'Вопросы к интервью

С. Крючков Это «Особое мнение» Аркадия Дубнова, политолога, журналиста, эксперта по странам СНГ. Аркадий, здравствуйте.

А. Дубнов Добрый день.

С. Крючков Идет трансляция уже на основном канале «Эхо Москвы» в Ютубе. В Яндекс-эфире. Sms +7-985-970-45-45. Пишите и присоединяйтесь к нашему разговору. И прежде чем говорить о плохой войне, вспыхнувшей в Центральной Азии на минувшей неделе, хочу о другой стране, которая к нам несколько ближе, но так же как Таджикистан и Киргизия являются членами ОДКБ. Об Армении. Где Пашинян вроде бы сделал ход конем. А что из этого выходит – пока не вполне очевидно. С формальной точки зрения не переизбрали премьером, кризис, казалось бы. А на деле так и задумано. Вот что это за ситуация, на ваш взгляд держит поводок Никола Пашинян в своих руках или ситуация такая зыбкая. Потому что мы помним, чем закончилось, во что это вылилось в противостоянии с Азербайджаном несколько месяцев назад.

А. Дубнов Пользуясь вашей терминологией, Пашинян сделал ход конем. Я бы продолжил. В шахматах есть Сицилианская защита, я бы назвал что происходит – армянская защита. Никакого парадоксального шага он не сделал. Все идет по жестко протокольному развитию событий. В плане подготовки внеочередных парламентских выборов, которые состоятся 20 июня этого года. Для того чтобы по Конституции Армении юридически конституционным образом распустить собрание, назначить новые выборы, необходимо дважды в парламенте отклонение отставки правительства. Пашинян подал в отставку. Теперь он представил, его фракция представляет кандидатуру нового премьера. Его самого. Поскольку большинство в парламенте это его фракция. Его фракция не участвует в голосовании, все было задумано, так и сделано. Он не утвержден. Еще где-то через 10 дней будет вторая попытка, согласно Конституции он еще раз предложит, фракция в качестве премьер-министра его самого, снова эта попытка будет встречена отказом. Причем отказом, в котором активное участие будет принимать его партия же. Она не будет снова голосовать. Две другие партии либо вообще не принимали участие в голосовании, либо голосовали против. После второго раза Пашинян не получит возможности сформировать правительство, но останется и.о. президента.

С. Крючков Премьера.

А. Дубнов Издаст указ о роспуске национального собрания и назначении новых выборов внеочередных 20 июня. То есть пашинянский протокол согласно Конституции исполняется безукоризненно. Так что в этом смысле никакого кризиса, я так понимаю, не предвидится. Начнется ожесточенная подготовка к выборам в Армении. После того как будет объявлена эта предвыборная кампания, она будет краткосрочной, она займет где-то меньше полутора месяцев. До 40 дней. И самое интересное с точки зрения внутренней политики будет происходить в этот период до 20 июня.

А.Дубнов: После второго раза Пашинян не получит возможности сформировать правительство, но останется и.о. президента

С. Крючков В преддверии жесткой предвыборной кампании, о которой вы говорите, позиции самого Пашиняна и сил, которые его поддерживают внутри страны – они крепки на фоне того, что Пашинян некоторое время назад общался с Путиным и как-то то ревностное отношение в связи с приходом Пашиняна к власти на волне революции, оно несколько поугасло мне кажется. Эта волна обретена двумя лидерами стран?

А. Дубнов Как мне представляется отношения Москвы, если вы об этом спрашиваете к тому, что происходит в Армении, в частности противоборство Пашиняна с главным соперником Робертом Кочаряном, вторым президентом и личным другом Владимира Путина. Отношение Москвы достаточно я бы сказал, выражено демонстративно индифферентно. То есть так, ребята, давайте сравнитесь друг с другом, вступите в открытую схватку. Мы делаем вид, что мы вам никому не помогаем, а вы делаете вид, что вы нам не нужны как бы или мы вам. Короче говоря, как только станет ясно, что Пашинян побеждает, мы скажем: ну вот мнение армянского народа выражено. Мы поддерживаем любого лидера, который придет к власти. Мы воспитали Пашиняна теперь в качестве этого, я бы сказал управляемого лидера. Армянское руководство в последние времена и лично сам Пашинян и те, кто от него впрямую зависят, его команда демонстрируют абсолютно равнение на Москву. Так что я не вижу, никакой бурной я бы сказал трагической развязки этих событий до проведения самих выборов. И я полагаю, что выборы окончатся победой правящей партии нынешней. И он получил большинство не такое сильное, как было в 18-м году. Тем не менее, его кандидатура в качестве премьера будет утверждена и он возобновит свою деятельность в качестве армянского лидера.

С. Крючков То есть рассматривается то, что в граничащей с Ираном и Азербайджаном зоне область на юге Армении появится два новых опорных пункта российской 102-й военной базы и как фактор тогда рассматривать не стоит. Это выполнение этих протокольных соглашений с участием Алиева, которые были достигнуты раньше. Это все идет по накатанной.

А. Дубнов Я сейчас не готов вдаваться в эти тонкости, связанные с ситуацией… области, вы о ней, видимо говорите. Я думаю, что активность оппозиции армянской, которая до сих пор была продемонстрирована в этой области, куда даже Пашиняна не пустили и препятствовали ему появиться там, она конечно будет иметь место. Но она не будет определять ситуацию в Армении. Я думаю, что в Армении, то есть не я думаю, уже есть коллеги, которые утверждают, что перестало быть справедливым суждение, что Армения вся очень сильно болеет проблемой Карабаха. То есть Карабах перестает быть центровой проблемой армянства нынешнего. В республике Армения. Их заботит сегодня не меньше, а может быть в большей степени проблема сохранения армянского государства как такового безотносительно судьбы Карабаха. В каком-то отношении судьба возможно той части Карабаха, которая остается не под азербайджанским контролем, а под властью либо российских миротворцев, либо армянской администрации, карабахской республики непризнанной. Это судьба не кажется сегодня определяющей для будущего самой Армении. Видимо, так или иначе, армянское общество приходит к необходимости пересмотреть субстантивность самой проблемы будущего Армении после этой трагической войны. А значит если так, то ну что же, если вы голосуете за этого человека, за Пашиняна, который вам обещал 2-3 года назад борьбу против коррупции, за справедливость – ну что же, пока большая часть Армении ему готова верить. Потому что она не хочет возвращения тех кланов, которые уже были у власти и против которых общество поднялось, возглавляемое Николом Пашиняном. Так что впереди еще достаточно много времени, Пашинян будет демонстрировать, что он способен исполнить то, что он обещал три года назад.

С. Крючков Страсти по водоразбору, на минувшей неделе разгорелся конфликт, многие называют это войной, потому что число жертв на десятки идет. Тем не менее, это нечто накопленное с периода распада Советского Союза, или последствия такой советской землеустроительной логистики что ли. Это история противостояния государств или людей. Я имею в виду Киргизию и Таджикистан.

А. Дубнов Да, я понимаю. Прежде чем говорить об этой плохой войне, как я ее называю, я просто хочу выразить соболезнования. Я слежу за войнами, за разделом наследства советского вот уже три десятка лет. И эта война одна из самых жестоких. На самом деле неожиданных, которая произошла на моих глазах. Меня там не было в эти дни. Больше 50 человек погибло с двух сторон, большая часть — киргизы, меньшая часть – таджики. 36 плюс 16 – по-моему, такая пропорция. Среди них большая часть мирные люди. И второе, это конечно и люди в первую очередь, но люди, возглавляемые своими элитами. Между ними противоборство. Когда страна распалась на эти осколки, я имею в виду Советский Союз, то никто сразу и не понял, что произошло. Это может быть не очень хорошо помните, а мое поколение прекрасно знает. Никто же не вышел на улицу выразить соболезнование распаду Союза и защищать его. Наоборот, возникли национальные государства, которые где-то были подарены задаром, в частности в Центральной Азии никто не мечтал об этой независимости. Но в наследство у нас осталось вот это не везде грамотно профессионально, этнически выверенное разделение этих пространств Средней Азии. Там были ханства, эмираты. И вдруг большевики в 20-е годы разделили это административными границами советских республик так, как было тогда удобно. И в соответствии с тем, какой этнической принадлежности принадлежали большевики на тот момент. Скажем, где-то было в этих комитетах больше узбекских коммунистов большевиков где-то казахских и тому подобное. История топорного разделения Средней Азии. Была книжка написана одним таджикским историком Рахимом Масовым. Где было очень много документов. Она была скандальной. Я не буду сейчас вспомнить – почему. Он был подвергнут всяким наказаниям. И публичности ему не удалось достичь. Хотя книги были изданы. Не углубляясь в эту проблему, скажу, что когда административные границы стали государственными границами, то они приобрели вот этот огромный запас взрывоопасный ресурс. Потому что они прошли чуть ли ни по домам, по аулам, по воде. И пришлось это все делить. Если вернуться к этой проблеме нынешнему конфликту, то справедливо будет сказать, что разделение между Таджикистаном и Кыргызстаном в этой местности, в Баткенской области, с обеих сторон республики было проведено так, что в 20-е годы согласно картам, на которые ссылаются таджики, это не было никакого анклава… на территории Кыргызстана. Тогда еще была Киргизская ССР. Потом в 89-м году, на которые ссылаются таджики, снова не было анклава. А в середине 50-х годов на карты, на которые ссылается киргизская сторона – этот анклав появился. А почему он появился – потому что в советские годы в 50-е я пытался последние дни понять точнее, что произошло. В 50-е годы киргизские власти той республики попытались оформить это территориально так, что дорогу, которая соединяет анклав Ворух, огромное селение, сегодня там около 40 тысяч человек живет. Между прочим, таджики. С материковым Таджикистаном, киргизские власти решили взять под свое управление. Получилась дорога около 30 километров между Ворухом и таджикской территорией. Киргизы стали считать ее своей. Потому что им был необходимо через этот участок дороги проложить дорогу к району Лейлек это юго-западный участок Киргизии, куда иначе чем этот участок дороги нельзя было проехать. Потому что если она считалась бы таджикским по-прежнему участком, тогда нужно было через горные хребты переезжать. А это невозможно. Короче карту нарисовали по-другому, киргизы стали так рисовать, в Москве в союзном руководстве ее не утвердили. Она не была согласована. Или не согласовали в советском Таджикистане. Но киргизы стали де-факто рисовать, как она есть. Но, правда, примечание было, такой прямоугольничек, как мне рассказали. Я не видел этого. На прямоугольничке внизу карты было написано, что карта не прошла согласование типа того, в центральных органах союзного государства. Через некоторое время эти карты остались такими же, но этот прямоугольничек исчез. И вот так все подошло к распаду Союза. В результате получился анклав таджикский. Как будто бы. На территории Кыргызстана.

А.Дубнов: «Головной» водозабор строился, как утверждают киргизские власти, за счет Киргизской советской республики

С. Крючков Тем не менее, 30 лет без проблем, вы говорите неожиданная война.

А. Дубнов Такого не было беспроблемного, все время что-то мешало. Потому что велась хозяйственная деятельность, нужно было управлять водой, которая частично была на территории Кыргызстана. Этот головной так называемый в кавычках водозабор строился, как утверждают киргизские власти, я они наверное правы, за счет Киргизской советской республики. И поэтому они считали, что они вправе управлять этой структурой. В чем проблема — в том, что когда-то нужно было, видимо, все-таки эту проблему решать. Но ее все время оттягивали. Конфликты проходили и раньше. Были менее болезненными, менее взрывоопасными и менее кровопролитными. В 20-м году их было несколько конфликтов. В 15-м году было много. Но сейчас, видимо, подвигло на этот конфликт, который на самом деле действительно был скоротечной войной, в общем, не очень аккуратная риторика киргизских руководителей, которые взялись чистосердечно за решение этого вопроса. Там шестой президент избран был. Садыр Жапаров. Его второй человек во власти глава киргизского ГКНБ — Камчыбек Ташиев, сам с юга, признанный патриот киргизский. У них это еще называлось – киргизский националист, скажем так откровенно. И поэтому он взялся за решение этой проблемы и считалось, что внутри Кыргызстана к нему никаких претензий не будет. Он уже будет защищать интересы Кыргызстана так, как никто не сможет это сделать. И вот он начал готовить соглашение о разграничении всех спорных границ. Сначала с Узбекистаном, там проблема анклава Сох на киргизской территории. Он в прошлом месяце договорился с узбекским руководством. Было заключено первоначальное соглашение. Уже договорились, что оно будет подписано президентом. И парламентом и так далее. Но когда он вернулся в Киргизию жители тех участков, которые должны были отдавать свои земли, речь шла о десятках гектаров земли вокруг водохранилища. Они взбунтовались. Сказали, что не отдадут никогда. Он сказал: ну хорошо, не 100 гектаров – 50 . Они сказали: нет, никогда. Тогда он сказал не 50, а 20 отдадим. И они сказали, что никогда не отдадим. То есть киргизы стали насмерть. И он тут сдал позиции, понял, что не переломить. То есть он проявил слабость. Местное население было очень взбудоражено местными авторитетами. Он сдал позиции и чтобы проявить себя истинным патриотом своей страны, он наговорил кучу всякого лишнего, в том числе которое задело и таджиков. Там же Ферганская долина, очень сложно разобраться даже специалисту. На карте. Это место, где смыкается три государства: Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. Короче говоря, он сказал 25-го апреля, что мы будем строить, выделим деньги, новое водохранилище, которое не позволит утекать воде, которая скапливается у нас, которая потребляется даже для питья в соседнем Таджикистане. Отчасти, видимо, Узбекистан. В Таджикистане на это сразу обратили внимание. И это было использовано, видимо, как триггер, который показал таджикам, что с этим руководителем договариваться нельзя. С этим новым руководством вообще в Киргизии стало настраиваться местное население, политическое руководство во главе с Эмомали Рахмоном, который в своей стране полновластный хозяин. Еще более полновластным хозяином является его дочь Озода Рахмон, которая является руководителем аппарата президента, которой напрямую, как утверждают, подчиняются даже силовые структуры. Одним словом, когда случилась вот эта так называемая стычка из-за этой видеокамеры, которую повесили таджики, на нее агрессивно отозвались киргизы. Выяснилось, что через несколько часов таджики ответили всеми боевыми ударными средствами нападения. Они ударили минометами, они подтянули бронетехнику. Даже привели в действие боевые вертолеты Ми-24, то есть пограничный конфликт был сведен к военному конфликту. Где против пограничников киргизской стороны работала фактически армия таджикская. Которая в этот момент была гораздо лучше почему-то подготовлена к боевым действиям, чем киргизы, которые были захвачены можно сказать врасплох.

С. Крючков А мирное население там вооружено?

А. Дубнов Да, утверждают, и это подозрительно выглядит, что мирное население, гражданское население со стороны Таджикистана было предварительно хорошо вооружено. То есть стрелковым оружием. Понимаете, сам факт того, что 29 апреля ударами минометов, минометным огнем в этом водоразборном пункте «Головной» одним только ударом было убито 25 человек киргизов. Это совершенно просто жесточайшее…

С. Крючков Чтобы эту тему закольцевать, сейчас какой-то паритет достигнут и какова ближайшая перспектива. Потому что как говорят врачи, сковырнули – процесс пошел. Что дальше?

А. Дубнов Судя по всему, нужно каким-то образом заморозить эту ситуацию. Не дать ей развиться дальше. Чтобы не дать накопиться гною и чтобы он пошел и заразил всю атмосферу отношений. Хуже всего того, что очень ненавистная атмосфера между народами там возникла. Это нужно заморозить. Президенты вроде бы пообещали по телефону принять меры для стабилизации ситуации. Отвели с обеих сторон вооружение. Теперь надо ожидать, что включатся соседи в качестве миротворцев. Во-первых, 8-го мая в Москву, об этом еще официально неизвестно, должен приехать президент Таджикистана Рахмон. Это было заранее согласовано. Поскольку он приглашен на празднование дня победы. Должна состояться, как утверждают, встреча с президентом Путиным. Я думаю, что там может быть обсужден весь комплекс вопросов, не только российско-таджикских, а тут довольно большой пакет военного сотрудничества. Министр обороны Шойгу ездил в Таджикистан, заключил соглашение… ПВО, против афганских угроз. Короче говоря, наверняка зайдет вопрос о конфликте. Дальше во второй половине мая в Душанбе приедет президент Киргизии Жапаров. На переговоры с Рахмоном. Туда в эти дни должен приехать президент Казахстана Токаев. Я думаю, неслучайно это совпадение. Потому что президент Токаев так же как еще раньше президент Узбекистана Мирзиеев очень активно, кстати узбекский президент выразил готовность к посредничеству. Это очень важное возможное содействие миру. Также в Душанбе 21-22 мая должно состояться заседание совета министров иностранных дел ОДКБ. Туда приедет Лавров. Это все в комплексе должно обеспечить попытку мирного урегулирования хотя бы. Но не решения. Хотя стабилизации.

А.Дубнов: Нужно каким-то образом заморозить эту ситуацию. Не дать ей развиться дальше

С. Крючков Сейчас остается только следить. Это «Особое мнение» эксперта по странам СНГ, журналиста и политолога Аркадия Дубнова. Мы прервемся на новости.

НОВОСТИ

С. Крючков Мы продолжаем. Говорили об СНГ. Давайте в нашу страну вернемся. Свобода прессы, сегодня всемирный день свободы печати. У нас тут «Медузу» признали иностранным агентом. ОБСЕ заявляет, что это стигматизирующие ярлыки и тут же редакторы «Важных историй», DOXA, фигуранты уголовных дел. Такая новая реальность наша или где все так более-менее критичное к власти маркируется, пресекается. Окончательно выпалывается. Или информационный ландшафт будущего определяется не сейчас, а уже давно был определен, а сейчас просто результаты давно наметившихся действий. Просто сгустилось все.

А. Дубнов Я бы мог сказать, что мне больше нечего отвечать. Более-менее сжато все изложили. Просто этого могло не случиться. Эти заранее объявленные хроники войны против прессы, они необязательно должны были быть приняты к исполнению. Они могли как сценарные разработки существовать и наверняка существовали. При том или ином развитии внутренней политической ситуации. Но, видимо, пришло время и все-таки их реализовывать. Думаю, что здесь особенно не надо искать много причин. Сегодня власть контролирует силовые структуры. Группирующие силовые структуры вокруг так называемого гаранта Конституции. Это не значит, что власть захватили силовики. Сегодня в Кремле выгодно, чтобы так народ считал. Она, эта власть, на мой взгляд, мы сейчас говорили о желании сторон всех посредников в Средней Азии как бы заморозить ситуацию. У меня такое ощущение, что на том уровне, к которому сегодня мы подходим в отношении власти и оппозиции и прессы, они подходят к уровню, когда это состояние этих структур оно стигматизируется. Оно останется на этом уровне, будут определены дозволенные границы, метки расставлены. Ни туда, ни сюда. Вы хотите считать, что вы имеете право что-то выразить. Да, вам будет дано это право, но имейте в виду, что вы будете считаться врагами государства. Нет, вас можно даже не посадить, но вы будете врагами государства. Но имейте в виду, что враги должны находиться в определенном гетто. Социальном, информационном. И я думаю, что это не будет бесконечно. Это продлится не годы, а, может быть, во всяком случае, до конца до выборов этих так называемых выборов парламентских сентябрьских это некоторый новый баланс будет установлен. И нам навязывают ситуацию, с которой мы должны будем смириться. Самое поганое в этой ситуации, что нас приучили к тому, что мы с этим должны смириться. Даже у вас на радио я слышал всякие дискуссии, где уже считается хорошей ситуация, когда нас не трогают на улице. Потом правда, вытягивают по нашим образам, по фото, по видео. Вычисляют. Вызывают. Дают штрафы. В лучшем случае. А в худшем случае дают сутками аресты. И мы должны радоваться, что нам дают штрафы. То есть нас приучают к мысли, что это лайт, это нормально. А вот уже пожестче – это тоже нормально, но вам будет немножко обидно, ну вы тоже к этому приучитесь. Вы будете с этим жить. Потому что другого выхода вам не оставили. И вот эта мерзкость такого разделения ответственности между властью, прессой и народонаселением, она будет скоро доведена до изящного, я бы сказал распределения, и мы будем радоваться, что нет газовых камер. Я сейчас утрирую. Когда называется ситуация фашизмом, немножко передергивают. Ну давайте, ребята, не бросаться словами. Это несколько другое. Может потом придумают некие определения какой-то российский «изм» особенный. Но мерзко то, что мы приучены.

С. Крючков А вот существование внутри этих красных линий, оно на ваш взгляд это да, мерзко, это повод к унынию или это все-таки такой внутренний стимул для выработки своего рода языка иносказания, того, что мы наблюдали в перестроечные годы, в предперестроечные.

А. Дубнов В перестроечные годы как раз мы наблюдали подъем эмоциональный, нравственное возбуждение. Морально-нравственное. Мы ждали перемен. По Цою, самым мощным выражением была эта поэтика Виктора Цоя: мы ждем перемен. Или требуем.

С. Крючков Ждем.

А. Дубнов Да. Сейчас никто не ждет перемен. Сейчас в лучшем случае надеются, что не будет хуже. Это трагическая суть нашей действительности. Этого власти добились. В этом их совершенно безусловная руководящая цель. Она этого добилась посредством отпуска всех возможных полномочий силовикам. Силовики ведь тоже сегодня не зверствуют. Правосудие избирательно. Где-то оно позволяет не одну минуту гулять журналистам DOXA, а час или два. Мы же не звери, господа.

С. Крючков Но сколько энергозатрат этого силового аппарата. Вместо того чтобы ловить преступников, они анализируют запись этих видеокамер, цепляют обозначивших лицо на митинге. Они ищут журналистов…

А.Дубнов: Сейчас в лучшем случае надеются, что не будет хуже

А. Дубнов Это все, извините, риторические вопросы. Сколько это может тянуться. Ну столько может, пока вам, вашему поколению это все не надоест. Пока вы не скажете «хватит, стоп, на хрен». Но для этого в первую очередь чтобы этого не случилось, власти нужно, чтобы вожаки были, что называется, скручены. Либо высланы. В этом смысле, на мой взгляд, перспектива, связанная с будущем Навального, я повторяю, это очень важно и вы сами понимаете, что это важно, на мой взгляд, она выглядит так. Ему не дадут погибнуть. Не дадут умереть. Его не сгнобят. Его доведут до такого состояния, что может быть лучшим для всех нас выходом будет наше внутреннее согласие, что его спасут и вынудят к изгнанию. Вынудят к изгнанию из страны.

С. Крючков Внутреннее согласие, выраженное в чем? В молчании общества?

А. Дубнов Что мы скажем «спасибо», вот пять минут назад мы о чем говорили. О том, что мы им всем говорим «спасибо», что нет газовых камер. Спасибо, что дали журналистам DOXA не одну минуту свободы, а час. И они доведут нас до того, что мы скажем «спасибо», что вы спасли Навального. Мы будем ждать, что он как аятолла Хомейни провозгласит свободу откуда-то из Гамбурга. Вот так я чувствую будущее. Так же я говорил, эта его голодовка не приведет к тому, что его там сгнобят. У власти все время есть такая кнопочка под столом, когда они увидят, что там совсем плохо, они сделают так, что его будут кормить, дадут показать врачам. Но так сквозь зубы, так чтобы это не было признаком слабости. Нет, умереть мы ему не дадим. Этого вы не дождетесь. Потому что тогда действительно будет совершенно непрогнозируемое развитие ситуации, власти тогда несдобровать.

С. Крючков Это если говорить персонализировано о Навальном. Но им была за последние годы создана целая сетевая структура, до поры формализованная, а теперь идут суды по признанию этих структур экстремистскими. И вот они как такой самодостаточный актор могут в том или ином виде продолжить свою деятельность, чтобы не допустить того, о чем вы говорите. Чтобы мы сказали «спасибо» за то, что живой.

А. Дубнов Я понимаю. Но просто есть такое понятие – спящие ячейки. Эти структуры Навального они никуда не делись. Им будет велено перейти в спящий режим. Причем я даже не уверен что только штабами Навального, условно говоря, Волковым, либо Ждановым. Им будет велено перейти в спящий режим, может быть, и какой-то частью власти. Ребята, подождите, мы поняли, что вы сила. Подождите. Потому что все равно вы знаете нашу страну, там все происходит сверху. Все изменения происходят сверху. И действительно, мое поколение это помнит, ваше догадывается об этом. История знает, что все происходит сверху. Снизу только пугачевский бунт. И они очень и очень четко вкладывают это представление, навязывая его народонаселению через Маргариту Симоньян, через федеральные каналы и тому подобное. Приблизительно так я вижу перспективы.

С. Крючков На ваш взгляд, этот заваренный чайник, в котором идет бурление, подспудно, хотим или нет, температура понижается, повышается, он сможет просуществовать в этом режиме. То есть, не достаточно ли высока эта температура для того, чтобы прорвало. Вот этот баланс власти и тем, кто ей ранее легально противостоял, а теперь, видимо, будет противостоять вот так, как им предложено.

А. Дубнов Мы не знаем природу конкретной реакции в этом котле. В этом котле варится теперь поколение непоротое. Так что я думаю, что с ним будет сложнее, чем с поколением, скажем, перестроечным. Оно очень быстро проиграло. Я никогда не забуду, когда в седьмом году после того, как я вместе с женой издал нашу книгу о 70-х годах Советского Союза, как жила интеллигенция, выживала, к нам домой с женой пришла Светлана Алексиевич. И стала спрашивать, она готовила свою книжку «Секонд хэнд», за которую она и Нобеля получила в основном. Она спрашивала, почему вы, мы проиграли. И мы долго в течение, наверное, целого дня пытались найти ответ, почему наше поколение проиграло. А потому что мы вдолгую играть были не научены. А вы уже получили возможность играть вдолгую.

А.Дубнов: В этом котле варится теперь поколение непоротое, с ним будет сложнее

С. Крючков Эта нотка оптимизма от эксперта по странам СНГ, политолога и журналиста Аркадия Дубнова. Оставайтесь с нами, это будет интересно. В 19 часов в программе «Особое мнение» главный редактор и генеральный директор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. После 20 – «Полный Альбац». В гостях Сергей Медведев, профессор, политолог и Сергей Гуриев, экономист, профессор Парижского университета Sciences Po. После 21 часа – «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Аркадий, благодарю вас.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире