'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 апреля 2021, 17:08

С. Крючков 17.06. Со своим особым мнением сегодня экономист Сергей Алексашенко. Сергей Владимирович, добрый вечер.

С. Алексашенко Добрый вечер, Станислав. Здравствуйте, слушатели. Здравствуйте, зрители.

С. Крючков Идет трансляция на основном канале «Эхо Москвы» в Ютубе. Подключайтесь к ней, как это сделали уже многие. Также на площадке Яндекс-эфир. И sms +7-985-970-45-45. Пишите и задавайте вопросы в адрес нашего гостя и по поводу того, о чем мы будем говорить. Сергей Владимирович, с глобального вопроса начну. Можно запустить экономику гигантскими госрасходами и готово ли сегодняшнее российское правительство на ваш взгляд к этому. Публикация Блумберг, где говорится, что 21-го числа президент наш объявит какую-то масштабную программу. И госрасходы будут одной из его весомых составляющих частей.

С. Алексашенко Станислав, госрасходы — они же бывают разные. Можно, например, взять и повысить зарплаты всем бюджетникам и пенсии всем пенсионерам. То есть повысить доходы населения, при этом очевидно, что производство товаров в РФ в короткой перспективе никак на это дело не отреагирует. Либо пойдет в Россию импорт, либо вырастут цены. Если увеличивается импорт – это означает, что увеличивается спрос на валютном рынке на доллар и если мы предполагаем, что ЦБ и Минфин ничего не делают, то соответственно курс доллара растет. Цены растут. Вот это первое. Скажем так, это же эффект, который американская экономика очень долго испытывала на себе. Считается, что 70% ВВП американского это потребление населения, но основное потребление товаров что называется промышленных произведено в Китае. А китайцы держали очень долгое время стабильными цены, не повышая их. И таким образом китайская экономика реально играла существенный вклад в понижение инфляции в России. А в России будет наоборот. Внутренняя экономика ничего произвести не может, потому что и так у нас по деньгам 50% импортных товаров на рынке. Соответственно будет спрос на импорт. Если спрос на импорт, то очевидно, что внутренняя экономика от этого темпы роста, торговля может быть заработает немножко, но вообще мультипликатор – есть такое слово, если вы потратили один процент дополнительно капвложений и насколько ускорилась экономика. Государственных денег потратили в бюджете. И вот по зарплате МВФ, например, считает, что в развитых странах это где-то 0,3-0,5 в зависимости от страны. То есть один процент дополнительных расходов бюджета приводит к ускорению экономики на 0,3-0,5%. Я думаю, что в России будет коэффициент еще ниже. Где-то в районе 0,2-0,3. Есть другие, можно сказать, давайте мы ускоренными темпами проведем реконструкцию БАМа и Транссиба. Чтобы еще больше угля экспортировать. Из Кузбасса. А то углеродные ограничения, борьба за зеленую экономику. А угля у нас много, нужно успеть его быстренько вывести, пока спрос на него не упал. И забабахать в эту программу триллион рублей, построить огромное количество, мосты, тоннели, рельсы проложить. Вагоны закупить. И вся экономика начнет работать на то, чтобы возить уголь из Кузбасса. Выиграет ли что-то от этого экономика статистически – да. То есть, скажем так, видимо, большая часть затрат пройдет внутреннее, рельсы мы сами производим, шпалы сами. Вагоны мы украинские не покупаем. Скорее всего, все будем делать сами. Уголь свой. Шахтеры тоже наши отечественные. Получается, что вроде как сделали, и вот эти инвестиции будут показывать статистический рост. А дальше весь эффект инвестиций приведет к тому, что хорошо, мы будем экспортировать на 10-20 миллионов тонн угля больше. То есть владельцы угольных компаний выиграют, а вся остальная экономика этого не почувствует. Эффект этих инвестиций на последующие, скажем, мы за три года все построили, вот эти три года будет рост инвестиций ощущаться. И рост экономики будет. А потом он исчезнет. Можно по-другому. Можно взять и массированно построить шоссейные дороги. Для автобана как Эйзенхауэр это делал после Второй мировой войны в Америке. Огромные трассы. Чтобы, по крайней мере, в европейской части связать, если не все областные центры, то хотя бы каждый третий между собой. И чтобы вместо того чтобы все возить по железной дороге, можно было возить на этих хороших машинах быстро, эффективно. Без всякой перегрузки. Это дает длительный эффект на экономику. Потому что от того, что у вас ускоряется перевозка, снижаются издержки – экономика будет получать эффект долгие годы. От инфраструктуры. Можно взять и произвести больше танков, ракет, самолетов, пушек. Подводных чудищ, которых Путин нам демонстрировал в своем послании три года назад. Но это вообще считаю, что из серии: до обеда копаем яму – после обеда закапываем. То есть статистический эффект, конечно, будет. Но в дальнейшем никакого эффекта для экономики от того, что мы все это дело произвести – не происходит. Поэтому расходы они расходам рознь. И все зависит от того, куда будут потрачены деньги. Еще можно сказать, а давайте государство выдаст деньги нашим олигархам, они пришли к Путину месяц назад. Сказали, что нужно поддержать их инвестиционные проекты. Давайте бюджет даст им денег. Там ФНБ. Россия – страна зависимая от импортных технологий. Мы свои технологии практически не производим. Свое оборудование производим крайне мало. Соответственно если все эти деньги уйдут на импорт технологий, то в короткой перспективе – год, два, три будет статистически даже снижение темпов роста, потому что импорт будет увеличиваться. Но потом, если эти инвестиции будут рациональные, целесообразные и дадут рост и эффективность на каждой из компаний, то потом экономика получит устойчивый длительный рост. Поэтому все зависит, дьявол в деталях. Из чего будет состоять наш пирог.

С.Алексашенко: Сейчас не нужно повышать налоги, потому что инвестиционная активность близка к точке замерзания

С. Крючков Вы говорите, инфраструктурные вложения. Вбахаем туда, дадим тем. А есть этот ресурс? Опять же все упирается в ФНБ. Но звучат и другие пугающие для обывателя слова. Увеличение налогов. Это источник или не источник в данном случае?

С. Алексашенко Теоретически вы правы, и увеличение налогов всегда может быть источником пополнения казны. Президент Байден, например, предложил свой инфраструктурный план. И тут же говорит, что финансироваться он будет целиком за счет повышения налогов. Хватит платить дефицит. Хватит увеличивать государственный долг. Но в России, насколько я понимаю, я, честно говоря, не слышал пока разговоров таких публичных о том, что давайте повышать налоги. Это не означает, что этого не будет. Но мне кажется, что скажем так, если бы президентом или советником президента был я, я бы сказал, что сейчас не нужно повышать налоги, потому что инвестиционная активность близка к точке замерзания. Тех денег, которые безбоязненно может выделить ФНБ, более чем достаточно. То есть их освоить можно сколько угодно. А продуктивно вложить, есть скорость, которую не превысишь. Давайте посмотрим, если мы за пару лет разгоним экономику, мы увеличим скорость инвестиций, а еще цены на нефть упадут и у нас в ФНБ денег не будет хватать, то давайте мы тогда либо будем увеличивать дефицит и увеличивать госдолг, либо придется повышать налоги, потому что мы встали на правильный путь.

С. Крючков Кстати, не на пустом месте об этом говорю, потому что по данным центра развития НИУ ВШЭ в ушедшем 20-м году госрасходы страны достигли одного из самых высоких показателей за всю постсоветскую историю. А когда я говорю о повышении налогов, то отсылаю к публикациям Блумберга, где этот шаг рассматривается в качестве вполне себе реального. Там еще звучит, знаете такая формулировка: льготы для компенсации падения доходов граждан. Я помню 2005 год, историю с монетизацией льгот, то есть это потенциальный сценарий возврата на те рельсы, с которых однажды благополучно ушли. Его действительно могут рассматривать в качестве реального?

С. Алексашенко Блумберг, у него есть свои источники в Кремле, чувствуется. На самом деле если посмотреть их публикации за последние года 3, то они очень часто рассказывают похожие вещи, которые потом, большая часть из них реализуется. Эта фраза не очень четко написана, но можно предположить, что одной из мер, которую объявит Путин – как раз увеличить зарплаты бюджетникам, выплаты пенсионерам. И выплаты на детей, например. Еще раз. Потому что доходы в эпидемию за 20-й год снизились на 3,5%, потребление по структуре ВВП снизилось на 8,5%. То есть неплохо бы населению чего-то заплатить в год выборов. И собственно говоря, в какой форме будет – разовая выплата, помните, года 3-4-5 назад были такие разовые выплаты пенсионерам.

С. Крючков По 5 тысяч.

С. Алексашенко Или год назад на детей были выплаты 10 тысяч, а потом по-моему еще раз 5 тысяч. Могут быть какие-то такие выплаты. В принципе они вполне подходят под то описание, которое вы прочитали.

С.Алексашенко: Можно предположить, что одной из мер, которую объявит Путин, — увеличить зарплаты бюджетникам

С. Крючков Что касается вбухивания в болванки, в танки, флот и прочее, я хочу перейти к теме с Украиной. Потому что странная там история разворачивается. С одной стороны из Кремля, из МИДа, со Смоленской площади звучат заявления, что пороховая бочка там возникает. С другой стороны и в НАТО, и в Штатах на этот счет отнюдь не отшучиваются. На наш взгляд эта активность на приграничье, она носит скорее имитационный характер или вариант горячего конфликта в том или ином масштабе вы все-таки считаете допустимым сейчас.

С. Алексашенко Стас, я уже несколько раз отвечал на этот вопрос. Моя точка зрения состоит в том, что это все для России является элементом гибридной войны. Это информационная атака на Украину, на украинский политический класс, который очень нервно реагирует на любые военные маневры, передвижения, любые действия, связанные с российскими вооруженными силами вблизи украинских границ. И который забывает о всех своих текущих делах и начинает нервно на это реагировать. Собственно говоря, гибридная война она в том числе включает в себя элемент горячей войны. И в Донбассе постоянно идет стрельба, там каждый день практически, за две недели 10-11 солдат украинских гибнет. То есть там люди гибнут постоянно. Там уже к 15 тысячам, по-моему, приближается число погибших украинских граждан. Поэтому в принципе горячая война является элементом гибридной. Нужно ли Путину сегодня осуществлять какое-то крупномасштабное вторжение в Украину, сегодня оккупированная территория Донбасс, я не помню навскидку, — примерно две территории Израиля. Это большой кусок земли. И на его удержание притом, что там практически кроме угля небольшого количества не осталось никакого экономического потенциала, Россия тратит полтора-два миллиарда долларов в год. Если предположить, что российская армия захватит еще два, какая разница у тебя два Израиля, четыре. Ну просто нужно будет больше денег на содержание этой территории. А в принципе с точки зрения целостности украинского государства, инфраструктуры украинской это ни на что не повлияет. Если только не считать Мариуполь, например. Да, конечно, будет потеря, но не настолько критическая. А санкции будут очевидно жесткие. То есть ответ со стороны Запада будет достаточно жесткий. И смотри санкции лета 2014 года. То есть с моей точки зрения баланс, risk-reward — то, что ты получаешь и то, что ты платишь — явно не в пользу такой ограниченной военной операции.

С. Крючков А взвешивание это происходит, то есть когда мы говорим о российской армии, мы имеем в виду 80 тысяч собранных на границе. А не амбиции одного человека, сидящего в Кремле.

С. Алексашенко Нет, 80 тысяч, которые ездят туда-сюда по приказу этого человека, сидящего в Кремле – это информационная атака. На Украину. Один человек, сидящий в Кремле, у него есть варианты. Оставить все как есть. Ведь в принципе его сегодня все устраивает. У него есть заложник под названием Донбасс. Который он крепко держит и через которого он влияет на украинскую политику. У него есть рычаг и инструмент для переговоров с Западом. Хотите, не хотите, а придется со мной общаться. А если не хотите, я сейчас здесь чего-нибудь покачаю. Пару выстрелов из гранатомета или из «Градов» сделаю, а еще хуже, из Ростовской области запущу какую-нибудь ракету. Ну тут точно вы ко мне прибежите и захотите со мной поговорить. И при этом практически не требует никаких расходов и не несет никаких угроз. Путина нынешний статус-кво абсолютно устраивает. Промежуточный вариант — еще столько же захватить территории — затрат много, риск получения ответных санкций очень велик. А плюсы ты никакие не приобретаешь. В принципе ничего для себя не меняешь. И соответственно какой-нибудь вариант весны 14-го года, лета. Давайте пройдем танковыми клиньями, один — на Харьков, один – на Киев. Один — на Одессу. И всю восточную Украину или какую-то существенную ее часть заберем себе. Теоретически возможно, учитывая разницу в военных потенциалах России и Украины, наверное, возможно. Думаю, что НАТО, США, Германия, Япония, Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия, Антарктида не будут выступать в защиту Украины в такой ситуации. Что это даст России? Огромную территорию, которую нужно оккупировать и контролировать. Ведь одно дело, ты прошел танковыми клиньями и что называется, танки покатались и проявили себя в бое. А другое дело ты получил огромный кусок территории, там уже не два Израиля, наверное, 22 Израиля будет. И там нужна уже огромная оккупационная армия. А где ты ее возьмешь. Да, ты же к этому не готов. И вот дальше ты встречаешь партизанскую войну, еще более жесткие санкции Запада. И опять мне кажется, что это слишком дорогостоящая операция, слишком крупномасштабная. И мне кажется, что она за пределами фантазий. Сейчас все понимают, что она будет слишком дорогой для российской экономики. Гораздо дороже, чем Афганистан был для Советского Союза.

С.Алексашенко: Risk-reward явно не в пользу такой ограниченной военной операции

С. Крючков Даже фактор возможного получения каналов для водоснабжения Крыма не окупает эту историю. Даже получение переговорной позиции с Байденом, даже отвлечение внимания от истории с Навальным не окупает эту историю.

С. Алексашенко Я думаю, что о переговорах с Байденом после этого можно будет тему закрыть. В принципе закрыть. И переговоры все будут идти о другом. О возврате украинской государственности, восстановления ее. Об уходе с оккупированных территорий. Вода в Крым – ну, послушайте, она получается гораздо более дешевым способом. Уйдите из Донбасса и поставьте условием восстановление водоснабжения Крыма. И начните переговоры по Крыму. Долгие, как переговоры по Северному Кипру. Которые идут уже 50 лет и никакого прогресса. Тем не менее, переговоры идут.

С. Крючков А вот эта опция «уйдите из Донбасса» — она остается открытой. Потому что нас же в Донбассе нет, как мы знаем уже сколько, 7 лет нас там нет.

С. Алексашенко Нас там никогда и не было. Но мы постоянно говорим о том, что мы за этим внимательно следим и мы там виртуально присутствуем. Понятно, что все вооруженные силы, хорошо, если весной 14-го года можно было говорить о том, что отряды Гиркина захватывали арсеналы в отделениях МВД в областных украинских. Или в подразделениях ФСБ. Солдаты, которые шли туда, покупали чего-то в Военторге. Но сейчас же все понимают, каким вооружением они обладают, известно. Аэрофотосъемка все фиксирует. И понятно, что даже если поверить, что нас там нет и никого кроме добровольцев, которые выполняют функции советников или планирования военных операций, отпускники что называется. Сами приехали, границы открыты. Захотел – переехал. Нет, то понятно, что без постоянной финансовой и материально-технической поддержки вот этих боевиков, конечно, они недели бы не продержались. Поэтому уйти оттуда это означает отдать границу под контроль Украины. Российско-украинскую границу. Пустить туда украинских пограничников, а еще лучше – помочь украинским властям разоружить все формирования на территории Донецкой и Луганской областей. Что называется особые районы.

С. Крючков Давайте по турецкой истории. Регион Черноморье, Средиземноморье. Пролив, контролируемый Турцией. И вот эта история с внезапно возникающим ограничением авиасообщения. О котором еще 6-го числа речи не шло, судя по попавшим в сеть документам совещания оперативного штаба. И вдруг неприемлемым оказывается числом зараженных на территории Турецкой республики. И вот 500 тысяч россияне не полетят до 1 июня в свои туры, видимо. На ваш взгляд мера политическая, медицинской обоснованности решения с одной стороны, здесь какова. А с другой стороны есть ли здесь какая-то вещь, которую стоит оправдать в решении правительства по отношению к нам.

С. Алексашенко Если бы я защищал эту точку зрения, решение российских властей, я бы защищал исключительно с медицинской точки зрения. С точки зрения эпидемии ковида. Потому что, на мой взгляд, аргументов достаточно. Это не означает, что при принятии решения другие факторы не принимались во внимание. Но давайте смотреть. Во всей Европе бушует вспышка третья волна, очередная волна коронавируса. Связанная с распространением британского штамма. Его особенность в том, что он распространяется гораздо быстрее. И эта волна идет все ближе и ближе к границам России. Она начиналась в Великобритании, потом была Франция, где национальный локдаун, потом Германия. Сейчас Польша. Сегодняшняя Financial Times – огромная статья, что польская система медицинская здравоохранения переполнена. То есть она на грани возможностей. Украина — полстраны в красной зоне по эпидемиологическим ограничениям, в Турции вспышка, ускорение числа заболевших и тоже 90% — это британский штамм, который идет очень быстро. И давайте мы 500 тысяч человек на майские праздники россиян отправим в Турцию. Ну давайте предположим, что каждый 10-й привезет оттуда ковид. Даже пусть каждый 20-й. И после этого они разъедутся по городам и весям. Проблема с вирусом, что его инкубационный период – 4-5 дней. Поэтому если вы его получаете, условно говоря, за день перед отъездом из Турции или два дня – вы можете даже ПЦР сделать, у вас будет негативный результат. Вы приедете в страну, сделаете еще один негативный тест. Все хорошо. После чего приехали, и у вас оно началось. Вот скажите честно, при всей безалаберности российских властей, вот при всей их некомпетентности, когда они сами плохо понимают, чего происходит. Вы готовы пойти на такой риск? Просто открыть.

С. Крючков Лично я не готов. Но я вижу другие решения, которые принимаются вполне себе в духе той самой безалаберности, о которой вы говорите. Наша страна открыта внутри себя она открыта.

С.Алексашенко: Если бы я защищал решение российских властей, я бы защищал исключительно с медицинской точки зрения

С. Алексашенко Станислав, еще раз, я же попытался объяснить с этой точки зрения. Можно нарисовать другую точку зрения – да, конечно, но она мне кажется, будет менее устойчивой. Украина налаживает с Турцией военно-техническое сотрудничество. Закупает вооружение, пытается создавать совместные производства. Является это угрожающим для РФ? – нет. Беспилотники – хорошо, ну да, конечно, но опять это вопрос, Украина будет атаковать Донбасс или не будет. В моем понимании количество трезвых людей, трезвомыслящих людей в украинском политическом военном руководстве достаточно большое. Они понимают, что просто простой лобовой атакой Донбасс не возьмешь. Соответственно мы же видим, что там, условно говоря, страны НАТО помогают Украине в военно-техническом плане, поставками вооружений. Тренируют украинские войска, перестраивают их на стандарты НАТО. Ну чего нам теперь по все страны НАТО закрыть полеты. Такой слабоватый аргумент. Ну хорошо, Эрдоган сыграл очень важную роль, Турция в армяно-азербайджанском конфликте вокруг Нагорного Карабаха. Азербайджан давно был союзником Турции и достаточно плотным.

С. Крючков Сделаем перерыв и вернемся с эту студию.

НОВОСТИ

С. Крючков Мы за эфиром поговорили о том, есть ли шанс у нас наверстать нарастающее или остающееся стабильно низким технологическое отставание нашей страны. И на полуслове я вас прервал. Вот если лаконично мысль еще раз попросить вас сформулировать.

С. Алексашенко Стас, очень коротко, мы говорили о том, что Россия исторически и царская Россия и Советский Союз, и современная Россия никогда не были лидерами в научно-техническом прогрессе. И всегда были страной импортозависимой от современных технологий. Но в принципе страна может выпускать современные продукты, которые конкурентоспособны на мировом рынке и вообще говоря, не очень важно, они высокотехнологичные, хай-тек или не очень хай-тек. Но для того чтобы их производить, первое – у вас должно быть современное оборудование, у вас должен быть доступ к современным технологиям и у вас должна быть конкуренция открытая на всем рынке. То, что Россия не производит супервысокотехнологичных продуктов, — это не удивительно. Но то, что Россия не импортирует оборудование и технологии, — это говорит о том, что качество российских продуктов в среднем будет отставать от мирового. Это гораздо серьезнее. То, что мы не экспортируем хай-тек, мы никогда его не экспортировали. А то, что мы так и не смогли научиться экспортировать продукцию обрабатывающей промышленности, — ну, значит дальше будет еще хуже.

С. Крючков Там, где возникает потенциальный интерес к нашим наработкам, всегда возникают, так уж получается, уголовные дела. Гиперзвук, и сегодня очередное сообщение о том, что очередной профессор помещен под арест. На ваш взгляд это способствует тому, чтобы каким-то образом этот зазор между потенциальной возможностью быть великим и сами величием компенсировать. Чтобы мы преодолели технологическое отставание. Коротко если.

С. Алексашенко Коротко – нет. Это ведет только к тому, что люди молодого поколения, у которых есть мозги, которые работали в областях, они должны просто бегом бежать из России, чтобы не быть посаженными в тюрьму.

С. Крючков О человеческих жизнях давайте поговорим. Темпы вакцинации, казалось бы, три вакцины у нас зарегистрированных, а четвертая потенциально готовящаяся тоже нам объявляют в РФПИ. И при всем этом, судя по цифрам, которые мы узнаем окольными путями почему-то. Во всяком случае, далеко не всегда с точностью в один день, — ничтожно малы. На ваш взгляд, выйдем на те показатели, которые нам президент анонсировал говоря о том, что к середине лета может быть добьемся коллективного иммунитета. Или нет. И если нет, то почему? Почему так медленно.

С. Алексашенко Несколько сюжетов. Ответ короткий: нет, ни к началу лета, ни к середине лета, ни боюсь, к концу лета мы коллективного иммунитета не добьемся. И есть две причины. Коллективный иммунитет это когда 70-80% населения вакцинированы. Никто не знает, если вы переболели, как долго у вас сохраняются антитела. И западные европейские американские врачи говорят, что вы все равно должны одну дозу вакцины себе вколоть. Поэтому будем исходить из того, что нужно 80% населения вакцинировать. При этом есть чуть больше 20% детей. В возрасте до 18 лет. Которым российские вакцины вообще не рекомендованы. Просто. Пока нет вакцин для детей. Вот чтобы выйти на 80% — нужно все взрослое население вакцинировать. Кстати, в отношении детей только «Пфайзер» сейчас разрешает вакцинировать детей от 16 до 18. И соответственно подали заявку «Пфайзер» и «Модерна» до 12 лет опустить границу. Но это пока решения нет. Поэтому это не только российская проблема. А дальше есть огромное количество россиян, судя по опросам, примерно треть, а может быть даже чуть больше, которые говорят: нет, ни при каких обстоятельствах я вакцинироваться не буду. Я лучше переболею, в скобочках мы говорим – лучше я помру, чем буду вакцинироваться. Ну о каком можно говорить коллективном иммунитете. Кроме того, я даже сейчас не говорю о том, что российская промышленность пока не в состоянии произвести необходимое количество вакцин. Их просто физически нет.

С.Алексашенко: Ни к началу лета, ни к середине лета, ни боюсь, к концу лета мы коллективного иммунитета не добьемся

С. Крючков На помощь придет индийская Фарма. Сегодня там сообщение пришло о том, что 500 миллионов доз к лету индусы нам помогут. Сербы помогут, итальянцы помогут. Иран поможет. Коллаборация такая межгосударственная.

С. Алексашенко Отлично. Я на самом деле буду рад, если это будет так. Потому что это есть то самое нормальное экономическое сотрудничество, которое нужно. То есть если Россия может что-то изобрести, что-то создать, но при этом не может произвести – вот это и есть международная кооперация. На самом деле ничего плохого в этом нет. Но дальше возникает вопрос, что обещанного три года ждут. И обещать не значит жениться. Потому что индусы, у них самих миллиард 300 миллионов население.

С. Крючков Индийцы. Не индусы.

С. Алексашенко Извините, да, конечно. Неполиткорректно высказался. И их тоже надо вакцинировать и Индия поставила рекорд: сто миллионов человек вакцинировали за 82 дня. Обогнав США, которым на это дело понадобилось 89 дней. Но понимаете, сто миллионов, а у вас миллиард 300, берете 80% — это миллиард 100. То есть вам еще долго-долго. Поэтому когда индийские компании произведут вакцину – нужно еще посмотреть, куда они ее будут направлять. Себе или на экспорт. Индия примерно 35% производимых вакцин отправляет на экспорт. Статистика открыта. Если смотреть за прессой внимательно анализировать, то, условно говоря, «Нью-Йорк таймс» ежедневно дает данные по России с точностью до одной вакцины. Сколько вколото. И откуда-то они берут эту информацию. Все страны, все компании отчитываются, сколько они произвели вакцин, сколько они экспортировали. В России все это какая-то государственная тайна, по-моему, за разглашение тоже скоро начнут сажать. И скоро эту тему запретят обсуждать в эфирах. В том числе у нас с вами.

С. Крючков В принципе мы на общем фоне смотримся сильно трагично здесь?

С. Алексашенко Мы смотримся трагично на уровне развитых стран. Потому что Россия по уровню вакцинации находится примерно на среднем для мира показателе. Между 9-10% — средний показатель по всему миру. Но мы хорошо понимаем, что Африка практически не вакцинирована, Латинская Америка в крайне небольшой степени, в Азии тоже невысокий уровень. У Китая очень низкий уровень вакцинирования, но из-за большого количества населения. Китай по процентам вакцинированного населения отстает пока от России. Но Европа, про которую мы много говорили, у которых много проблем, в среднем примерно в 2 раза обгоняет Россию. Поэтому мы сильно отстаем с учетом того, что мы постоянно бьем себя в грудь и говорим, что мы произвели три вакцины. Они все замечательные. Они все лучше всех в мире. Тогда возникает вопрос: если у вас так все замечательно, почему вы не можете вакцинировать людей. И убедить их в том, что это нужно делать.

С. Крючков Это именно люди или логистика распространения вакцины.

С. Алексашенко Я думаю, что и то, и другое. Мы уже говорили, что примерно 35% российского населения взрослого вообще не хочет вакцинироваться. А я видел по-моему, это ВОЗ давала цифру, что если брать среднюю стоимость вакцины «Пфайзер», «Модерна», «АстраЗенека» где-то 10 долларов, то например в Африке на логистику требуется 50 долларов. На каждую вакцину. Понятно, что Африка это регион достаточно специфический. Население сильно разбросано. Дорог хороших мало где есть. Плюс низкая температура хранения. Но даже если в России это не 50 долларов, а 25, то вы сами понимаете, что логистика очень сложная вещь и в нее, наверное, мало кто готов вкладываться. Потому что в производство вакцин РФПИ, фонд прямых инвестиций — мы вложили и замечательно, но в производство вакцину, в разработку они вложились, а в логистику не вкладывается никто. Поэтому я думаю, что проблемы есть и там, и там.

С.Алексашенко: Если граждане что-то хотят сделать – они должны как минимум говорить об этом. Постоянно и в разных формах

С. Крючков Еще одна история, когда мы следим за здоровьем конкретного человека. Но вызывает большие опасения. Две недели голодовки Навального. Его сегодняшний иск по поводу того, что ему даже в этой ситуации книжку не передают. Условно. Что обществу делать в ситуации складывающейся с главным критиком Кремля. В текущем моменте, исходя из тех вводных, которые у нас есть.

С. Алексашенко Можно я процитирую Дмитрия Быкова. Он совершенно замечательно вчера, у вас в программе «Особое мнение» сказал, что нужно хорошо понимать, если ты сегодня не выступаешь против — значит, ты выступаешь за. И нельзя сегодня молчать. Ни про Навального, ни про что-то еще. Ни про политические репрессии, ни про отсутствие экономической и политической конкуренции. Ни про засилье силовиков. Ни про коррупцию. Если ты молчишь — значит ты защищаешь режим. Поэтому если общество что-то хочет сделать, если граждане что-то хотят сделать – они должны как минимум говорить об этом. Постоянно, много и в разных формах.

С. Крючков По вашим ощущениям как человека, смотрящего на ситуацию широко, голос общества сегодня может быть услышан Вообще есть этот потенциал для того чтобы этот голос прозвучал.

С. Алексашенко В России 147 миллионов человек. 110 миллионов взрослого населения. Если 10% населения, по всем оценкам либеральных взглядов придерживается 15% избирателей. Значит 16 с половиной миллионов человек. Плюс у Алексея Навального сторонники есть еще свои, которые не придерживаются либеральных взглядов. Будем говорить, что их всего в сумме 20 миллионов, которые в принципе готовы оппонировать политическому режиму. Вот если 10% из них выйдут – то это уже будет достаточно, чтобы услышать. Но просто пока этого потенциала не видно. Теоретически он существует. Но на практике его не видно.

С. Крючков Последняя история. Под занавес программы. Сегодня в Кремле в очередной раз комментировали возможность отключения России от платежных систем. Раньше речь шла о СВИФТе в целом, сегодня банковские системы прозвучали. На ваш взгляд, платежные системы нужны России в большей степени, чем Россия нужна платежным системам. Или так вопрос не стоит.

С. Алексашенко Для любой компании Россия все-таки рынок сбыта. Своих товаров и услуг. И в том числе для платежных систем. Понятно, что и Виза, и Мастеркард получают достаточно большие доходы за каждую транзакцию, которую мы осуществляем с помощью карточек. На которых стоят их логотипы. Сказать, что Россия это критически важный рынок – да нет, конечно. По сравнению с Америкой я думаю, что раз в 15 может быть, в 20 меньше доходов. Я считаю, что отряд не заметит потери бойца. Насколько критически важно для России как для страны – важно для тех, кто выезжает за границу. Потому что внутри страны можно замкнуть эту систему «Мир» и будет она обслуживать все торговые точки. И все будут работать. Ну у иностранцев, которые будут приезжать в Россию, у них не будут работать их карточки. Мы на этом заработаем. Обменные пункты расцветут пышным цветом. Поэтому проиграют те россияне, которые будут ездить за границу, которым нужно будет возить чемоданы наличных денег для оплаты своих расходов.

С. Крючков Не хотелось бы, чтобы россияне проигрывали. Хотелось бы, чтобы они всегда выигрывали. Сегодня гостем программы «Особое мнение» был экономист Сергей Алексашенко. После этой программы в 19 часов в программе «Особое мнение» — писатель Александр Проханов. В 20 часов тема программы «В круге Света» — Андрей Сахаров: как начиналась свобода в России. В студии Владимир Лукин, зампред комитета Совета Федерации по международным делам. В 21 час – программа «Статус» с Екатериной Шульман. Сергей Владимирович, я благодарю вас за эту программу.

С. Алексашенко Спасибо, всем хорошего окончания дня. До свидания.

С. Крючков Я прощаюсь с нашими слушателями. Берегите себя. До свидания до скорого.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире