'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 02 июня 2021, 17:08

А. Осин 17.06. Здравствуйте, друзья. «Особое мнение» Александра Кынева, политолога сегодня предлагается вашему вниманию. Разумеется, к последним событиям. В частности сегодня они связаны с арестами и задержаниями, обысками у видных оппозиционеров. У Андрея Пивоварова, Дмитрия Гудкова. Поводы разные. Может быть мотив один. Я думаю, что сейчас подробно на этом остановимся. Вы это можете назвать зачисткой оппозиции?

А. Кынев Термин «зачистка», наверное, вполне может быть применим. То есть попытка, насколько это возможно, помешать кампании всех тех, кто на предстоящих выборах намерен всерьез бороться и воспринимается властью как неприятный кандидат. У Дмитрия Гудкова, на мой взгляд, из оппозиционных кандидатов по Москве наилучшие шансы на победу. Все это прекрасно понимают. Поэтому делается все, чтобы оказать его кампании максимальный ущерб еще до ее начала. Хочу обратить внимание, там же не только Гудков, там были следственные действия в отношении сотрудников его штаба. Они-то какое имеют отношение к тому самому странному делу про оплату помещения, которое было несколько лет назад. Там присутствует в качестве человека, который арендовал помещение, тетя Гудкова. А сотрудники его штаба какое имеют к этому отношение? Честно говоря, я никакой логической связи вообще тут не вижу. Что касается Андрея Пивоварова – тоже совершенно очевидно предвыборная история. Андрей публично заявил, что будет баллотироваться. На выборах в сентябре. Поэтому здесь примерно мотив абсолютно тот же самый. Его до 31 июля. Совершенно понятно, чтобы человек не мог участвовать в избирательной кампании. При этом за пост в фейсбуке, который был в прошлом году, то есть, в общем, причем здесь арест. На два месяца. За пост и так далее. То есть я думаю, что мотив всем предельно понятен. К сожалению, подозреваю, что наверное не последние подобные дела.

А. Осин Не первые точно.

А. Кынев Я бы сюда и арест Навального отнес. Потому что с одной стороны бьют по кандидатам, которые могут сами баллотироваться, но одновременно с этим бьют по инфраструктуре. То есть по всем тем, кто может оказать влияние на избирателей. Их мобилизовать, создать у них мотив на определенный тип электорального поведения. Главное на этих выборах будет решаться в городах. То, что прошли праймериз «Единой России»… Главное – это города. Потому что 16-й год – «Единая Россия» получила 54%, которые ей формально объявили по стране. Только за счет того, что в регионах аномальных или как говорит Орешкин – электоральные султанаты, в основном это национальные республики Северного Кавказа и Поволжья, плюс Кузбасс, Тыва и некоторые другие. Тюмень.

А. Осин И Крым, наверное.

А.Кынев: Термин «зачистка», наверное, вполне может быть применим

А. Кынев Соответственно в них явка была сверхвысокая. Регионы, где выборы проходят более-менее честно и конкурентно — Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург и так далее. Большинство регионов Урала, Сибири, Дальнего Востока. Явка была сверхнизкой, ее сознательно валили. Вот и получились 54%. Соответственно все понимают прекрасно, что в регионах аномальных явка будет как всегда. То есть 70-80, а где-то 90%. А вот исход выборов будут решать Москва, Санкт-Петербург и регионы Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера. То есть те регионы, где избиратели привыкли голосовать более независимо и намного лучше с электоральным контролем. Поэтому делается все, чтобы по возможности ослабить и уничтожить тех, кто может мобилизовать избирателей в этих регионах. Как срывают явку. Во-первых, за счет того, что делают кампанию максимально скучной. То есть, чтобы интриги не было. Не было тех, кто своим личным присутствием просто привлечет людей.

А. Осин Я уточняю. Оппозиции выгодна высокая явка?

А. Кынев Конечно.

А. Осин В городах причем.

А. Кынев Города плюс регионы, которые я назвал. У нас наиболее оппозиционно голосуют традиционно север, в основном северо-запад России. То есть Карелия, Вологодская, архангельская, Коми, Мурманск и так далее. Плюс Урал, Сибирь и Дальний Восток. Это зона, которая всегда давала львиную долю голосов за оппозицию. Соответственно как валить явку. Во-первых, это не яркие кампании. Не должно быть ярких кандидатов. Должна быть игра в поддавки. То есть должны быть скучные дебаты. Все должно быть скучное. У вас не должно быть мотива. Второе, явка валится за счет демонстративных скандальных кампаний, которые вызывают у людей чувство омерзения. То есть иногда мы видим на выборах какие-то неприятные истории, казалось бы, не имеющие прямого смысла. Когда, допустим, не регистрируют кандидатов, шанса и так не было, а их не регистрируют демонстративно, с обысками, арестами и так далее. Иногда смотрят обыватели: у него и так шансов не было, зачем его мочить. Или, например, вбрасывается какой-нибудь компромат с личной жизнью, какими-то разговорами. Казалось бы, в отношении каких-нибудь общественных деятелей, которые может сами не баллотируются. Но почему-то обязательно в ходе избирательной кампании. Зачем? Вызвать чувство омерзения. Показать, что это грязь, что там черт ногу сломит. Ясно, что дело темное. И так далее. И плюс третий элемент – это сознательная кампания бойкота. Я не говорю, что те, кто топят за бойкот, они на содержании. Нет. Есть люди, которые искренне много лет считают, что участвовать не надо. Но каким-то удивительным образом в ходе избирательных кампаний вдруг их тексты и обращения показываются в топе новостей. То есть их, скажем так, специально подсвечивают на этот период. А некоторые люди работают на это дело вполне сознательно. Ну плюс явку еще можно валить доптехнологиями, мы знаем, бывали случаи когда в каких-то определенных округах, например, гас свет или происходили какие-то аварии. Чтобы участки не открывались вовремя или забыли разнести, например, приглашения на какие-то участки.

А.Кынев: У нас наиболее оппозиционно голосуют традиционно север, в основном северо-запад России

А. Осин Сейчас несколько дней будет.

А. Кынев Оно будет трехдневным, да. Посмотрим, как с этим будет работать оппозиция. Потому что я считаю, что большинству избирателей независимых лучше голосовать в последний день. В воскресенье. Это минимизирует шансы на то, что у вас его украдут. Ваш голос подменят или что-то с ним произойдет. То есть, во всяком случае, технологии такие есть. Поэтому, в этом смысле то, что происходит сейчас – мы видим и давление на СМИ на мой взгляд. Я просматривал структуры Навального, это же не только Алексей Навальный, расследование. В первую очередь, чем опасен Навальный власти— он опасен своим медиаресурсом. Навальный.лайф, всякие дочерние связанные каналы конкретных людей, работающих у Навального. Главное – «умное голосование». То, что может повлиять на созданную выборную мобилизацию, в первую очередь как раз горожан. 10-15% москвичей, если они придут проголосовать по «умному голосованию» — это может оказаться во многих округах решающим элементом. Соответственно это удар по технологии, по попытке помешать.

А. Осин Извините, а почему вы думаете, что потенциал условно Навального, пусть он не будет принимать участие в выборах или Гудкова, настолько высок.

А. Кынев Потому что есть 19-й год. Мы называем эту цифру, она конечно оценочная. Потому что есть выбор 19-го наиболее успешный для «умного голосования» и берется процент, скажем, кандидаты той же КПРФ. В тех округах, где они попали в список «умного голосования», где не попали. Какая была прибавка. Нет такой технологии, которая была бы всеми признана. Есть разные экспертные оценки. По-разному методики строятся. Будем называть диапазон. Но в любом случае то, что не меньше 10% — абсолютно точно. Победили, в том числе абсолютно никому неизвестные кандидаты.

А. Осин Просто сам Гудков, конкурируя с Онищенко в 16-м году, проиграл ему, но получил 20%, и 26 было у Онищенко. И Навальный тоже на выборах мэра проиграл Собянину и тоже 20%.

А. Кынев — В 16м году не было «умного голосования». Во-первых. Плюс общая кампания была более нервной и рейтинг «Единой России» был выше, чем сейчас. Надо понимать, что все технологии еще объясняются и стартовыми рейтингами. Поэтому в 16-м году кампания была максимально тихой. Вы можете вспомнить про 16-й год какое-то яркое событие про выборы. Его не было. То есть смысл кампании в том, чтобы она была такой сонной. И на это была вся ставка. Сейчас рейтинг «Единой России» намного ниже, чем тогда. А поскольку он ниже, этим объясняется нервозность. Почему столько истерий, обысков, арестов. Давления на СМИ. Именно потому что они нервничают. И, на мой взгляд, я упомянул, Алексей Навальный в первую очередь медиа для власти. Именно по этой причине, почему «Медуза»* оказывается иностранным агентом. Почему VTimes** оказывается иностранным агентом. Я уверен, что давление на СМИ будет продолжаться. Почему сейчас прессуют радио «Свобода»(российские власти считают иноагентом), которое в непонятном положении находится в Москве. То есть, заблокирован счет. Непонятно, как сейчас сотрудники работают. Все это будет продолжаться. Я думаю, что нас ждет веселая история с наблюдателями. Буквально на прошлой неделе было сообщение о том, что есть знаменитая комиссия по борьбе с иностранным вмешательством, господина Климова в Совете Федерации. Теперь у нас эти комиссии будут размножаться почкованием. Мы увидим по всем институциям, где их еще нет. И объявлено, что будет такое же направление в ЦИК во главе с господином Борисовым. То есть чем будет заниматься эта комиссия. Видимо, наблюдателями и журналистами, скорее всего.

А. Осин А есть в другую сторону пойти. Например, вы только что упомянули комиссия по борьбе с иностранным вмешательством. А может быть где-то в этой области лежит часть тех процессов, о которых мы сегодня говорим. Например, раньше не хотели портить отношения с Западом, то они все равно портятся, так или иначе. И уже под этим соусом решили западное влияние в стране ограничить. А ведь и Навальный, и Гудков – люди, которые ориентированы на Запад, и Запад за них заступается.

А. Кынев Заступается в тех случаях, когда речь идет о нарушении прав человека. Потому что для Запада это основа некого этического кодекса, который действует в политике. Хочу напомнить, что активно политика защиты диссидентов началась в режиме (неразборчиво) И конец 70-х, 80-е года – период, когда в американской политике стал господствовать тренд, который стал говорить о том, что идеология должна определять, в том числе внешнюю политику. Должны быть идеологические решения, связанные с поддержкой тех или иных режимов. Отход от принципа «это наш сукин сын» и так далее. Вопрос, насколько это все соблюдалось. Но идеологически именно это было поставлено во главу угла. Поэтому мне кажется, что все попытки навешивания ярлыков, они на самом деле не помогают. То есть когда чем-то постоянно злоупотребляете, эффект получается прямо противоположный. То есть я не помню ни одной кампании избирательной за последние 20 лет, когда бы под выборы оппозицию ни обвиняли в том, что пятая колонна, что это чьи-то агенты и так далее. У нас уже все фильмы «Голос ниоткуда» и так далее, у нас каждый год под выборы одна и та же песня. Поэтому это тоже превратилось в такой шаблон, что, честно говоря, насколько занимаюсь мониторингом выборов, я не вижу нигде никаких последствий, чтобы это на что-то влияло. Это просто попытка портить жизнь людям. А на мнение избирателей это не влияет вообще.

А. Осин По всем значимым вопросам повестки дня, что в России, скажем так, определенная группа людей занимает позицию, схожую с той, которую озвучивает западный мир. В широком смысле. Ценностную, историческую, экономическую.

А. Кынев Это плохо?

А. Осин Нет, я это не оценивал. Я просто сказал, что это так. А раз они транслируют эту точку зрения, значит они каким-то образом, я не говорю, что они за это деньги получают…

А. Кынев Но часть представителей нашей политической элиты озвучивает позицию, которая близка к авторитарным режимам типа Китая и так далее. И дальше что?

А. Осин Ничего. Просто мы говорим, что вот и вы тоже говорите, неважно, соглашаюсь я с вами или нет, вот такая ситуация просто. А почему надо это скрывать?

А. Кынев А какое это отношение имеет к клейму иностранных агентов, к санкциям правовым силовым в отношении тех людей, которые критикуют ситуацию в стране. Какое отношение совпадение взглядов на права человека и на то, что власть должна подчиняться людям, какое отношение это имеет к репрессивной политике.

А. Осин Давайте вы не будете мне задавать вопросы. Мне ваше мнение интересно.

А. Кынев Я считаю, что это в огороде бузина, а в Киеве – дядька.

А. Осин Хорошо. Вы не видите связи. Ну окей. Давайте тогда так. Прошу прокомментировать такое утверждение, что последнее время расставляются и прочерчиваются внутри страны в политическом поле некие красные линии. Вот это можно, это нельзя. Или это не так? По отношению к оппозиции. Людям определенных взглядов и так далее.

А. Кынев Не очень понимаю, о чем речь. У нас область допустимых действий в отношении оппонентов постоянно расширяется. То есть то, что еще лет 5-6 назад казалось невозможным, сегодня уже считается как норма жизни. То есть мы могли спокойно 5-6 лет назад проводить любое экспертное мероприятие, не опасаясь, что его еще до начала придут и закроют. По каким-то поводам. Хотя в соседнем зале будет проходить свадьба. Мы понимали, что может быть какой-то сюжет гадкий. Ну, могут какую-то пакость сделать, свет отключить или что-нибудь еще сделать. Но не то, что это будет просто силовым образом разогнано. И не было никаких проблем даже в Москве с организацией любых публичных мероприятий. Сегодня сам акт публичного мероприятия уже считается каким-то достижением. Я имею в виду те же муниципальные форумы, которые прошли в Москве и Великом Новгороде. Сейчас невозможно в регионах провести никакие даже круглые столы оппозиционные. Физически невозможно. Это все срывается просто на корню. Даже людям, которые вроде бы ни на какую дополнительную аудиторию не работают, даже им самим собраться друг с другом поговорить, оказывается физически невозможным. То есть можно сказать, что даже выборы 16-го или 15-го года по сравнению с тем, что сейчас, проходили почти в тепличных условиях. Сейчас мы не можем почти фактически ничего. Я уже не говорю про то, что у нас сейчас закон о просветительской деятельности еще не применялся, он только появился. Посмотрим, как оно будет в жизни и на практике. У нас не было раньше клейма иностранных агентов. Для физических лиц и СМИ. В таком объеме. То есть поле непаханое фактически новых законопроектов с точки зрения их репрессивного потенциала, который они содержат. Поэтому в этом смысле, конечно, власть для себя поле скажем так, допустимого расширяет беспредельно. Видимо, болевой порог, вначале вы к одному привыкли, типа уже неплохо. Потом ко второму, потом к третьему. И так потихонечку и вот смотришь, и все больше рассуждений: теперь я понимаю, как жили в 30-е годы и так далее. Когда это все происходит лавинообразно — это вызывает шок и, наверное, может вызвать массовый протест. А когда у тебя эти права отбирают год за годом, потихонечку — вот и получается такое тихое вползание в жесткий авторитаризм. Тоталитаризмом я бы это не назвал все-таки. У него есть какие-то определенные признаки, в том числе идеологические, которых у нас нет. Но то, что это жесткая автократия – это очевидно сегодня так. Давайте все-таки перейдем к более практическим… Про «Единую Россию».

А.Кынев: Все технологии еще объясняются и стартовыми рейтингами. Поэтому в 16-м году кампания была максимально тихой

А. Осин У нас еще хватит времени, действительно запланировано. А просто мне интересно ваше мнение. Вот до каких пределов эта линия отодвинулась. Что можно, а что нельзя. Вы понимаете это для себя?

А. Кынев Я думаю, что до конца никто не понимает. Потому что представить себе даже полгода назад, что невозможно будет провести даже круглый стол в Москве – тогда уже было дикостью. А сейчас оказывается, что нельзя.

А. Осин Я в данном случае о том, что на этом круглом столе должно быть произнесено…

А. Кынев А неважно. Как мы видим по практике, там ничего не произнесено. Потому что его закрывают до начала. То есть вообще никого не волнует, что там будет произнесено. Волнует сам факт того, что какие-то люди где-то вообще имеют право собраться. Имеют право вякнуть просто между собой что-нибудь.

А. Осин Хорошо. Давайте действительно перейдем к праймериз «Единой России». Вы говорили о том, что задача власти состоит в том, чтобы снизить явку в городах миллионниках и других регионах, где шансы у оппозиции велики. Но сейчас Медведев хвастается тем, что удалось привлечь к праймериз 12 миллионов человек. 46% от участвовавших в выборах 16-го года. Есть ли тут какая-то нестыковка или логично…

А. Кынев Это прекрасно стыкуется одно с другим. Очень просто. Что такое технология низкой явки. Низкая явка, в чем ее смысл – что административно зависимые категории приводятся по приказу, чтобы они пришли, никакой публичной агитации не нужно. Они не агитацией мобилизуются. Они мобилизуются через начальников, через списки собесов и так далее. И в каком-то смысле праймериз такая деловая игра, а вот сколько мы можем привлечь, не ведя почти никакой агитации. Потому что эти праймериз были максимально тихими. Сколько я общался с коллегами из регионов, у вас что-нибудь происходит, можно понять, что праймериз есть. Да ничего у нас не происходит. Есть разблюдовки по школам, по больницам и так далее. Предприятиям.

А. Осин Бюджетники.

А. Кынев А все остальное предельно тихо. Помните, 14-й год были праймериз «Моя Москва». Листовки чуть ли ни на каждом столбе. Реклама в метро и так далее. Сейчас что-нибудь из этого было?

А. Осин В Москве ничего.

А. Кынев В регионах то же самое. Практически везде то же самое. В этом смысле низкая явка – как раз история про то, что своих мы и так приведем, а чужие нам не нужны. Свои и так приходят. А создание условий, чтобы независимый избиратель, кто голосует не по приказу, по возможности голосовал ногами. Потому что…

А. Осин То есть, как бы есть две явки получается. Одна вот эта и другая…

А. Кынев Это валит общую явку. Общая явка получается ниже за счет того, что не приходят независимые. Административные приходят всегда при любой погоде. Потому что они мобилизуются другим способом. То есть реально с точки зрения того, кто не пришел – а не приходят как раз те, для кого это личный осознанный выбор. Кому не звонит начальник, а кто сам решает, пойду или нет. Вот еще от них явка падает.

А. Осин То есть вот эти 10% придут. Точно будет явка. Плюс еще кто-то придет…

А. Кынев Придут эти, я думаю, что… может быть по каким-то регионам может быть еще больше. Если говорить про цифры. Объявлено 11,7 миллиона. Понятно, что руководство «Единой России» будет заниматься надуванием щек, рассказом про цифры. Давайте посмотрим на это аналитически. В 16-м году их явка на тех же праймериз была 10,5. То есть реальный рост явки по сравнению с 16-м годом всего около миллиона. То есть примерно цифры очень похожие. Если мы посмотрим ситуацию по регионам, мы увидим, что явку дали в основном те же самые регионы, в которых…

А.Кынев: Праймериз такая деловая игра, а вот сколько мы можем привлечь, не ведя почти никакой агитации

А. Осин Упоминали вы уже.

А. Кынев Да, которые всегда процент какой захочется. И при этом надо понимать, что в этом году больше половины этих почти 12 миллионов получены за счет онлайн-голосования. Что такое онлайн-голосование? Фактически по большому счету сегодня это абсолютно непрозрачная процедура, которая позволяет накручивать почти любые цифры. И то, что мы видим сейчас, массив данных продолжает идти, он очень большой. И еще даже не успели весь его обработать. Там очень хорошо видно, что по многим регионам накрутки электронного голосования видны совершенно невооруженным…

А. Осин Уже на праймериз.

А. Кынев Конечно. Абсолютно очевидно. Именно на них они были прекрасно видны. Несколько вещей для понимания. У нас из 85 регионов в 43 было только электронное голосование. То есть не было никаких участков, люди голосовали только через компьютер. В том числе в Москве. И в 42 оно было смешанное. То есть и больше половины голосов подано через этот самый Интернет. Если мы посмотрим протоколы по регионам. Причем «Единая Россия» постоянно цифры праймериз публикует абсолютно издевательски. Там нет нормальных полноценных протоколов, как мы привыкли на выборах. Что в списке было столько-то, пришло столько-то, явка такая-то. Нет. Они публикуют их кусками. Если вы зайдете на сайт праймериз — там есть только фамилии и количество голосов в штуках. Там даже не указано, какой считать процент. А сколько всего людей пришло. Нет этих цифр. Абсолютные цифры и больше ничего. Они каждый год публикуют по-разному. В какие-то года только явку напишут, в какие-то – только голоса в штуках и все. При этом, поскольку у избирателей было право голосовать за трех кандидатов, кто-то проголосовал за трех, кто-то за двух, за одного. А сколько всего пришло. Где эти цифры? Они говорят общую цифру на пресс-конференции. А протоколы покажите хоть один, где они. Покажите, пожалуйста, сколько людей проголосовало в штуках на конкретных участках офлайн и сколько по Интернету. Дайте абсолютные цифры. Потому что они частично появились. Как только они появились, люди стали делать скриншоты и смотреть, что там абсолютно одинаковое количество голосов, в линеечку. Чего быть не может никогда. Моментально тут же их стали убирать. Значит и по тем регионам, где они появились – они исчезли.

А. Осин Но это технический момент. Они же для себя это все делают. Чтобы понять среди себя, кого выдвигать.

А. Кынев Это политический момент. Праймериз – политическая процедура. На их основании политическая партия декларирует, что она будет формировать списки. Она на каждом углу орет, что это способ повышения открытости выборов, что мы единственные, кто это делаем. Раз вы говорите про открытость, — давайте, пожалуйста, полные данные. Вы их из года в год даете кусочками, а по некоторым регионам вообще не даете. Потому что на самом деле нет никакой унификации, кто в лес, кто по дрова. Каждый регион публикует по-своему в разные сроки. В разном качестве.

А. Осин Шесть секунд до новостей. Мы обязательно продолжим. Извините, что вынужден вас прервать. Александр Кынев, политолог у нас в программе «Особое мнение». Вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

А. Осин Александр Кынев – автор «Особого мнения». И закончили мы на том, что 19-го июня съезд «Единой России» утвердит списки внутри партии, которые пойдут на выборы. И в одномандатных округах, партийному списку. Зачем самим себя обманывать? Вызывать против себя лишнее раздражение. Дескать, и тут они все подтасовали. И тут обманули. И так далее.

А. Кынев Потому что они по-другому не умеют. Это как известная история про лягушку и скорпиона. Когда лягушка перевозила скорпиона, он обещал, что он ее ни в коем случае не ужалит, и когда в итоге она его довезла, почувствовала резкую боль, она говорит: ну как же, ты же обещал. Но я же скорпион. Поэтому они ничего такого не могут. И это деловая игра. Кроме того, цена вопроса высока. Это места в партийных списках и по одномандатным округам. И если мы посмотрим на цифры, во-первых, что нам конкретно показывает на странности цифровые. Кроме того, о чем было сказано выше. Во-первых, очень резкие колебания по явке между соседними участками. То есть мы видим, что там, где накручивали и где не накручивали – разница по явке просто колоссальная. Она не в процентах, она в разы.

А. Осин Может там талантливый директор школы. Убедил всех учителей прийти.

А. Кынев Нет. Я думаю, что это связано с другими вещами. В первую очередь с персональным составом самих комиссий. То есть где-то организовывали, где-то нет. И так далее. То же самое касается регионов. Есть такой регион – Хабаровский край. В масштабе страны как нам сказали…

А. Осин Фургаловский то есть.

А. Кынев Да.

А. Осин Сейчас дегтяревский.

А. Кынев Дальний Восток у нас в целом – территория, где выборы проходят обычно довольно честно. В том же Хабаровском крае очень много недовольных людей и внутри самой партии власти, и в администрациях и так далее. Многим не нравится, что происходит. И там возможности накрутить явку без скандала было очень мало. Потому что и так все взрывоопасно, еще давить на людей, когда они только-только ходили тысячами по городу. Поэтому там особо не давили. В Хабаровске около миллиона избирателей в крае. Явка средняя объявлена около 10%.

А. Осин То есть 100 тысяч примерно.

А. Кынев Да. То есть грубо говоря, в аналогичном регионе в центральной полосе явка была бы 90-100 тысяч. Как вы думаете, сколько человек проголосовало в Хабаровском крае на праймериз «Единой России»?

А. Осин Не знаю, больше 100 наверное.

А. Кынев Около 2 тысяч.

А. Осин Не пошли.

А. Кынев Пришли всего 2 тысячи.

А. Осин Я понял, значит не пошли.

А. Кынев То есть, полных цифр нет, они не вывесили. Но там есть проценты по кандидатам. Лидер голосования получил 2031 голос в масштабе всего Хабаровского края. Второе место – 1575. Если все это просуммируем, получается, слезы какие-то. То есть вот пример, когда не накручивали жестко по приказу. Была политическая ситуация, не позволяющая накрутить. Вот получают вот такое. Если мы посмотрим протоколы по регионам, мы увидим, что почти везде ситуация одна и та же. Есть лидер, если одномандатный округ – то он один, если голосование на список, их обычно несколько человек в зависимости от того, сколько мест в списке. И мы видим, что есть лидеры, они идут плотной группой. А потом все остальные, гигантская пропасть между ними и всеми остальными. То есть везде есть абсолютные фавориты, а разрывы между ними и другими огромные гигантские. То есть никакого намека мы не видим на ровную борьбу и ровные шансы. Причем зачастую лидеры, которые получают колоссальные голоса, вообще никому неизвестные люди. То есть люди известные получают какие-то крохи, а никому неизвестные оказываются лидерами с колоссальным перевесом.

А. Осин Но это не везде так. В Москве Гончар проиграл немного совсем.

А. Кынев Таких примеров очень много. Есть отдельные случаи, когда бортанули действительно ярких людей. Я могу привести пример Николай Гончар.

А. Осин Это Центральный округ Москвы.

А. Кынев И есть такой в Архангельске Юрков, бывший тамошний спикер городской. Бывший мэр Красноярска Петр Пимашков. Люди статусные. И их бортанули, скажем так, изящно в каком-то смысле слова. Им не могли сказать, что вы ничего не набрали. Поэтому они проиграли с какими-то отрывами на местах. Если мы посмотрим ситуацию по регионам, понятно, что у статусных людей тоже есть свои люди в Москве, которые за них ходатайствовали. Если более детально смотреть по регионам, мы увидим, что некоторых статусных «единороссов» бортанули местные элиты, которые просто их видеть не хотели. То есть в Москве они согласовали, а на этапе голосования на территории – им решили просто не вбрасывать. И вот цифры. В результате они проигрывают.

А. Осин Подождите. Не статусные какие-то люди…

А. Кынев Выигрывают.

А. Осин Серые как у Стругацких. Они бортанули статусных. Как это?

А. Кынев Не кандидаты бортанули. А организаторы этого процесса.

А. Осин Я об этом и говорю.

А. Кынев Речь идет о том, что во многих регионах за это время поменялись, во-первых, администрации. У нас на сегодня более двух третей губернаторов за 5 лет новые. У нас почти везде новые (неразборчиво) выборов в регионах. У нас сменилась администрация президента за эти годы. Потому что в 16-м был Володин. Сейчас – Кириенко. У нас все кураторы поменялись на всех уровнях.

А. Осин То есть новые убирают старых.

А. Кынев Конечно. Во многих регионах очевидный конфликт между старыми и новыми элитами. Поэтому есть прекрасное русское слово — саботаж. Саботаж на выборах – наше всё. Да, можно отчитаться, а когда выборы прошли – ну не смогла я. Не получилось. Люди же не проголосовали. И что они после этого сделают. Возвращаясь к признакам очевидно странным. Но таких округов очень немного. Буквально конкретные примеры как избавлялись от неких статусных людей. С некоторым сохранением лица.

А. Осин У Гончара есть момент, что он проголосовал против закона об экстремизме. Наказали или как?

А.Кынев: В том же Хабаровском крае очень много недовольных людей и внутри самой партии власти, и в администрациях

А. Кынев Я думаю, что Гончар знал о том, что его не возьмут в список, довольно давно. И это была не новость, не секрет. Поэтому здесь большой вопрос. Его не взяли в список за то, что он голосовал. Или он голосовал уже зная, что его все равно не возьмут. Уже можно было немножко на выходе, что называется, репутацию чуть почистит. Я думаю, что у некоторых депутатов ситуация похожа. Следующий момент. Помимо гигантских отрывов между лидерами и всеми остальными какие еще странности. Дело в том, что формировались списка одновременно и по округам, и по партийному списку. И здесь происходят тоже совершенно удивительные вещи. В Красноярском крае, например, нам говорят, когда речь идет о том, кто возглавит список вообще, с гигантским отрывом лидирует вообще никому неизвестная Наталья Каптелинина. Депутат городского совета. Никто ее не знал. И оказывается лидером по краю с большим отрывом. Потом идет ректор университета, потом депутат ГД Швыткин, потом идет Пимашков, бывший мэр и так далее. Одновременно она еще была в списке кандидатов по одномандатному округу. И в одномандатном округе она получает 4 тысячи с отрывом почти в три раза от первого места. Как такое может быть?

А. Осин То есть тут за нее проголосовали…

А. Кынев На одних и тех же участках по партийному списку она лидер с гигантским отрывом, а на этих участках по одномандатному округу – в три раза проигрывает лидеру.

А. Осин …Я пришел и никого не знаю…

А. Кынев Если вы пришли проголосовать конкретно за Иванова, как показывает практика, есть очень высокая степень корреляции голосований за партии. То есть если люди пришли голосовать, например, за КПРФ и в один день выборы в областные городские – процент будет очень близкий. Потому что, как правило, люди действуют максимально просто. Они голосуют по возможности одинаково…

А. Осин Там за КПРФ, а тут за представителя КПРФ.

А. Кынев Да, или скажем, два бюллетеня со списками. Только на разных уровнях выборов.

А. Осин Но тут все одну партию представляют.

А. Кынев Но люди-то одни и те же. Допустим, ситуация, что человек пришел голосовать за эту Каптелинину, вдруг он узнал, проникся к ней диким уважением. Пришел, в этом бюллетене проголосовал, а по второму нет. Это какая-то фантастическая сознательность наших граждан, то есть представим, что люди понимают, в таком объеме разницу, чем отличается первый бюллетень от второго. У нас люди не то что разницу между бюллетенями не понимают, если их спросить, по каким правилам проходят выборы – сколько вам расскажет про правила. Практически никто.

А. Осин Приходят, смотрят на фотографии.

А. Кынев И очень много примеров, когда такие странности, когда одни и те же кандидаты одновременно получают абсолютно несопоставимые результаты. На одних и тех же участках. Как такое может быть. Никакого логического объяснения кроме какой-то фантастической грамотности наших избирателей, которая вдруг внезапно появилась — нет. Это говорит просто о том, что это накрутка.

А. Осин Если вы говорите, что можно сделать все, что угодно, тогда наверное те, кто накручивали, тоже соображают. Почему они не привели это в соответствие с логикой.

А. Кынев Здравый смысл… А почему у нас в Саратовской области явка была везде одинаковая в 16-м году. А почему в Дагестане периодически это происходит. А им плевать. Поэтому здесь получилось таким образом, что видимо было дано указание, то есть они работали по приказу. Им сказали, что в краевом списке лидерами должны быть: Каптелинина, Протопопов, Швыткин. И соответственно им голоса и шли. По одномандатному округу лидером должен быть такой-то. Дроздов. Всё. Их голоса идут Дроздову или кому-то еще. Поэтому по этому списку набрасывали туда, по этому — туда. А то, что она шла и там, и там — получился вот такой «эпик фейл». В Новосибирске такая же история. Когда кандидаты параллельно получают разное количество голосов по списку и по округу. То есть это тоже показатель того, что все это сфабрикованные результаты. Можно только спорить о том, что они совсем нарисованные или просто люди голосовали жестко по приказу. Пошли бюджетники, им дали памятку. По этому бюллетеню ты голосуешь вот за этих. И он не соображает, кто эти люди. Он просто ставит галочки, как ему написали. Но в любом случае это не есть нормальное голосование с точки зрения результата. Гордиться тут абсолютно нечем. Я бы так сказал. Поэтому интриг особых не было, случаев, когда человек должен был победить, мощная кампания, яркий и проиграл – нет такого.

А. Осин В Новосибирске же ученый молодой выиграл у ставленника якобы.

А. Кынев Насколько я общался с коллегами, что я вижу по новосибирским СМИ, там тоже нет большого удивления. Там есть понимание, что это было сознательно организовано со стороны местной элиты. Когда они сделали так, как считали нужным. Новосибирск вообще любит периодически саботировать установки сверху. Новосибирск, например, в 15-м году проголосовал, когда «Единая Россия», которая имела большинство в заксобрании Новосибирской области рекомендовала на пост спикера Мороза, а когда депутаты пришли в зал, избрали спикером (неразборчиво). У нас в регионах такое бывает. Поэтому это «да-да» говорим в одном месте, переходим в другое место и делаем так, как нам надо. А уже после драки кулаками не машут. Уже решение принято.

А. Осин Хорошо. Предположим, они сами себя могут обмануть. Но ведь это может сыграть против них. Особенно в регионах, которые не очень центра слушаются.

А. Кынев Может.

А. Осин Они сейчас выберут не того, а с ним будет конкурировать не такой же с «Единой России», а или «справедливоросс», или коммунист. Или независимый.

А. Кынев Вот эти зазоры они и создают поле возможностей для всех остальных. Если мы посмотрим историю выборов России, оппозиция этим иногда пользуется. Еще один интересный пример. Потому что у нас тут все про Ресина и так далее…

А. Осин 334 тысячи голосов.

А. Кынев Я уже привел пример Хабаровска. Где вообще никто не пришел голосовать. А другой пример – Кемеровская область. Это регион, где много лет сидел Аман Гумирович Тулеев. Уж там с плановой политикой все хорошо. Там цифры всегда какие надо и явка какая нужно. Там голосование по списку по области. И там претендовал на попадание в список известный Олег Анатольевич Матвейчев. Связи Матвейчева с администрацией президента понятны. Это у нас проверенный правильный кадр. И Олег Анатольевич Матвейчев, скажем так, лидер по региону. Бывший спикер парламента областного Синицын получает 24 тысячи голосов. На первом месте. Потом идет никому неизвестная зав. отделением всего лишь в областной больнице, которая получает 19 тысяч. Разница небольшая. Никому неизвестная женщина – лидер на уровне бывшего спикера. Потом идут другие кандидаты. А Матвейчев получает всего лишь 4 тысячи голосов.

А. Осин Я не могу никак трактовать.

А.Кынев: Если спросить, по каким правилам проходят выборы – сколько вам расскажет про правила. Практически никто

А. Кынев Это можно трактовать только тем, что местной элите он на фиг не сдался.

А. Осин Та же ситуация.

А. Кынев Например, Удмуртия. Лидирует там Андрей Исаев известный. А действующий депутат, например, который победил с хорошим перевесом всего лишь 5 лет назад – Алексей Загребин – оказывается на 7-м месте с совершенно какими-то позорными цифрами. Власть поменялась в регионе, и вот, пожалуйста, получай, что получаешь. Меня здесь одно удивляет – в свое время…

А. Осин Давайте резюме.

А. Кынев Резюме простое. Был период, когда тем, кого отправляют на покой, давали возможность уходить красиво. Человек мог сам сняться, попросить: прошу не рассматривать.

А. Осин А сейчас вот так.

А. Кынев А все-таки унижать – это не очень хорошая история.

А. Осин Ладно. Спасибо вам. Александр Кынев, политолог был в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы». 19-го – съезд «Единой России» и выборы осенью. Там посмотрим.

А. Кынев Хотелось еще сказать про Эквадор. Но не успели.

А. Осин Увы.

*, ** — российские власти считают иноагентами



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире