-19-22. Давайте послушаем вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Добрый вечер Матвей Юрьевич и Леонид. У меня к Леониду вопрос такой. Зачем наш президент вместе со своими политиками полез на Украину? Неужели у нас своих проблем в России нет?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Дмитрий, извините, вот всю первую часть Леонид Радзиховский отвечал на этот вопрос. Следующий. Слушаем Вас, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРА — У меня вопрос к Леониду Радзиховскому.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРА – Я сегодня ехал в метро и дискутировал с человеком, который представился, что он работает в Федеральной службе охраны. Под конец разговора он меня спросил, ну, а вы когда, демократы, себя проявите? Я сказал, что проявим. Но вот когда, не мог сказать точно. Вот если я переадресую вопрос Леониду, может, Вы мне поможете?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А Вы – демократ?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРА – В общем-то, да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А как это понять, в общем-то, а в частности?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРА – И в частности тоже.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – И в частности тоже. Ну, ладно, сейчас Вам скажут, когда стартовать.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРА – Хорошо, давайте.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, ну, я не знаю. Я удивляюсь, во-первых, что работники Федеральной службы охраны ездят в метро. Неужели там они тоже кого-то охраняют? Для меня это новость. Вот. А что касается до того, когда демократы себя проявят. Понимаете, какая вещь, это ведь в каком-то смысле вроде эпидемии и власть ее правильно боится. Вот украинский грипп такой. Дойдет он до Москвы или нет? Я, честно говоря, думаю, что не дойдет. Я думаю, что у нас на Шипке все спокойно, и никто ничего такого великого проявлять не будет. Потому что для этого нет очень многих условий, которые перечислять не хватит всего оставшегося времени. Ну, нету других партий, как на Украине, нету хотя бы той степени независимости телевидения, которая есть на Украине, нету таких националистических проблем, которые есть на Украине, поскольку секрет украинской революции, как мне кажется, соединение национализма, с одной стороны, и желания свободы и демократии, с другой стороны. Собственно говоря, нечто подобное было в 91-м году в Москве, когда отнюдь не все, кто шли помогать Ельцину, были такие уж великие демократы и сторонники либеральных идей. Это были многие люди, националистически настроенные. В общем, здесь много условий. В России на данный момент нет ни одного из этих условий. Поэтому мне кажется, что работник федеральной службы охраны может быть спокоен, ему еще не скоро понадобится всерьез применять свои профессиональные навыки. Может отдыхать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давай теперь блицем, ладно? Много вопросов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Давай.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Беру интернет. Смотри. Василий Калинин, преподаватель вуза из Москвы, пишет интересную историю: «Считаете ли Вы, что в условиях постсоциалистических стран в наше время вообще реальные итоги голосования остаются неизвестными? И избран всегда будет только кандидат от власти, даже если за его противника выскажется 80% электората?» И я от себя добавлю, или реальный победитель, но только с помощью, там, революции какой-то – роз, оранжевой, апельсинов или чего-нибудь еще? Интересная история.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я думаю, что автор этого вопроса не прав. Если большинство действительно за кого-то проголосовало, то оно добьется своего, в этом нет никаких сомнений. Почему? Потому что, значит, у этого человека, у этой партии было достаточно сил, чтобы привлечь к себе большинство и, следовательно, у них почти наверняка будет достаточно сил, чтобы отстоять свой выбор.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Юрий Габов, занимается менеджментом, из Санкт-Петербурга: «Неужели это – удел демократии на постсоветском пространстве, нет лидера с незапятнанной репутацией?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, вообще, если Вы знаете, не на постсоветском пространстве, а за последние 10 тысяч лет политика с незапятнанной репутацией, я бы с удовольствием послушал, кто это.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Вопрос от Романа на пейджер: «Кстати, а что плохого, что Россия сделала свой выбор на Януковиче? Это игра, это политика любого государства. Любое государство вправе делать ставку с выгодой для себя».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — С выгодой – вне всякого сомнения.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, от себя добавлю, с предполагаемой выгодой.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Правильно, но политики иногда выигрывают, а иногда проигрывают. Вот, в данном случае политик по имени В.В.Путин проиграл. Россия, кстати, абсолютно не проиграла, поскольку, по моему глубокому убеждению, президент Ющенко, с точки зрения реальной политики, в частности экономической, в отношении языка, абсолютно ничем не плох, ничего он не будет делать такого, чего бы не делал Янукович в отношении России и т.д. Он был премьером, Ющенко, Янукович был премьером. Оба вполне нормальны в отношении России, ничего плохого не делали. Так что фактически Россия, как страна, с ее экономическими и другими интересами, ничего не проиграет и ничего не выиграет. А вот престиж президента проиграл сильно, что тоже не беда, абсолютно не страшно. Я еще раз повторяю, в этой ситуации меня напрягает только одно, некоторый момент истины: я увидел очень большую меру неадекватности власти. Пока они играются в бирюльки по поводу Украины, Бог с ними, пусть играются. Но если эта неадекватность будет и дальше нарастать и переноситься на более серьезные ситуации внутри России, в частности, на экономические, то боюсь, что мало нам не покажется. Вот и все.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Реклама, новости, реклама, после этого опять Радзиховский. Кстати, хочу сказать, у меня вырвал, конечно, пальму первенства плохой сотрудник радиостанции по имени Владимир Варфоломеев, но он дал только второй куплет. Сегодня в вечерней программе прозвучит гимн оппозиции. Гимн, настоящая песня, там две даже прозвучит, так что обязательно слушайте.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – На украинском языке?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – На украинском языке, но понятно каждое слово.

НОВОСТИ

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Леонид Радзиховский. Здесь Роман, студент. Знаешь, откуда пишет? Сибирские Афины. Знаешь, что это за город?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Томск.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ах, вот оно что.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. «Который раз задаю вопрос по интернету, все никак не прозвучит в эфире. Почему не обсуждаете проблемы Северной Кореи? Занимаюсь изучением этой страны. поэтому задаю такой вопрос. Неужели эта тема не достойна полномасштабного изучения в вашем эфире?» Роман, есть такой анекдот. Помните, там, отец, сын и т.д. он после бодуна и он говорит: вот щас все брошу, и буду ремонтировать твой велосипед. Вот щас я брошу вот этого теплого со странным лицом Ющенко, понимаете, брошу вот этого такого полного в хорошо сшитом костюме Януковича, испуганного Кучму с бегающим взглядом, понимаете? Путина, который поехал в аэропорт, то ли… Тут спрашивают: «Он поехал давать инструкции или их получать?» Народ просто уточняет, а в том, что инструкции, никто не сомневается. И Вы хотите, чтобы я вот на этого, похожего на склизкую лягушку, лидера, который там… Хотя он там, ты знаешь, начал рыночные реформы. Это поразительно!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Еще бы понять, что они понимают под словом «рыночные реформы»?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – На самом деле, там разрешен частный сектор, понимаешь?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Я не понимаю, потому что ничего не знаю про Северную Корею.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Он не знает, поэтому мы не обсуждаем этот вопрос. А вот у Юли замечательный вопрос к тебе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот слушаем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – «Что-то давно не слышно высказываний нашего посла на Украине?» Имеется в виду Виктора Черномырдина. Она пишет: «Или я отстала от жизни?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, вот это, кстати… Нет, я тоже не слышал, а, между прочим, Виктор Степанович с его великолепным чувством русского, не знаю, как украинского языка…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Как Путин сказал: своеобразного.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Своеобразный, да. Действительно, как всякий талант, своеобразный. С его большой опытностью житейской и с его большим здравым смыслом мог бы так сказать, что мало бы не показалось ни той, ни другой стороне.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но он уже сказал про хотелось как лучше… По-моему, это применимо ко всем…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, это на все времена. Он бы и в этой ситуации нашел.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давай, тут телефонные звоночки. Алло, добрый вечер, это радио «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ АНАТОЛИЙ – Какова классовая сущность украинской революции? Как по-Вашему?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Классовая сущность? Мелкобуржуазная, я думаю. Я думаю, что в основном поддерживают Ющенко представители средней и мелкой буржуазии, а также студенчество. Вообще, насколько я понимаю, Украина — страна в значительной степени более мелкобуржуазная, чем Россия. Вот. Так же как, кстати сказать, в 91-м году те, кто более или менее осознанно поддерживали Ельцина, это тоже были представители отчасти интеллигенции, отчасти мелкой буржуазии, частично это пересекалось. Я думаю, что это вообще типичная среда для всех буржуазно-демократических революций 19-го, 20-го и вот начала 21-го века.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Еще звонок, давай. 203-19-22. Алло, добрый вечер, слушаем Вас. Как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ФЕЛИКС – Меня зовут Феликс, я очень рад, что я дозвонился. Я Вас приветствую и с большим уважением и трепетом отношусь к Вашей передаче. У меня вопрос к господину Радзиховскому. Действительно в условиях, когда связь между, собственно, властью и обществом разрушена, власть начинает распространяться как раковая опухоль. Она распространяется везде и достаточно хаотично. Как Вам кажется, какой может быть сценарий изменения этой ситуации? Я имею в виду не конкретный, а какие социальные силы и процессы могут каким-то образом приостановить этот процесс или по возможности изменить? Ну, в качестве, как бы подталкивателя, который способен, это могут быть господа бандиты, там еще кто-то. Вот какова Ваша точка зрения на это вопрос? И спасибо большое.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, круто, круто, не знаю, сможет ли он ответить. Это не его уровень. Это не уровень Радзиховского.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, постараюсь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ему бы что-то попроще. Ну, давай, попробуй.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ — По мере сил.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – По мере сил.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, я думаю, я могу только оценить то, что вот на наших глазах происходит. Значит, сейчас власть перешла к следующему этапу экономической реформы. Все те реформы, о которых Путин говорил, придя к власти, полностью похерены, ни одной нет. Даже приближенные министры, вроде Грефа и его советник Илларионов заламывают руки. Но вместо этого происходит стремительное огосударствление нефтегазовых потоков. Значит, нефтяные компании вливаются в несчастный «Газпром», который от этого просто может лопнуть, подавиться этими компаниями. Причем цель этого, ну, вроде бы никакой нельзя придумать, кроме одной, чтобы посадить конкретных людей на конкретные потоки. Чтобы через 5 лет список русских миллиардеров, во-первых, расширился, во-вторых, слегка изменился. Я думаю, это довольно опасная тенденция. И Владимир Владимирович может прийти опять в неприятное соприкосновение с холодным, жестоким и беспощадным внешним миром, который не подчиняется приказам. Вот на Украине и в Абхазии столкнулись с массами народа, которые не подчиняются, здесь можно столкнуться с суровыми, жестокими экономическими законами, которые тоже не подчиняются приказам сверху. Если это столкновение произойдет, оно будет крайне неприятным и для власти, и для страны.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я обожаю эту станцию, обожаю ее слушателей. Послушай вопрос, Роман Гольдинев из Питера: «Леонид, из передачи в передачу я задаю вопрос о судьбе Касьянова. Ответа все нет. А ведь появились слухи, что он погиб. Вероятнее всего, вранье. Но почему не ответить, потратив всего секунду эфирного времени. Украина – это важно, но и другая жизнь не остановилась. С уважением, Роман». Роман, жив он! Жив он! Прекрасно себя чувствует! Сияет улыбкой и бабла у него, ну… Да, продолжим, продолжим. 203-19-22. Господи, какие вы все! Как вы заботитесь-то о судьбе! Людей-то!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А чего, Касьянов – хороший человек.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Господи, какие люди. Нет, ну, просто, слушатели. Вот, понимаешь, радуюсь я.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А вот слушает ли Касьянов этот вопрос? Вот в чем проблема.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Касьянов заботится-то о судьбе Романа Гольдинева из Питера?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, может быть, в ответ позаботится.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Порты-то вторые купил он? Нашел деньги купить себе? Он не написал, правда, кто он, может, тоже такой же, как Касьянов. Друзья, значит, те вопросы, на которые мы не успеем ответить, я их возьму в вечернюю передачу, где будет гимн оппозиции, украденный мною у Пятого канала, ночью, переписанный в половине шестого утра. Давай следующий телефонный звонок. Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛЛА ПАВЛОВНА – Алло, здравствуйте. Алла Павловна меня звать. Я прямо балдею от Вашей передачи…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Алла Павловна, мы от вас тащимся просто тут по паркету.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вопрос, если можно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛЛА ПАВЛОВНА – Ну, хорошо, но и мне вопрос хочется вам задать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давайте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛЛА ПАВЛОВНА – Ну, вот почему так вот на уши встали все западные политики, и Европарламент, и все прочие? А почему про нас-то забыли? У нас же фальсификация, ну, может быть, чуть поменьше была или мы страна дураков, а там все умники живут?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я Вас только прошу, правду по радио говорить не нужно. Сейчас он прокомментирует.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, они встали на уши по той простой причине, что Украина встала на уши. Украина встала на уши, они увидели это дело, и тоже встали на уши. Россия в полном порядке, спокойна, вот и они спокойны в отношении России.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так. Значит, давай вот что… Нет, уже осталось у нас полминуты до конца передачи, тут еще масса вопросов, я их возьму на вечернюю передачу, потому что, так или иначе, они затрагивают вопросы Украины. И серьезно все. Тут очень много вопросов простых. Я тебе этот вопрос сказал уже.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, давай простой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Простой вопрос. Вот встречаются… Сегодня встречались, по-моему, они уже разъехались, поцеловавшись, Путин и президент Украины. Вот зачем встречались? Твое предположение.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Соскучились друг по другу. Соскучились!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Товарищи, это уровень Радзиховского. Я Вас просто хочу… Понимаете, серьезный вопрос я задал, серьезный. Они же не просто джинсы и жвачку передавали, там же действительно, инструкции, папаша Мюллер, там что-то такое было.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А по телефону, думаешь, невозможно?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, ну, зачем-то же встречались?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вот, я тебе отвечаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Значит, разговор такой, который по телефону невозможен. Я серьезно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Даже по этому телефону, по ихнему телефону?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Даже по этому телефону. Нужно глядя в глаза говорить.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, тогда какой-то пароль передали. Вот единственно, что я могу сказать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Бесполезно, друзья, бесполезно. Многие из вас, которые говорят, что нужно менять… Правда, они не уточняют, то ли гостя в четверг, то ли ведущего.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – То ли четверг.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – То ли четверг. Все спасибо. Леонид Радзиховский. Встречаемся с ним сольно на следующей неделе. А он в когорте замечательных людей, таких как Александр Проханов, Марат Гельман, Матвей Ганапольский. Вот. Я бы даже акцентировал где-то на последней фамилии, которую я назвал, потому что как-то без нее же… Знаешь, как, потому что как ни крути, я главный в передаче. Объясню, почему. Это я Светлане Ростовцевой объясняю, которая здесь усмехается. Потому что я могу студию закрыть и с ключом уйти. Все. Передача окончена. Давайте. Встречаемся с вами через 25 минут.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире