'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 июля 2021, 19:08

О.Бычкова 19:07 московское время. Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона Ольга Бычкова. Я нахожусь в нашей московской студии, в прямом эфире. И с нами адвокат Илья Новиков, который тоже в прямом эфире, но с нами он по Зуму. И вы видите Илью Новикова за рулем. Но он остановился, не на ходу это делает. Здравствуйте, Илья.

И.Новиков Добрый вечер.

О.Бычкова Видимо, Илья не успевал куда-то доехать.

И.Новиков Да, из двух зол я выбрал меньшее, и решил пообщаться с вами из машины вместо того, чтобы ехать сломя голову.

О.Бычкова Не надо сломя голову, нам все равно, какая вокруг вас картинка. За рулем, так за рулем. Хотела попросить вас прокомментировать, растолковать историю со снятием Ильи Яшина с выборов и запретом на ближайшие три года участвовать в каких бы то ни было выборах. Яшин написал в своем Фейсбуке, в суде предъявили телеграм-канал за его именем, где говорится о том, что нужно поддерживать Навального, ФБК(*), которые, как мы помним, признан экстремистской организацией. И на этом основании Яшин снят с выборов. При этом он говорит, что не имеет отношения к этому телеграм-каналу, он понятия не имеет, что это такое, у него нет телеграм-канала, и легко в этом убедиться. На что судья ему говорит – я пересказываю пост Яшина своими словами, — он говорит, что судья на это ему сказал: там же ваша фотография. И все. Аргументы закончились.

И.Новиков А что судья стал бы делать, если бы там был телеграм-канал Путина с фотографией Путина и надписью «давайте поддерживать Навального»?

О.Бычкова Отлично.

И.Новиков Нет, это не юмор. Напомню, как у нас запрещали ФБК, я был на закрытом заседании. Поскольку само заседание было закрытым и сам иск был секретным, но при этом почему-то решение сделали незакрытым и не секретным — вы можете его прочитать, оно публиковалось «Командой 29», и само решение и протокол заседания.

Там видно, как фамилия Яшина всплывает в деле ФБК, к котормуо Яшин тоже прямого отношения не имеет. А всплывает очень интересно. Прокурор, который обосновывает, почему ФБК организация плохая, котормуо нужно было что-то сказать – не просто, что ФБК расследует про дворец Путина, вроде как этого недостаточно, чтобы тебя признали экстремистской организацией.

Но нужно объяснить, почему это плохая организация. И она говорит: а еще их Яшин поддерживает. Причем, не Илья Яшин, не депутат, не глава муниципального совета Яшин. А просто Яшин.

Спрашиваю: а кто такой Яшин? Давайте проясним, – ну как, это гражданин, который неоднократно говорил о том, что он поддерживает ФБК. Говорю: вот я, адвокат Новиков, Тоже жертвовал деньги ФБК. Меня это делает экстремистом? Говорит: конечно, это вас делает экстремистом, — немножко другими словами, но посыл понятен. То есть, фамилия Яшин используется, чтобы пояснить, почему ФБК плохое, а потом ФБК используется в другом месте, другом суде, чтобы объяснить, почему такой плохой Яшин. Это две половинки арки, которые подпирают друг друга и не дают друг другу упасть.

На самом деле, конечно, ничего они не подпирают. Ни одного такого рода судебное решение, как решение о снятии с выборов или недопуске к выборам, то есть решение, которое своим последствием имеет то, что человек не может участвовать в выборах, как бы оно ни называлось, по чьей бы инициативе этот суд ни шел, не может базироваться на доказательствах такого рода, что есть телеграм-канал, в котором есть фотография человека.

Даже по более примитивным ситуациям, когда речь идет о исках о защите чести, когда кто-то про кого-то чего-то написал, принадлежность телеграм-канала, Фейсбука или Твиттера, все равно, по-хорошему, должна обосновываться какими-то более разумными вещами.

Например, у Фейсбука долгое время можно было просто посмотреть, к какому телефонному номеру привязан тот или иной аккаунт.

О.Бычкова Телеграм тоже верифицируется, и Яшин пишет в этом посте, что никакой верификации, даже ничего похожего на попытку верификации проделано не было.

И.Новиков У меня конкретно таких дел не было, но коллеги-адвокаты рассказывают, что действительно уже вошло в уголовное практику, когда в дело тащат протоколы осмотра каким-нибудь следователем страниц в интернете, где в качестве основного опознающего признака, что этот аккаунт считается принадлежащим человеку, является его фотография. В особо тяжелых случаях, когда потом еще проводят экспертизу и конечно, экспертиза говорит, что фотография, которая размещена в интернете, это фотография того самого человека, потому что у них сходятся портретные признаки лица, — что, конечно, ничего не говорит о том, кто эту фотографию туда повесил и кто этим аккаунтом пользовался. Но следствие делает вид, что этого достаточно.

И что самое плохое – суды тоже делают вид, что этого достаточно. Именно делают вид — подчеркну. Это не то, что суды неграмотные и не понимают, как это устроено, или что судья никогда в руках не держал телефон и не знает, что такое телеграм-канал.

Когда принимаются такие решения, это значит, что судья делает вид. И думает, что мы по этому поводу ему ничего не скажем. А если скажем, то не сделаем. То есть, он уверен, что для него никаких последствий не будет, если он сформулирует сове решение по любому вопросу на основе подобной доказательственной базы. Это, конечно, беда.

О.Бычкова А как адвокату подсудимого на это реагировать? Какие тут могут быть действия?

И.Новиков Мы снова возвращаемся к разговору, который мне приходится регулярно вести, — зачем вообще нужны адвокаты, если все настолько плохо.

О.Бычкова Я так вопрос не ставила.

И.Новиков Но чаще всего вопрос ставится именно так. Когда ты рассказываешь про какой-то произвол, аудитория сидит, терпит, а потом говорит: ну хорошо, нет правды в судах, нет ее и выше. А вы тогда что делаете, вы зачем?

Мы делаем то, что должны делать. У нас есть процедура, которую мы можем исполнить. И мы знаем, что не в таких делах как у Яшина, — тут понятно, что вопрос о Яшине решался не конкретным судьей, он только оформлялся судьей, а решался несколько иначе.

Но когда простому Иванову, который судится с Петровым, то помогает держать блокнот открытым, писать все нарушения, которые происходят и раньше или позже, не в первой инстанции, так в апелляции, не в апелляции, так в кассации, нет-нет, да и получится исправить явный абсурд. Просто потому, что судья, которому одинаково одна сторона и другая, смотрит на то, что его нижестоящий собрат по мантии написал, говорит, что здесь ерунда написана, давайте решим нормально.

О.Бычкова А почему судья вышестоящей инстанции должен иметь интерес решить это нормально, если система работает по другому?

И.Новиков: Судебная система не должна принимать решения, про которые заранее известно, что они не будут исполнены
И.Новиков Нет, система не работает, это тоже заблуждение. Вы видите искаженную оптику, самые плохие дела, в которых система показывает себя хуже всего. Просто потому что вашему брату-журналисту не интересно снимать судебные иски Иванова против Петрова в пустом зале, где они делят какую-нибудь корову – это не предмет для прессы, даже если судья выносит справедливое решение после кропотливого изучения дела.

О.Бычкова Это интересно Петрову, Иванову и корове, может быть.

И.Новиков Да. Но те дела, где Яшин снимается с выборов, сажают Навального, и что-то еще такого рода происходит, что интересно прессе, и которые пресса только и показывает, — в этих делах понятно, что правосудие и справедливость изначально находятся в очень большой отрицательном гандикапе. И публика, которая на все это смотрит, думает: ага, если у вас эти дела вот такие, как мы видим, то какие же у вас дела те, которых мы не видим.

На самом деле дела, которые вы не видите, разные. Некоторые хуже, некоторые лучше. Я, может быть идеалист и оптимист, но считаю, что хороших людей больше чем плохих. И даже система с отрицательным отбором, которая поощряет разного рода подлости, поощряет разного рода карьеризм, холуйство у своих участников – даже они не способны из большого количества людей вытравить все хорошее, человечное и доброе.

И если вы думаете, что все судьи злодеи, которые встают с утра и думают, как бы побольше людей обидеть и как бы побольше дел решить несправедливо, — это не совсем так.

О.Бычкова Я не думаю, что все злодеи, я пытаюсь понять, как это устроено и как это работает. Если судья низшей инстанции принимает абсурдное решение, то это потому, что он получил такое указание по поводу конкретного персонажа.

И.Новиков Про корову Иванова и Петрова такое указание он не получит.

О.Бычкова Конечно. Но судья вышестоящей инстанции, пересматривая дело, тоже, наверное, получает распоряжениями

И.Новиков У людей, которые не сталкиваются на постоянной основе с нашими судьями, какое-то странное представление о том, что это какие-то особенные люди, которые живут по другим правилам. Ничего подобного. Это точно такие же люди, такие же, как какой-нибудь менеджер среднего звена в какой-нибудь фирме по торговле канцелярскими товарами. Точно из такого же теста слеплены судьи. Потому что они часть нас, нашего общества. Со своими проблемами, комплексами.

У кого-то действительно есть садистская жилка, и он получает физическое удовольствие от того, что издевается над человеком, который оказался перед ними с которым можно сделать все, что угодно. Кто-то думает о том, что ему через две недели в отпуск. И тогда — помните как в мультфильме про 12 месяцев, где королева говорит, что казнить пишется короче, поэтому напишу резолюцию не помиловать, а казнить.

Кто-то думает: вот у меня через две недели отпуск, поэтому если я поступлю правильно, назначу экспертизу, и тогда у меня отпуск сорвется, — давайте я решу короче: отказать. Или удовлетворить. У кого-то этого нет, у молодых судей, новой генерации, которая не до конца испорченная, особенно если это не судейские дети. Которые просто знают, какой замученный с работы приходит папа и знают, что у них то же самое будет, — бывает такое, что они лезут из шкуры вон, работают. Особенно в арбитражных судах. Почему-то в общей юрисдикции, там, где ближе к земле и к корове Иванова и Петрова, это в меньшей степени проявляется.

Мы много об этом говорим, но если искать какой-то плюс во всех этих процессах по массовым арестам, штрафам и прочем, может быть, дело заключается в том, что люди, которые раньше не имели шанса, не имеют повода оказаться в суде и посмотреть на это своими глазами, приходят и смотрят. Но даже те, кто лично через это не проходил – сходите в районный суд. Правда, сейчас ковидом сложности, в какие-то суды вообще не пускают публику под предлогом ковида. Но в какие-то пускают – попробуйте, сходите и посмотрите, как все это устроено. Увидите таких же точно людей.

И может быть это вас подтолкнет к выводу, что ситуация, которая складывается вокруг Навального, Яшина, оппозиции, всей предвыборной активности, что они действительно не вполне нормальны. Это не то, что происходит в судах ежедневно, на постоянной основе.

О.Бычкова Сегодня есть еще загадочная история с Алехиной из «Пусси Райот», которая отсидела 15 суток, вышла, и ее немедленно задержали.

И.Новиков Вообще не новая история. Они это освоили – я имею в виду полицию, и естественно, судьи, поскольку всем этим занимаются судьи, полиция не может просто так человека арестовать на 15 суток, решение принимает судья.

Они эту технику, как прикуривают одну сигарету от другой, когда человека сажают с одних 15 суток на другие 15 суток, или на 30, — это все стало очень заметно в 2019 году, именно на фоне московских городских выборов, когда всех людей – тогда еще не сидевшего Навального, муниципальных депутатов, которые хотели идти, кандидатов, активистов, — многие из них прошли через 2, 3, 4 – больше четырех я не помню, таких заходов непрерывных, когда человек выходит из дверей спецприемника, а его там ждет радостный наряд ППС, и оказывается, что у него уже все готово для следующих 15 суток. И судья его уже ждет с написанным постановлением.

Это не новость. Это одна из подлых вещей, к которым мы привыкли, потому что они происходят постоянно теперь уже. Это одна из примет времени.

И.Новиков: Полиция не может просто так человека арестовать на 15 суток, решение принимает судья
Мы говорили еще пару лет назад, что Россию ждет «белорусификация». Вот это «белорусификкция», это то, что мы заимствовали, по сути, из нашей братской республики.

О.Бычкова А на каком основании можно человека, который не ступил шагу ступить за пределами…

И.Новиков Ему говорят, что за то, Что было раньше. Я не знаю конкретного сюжета с Алехиной, но обычно это выглядит так: человека ждут на выходе из приемника с уже написанными материалами по событию, которое якобы произошло с его участием до того, как он туда сел. И закон это вполне допускает. Теоретически такая ситуация может иметь место и без какой-то фальсификации со стороны полиции. Просто те случаи, о которых мы знаем, все связаны с фальсификациями, поэтому мы можем уверенно говорить, что это фальсификации.

О.Бычкова Фальсификации на уровне суда, на уровне следствия или полиции?

И.Новиков Фальсификация происходит на уровне полиции. Потому что первичный материал, который рассматривает судья, составляет полицейский. И там написанные под копирку рапорты о том, что «я, лейтенант Иванов видел, как гражданин Иванов нецензурно ругается» — особенно здорово заходит нецензурная ругань, за это дают 15 суток. И было несколько случаев. Когда арест на 15 суток за якобы нецензурную брань являлся арестом не для того, чтобы человека посадить и он просто там посидел, две недели на нарах поприсутствовал, а это было, и это уже вполне доказано, и эти случаи пошли в Европейский суд, — это было прелюдией к уголовному делу и сопровождалось пытками.

То есть, как это устроено? У вас есть человек, которого вы хотите потом судить за что-то серьезное типа терроризма — ну, в тех случаях, о которых я говорю, это был терроризм или убийство. И вы понимаете, что если вы сейчас арестуете его по всей форме, то есть, предъявите ему обвинение, там сразу появятся адвокаты и будет понятно, что он находится в таком-то СИЗО, то пытать вам его, как силовикам, будет сложно. Потому что уже известно, где он находится, известно, кто за него отвечает, известно, с кого спрашивать, если у него появятся потом следы пыток на теле.

Что вы делаете? Идете к знакомым полицейским и говорите: оформите этого товарища на 15 суток зато, что он нецензурно ругался. Его оформляют, судья выносит решение, и за эти 15 суток с ним происходят всякие фантастические вещи вроде пыток током, избиений, угроз, давления и прочего. Но все это происходит не в СИЗО, а в более теневых условиях административного ареста. Его там еще по документам перевозят с места на место, а на самом деле он сидит все время в одной и той же камере и с ним там работают.

И концу эти 15 суток у вас уже его готовность с вами сотрудничать, — как писала газета «Красная бурда»: «подозреваемый начал сотрудничать с электрошокером и дает пронзительные показания». Вон он уже готов давать пронзительные показания и тут вспоминается, что он оказываете еще и по уголовному делу проходит, и принимают его под стражу. И вам уже не нужно пытать в СИЗО, потому что он уже пытан до этого.

Поэтому эта техника, такого ареста за якобы ругань или за что-то еще, — предлог совершенно неважен, берите, что хотите: неповиновение сотруднику полиции прекрасно заходит. Это уже вполне откатано.

О.Бычкова Хочу спросить вас про Ивана Сафронова – сейчас ровно год как он задержан и арестован, он находится в Лефортове. Какой ваш взгляд на эту историю, какие выходы существуют из этой ситуации?

И.Новиков Выходы из этой ситуации вам будут комментировать коллеги, которые ведут дело Сафронова. Я могу с высоты своего опыта сказать, что я знаю следователя, который стал звездой этого процесса и про которого уже много что сказано. В частности, Иван Павлов, «Команда 29» давали очень яркие зарисовки о том, как это дело ведется.

Его фамилия Чабан. Он был ещё подполковником, когда я с ним сталкивался по делу норвежского гражданина Солдеберга, которого судили за шпионаж, потом успешно обменяли, и он сейчас находится дома, в Норвегии, хотя еще полтора года назад его Московский суд осудил на 14 лет за шпионаж на тему всяких военных секретов.

Очень бескомпромиссный человек, причем не в плохом смысле – у меня с ним нет личного конфликта, это не то, что я страшно обижен, как следователь Чабан вел дело моего подзащитного. Но все, что я читаю – я отсылаю нашу аудиторию к тому, что было описано – все, что я читаю со слов защиты Сафронова про то, как следствие обращается с Сафроновым и какие требования к нему выдвигаются, и как с него пытаются совершенно законные вещи, вроде свиданий с родственниками, или звонок матери в день рождения – все это становится предметом давления, связанного с позицией обвиняемого по делу.

Это безобразная совершенно ситуация. Если обстоятельства действительно обстоят так, как говорит защита Сафронова, а я абсолютно верю коллегам, и тем фактом, что на Ивана Павлова, адвоката, завели уголовное дело якобы по факту разглашения им подробностей дела Сафронова. Вы до сих пор не знаете, о чем идет речь, что такого Павлов вам сообщил, что он не мог сообщить? Неизменно на вопросы, в чем его обвиняют, отвечали, что это все тайна и тайной и должно оставаться.

О.Бычкова Несмотря на то, что прошел год, никаких подробностей по-прежнему не достает.

И.Новиков Вот это такая двоякая, амбивалентная ситуация – когда арестовывают кого-то при скандальном отсутствии доказательств, — назовем это так. Когда в такой ситуации арестовывают какого-то представителя цеха, будь то адвокат, как случилось с Павловым – его не арестовали, на него наложили странную меру пресечения: ему запрещено пользоваться любыми средствами связи. Это адвокат, живущий в Петербурге, ведущий множество дел, включая дело того же Сафронова в Москве. И когда даже следователь по этому делу пытается ему что-то сообщить, и не может этого сделать, потому что следователь по делу самого Павлова добился такой меры пресечения, — у него нет телефона, ему не дозвониться.

О.Бычкова Смешно.

И.Новиков: Арест на 15 суток — не для того, чтобы посадить, это прелюдия к уголовному делу, сопровождающаяся пытками
И.Новиков Да. И когда начинаются такие цеховые истории, когда свои вступаются за своих, наверное, это правильно – а как еще, мы погружаемся в Средневековье? Средневековье, как мы знаем из учебника истории 7 класса, это время цехов. Вот ты член цеха, значит, твои товарищи будут за тебя. Если ты не член цеха, значит, ты сам по себе.

Но, наверное, это тоже достаточно тревожная штука, потому что, что еще? – Ну, чума на дворе есть. Не черная смерть, но практически.

О.Бычкова Да, с этим у нас все в порядке.

И.Новиков Цеха есть, монархию восстановили, теперь, наверное, Церкви скоро будем платить десятину. Все это вообще не здорово.

О.Бычкова Все-таки про Сафронова хочу понять, чем это может закончиться. Но спрошу об этом через пару минут, после выпуска новостей. Это программа «Особое мнение» и адвокат Илья Новиков в этот эфир вернется.

НОВОСТИ.

О.Бычкова Еще раз добрый вечер. Это программа «Особое мнение», и у нас адвокат Илья новиков. Все-таки про дело Сафронова – прошел год и совершенно непонятно, за что его арестовали, в чем его обвиняют? И поскольку нет рациональных и убедительных доводов в этой истории непонятно, чем это все закончится. Прошу вас прокомментировать версии, которые высказывают вокруг: что система устроена так, что мариновать человека годами в СИЗО проще, чем признать, что система ошиблась, что тут получился такой тупик: ни осудить, ни выпустить невозможно.

И.Новиков Выход должен быть простой: если у вас нет доказательств, вы человека выпускаете. Это не нужно обсуждать как какое-то чудо, это просто нормальный ход вещей. То, что в нашем королевстве это преломляется в какую-то дикую ситуацию, когда мы строим конспирологию там, где все должно быть понятно и просто, это говорит не в нашу пользу.

Я не буду гадать по поводу Ивана — у адвокатов есть правило, которое сейчас записано на бумаге – адвокаты не должны комментировать дела, которые ведут другие адвокаты. По двум причинам: во-первых, ты можешь навредить тому делу, сказав что-то, что аудитория воспримет как авторитетное юридическое мнение, что на самом деле таковым не является, потому что не основано на бумагах, — ты обо всем слышал по сарафанному радио. Адвокат не должен создавать такое впечатление.

И во-вторых, может такое случиться, что этот адвокат выставит себя дураком, потому что комментирует дело, которого не знает и скажет какую-нибудь ерунду. Это правило защита в обе стороны.

Я не хочу строить прогнозов по делу, которое ведет Иван Павлов, — ему запрещено пользоваться телефоном, но вы можете позвать его в студию. Завтра Мосгорсуд будет как раз разбирать одну из апелляций на обыски, которые проходили у Ивана, тоже совершенно противозаконные, поперек всем правилам. Может быть, Иван к вам придет и скажет что-то по поводу дела Сафронова. Это будет правильно и честно.

О.Бычкова Поняла, спасибо. Тогда спрошу совсем про другое. Про районный суд в Петербурге, который запретил еще несколько мультфильмов, в том числе известный американский сериал. Эксперты суда сказали, что сериал противоречит гуманистическому характеру воспитания, присущему России. Там с героями постоянно происходят несчастные случаи. До этого еще запрещали какие-то мультфильмы. Это что такое? Это какие ценности защищают?

И.Новиков Помню, я еще учился на 2 курсе, мы это смотрели все на флэш-файлах, которые нужно было скачивать.

О.Бычкова Так вы смотрели этих самых «Happy Tree Friends»?

И.Новиков Это старый сериал, это мультипликационное воплощение знаете чего? Все эти садистские стишки вроде «маленький мальчик нашел пулемет, больше в деревне никто не живет». И говорить, что это все не вписывается в нашу традицию глупо, потому что традиция в том числе и такая. Просто не было русского народного ЮТьюба, а если бы он был, то все было бы.

Эти запреты на самом деле — я пытаюсь подобрать какие-то приличные слова. Если вы сейчас пойдете в ЮТьюб и наберете любой из этих мультиков – ни малейшей сложности у вас не будет, чтобы это посмотреть. Даже если узнают, что вы его смотрели у себя дома, вам ничего за это не будет.

О.Бычкова Спасибо.

И.Новиков Наверное, где-нибудь есть какие-нибудь административные дела за то, что кто-то у себя ВКонтакте выложил запрещенный мультик – скорее всего это так. Но как они были в любом количестве в интернете, так они и остаются. Как их смотрели, так и будем смотреть. Я вот сейчас приду и пересмотрю эти «Happy Tree Friends», потому что вы у меня затронули ностальгическую струну.

Если смотреть их буквально с блокнотом, глазами эксперта, который оценивает все что угодно с точки зрения духовно-нравственных кодов русского народа, — ну да, когда какую-нибудь зверушку распиливают или перекусывают пополам акула, если это описывать словами, то конечно, это выглядит жестоко. Но с понимаем, что это все-таки в жанре черного юмора именно мультики, то тогда вся эта писанина о том, что разлагающе воздействует или объяснение, как совершать самоубийства, и тому подобное – что всегда пишут в такого рода экспертизах, — это все чушь. И относиться к этому серьезно не нужно.

А самое обидное, наверное, для нас как для людей, которые имеют отношение к судебной системе это то, что такого рода решения, даже если они принимаются по букве закона, даже если судья, замученный своими коровами Иванова и Петрова, которых у него по 50 штук в день, просто подмахивает такое решение. Но все равно это ставит в глупое положение конкретно этого судью, суд в котором он работает и судебную систему, потому что судебная система не должна заниматься такого рода вещами.

Судебная система не должна, по-хорошему, если она себя высоко ставит, не должна принимать решения такие, про которые заранее известно, что они не будут исполнены. Что они превратятся в такую шутку, положенную на бумагу и пропечатанную печатью от имени российской Федерации. Вот так.

И.Новиков: Вопрос о Яшине решался не конкретным судьей, он только оформлялся судьей, а решался несколько иначе
О.Бычкова Когда, например, речь идет о снятии оппозиционного кандидата с выборов в суде…

И.Новиков Тут прекрасно сгодится и то, что он когда-то выкладывал мультик.

О.Бычкова Подойдет, конечно. Но тут не замешано никаких кандидатов, а есть только мультик в чистом виде и кто-то на него пожаловался. И что, по поводу мультиков судьи тоже принимают какие-то телефонные звонки? Нет же, наверное? Кому это надо?

И.Новиков Это выглядит очень просто. Есть в прокуратуре люди, которые получают зарплату, у них есть синие погоны, которые все считаются советниками юстиции какого-то класса, которых просто поставили на это направление.

О.Бычкова На культурку?

И.Новиков Да, на культурку. Ну, что ему делать? Он может пойти по сложному пути, — можете себе представить, какую видеопродукцию вы бы запретили, если бы были такого рода прокурором?

О.Бычкова Ну, что-нибудь действительно ужасное типа детской порнографии кошмарной.

И.Новиков Нет, детскую порнографию не нужно отдельно запрещать, она итак запрещена по определению.

О.Бычкова Тогда я бы ничего не запрещала.

И.Новиков А человек должен отчитываться, за что он каждый месяц получает деньги. У него есть вариант честно сказать начальству: знаете, мы не нашли в этом месяце в интернете ничего, что можно было бы запретить.

О.Бычкова Так он получает зарплату за то, чтобы он что-нибудь запретил?

И.Новиков Чтобы он отчитался за то, что он выполнил какую-то работу свою.

О.Бычкова То есть, это нормальная палочная система.

И.Новиков Ее можно назвать «палочной» с некоторой натяжкой. Но он может пойти и сказать: «Мы запретили такое-то количество мультиков, у нас есть мнение экспертов, что они несли в себе угрозу насилия, ценности не те». Если вы примете первое решение, то, скорее всего, вы с этой работы вылетите, потому что кому вы там нужны, этому Ивану Ивановичу? Если вы месяц за месяцем будете отчитываться, что у вас достигнуты такие-то успехи, вы запретили аниме, или «Евангелион» и теперь добрались до «Happy Tree Friends», — скорее всего вы с этой работы не вылетите, а даже пойдете на повышение. Вы что выберете?

Если выбираете первый вариант, то вас там не останется. То есть, система заточена так, она так устроена, что люди, которые из варианта быть уволенным, или запретить «Happy Tree Friends», выбирают быть уволенным, — больше там таких не остаётся, их увольняют.

В итоге остаются люди, которые из запретов «Happy Tree Friends» делают свою работу, кормят детей, ездят на эти деньги в отпуск, и так далее. И мы им будем платить пенсию, если ничего не изменится.

О.Бычкова И тайно показывают детям японские мультики. У меня вопрос еще от Шендеровича из прошлой программы. Он спрашивает, как это районный суд может запретить что бы то ни было, какой-нибудь мультик на территории Российской Федерации? Я ему не смогла объяснить. Объясните, пожалуйста.

И.Новиков очень просто. Суть решения не в том, что немедленно этот мультик изымается и уничтожается, после этого решения судебные приставы не будут обходить все компьютеры России проверять, не записан ли на них этот мультик.

Просто ему присваивается статус запрещенного, и в дальнейшем, когда этот мультик где-то всплывает в какой-то официальной ситуации, человеку, который распространил этот мультик говорят: как же так? Вы распространили объект, который находится в реестре запрещенных материалов, давайте мы вас оштрафуем. Вот так это и происходит.

Никак на доступ к этому мультику, — вот новость сегодняшнего дня, что китайцы изобрели какую-то систему, которая следит, чтобы дети не играли по ночам. Я не говорю, что это хорошо, но это, по крайней мере, какое-то технологическое решение, при котором можно нажать кнопку «вкл» и «выкл».

И.Новиков: Это как прикуривают одну сигарету от другой, когда человека сажают с одних 15 суток на другие 15 суток
Поскольку в России такого китайского интернета и такой кнопки нет, то все это имеет такой вид. Просто помнить, что когда-то какой-то петербуржский или еще какой-нибудь судья что-то признал экстремистским — запрещенным, не экстремистским, это чуть разные категории. Регулярно признают запрещенными какие-то видеосюжеты, даже художественные фильмы – сколько угодно, — под тем предлогом, что в них описываются способы совершения самоубийства. Вот «Анну Каренину», по хорошему, тоже надо запретить.

О.Бычкова Даже не начинайте эту тему.

И.Новиков Вот если прыгнуть под поезд, то поезд вас переедет, и вы умрете. Строго говоря, это способ совершения самоубийства.

О.Бычкова Понятно. Тут было непонятно, почему районный судья диктует всей российской Федерации.

И.Новиков Потому что к этому районному судье пришел прокурор с такого рода иском. Пришел бы к другому, это был бы другой судья.

О.Бычкова Ясно. Спасибо вам большое. Заканчивается на этом наше время. Это была программа «Особое мнение» с адвокатом Ильей Новиковым. Спасибо вам большое, до свидания.

(*) деятельность организации запрещена на территории РФ; также признан российский властями иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире