'Вопросы к интервью

М. Курников Добрый вечер. В эфире программа «Особое мнение». У микрофона Максим Курников. И в студии — редкость по нынешним временам – писатель, журналист Виктор Шендерович*. Здравствуйте, Виктор Анатольевич.

В. Шендерович* Добрый вечер.

М. Курников Я хочу начать с новостей об очередных закрытиях СМИ или даже если они сами так не называют, выполняют функцию такую. В чем новость на ваш взгляд, что МБХ-медиа закрыли или то, что мы с вами здесь еще сидим.

В. Шендерович* В том, что закрыли – новости нет. Я сегодня вспоминал, был старый фильм Федора Хитрука «История одного преступления». Мультфильм. И вот там герой в конце, когда уже грохот стоит, а он не вздрагивает, у него села нервная система за ночь. Вот я себе напоминаю сам этого персонажа, потому что все началось с разгрома НТВ 20 лет назад и все, что последовало после этого, все утрамбование свободного слова, свободной прессы, все укатывание под асфальт, что каждый раз другие воспринимают как событие – я воспринимаю как просто следствие. Со свободой слова при Путине было решено в апреле 2001 года 20 лет назад. Все дальнейшее – они продолжают. Они закатали под асфальт федеральные СМИ, потом закатали поменьше, потом такие. А сейчас дошли до блогеров. До сайтов и так далее. Это абсолютно просто каток под уклон уже и давит всё. События никакого нет, ничего нового не произошло, они прессуют и давят. Немножко угол наклона и изменился. Они в последние несколько месяцев набрали уже совсем нечеловеческий ход. Готовятся к выборам. Все закатать намертво. Все забетонировать. Чтобы мышь не проскочила. В этом смысле закрытия СМИ идут в одном ряду с арестами, уголовными делами, поражением в правах, запретом избираться. С историями с недопуском до выборов Шлосберга, Вишневского, того, сего, другого. Я уж не говорю о Навальном.

М. Курников Кого-то возвращают.

В. Шендерович* Нет, я сейчас говорю общим планом. Идет, просто уже закатывают под асфальт к выборам 2021 года. Чтобы к 2024 это двухэтапная история большого закатывания под большой асфальт. Чтобы к 24-му году вообще ничего живого не было. И в этом смысле ничего не произошло, продолжается это закатывание. Уничтожение «Эхо Москвы», если так поставил вопрос…

М. Курников Я так не ставил вопрос.

В. Шендерович* Событие в том, что мы сидим разговариваем. Это перспектива, конечно. Пока что им нужна почему-то по их понятиям, по их представлениям о целесообразности, о законе речи не идет давно, по их представлениям о целесообразности скажем, некоторый ущерб и крик международный в том числе от закрытия «Эхо Москвы», этот ущерб превышает пользу от того, что мы все сдохнем, рты зашьют нам. По их представлениям сегодняшним. Какие у них будут завтрашние представления – неизвестно. Но вот пока эта точка балансируется. Скорее, я бы сказал, отвечая на твой вопрос – событие в том, что мы еще разговариваем.

М. Курников Видел у кого-то из коллег сегодня, прошу прощения, что не запомнил, у кого именно – обиду на то, что общество никак не реагирует на закрытие этих СМИ.

В.Шендерович*: Готовятся к выборам. Все закатать намертво. Все забетонировать. Чтобы мышь не проскочила

В. Шендерович* Общество по большому счету почти никак не среагировало на закрытие федерального телеканала, который смотрели 80 миллионов человек.

М. Курников Но теперь-то вроде как все понятно.

В. Шендерович* Что понятно?

М. Курников Тогда еще можно было сомневаться…

В. Шендерович* Кому? Кому сомневаться?

М. Курников Спор хозяйствующих субъектов.

В. Шендерович* Чего? Кто? Это надо было сильно зажмуриться и зажать ноздри, чтобы запах этой мерзости не ударил в нос. Послушай.

М. Курников Но сейчас уже…

В. Шендерович* Не будем валять дурака. Население съело не только, прости меня, закрытие НТВ, население, не приходя в сознание, пережило Беслан. Беслан. Расстрел детей из огнеметов федеральных. Пережило, не приходя в сознание. «Курск», Беслан. Чего мы будем говорить. Медуза* и МБХ-медиа существуют для какого-то количества ну десятков, ну может быть сотен тысяч человек. Я оптимист, ну миллион. Два. Отрезанный ломоть. Вот аудитория «Эхо Москвы», например, мы совпадаем же, да, те, кто слушают…

М. Курников У нас побольше наверное.

В. Шендерович* Нет, я говорю, они входят сюда.

М. Курников Ну да, наверное. Пересекающиеся.

В. Шендерович* Сильно пересекающиеся. Те 2-3 миллиона, не знаю сколько, пусть социологи поправят, которые ориентированы на «Эхо Москвы», на Медузу, на МБХ, потребляли информацию оттуда – для Путина, для корпорации, которая находится у власти — сегодня отрезанный ломоть. Мы никаким образом, от нас никто на выборы не пройдет. На выборы. Или почти никто не пройдет. Они контролируют то, что называется электоральное поле голосования. И они контролируют с помощью ОМОНа и нацгвардии улицу.

М. Курников Но вы сами себя так отрезаете. На самом деле, насколько я знаю, насколько я общаюсь, люди, которые сидят там и принимают решения, слушают, в том числе и ваши эфиры.

В. Шендерович* Ну да, им надо знать.

М. Курников Многие с удовольствием слушают.

В. Шендерович* Нет, я это все встречал. Это я тоже знаю. Это как Корейко, помнишь? – с 9 до 4 и с 4 до 9. Это два разных человека. Когда ко мне подходит большой человек, говорит: «Виктор, я вас слушаю, я вас страшно уважаю, вот вы молодец. Если что, мы за вас». Генерал ФСБ. Если что, то. Ну если что – это от вас же будет. Вам позвонить на домашний телефон. Это разные вещи. Я сейчас говорю не о частности, а о таком эффекте. Мы отрезанный ломоть. На выборах от нас никто не то что не победит, а даже не выйдет. Не выйдет в стартовый створ. Говоря олимпийским языком. Просто в забег не пустят. Дисквалифицируют…

М. Курников Кое-где у нас порой…

В. Шендерович* Это не повлияет никаким образом на составы парламента. Бешеный принтер вот зальют сейчас новыми чернилами, и все. И это будет дальше работать. К 24-му году он будет снова шарашить все, что скажет Клишас, Толстой и прочая их братия. Улицу они контролируют с помощью ОМОНа, нацгвардии. И преторианцев — на них финансирования всегда хватит. Ну, они считают, что поскольку они не идеологические, как в Северной Корее, в Северной Корее сожгли бы из огнеметов. В открытую. Из идеологических соображений. У них нет идеологии. Их идеология – Байкалфинансгрупп. Было ваше – стало наше. Хапок. Хапнули – переваривают. И делают так, чтобы их за хапок не погнали и не судили. Никакой третьей задачи, собственно, второй, потому что не погнали и не судили – это связанные вещи для них. Потому что как только погонят – будут судить. Они это понимают. Просто не уйти от власти. И все, что происходит под этим углом, очень логично смотрится абсолютно.

М. Курников Но вы следите, так или иначе, за тем, кого регистрируют, кого не регистрируют. Какая стратегия ваша на эти выборы. Опять Нах-Нах или…

В. Шендерович* Не знаю, я уже отвечал на этот вопрос.

М. Курников Я поэтому и спрашиваю…

В. Шендерович* Не знаю. Я прислушаюсь к себе. Идея «умного голосования» она относительно умная, потому что иногда она работает, мы видим. Иногда работает, а иногда работает в противоположную сторону.

М. Курников Я замечу, Виктор Анатольевич, что это сильное изменение вашей позиции по сравнению с тем, что было 5-6 лет назад. Тогда вы строго говорили «нет».

В. Шендерович* Тогда было, как мне казалось, по крайней мере, что делегитимизация выборов это гораздо более важная задача. Условно говоря, в 18-м году они выбросили но из списка и вшили туда Собчак. И все радостно побежали короткими ножками, радостно размахивали…

М. Курников Что заставило вас поменять точку зрения?

В. Шендерович* Еще раз, в разные времена. Вот президентские выборы в чистом виде это была возможность вотума недоверия.

М. Курников По парламентским говорили, Нах-Нах – было то изобретение именно парламентских выборов.

В. Шендерович* Было ощущение тогда, что массовый отказ признать легитимность этой истории за невозможностью победить там. Потому что Чуров уже в полный рост, в 2005 году, когда я уже баллотировался против Говорухина, уже было немыслимо думать о том, чтобы победить. Потому что ну неравные ресурсы и так далее. В 15-м уже о чем говорить. И делегитимизация очень важным казалось. Поднять на делегитимизацию. Мы не признаем ваших выборов. В 11-м году история с «умным голосованием» сама по себе провалилась в том смысле, что мы видим, во что превратилась та же «Справедливая Россия», которую…

М. Курников Которая была главным бенефициаром.

В. Шендерович* Которая была главным бенефициаром «умного голосования». Мы видим эту дрянь в полный рост. Еще отвратительнее в каком-то смысле «Единой России», потому что те хотя бы не притворялись никогда. Дрянь и дрянь полная. Но на волне, их удалось поймать на фальсификациях, и на этой волне вырос протест 11-12-го годов. Именно протест, не само голосование и сам не состав парламента. Быстро всех купили как мы видим. А именно протест мог что-то изменить. Протеста сегодня такого, который сможет их сместить – не будет. Ясно, что они примерили белорусский опыт, они просто переломают руки-ноги. Тупо. Одиночным пикетам, не одиночным. Они просто физически переломают руки-ноги и посадят. Вот и всё. Поэтому ни о какой практической пользе говорить сегодня не приходится. Это вопрос в чистом виде нравственного выбора. Посмотрю ближе к делу, кто мне предлагается как избирателю. Конкретно мне. На этом «умном голосовании» и эмоционально решу этот вопрос. Этот вопрос касается меня лично и вас лично. И каждого. Это вопрос моих отношений с собой. Это не повлияет, к сожалению, я пессимист в этом смысле. Это не повлияет. Ничего на выборах не изменится. Измениться может только на протесте. После фальсифицированных выборов. Протест — мы прошли одну волну, к другой еще не подошли.

В.Шендерович*: Идея «умного голосования» она относительно умная, потому что иногда она работает

РЕКЛАМА

М. Курников Виктор Шендерович* отвечает на ваши вопросы. Наверное, сейчас ответит президенту Украины господину Зеленскому, который сказал буквально следующее: «Если вы чувствуете себя русскими — уезжайте в Россию». Жителям Донбасса. Насколько это взрослый политический шаг, насколько правильное высказывание.

В. Шендерович* Отвечать я президенту Зеленскому не буду, он меня ни о чем не спрашивал. Эта риторика, могу оценить риторику — она не кажется мне удачной. Мы говорили по разным поводам в связи с разными ситуациями о том, что апелляция к заложникам и обвинение в адрес заложников и претензии к заложникам, которые недостаточно последовательно или мужественно себя ведут. Это вещь безнравственная. Немножко иногда очень безнравственная, иногда не очень этически точная. Как минимум этически неточная. Мне кажется, что мы имеем дело с этической большой неточностью. Жители Донбасса, я не говорю о негодяях вписанных, о Стрелковых-Гиркиных и кураторах Бородаях. До Прилепина включительно. Я говорю о жителях, о людях, которые попали в такой замес. Которые попали в середину бомбометания.

М. Курников Гражданской войны.

В. Шендерович* Гражданской войны. Убийством. Предъявить этим людям, ставить перед ними такие ультиматумы, как бы говоря: вы гости, вы на нашей территории, уходите. Что я считываю, может это я так считываю, может, там этого не было, но я так считываю. Или пеняйте на себя. Потому что мы на своей территории. Мы будем воевать за свою территорию, а вы уезжайте, если вы хотите. Мне кажется, что по отношению к заложникам, а подавляющее большинство жителей Донбасса, Луганска, Донецка — это заложники. Кого-то я знаю. Я просто знаю, оттуда уезжали. Когда они поставлены перед выбором, простые люди, не политики, которые обязаны это делать по роду работы и общественные деятели, которые должны внятно формулировать позицию. Тут мы можем говорить: сформулируй, ты публичная фигура. По отношению к просто заложнику, который в этом замесе существует и должен решать, от чьей руки он должен погибнуть. От Стрелкова-Гиркина условного, Бородая или вооруженных сил Украины. Мы ему так говорим, мы с ним так разговариваем. Мне кажется это ошибка интонационная очень серьезная. Мне эта риторика очень не понравилась. Мне кажется, что это промашка. Это моя оценка.

М. Курников Еще одну фразу он сказал, что, рано или поздно, Крым все-таки будет украинским. И что оккупанты – называет он тех, кто сейчас там – они никогда не будут любить Крым так, как любили его украинцы. А вот здесь он тоже этически промахнулся или этически попал?

В. Шендерович* Кто как будет любить — слишком большое обобщение. Любят люди или не любят. Каждый отдельный человек. Это не меряется нациями и цветом паспорта. Обложкой паспорта. Так не замеряется.

М. Курников Русский регион Украины или я неправильно понимаю.

В. Шендерович* Нет что оккупанты – безусловно.

М. Курников Дело в том, что люди остались в основном там те же. Просто они получили российские паспорта и наверное, ощущали себя русскими в составе Украины.

В. Шендерович* Они стали заложниками. Одно и то же говорим. По счастью там не было такого кровавого замеса, как на Донбассе. Как в Луганске. Но это тоже заложники. Ты должен быть либо за Путина, если ты не за Путина, то ты… Выбор заложника. Претензии к заложникам предъявлять не надо. Территория юридически украинская. Россия, Крым — на каком-то этапе, когда она рухнет после всего, что сделали эти ребята, ляжет пластом…

М. Курников Через тысячу лет.

В. Шендерович* Нет, гораздо ближе. Экономически. Когда настигнет эффект кобры, я рассказывал как кобра бросается, бросается. Как ее мангуст съедает. Кобра просто ложится в пыль после 15-го броска, у нее сил больше нет, ее лежачую берут. А не в боевой стойке. Вот когда Россия ляжет из-за всех этих идиотов, которые ничего кроме парада и мордобоя не умеют, когда мы ляжем в пыль отрезанные от технологий, от всего. Когда начнет все распадаться, как 35 лет начало распадаться, когда еда заканчивалась. И надо было еду покупать у потенциального противника, с которым мы воевали. Если бы Канада с Америкой не продавали нам пшеницу, — через два месяца начались бы голодные бунты. Когда Россия в очередной раз допрыгается на эти грабли, путинская Россия и потребуется вернуться обратно в мир. То за право вернуться обратно в мир, как Горбачев вдруг стал, как они все стали покладистые, как они все стали разговаривать, улыбаться. Как вдруг выяснилось, что мирное существование это все-таки хорошо. И так далее. За ножки Буша. Так вот в следующий раз, когда встанет вопрос о том, чтобы возвратиться, чтобы вернулись технологии, вернулись инвестиции, вернулся статус, чтобы с нами вообще разговаривали. Чтобы не держали на вытянутой руке, чтобы мы махали кулачками своими короткими подальше от них, а когда надо вернуться – не знаю, кто это будет, но этот вопрос встанет. Послушай, это логика. Если ты вышибал ногой дверь, то должен поставить ее на место. Нельзя вышибить дверь у соседа, а потом попросить у него взаймы. То есть можно, но он может тебе в глаз дать после этого.

М. Курников Пока то, что возвращается – скорее 70-е. На марше Олимпиада, спортсменка просит политического убежища. Вспомнили молодость?

В.Шендерович*: Подавляющее большинство жителей Донбасса, Луганска, Донецка — это заложники

В. Шендерович* Даже я бы сказал, расформировывались команды после поражения, но это 50-е даже. Хорошая традиция. Это машина времени. Лукашенко – наша машина времени. Лукашенко можно рассматривать как оберег, условно говоря, в том смысле, что посмотрите, как это ужасно. Ахнуть и отбежать подальше. Для нас это именно так. Ребята, вы же видите, мы же туда не хотим. Давайте отбежим подальше. Но для Путина и компании это полигон — о, вот так можно. Так можно, как было в прошлом году в Белоруссии. Значит можно эскадроны смерти, можно просто замолотить физически, можно пытать. Можно Окрестина. Можно судить Марию Колесникову. Которую ты пытался выпихнуть, она не позволила. Дать ей 10 лет тюрьмы. Все можно. И мир съест. И на белорусском полигоне Путин очень внимательно смотрит и потирает руки. Так можно. Это можно с нами, разумеется.

М. Курников А вот такие истории показывают, что к чему приводят такие…

В. Шендерович* С легкоатлетками?

М. Курников Да.

В. Шендерович* Это наименьшее из бед.

М. Курников Для Лукашенко это дико неприятно.

В. Шендерович* Но он отрезанный ломоть. Уже после всего, что он наделал, вот повторяю, у них есть одно преимущество – танки грязи не боятся. Такое бы сделал какой-нибудь европейский лидер – он бы уже через несколько дней был бы в отставке и в позоре оправдывался бы. А этому все по фиг. И да, танки грязи не боятся. Ему уже не страшно. Причем тут эта Олимпиада. Уже все. Уже и вторая какая-то легкоатлетка не захотела. Естественно. Это нормально, тут не о чем говорить. Важная тема, что на этом полигоне тоталитарном обкатано все очень успешно. Путин понимает, что, в крайнем случае, можно просто так, ну просто. Главное – чтобы были головорезы. Которые просто замочат. Кормить головорезов, науськивать их, настраивать их, промывать мозги, а я убедился в том, как у них промыты мозги. Я года полтора назад летом 2019 года общался с одним «полканом» на Пушкинской и группой вот этих – ну, там очень крепко промыты мозги. То есть искренняя ненависть к нам, которые за печеньки Госдепа пытаются расшатать и уничтожить великую Россию. Абсолютно зомбированные. И будут поддерживать эту зомбированность, подкармливать, разжигать классовую рознь тем, что звать из бедных провинций в богатую Москву, показывая этих жирующих москвичей. Они все это будут делать и дальше. И белорусский опыт в этом смысле для Путина очень полезный.

В.Шендерович*: Лукашенко – наша машина времени. Лукашенко можно рассматривать как оберег, условно говоря

М. Курников А когда наши смотрят на такую ситуацию, как с этой легкоатлеткой, вы же сами говорите, что все-таки пока внешние издержки имеют значение.

В. Шендерович* Послушай, после сочинской мочи, по-моему, смешно про это говорить. Что мы все про, причем тут Олимпиада.

М. Курников После сочинской мочи, во-первых, Путин признал…

В. Шендерович* Тем не менее, мы продолжаем, все это продолжается. Я имею в виду, что он вышел сухим из воды. Мы участвуем в Олимпиаде. Прекрасно, без флага. Наши, наши. И эти американизмы опять волной. Не говоря о том, что все наши родимые пятна, гомофобия – волной. С федеральных каналов. МОК попросил разобраться, что это у нас гомофобная мерзость несется с федеральных каналов. Антиамериканская, гомофобная. То есть весь наш анализ, извини, мы выложили. Эту мочу неподмененную. Выложили на анализ нашу, в этом смысле Олимпиада она показала снова весь наш анализ. Но повторяю, политически речь, конечно, не об Олимпиаде. Речь совсем о другом.

М. Курников О Лукашенко, конечно. Мы сейчас послушаем новости. После поговорим о репертуаре театров и национальной безопасности.

НОВОСТИ

М. Курников Мы продолжаем. И как я обещал, поговорим о репертуаре театров. Когда вы пишете пьесы, Виктор Анатольевич, вы задумываетесь о национальной безопасности, вы учитываете этот момент?

В. Шендерович* Я только об этом и думаю. Я и пишу, как-то пытаюсь укрепить национальную безопасность. Но поскольку мои пьесы не ставят, мне никак не удается это сделать. В интересах национальной безопасности я бы рекомендовал господину Бастрыкину настоятельно попросить взять мои пьесы в репертуар. Только об этом и думаю. Всерьез об этом говорить невозможно. Это уголовщина, которая вывозит с пистолетом журналистов в лес. Бастрыкин. Это уголовщина, которой недосуг расследовать убийства и попытки убийства и покушение на убийства. Причем те, о которых весь мир уже вопит много лет. Он будет заниматься рассмотрением безопасности, которую…

М. Курников Он по поводу оскорбления ветеранов. Тем не менее.

В. Шендерович* Вот он будет заниматься тем, не оскорбила ли Лия Меджидовна ветеранов. Всерьез это комментировать невозможно. Если говорить конкретно об этом случае, персонажи ведь не только мерзости говорят. Они иногда убивают. Шекспир – вообще одни убийцы. Я считаю, надо категорически просто…

М. Курников Расследовать каждого.

В. Шендерович* Макбет, Ричард Третий — там серийные убийцы. В каждой, разжигание розни. Яго выходит и говорит: ненавижу мавра. Сразу закрывать. Первая реплика. Занавес. Всё. Кранты. Зрители отпечатки пальцев и свидетелями. Всё. Невозможно это всерьез комментировать. Это дебилизм, это идиотизм. Но это идиотизм рукотворный. Это идиотизм, которым они заполняют пустоту.

М. Курников Но они дойдут до этого или это эффект…

В. Шендерович* Послушай меня, ты же видишь, как они всю эту шваль подпускают, разрешают им дойти до какой-то грани, проверяют общественную реакцию. Потом СЕРБы вот эти все.

М. Курников Мы не про национальность.

В. Шендерович* Про аббревиатуру. То СЕРБ, то «Офицеры России», то эти, то те. Жириновский на этот случай всегда есть. Какую-нибудь мерзость сказать или сделать и замерить реакцию. Ах, общество еще сопротивляется – откатить. Потому что им самим неудобно это сделать. Но конечно отдельно, когда человек по имени Михаил Юрьевич Лермонтов так озабочен имиджем России…

М. Курников Национальная безопасность. И насколько репертуар театров соответствует ей.

В. Шендерович* Если бы это был Николай Павлович Романов – я бы понял. Но это Михаил Юрьевич Лермонтов. Это удивительно.

М. Курников Петр Толстой тоже такие вещи говорит.

В. Шендерович* Про это было сказано у Горина, что Мюнхгаузен переходит в Феофила, вино – в укус. Это случается.

М. Курников Тем не менее, министр культуры, такое ощущение, что делает несоизмеримое по нынешним временам заявление и говорит, что недопустима цензура в театре.

В. Шендерович* Ты представляешь, до какого плинтуса мы доползли. Что когда министр культуры, собственно говоря, напоминает о существовании Конституции РФ – это воспринимается как… Отважная женщина, ты подумай. Она прямо про Конституцию не побоялась сказать. Цензуры-то нет. Ой, ты ж подумай. И сразу забываешь, что это от нее ведерко говна приходило в эфир Шейнина, Первого канала. Буквально.

М. Курников В каком смысле?

В. Шендерович* В таком. Она была редактором, она была в этой программе. Она руководила. Сразу все ей прощаем.

М. Курников Но это шоу.

В. Шендерович* Конечно. Сразу этот запах забываем. Дай ей бог здоровья. Еще раз, это ведь свидетельство той точки, той плинтуса, у которого мы лежим. Когда нормальное напоминание министра культуры о существовании Конституции, которая запрещает цензуру, воспринимается как невероятно какой-то либеральный поступок.

М. Курников В классическом смысле этого слова.

В. Шендерович* Это такая наша сегодняшняя норма. Прискорбная. Потому что в принципе надо было бы при другом более нормальном раскладе гнать вон поганой метлой тех людей, которые предлагают нарушать Конституцию. И тех людей, которые на наши с вами…

М. Курников Это оставляет какую-то надежду?

В. Шендерович* Послушай меня, это все тактика. Мелкая тактика. Вот сейчас решили отлезть. Все инструменты в руках у них. Они могут завтра закрыть любой театр, любой спектакль. Ну в этот раз решили, попробовали. Проверили, дали порезвиться этим негодяям.

М. Курников Давайте к созиданию перейдем. Потому что министр обороны считает, что в Сибири надо построить несколько больших городов. Министр обороны – обратите внимание. Цитата: «Нам необходимо в Сибири построить 3, а лучше 5 крупных центров научно-промышленных, экономических, проще говоря – городов с населением 300-500 тысяч, лучше – до миллиона человек».

В. Шендерович* А помещик Манилов еще чтобы мостик был с нужным крестьянам товаром. Я думаю надо сделать города и чтобы там были мостики с нужными крестьянам товарами. Опять-таки, подумай. Министр обороны с какого-то бодуна начинает фантазировать. Откуда деньги. Слушай, у нас дорог нет, у нас 30 миллионов без газа и водопровода. Мы живем в пейзаже, я сейчас с Колымы приехал, десять дней провел.

М. Курников Ой. Ассоциации со строительством городов не самые приятные.

В. Шендерович* Да, там есть, не буквально, есть города построенные. Во-первых, понятно, кто будет строить эти города. Потому что добром это все, денег-то нет на это. Вот в этой распадающейся стране без водопровода, газопровода, где все решает, на каком квадратном сантиметры будет газопровод…

М. Курников Что вы такое говорите…

В. Шендерович* …решает президент РФ.

М. Курников Выйдите в Москве – тут Бентли понимаешь, Роллс-ройсы.

В. Шендерович* Я предлагаю время от времени…

М. Курников Денег-то много.

В. Шендерович* …покидать пределы Патриарших прудов. Как бы выходить наружу немножко. Там, за Патриаршими прудами пара километров буквально начинаются другие пейзажи, а если 20 пройти – то начинаются третьи. А через 200 – четвертые. А через две тысячи – пятые. Пейзажи. Я вот был в том краю, где нет дорог. Просто нет дорог в городах.

М. Курников Наверное, нет экономической целесообразности.

В. Шендерович* Да. Незачем. Есть города, чего их строить. Ты построй там дороги, ты проведи там газ, ты сделай там нормальные дома. Сделай так, чтобы там не хотелось удавиться от одного пейзажа. Сделай дороги. Ну что-нибудь сделай. Но это надо делать. Для этого нужно что? – чтобы не министр обороны, лишь надобно народу, которому вы мать, скорее свободу дать. Надо сделать, чтобы это было выгодно. Вот почему-то есть в Виннипеге на севере крайнем почему-то есть дороги. В вечной той же мерзлоте и гораздо севернее. И еще сто километров от Виннипега на север. Там никто не живет, трудно. Но дороги есть, заправки есть. Кто хочет – приходи, живи. Дороги, газ. Никаких проблем. Свобода* нужна. А из свободы вытекает благосостояние. Это азбука. Благосостояние не сразу, через несколько шестереночных передач и свобода – это вещи связанные. Это доказано, уж в 20-м веке доказано абсолютно. Но пока у нас Шойгу занимается градостроительством, то мы будем на этих маниловских мостиках.

М. Курников Напомню, что министр обороны еще не только министр обороны, но лидер списка и возможно это как раз…

В. Шендерович* Конечно.

М. Курников Не как министр он заявляет, а как…

В. Шендерович* Ну конечно.

М. Курников Кандидат.

В. Шендерович* 20 с лишним лет назад, когда Шойгу был включен в первую тройку вместе с Карелиным и кем-то еще, дай бог памяти. Списка, тогда еще называлось партия «Единство».

М. Курников Межрегиональное движение «Единство-Медведь».

В. Шендерович* Да, когда медведик появился, собственно говоря. Вот ведь как смешно вспоминать об этом. А он ведь тогда числился приличным человеком, он еще не был ни вором, ни…

М. Курников Он был министром Министерства чрезвычайных ситуаций.

В. Шендерович* И числился, у него была репутация честного человека. И они вот эту подмену, потом мы про Карелина забыли. И вот это называется козел-провокатор, который приводит на бойню, а сами уходят в сторону. Вот он был таким козлом-провокатором. Он привел честный человек во главе списка — Шойгу. МЧС. Репутация изменилась за 20 лет. Этот номер второй раз этот наперсток не особо канает. Сильно его фигура не прибавит уже ничего «единороссам». Возвращаясь к тому, с чего начали. Они паникуют. Это в политическом смысле абсолютная паника. Они все проиграли кроме насилия. Они ничего, вот выборы – они ничего не могут предложить нам. Ничего. маниловские мостики эти бессмысленные. Никто не верит. Ничего, кроме насилия. Они могут просто не пустить никого в списки. Они могут просто посчитать по-чуровски, по-памфиловски. Они могут просто устроить очередной сеанс воровства. И устроить очередной сеанс насилия тем, кто не согласится с воровством. Кто-то в изгнании, кто-то в тюрьме, кто-то фактически выброшен. Вишневский Владимир, Шлосберг и так далее. Все Навальные. Депутаты. Все заткнуто. Все дыры заткнуты.

В.Шендерович*: Свобода* нужна. А из свободы вытекает благосостояние. Это азбука

М. Курников Есть достижения, которые вы не признаете достижениями, а люди признают.

В. Шендерович* Например.

М. Курников Крым.

В. Шендерович* Люди признают это достижением те, которые не в курсе цены. Когда ты покупаешь какую-то вещь – ты интересуешься ценой. Если бы людям рассказать, сколько из их кармана вынуто на эту бирюльку. Бирюльку, погремушку пиаровскую.

М. Курников Русские люди там живут и хотели…

В. Шендерович* Русские люди там жили.

М. Курников …Русского языка лишить…

В. Шендерович* Максим! Никто их ничего не лишал. Я был в украинском Крыму в доме Чехова, у Волошина, выступал. Ну русском языке говорил. Ни на каком кроме русского там не говорили. Все было нормально. Не валяйте дурака. Эта бирюлька стоит очень дорого. А будет стоить еще дороже. Она нам стоит изгойства. Она нам стоит немыслимых денег, статуса и позора. Все это придется потом возвращать, это будет очень дорого и очень позорно. Если бы была вышеупомянутая свобода, если бы можно было рассказать об этом не здесь, а на федеральном канале. Если бы все выброшенные, посаженные в тюрьму и выброшенные вон из страны имели бы право голоса на федеральных каналах – мы бы имели немножко другое, в том числе и другое отношение к крымской авантюре. К аннексии Крыма. Аннексии никогда не заканчивались хорошо. Никогда. Никакая аннексия в долгосрочной перспективе не заканчивалась хорошо. Это всегда заканчивалось позором и унижением.

М. Курников Это вопрос — насколько долгосрочная перспектива.

В. Шендерович* Да, но тем больнее, чем дольше – как сказано у Окуджавы. И чем дольше это будет продолжаться, — тем выше будет цена.

В.Шендерович*: Никакая аннексия в долгосрочной перспективе не заканчивалась хорошо

М. Курников Если вы так говорите о свободе, может, вы ответите на вечный вопрос: а к чему стадам дары свободы.

В. Шендерович* Стадам – ни к чему. Их должно резать или стричь – продолжу. Наследство их из рода в роды ярмо с гремушками да бич. Но штука в том, что и стадного состояния человек имеет возможность выйти. Вовсе не обязан. Человек может стать животным. Легко. Встать на четвереньки две секунды. И начать пахнуть. А вот в обратную сторону – это процесс. У человека в отличие от животного, которое родилось и по этому тоннелю как бы предназначения своего природного так и шарашит всю жизнь до смерти, вот в отличие от собачки, которая по этому тоннелю бежит своей жизни – у человека есть возможность эволюции, есть возможность вырасти. У человека есть возможность и у нации есть возможность деградировать или вырасти. И мы видим, как одна и та же нация в разных условиях — южнокорейская, северокорейская ведет себя так или так. И судьба соответственная. Стадам не нужна. Хотим быть стадами – все шикарно. Хотим быть людьми – надо меняться.

М. Курников Писатель Виктор Шендерович* был в студии «Эхо Москвы».

* — российские власти считают иноагентом

* Виктор Шендерович - физлицо, признанное иностранным агентом. Радио Свобода - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире