'Вопросы к интервью

А.Плющев И в этой программе сегодня Наталья Зубаревич, профессор Кафедры экономической и социальной географии России Географического факультета МГУ. Наталья Васильевна, добрый вечер.

Н.Зубаревич Добрый вечер.

А.Плющев Смотрите, какая новость подоспела к программе – власти отказались от индексации пенсий работающим пенсионерам. И вы не то, чтобы это прогнозировали, но об этом предупреждали.

Н.Зубаревич Опасалась.

А.Плющев Я вас процитирую — там шла речь о раздаче различных пряничков, денег: «и это прянички маленькие, а больше ничего не обещали. Еще обещали вернуться к рассмотрению, — хорошая фраза — вопроса об индексации пенсий работающим пенсионерам. То есть, как-то на крючке подвесили, напомнили, что думают в эту сторону. Но думать-думают, а к думским выборам еще не удумали». Вот теперь удумали – прямо к сегодняшнему дню.

Н.Зубаревич Но это у вас подпольная информация от РБК, еще официального заявления не было, и не будет до 19 сентября, вы же прекрасно понимаете, что идиотов нет. Ну, слушайте — я ошиблась, давайте я займусь самокритикой. Я очень ошиблась, я уже несколько передач у вас говорила, что к думским выборам обычно больших пряников не бывает. И смотрите, как меня жизнь наказала: всем пенсионерам по десяточке, всем силовикам по пятнашечке, детям-школьникам по пятнашечке, и заранее.

Слушайте, я так недооценила родную власть, ее горячую любовь к населению накануне выборов, и это мне будет профессиональный не просто минус, а даже «двойка» и даже «кол». Потому что я не учла турбулентность, нервность, психическое состояние власти накануне, казалось бы, протертых уже по самое «не могу» выборов.

А-таки нервничают, таки решили деньги давать. Я очень люблю, когда населению дают деньги, я это всячески приветствую. Поэтому за турбулентность наверху — она нам отливается какими-то денежками.

А.Плющев Нам всем нравится, когда нам дают деньги – это здорово. Но мы знаем, что это влияет и на экономику. В наших условиях это не будет иметь негативное влияние?

Н.Зубаревич У нас пенсионеров всех видов, это не только пенсионеры по старости, как они грубо называются, а раньше называлось интеллигентно — «по возрасту». А сейчас «по старости» — вот сиди и молчи.

А.Плющев Надо называть вещи своими именами.

Н.Зубаревич У нас власть незатейливая, она ставит штампы сразу, и на лоб и желтую звезду нашивает тоже. Плюс там еще сиротам, семьям, потерявшим кормильца – ну, грубо, — из 43 миллионов 38-39 это по старости, по этому грубому слову. То есть, примерно раздали 400 миллиардов на пенсионеров. Остальное – из 500 объявленных без малого, — видимо, горячо любимые силовики: армия и всякие службы охраны, защиты конституционного строя и другого всего.

Полтриллиона при бюджете федеральном — где-то по расходам 22-23 триллиона, — это немало. Но не смертельно. Абсолютно не смертельно. Но знаете, сам масштаб говорит о том, что власть нервничает.

Н.Зубаревич: У нас власть незатейливая, она ставит штампы сразу, и на лоб и желтую звезду нашивает тоже

Для меня, — с одной стороны я всячески приветствую, что людям добавили денег, пусть это будет не Крымский мост и не мост на Сахалин, а будет людям в карман – это лучше. С другой стороны как-то они широко пошли.

А.Плющев Но инфраструктурные проекты, национальные, мега-стройки, локомотивы эти – разве не лучше?

Н.Зубаревич Поделились, изъяли маленько. Я по поводу этих больших мега-строек вообще скептический человек, потому что их эффекты не всегда просчитаны, их последствия не всегда так хороши, как кажется власти. С другой стороны, да – это повышение валового продукта, это занятость, заказы куче предприятий и организаций.

Но все то, что я видела «до того» — вот детский вопрос, саммит АТЭС во Владивостоке. И как там у нас опосля рванул Приморский край? Ну, Олимпиада в Сочи – и как там рванула Кубань с Причерноморьем? Нет ответа. Поэтому пафоса много, а экономические эффекты часто сомнительные.

Вот за что я «за» — за любые дорожные инфраструктурные проекты.

А.Плющев То есть, все-таки за Крымский мост?

Н.Зубаревич Нет, Крымский мост это все-таки политический проект. А вот когда ударим «по бездорожью и разгильдяйству» – это правильно. Но опять же, — смотря про что. Еще одна линейка – железные дороги, скоростные магистрали, Москва-Санкт-Петербург, которая из 4 часов дороги делает 2 часа 55 минут — экономически мне непонятно. Просто непонятно. Зачем?

Давайте так: инфраструктурные деньги надо вкладывать, — раз. Их надо вкладывать по уму, — два. Если их очень часто вкладывают не по уму — три, — лучше пусть отдадут людям. Вот такой у меня тупой ход рассуждений.

А.Плющев Все-таки вернусь к индексации пенсий работающим пенсионерам – не хватило широты души?

Н.Зубаревич Там много. Там больше 400 миллиардов. Одно дело всем раздали 400, и каждый в кармане по десяточке увидел. А тут каждый месяц этим работающим сволочам еще и приплачивать? В год это много. То есть, расходы, которые не дают явного электорального результата, и при этом затратны, заметаются веником под печку. Не будет. Те, которые одноразовые и дают четкий электоральный результат, как кажется власти, — пожалуйста, сделаем.

А.Плющев А почему так в целом обходятся с работающими пенсионерами, кроме того, что понятно, что это экономия для бюджета? Вроде бы у нас дефицит рабочей силы, мы приглашаем мигрантов. А тут людей стимулируют выходить на пенсию?

Н.Зубаревич Можно я скажу цинично? Так не выйдут же, сволочи. Потому что прожить на одну пенсию сложно. И поэтому эти люди хоть и не индексированную, но пенсию получают, плюс еще зарабатывают. Это заведомо более значимые деньги, чем одна пенсия, это рациональное решение очень многих людей. Власть же цинична. Она прекрасно понимает, что по своей воле многие на пенсию не уйдут.

Я вам дам совет: слушатели «Эха», если вы хотите, чтобы вам проиндексировали пенсию, договоритесь с работодателем, увольтесь на три месяца. Пусть служба занятости получит информацию, что вы уже не работаете. Вам индексируют пенсию автоматом, и потом вы зачисляетесь снова. Совершенно рабочий формат.

А.Плющев Это прямо как-то смахивает на мошенничество.

Н.Зубаревич Почему? Вы уволились, вы три месяца не работали. Должна же я чем-то помочь людям, которые хотят сделать себе индексацию?

А.Плющев Отличный лайфхак.

Н.Зубаревич да. Увольнение на три месяца — пересчет пенсии. Сразу вам делают индексацию, а потом — вперед. Только надо с работодателем договориться, чтобы вас потом обратно взяли на работу. А вот тут могут быть вопросы.

А.Плющев ну да, и три месяца за вас кто-то должен работать.

Н.Зубаревич Есть вопросы. Все, что идет поперек российского законодательства, я этого советовать не могу. То, что я вам сказала, это абсолютно в рамках российского законодательства — используйте этот шанс.

Н.Зубаревич: Власть цинична. Она прекрасно понимает, что по своей воле многие на пенсию не уйдут

А.Плющев Раньше это называлось оптимизацией налогов, а тут оптимизация доходов.

Н.Зубаревич Нет, «оптимизация» это когда режут. А это не оптимизация, а улучшение вашей доходной базы – это будет точнее.

А.Плющев А вообще повышение пенсионного возраста и вся эта история с пенсией – насколько это серьезный социально-экономический фактор? Я видел предвыборные плакаты кандидатов, которые идут вроде бы независимо, но мы понимаем, что от партии власти. Они идут с лозунгами «отменим грабительскую пенсионную реформу». Я удивился – ведь партия власти как раз голосовала за пенсионную реформу, как они это называют. И собираются ее отменять? Насколько это ощутимо по регионам?

Н.Зубаревич Тут две логики. Во-первых, — как называются люди, которые ставят стаканчики и под них кладут кость?

А.Плющев Наперсточники.

Н.Зубаревич Вот это чистое наперстничество. Потому что понятно, что этот кандидат может петь про паровоз все, что хочет — реформу не отменят. Но он этим зарабатывает себе персональные очки. Он наперсточник – можно я назову вещи своими именами? Понятно, что он ничего сделать не сможет.

Второе. Пенсионеров сокращают два года подряд. Это шикарно, — это я язвлю по полной программе. Их количество сокращается, это некий облегчам-с Пенсионному фонду. Я про грустные последствия ковида не буду кощунственно упоминать – там результат ровно такой же. Но и пенсионная реформа привела к тому, что у нас не просто не растет, а сокращается количество пенсионеров, чтоб я так жил. Поэтому для государства, для его казны это облегчение.

Отменять не будут – это совершенно точно. Власть не сдает назад, вы помните, это как бы правило «лицо терять нельзя», что там могут сделать? Я сомневаюсь, что что-то сделают. Думские выборы они протащат, это без сомнения, а до президентских еще жить и жить Может, что еще великого случится. Поэтому не буду я это комментировать — реформа сделана, назад дороги нет.

А.Плющев Касаясь единоразовых выплат, как люди воспринимают эти деньги, это отразится на результатах выборов?

Н.Зубаревич Простите, я лично не социологическая служба. Я лично, Зубаревич Н.В., воспринимаю это как подачку власти. Публично отказываться и швырять это назад я не буду — я лучше кому-нибудь отдам, кому это нужнее. Но это подачка власти.

С другой стороны, очень многие люди рады. Потому что не хватает на лекарства, дико подорожали продукты – хоть что-то. Сформулирую это простой русской пословицей: с паршивой овцы хоть шерсти клок. Мне кажется, это доминирующее восприятие. Чувства глубокого удовлетворения – какая у нас добрая власть, она нам денежку отстегнула – вряд ли возникает массово. Потому что люди знают, как живет эта власть, и как живут они. Поэтому это подачка.

А.Плющев Отличная пословица. Я слышал чуть другое, что нас обирают в стольких местах и столько раз, что если один раз нам что-то выдадут обратно, ничего страшного.

Н.Зубаревич Это нормально. Мы эту тему будем закрывать, потому что итак все понятно, что тут сусолить? Военным и силовикам, как опоре режима – ребята, мы о вас помним, знаем и поддерживаем. Пенсионерам — как опоре электората: ребята, мы о вас помним, вот вам денежка, голосуйте правильно.

А.Плющев Вы говорили, что не знаете о региональных пряниках на федеральных выборах.

Н.Зубаревич Их не будет.

А.Плющев Так уже два есть.

Н.Зубаревич Только Москва.

А.Плющев И Питер.

Н.Зубаревич А что там? Я не знаю.

А.Плющев В Питере те же самые 10 тысяч учителям.

Н.Зубаревич В Москве круче.

А.Плющев Вы имеете в виду миллион призов?

Н.Зубаревич И не только.

А.Плющев А что еще?

Н.Зубаревич Моя подруга в возрасте 65+, которая вовремя вакцинировалась, получила вот такой пакет в поликлиники, где там БАД-добавки, тонометры, пульсометры, какие-то лекарства. Еще что-то.

А.Плющев Разве это к выборам? Они давно раздают эти подарки.

Н.Зубаревич она получила только что и обалдела абсолютно, потому что это не дешевая коробка.

А.Плющев Очень недешевая и реально хорошая.

Н.Зубаревич Я за нее страшно порадовалась. Но это вакцинированным, это не совсем к выборам, это стимулирование вакцинации. Но как-то вот совпало. Понимаете, и то, и другое. Вот это многоцелевое использование показывает грамотность и умение власти работать с электоратом – это правда.

Н.Зубаревич: Чувство глубокого удовлетворения – какая добрая власть, нам денежку отстегнула – вряд ли возникает массово

А.Плющев да, есть такое. То есть, у нас только два региона, которые могут позволить себе такие пряники.

Н.Зубаревич Ну почему же? Да, сейчас Тюмень очень просела по доходам, у Сахалина минус, но они тоже богатые. Ямал сейчас восстанавливается, он в прошлом году сильно просел по доходам бюджета. Еще три-четыре смогли бы. Но какой резон? 500 тысяч на Сахалине, 500 тысяч на Ямале — ну, 1400 в Тюменской области. Они так там проголосуют, там все построено, все отрихтовано – зачем заморачиваться?

Поэтому риски в большущих городах. Главных, сомнительных, которые думают в разную сторону. И здесь риски пытаются купировать Ямал, сколько я помню электоральную статистику, голосовал всегда как надо, и без глупостей. Ну, Сахалин отдаст побольше Жириновскому – так никто не помрет. Все равно «Единая Россия» выиграет и там.

Поэтому нужда в таких вещах существует только в сомнительных зонах. А сомнительные зоны это крупнейшие города страны.

А.Плющев То есть. Москва и Питер остаются.

Н.Зубаревич Похоже, да.

А.Плющев Еще какой-нибудь Екатеринбург «какой-нибудь» в хорошем смысле.

Н.Зубаревич В хорошем, но там у бюджета денег нет, а во-вторых, Екатеринбург не субъект, а муниципалитет. А муниципальные бюджеты плачут — нет там денег.

А.Плющев Вы говорили, что губернаторы, которых выбирают не от власти, хотя, может быть таких на этих выборах и не будет.

Н.Зубаревич Не будет.

А.Плющев И в Хабаровске тоже?

Н.Зубаревич Так там же Дегтярёв стоит как памятник Ильичу на главной площади.

А.Плющев так там как раз новые выборы

Н.Зубаревич Жду. И не могу понять – пошла стенка на стенку. Народ же не кричит, он фигу держит в кармане. Он эту фигу вытащит в виде избирательного листка, или эта фига так в кармане и останется, — обматерится, и проголосует, как надо? Не знаю. Я просто с диким интересом жду результатов выборов по Хабаровскому краю. Народ сломали, или он, по доброй русской традиции, достал эту фигу в тихом месте и вставил в электоральный процесс. Я буду очень ждать результатов.

А.Плющев вы говорили, что губернаторы не от власти – им закрывают различные возможности.

Н.Зубаревич не совсем так. Я говорила несколько иначе: их не пускают в те кабинеты, в которые они хотят попасть. Это не значит, что им ничего не дают. Если по нацпроектам там отрихтовано и им положено по министерским нормативам что-то получить. Они получат. Но чтобы переговорить, договориться что-то поменять, что-то добавить – им просто не дают возможности встретиться с первыми лицами министерств. Слово тупое – их не принимают. Не то, что нерукопожатные, а «неприемные», — вот такое слово употреблю.

Они денежку какую-то получают, у них есть какие-то лоббистские группы. Но опять же – это не столько чисто финансовое наказание, это наказание отгораживания этого человека: ты не наш, мы с тобой не хотим иметь дело.

А.Плющев Как вы думаете, по-человечески, люди это чувствуют, когда голосуют? Что вот мы проголосуем за того, так ему деньги дадут, а если за этого – не дадут.

Н.Зубаревич Это очень было ощутимо, когда шла первая волна. Это я просто знаю, я не думаю — когда шла первая волна вот этих «парашютистов» взамен старых, не местных, — знаете. Какое было массовое ощущение? Я не назвала бы его даже сильно негативистским, оно было такое: он из Москвы, его оттуда послали, наверное, у него все схвачено – моет, нам чего-то добавят. А этот старый, мы его знаем уже, он ни о чем. А новенький придет, может, лучше будет.

Вот эта робкая надежда на то, что денег добавят, из Москвы присланный – она была. Что сейчас, точно я сказать не могу. Потому что один электоральный цикл прошел, люди увидели, что принципиально ничего не меняется. И что в их головах сейчас, у меня нет ответа.

Но тогда, при первой волне «парашютистов» эта эмоция считывалась – люди надеялись на лучшее. И поэтому сильно не сопротивлялись. Сопротивлялись кто? – элиты региональные. Они понимали, что будет многим «секир башка». Люди думали по-простому: ну, московский, от Путина, может, что-нибудь дадут? «Вот приедет барин, барин нас рассудит» — Некрасова никто не отменял, страна воспроизводит свою матрицу.

А.Плющев есть еще какие-то социально-экономические факторы, которые могут повлиять на нынешние выборы?

Н.Зубаревич Сейчас все нормально. Вы меня прервали, а я тут судорожно сидела и считала исполнение бюджета по январю-июлю. Пока все нормально, очень прилично – ну, с низкой базы прошлого года. Вы понимаете, что в прошлом году был провал.

Очень прилично выросли доходы бюджетов, их собственные доходы, что они зарабатывают – на 24%. Налог на прибыль – на 38%, НДФЛ на 18% — «все хорошо, прекрасная маркиза», мы вылезаем из этой ямы.

Ровно то же происходит в экономике. Мы вылезаем из всех ям. Где медленнее, где быстрее: в обрабатывающей промышленности вообще неплохо, в добывающей — это нефтянка, прежде всего – медленнее. В услугах, в торговле практически вылезли. В общепите не просто вылезли, скажу такое слово – выпрыгнули.

Н.Зубаревич: «Вот приедет барин, барин нас рассудит» — Некрасова никто не отменял, страна воспроизводит свою матрицу

А.Плющев Почему?

Н.Зубаревич Слушайте, все так ошалели от сидения дома, что когда стало можно пойти в кофейню попить кофейку, встретиться с друзьями где-нибудь в баре, — народ со всей дорогой душой, несмотря на падение реальных доходов, решил себе позволить радость человеческого общения. Это очень большая радость.

С платными услугами помедленнее. С доходами — ну, не выползли мы до конца из ямы: падали почти до минус 8%. Сейчас поднялись почти до плюс 7 – не дотянули. Но, тем не менее, выход идет. Люди это та, или иначе, видят.

Поэтому вопрос не в том, выползем или не выползем – выползем, из каждого падения бывает выползание. Вопрос, что дальше будет. С какой скоростью, когда мы вернёмся, выползем на краешек этой ямы, дальше-то с какой скоростью будем двигаться? И здесь много вопросов.

А.Плющев вынужден вас прервать, Наталья Васильевна. Мы продолжим программу после новостей и рекламы. Напомню, это Наталья Зубаревич, профессор Кафедры экономической и социальной географии России Географического факультета МГУ.

НОВОСТИ

А.Плющев Мы продолжаем «Особое мнение», наш гость Наталья Зубаревич, профессор Кафедры экономической и социальной географии России Географического факультета МГУ.

В перерыве мы говорили с Натальей Зубаревич, на какие показатели нужно смотреть, если вы хотите реально оценить состояние дел в регионе. Очень интересно, это была такая образовательно-просветительская часть нашей программы.

Но мы продолжаем новостную повестку. Простите, если вопрос вам покажется немножко карнавальным или предвыборным. Дело в том, что один из лидеров «Единой России» предложил, буквально настаивает, что необходимо строить новые города в Сибири, и так далее. И наши слушатели просят задать вам вопрос: «Строительство новых городов в современном мире. В России в частности, утопическая идея, или вполне реальная?». От себя добавлю – в Сибири особенно.

Н.Зубаревич Я поняла. Слушайте, давайте сегодня я буду заниматься рекламой. Она мне тем более приятна, что это наши выпускники, моего факультета. В «Медузе»* развернутый ответ на все эти шойгувские фантазмы. Да, молодой выпускник, хороший молодой исследователь уже, Руслан Дохов, — загляните на «Медузу» — он там по полочкам раскладывает, в чем неправ Шойгу. Я прочла – заплакала слезами умиления и поняла, как хорошо мы выращиваем молодняк, как они уже классно умеют делать экспертизу.

А теперь про Шойгу. Мечтать не вредно. Но из Сибири идет миграционной отток, чтобы эти города заполнить людьми, их где-то надо взять. У вас два варианта: из европейской части вы не перетащите, потому что Сибирь активно перемещается именно — особенно Дальний Восток, — в европейскую часть.

Значит, у вас два пути. Путь первый: новый ГУЛАГ, и сселяем туда работать. Знаете, «никогда не говори никогда» — правильно? Мы с вами живем в стране, где нельзя говорить «никогда».

А.Плющев Тем более, что есть уже новые инкарнации ГУЛАГа.

Н.Зубаревич Они местами проявляются, да.

А.Плющев В последний год много говорят и даже делают.

Н.Зубаревич Что-то такое да, бывает. Второе, чтобы этот город создать, вы должны к чертовой матери оголить весь Красноярский край, и население Красноярского края максимально туда сплочёнными рядами отправить. Это понравится населению Красноярского края?

Поэтому это абсолютный фантазм, он нереализуем. Это первая причина: люди сами принимают решение, где они будут жить. И при всем уважении к гоподину министру, и более того, страшно сказать, к председателю, главе Русского географического общества, — стыд на мою седую голову, плохо объясняли, — придется ему сказать, что люди принимают решение, а не госорганы и не лично господин Шойгу. Вот как-то так устроена жизнь – пока нет ГУЛАГа, она устроена так.

Второе. Все такие зоны, где сидит монопрофильное производство — Медная долина, еще какая-то – это потенциально моногородские территории с монопрофильной экономикой. Рассказать уважаемым слушателям «Эха Москвы», что происходит с советскими моногородами? Ведь специализация никогда не бывает вечной.

А.Плющев Мне кажется, можно напомнить.

Н.Зубаревич Стоит напомнить, что очень многие из этих городов сейчас прозябают. Потому что, чем занимались их предприятия, на нынешнем рынке невостребованные. И люди мотаются на вахту, сидят в тени, пытаются подработать. Потому никогда нельзя делать производственные города – это эпоха индустриальная, она закончилась.

Город это место, где люди приезжают, занимаются разнообразными видами деятельности, и город развивается, прежде всего, на разнообразных услугах. Я каюсь, но я бываю на конференциях в Географическом обществе, — очень каюсь. Но мне не довелось ни разу рассказать уважаемому председателю, как работает урбанизация, и что с этим можно сделать. Боюсь, не доведется и дальше. Поэтому будем с ним пребывать в разных представлениях о мире. Его и научном. Они сильно отличаются друг от друга.

А.Плющев С другой стороны мне кажется, что это такая же предвыборная штука, никто всерьез не собирается строить эти города.

Н.Зубаревич Да, так.

А.Плющев Но с другой стороны, это не мешает нам теоретически эту возможность обсудить

Н.Зубаревич Знаете, а многие люди покупаются. Я с вами тут на 200% согласна – это чистый предвыборный пиар, чтобы потрафить сибирякам, — людям это понравится без сомнения.

А.Плющев А почему им понравится? Они же не собираются переезжать в эти города, им-то что от этого?

Н.Зубаревич: Нельзя делать производственные города – это эпоха индустриальная, она закончилась

Н.Зубаревич Как? Сибирь уверена абсолютно в том, что она кормит всю страну, что ее обирают, что она сидит на ресурсах, доходы от которых изымаются, и Сибирь ничего не получает. А тут тебе говорят, что у вас будет новая столица, новый поезд, — внимание тебе оказывают. Это очень предвыборно. Тебе говорят, что ты важен, что на тебя будут тратить ресурсы. Это чисто предвыборная история, тут я с вами на 300% согласна.

А.Плющев Боюсь, так дорастет до 500. Вы сказали, что Сибирь уверена, что ее обирают. Я такое во многих регионах слышу. Но давайте о Сибири поговорим – разве не так?

Н.Зубаревич По разному. Тыва дотационна на 80%. Кто ее обирает? Республика Алтай — на 75. Кто ее обирает? У Алтайского края – он не богат, мягко говоря, — уровень дотационности будет под 40%. У Хакассии меньше, у сильных регионов, таких, как Красноярский край – тут без сомнения – они отдают больше, чем получают назад – это без сомнения. Иркутская область – тоже без сомнения, Томская.

А вот Новосибирская – тут уже надо считать. Потому что больших налогов в федеральный бюджет она не платит, только НДС, а прибыли там большой нет.

Поэтому давайте – у меня дурацкая присказка, меня за нее все коллеги ругают, но она честная: по-разному. Есть кормильцы, которые очень много отдают. Но никто из них не отдает так, как Ханты-Мансийский автономный округ. Из всех собранных на его территории налогов 91% уходит в федеральный бюджет, а 9% остается Ханты-Мансийскому округу. Ни одному из субъектов Сибирского федерального округа этого не снилось просто — такой масштаб грабежа. А это изъятие нефтяной ренты.

А.Плющев Боюсь, что этот предвыборный пиар был направлен не на Ханты-Мансийский автономный округ.

Н.Зубаревич Абсолютно.

А.Плющев Просто там избирателей немного.

Н.Зубаревич Все-таки полтора миллиона, это не хухры-мухры.

А.Плющев ну, по сравнению с Красноярским краем.

Н.Зубаревич Красноярский край там 2,6, — сопоставимые цифры. Просто сибиряки реально уверены в том, что у них все отбирают. Я это знаю, я там бываю регулярно. Это не просто элитное ощущение, это ощущение массовое, ощущение населения.

Потому что действительно – неблагоустройство инфраструктуры такое, дефицит каких-то модернизаций мощнейший. Сразу видно, что территории полузаброшенные с точки зрения инвестиций – я имею в виду инвестиции в жизнь людей. И поэтому есть ощущение, что у нас все отняли.

А.Плющев Мне кажется, это общее место по регионам.

Н.Зубаревич Общее.

А.Плющев Что Москва все берет на себя. Насколько это справедливо сейчас?

Н.Зубаревич Ну, смотрите…

А.Плющев Я понимаю, что «по-разному».

Н.Зубаревич По разному. Ханты-Мансийский 91% отдает, а магаданская область, например, почти ничего не отдает, у нее возврат НДС. Поэтому почти 100% собранных налогов на ее территории остается в Магаданской области. И таких регионов несколько. А так у многих остается 90%.

Поэтому еще раз: мы кормимся за счет ханты-Мансийского, Ямало-Ненецкого округов. За счет Москвы – там НДС, потому что это гигантский рынок конечного потребления, — но уже меньше.

И все. Все остальные как-то не очень. Мы страна, живущая за счет двух автономных округов Тюменской области, — можно я скажу грубо и честно? Это наши основные кормильцы.

А.Плющев Честно говоря, для меня это большое открытие. Не то, чтобы я думал, что все за счет Москвы живут – вовсе нет. Но вот чтобы прямо так?

Н.Зубаревич Цифры назвать? Вот возьмем все налоговые доходы федерального бюджета. Возьмем их за 100%. В разные годы от 24 до 28% всех этих налоговых доходов федерального бюджета давал Ханты-Мансийский автономный округ – четверть. Еще 10% — Ямал. Итого больше трети суммарно. В разные годы от 12 до 14% Москва – это в основном налог на добавленную стоимость по конечному потреблению и немного налога на прибыль. И еще 5% Санкт-Петербург.

Складывайте в кучку: три с половиной субъекта федерации – больше половины всех поступлений налогов в федеральный бюджет. Дальше рассказывать, кто кого кормит? Страна такая.

А.Плющев Я хоть рад, что Москва среди тех, кто всех кормит тоже.

Н.Зубаревич А вы помните недавнее заявление Собянина, что мы всех кормим? Да, я им честно сказала – мне журналисты звонили. Я сказала: да, Москва кормит Пенсионный фонд — без дураков. Потому что отчисления пенсионные с московских зарплат, которые вдвое выше средних по стране, огромны – без сомнения. Москва донор Пенсионного фонда – кто бы спорил? 12,6 миллионов человек, населения, работников там больше 8 миллионов, и еще все платят со своих зарплат. Да, в федеральный бюджет не очень, ханты гораздо круче, а пенсионный фонд Москва кормит. Потому что хантов полтора миллиона, а в Москве 12,6 миллиона – почувствуйте разницу.

Поэтому, как только знаешь цифры – ну, я избыточно эмоционально сегодня говорю, приношу свои извинения.

Н.Зубаревич: Мы страна, живущая за счет двух автономных округов Тюменской области

А.Плющев Наоборот, это прекрасно.

Н.Зубаревич Потому что провела чертову тучу пар на экономфаке МГУ и мне дети – я очень с трудом читаю малышам, бакалаврикам, первокурсникам. Они мне все время объясняли, когда я им объясняла, как шла централизация нефтяной промышленности, ребенок включил звук и сказал: а куда смотрит ФАС? — я заплакала в первый раз.

Когда я сказала, как происходит что-то там на Чукотке, мне было сказано: но там же атомная энергетика развивается на подводных лодках. Я заплакала еще раз. Я поняла, насколько причудлив информационный мир – не бабушек, не дедушек, а вполне себе продвинутых 17-летних, поступивших по дикому конкурсу на экономфак МГУ. Там винегретище в голове.

И поэтому борьба с винегретом это как у Дон-Кихота с ветряными мельницами – бессмысленна.

А.Плющев Слушайте «Особое мнение» с Натальей Зубаревич, и винегрета будет меньше. Наталья Зубаревич, профессор Кафедры экономической и социальной географии России Географического факультета МГУ была сегодня гостем нашей программы. Спасибо вам огромное, Наталья Васильевна. До свидания.

Н.Зубаревич Всего доброго.

А.Плющев Спасибо.

* — СМИ признано российскими властями иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире