'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 05 февраля 2021, 19:08

Е.Бунтман Добрый вечер! Это программа «Особое мнение», и я ее ведущий Евгений Бунтман. И у нас сейчас со своим особым мнением писатель Виктор Ерофеев. Виктор Владимирович, здравствуйте!

В.Ерофеев Да, здравствуйте!

Е.Бунтман Буквально в последние часы Россия пошла некоторым образом на дипломатическую эскалацию, выслав представителей Швеции, Польши и Германии. Зачем это делается, как вы считаете?

В.Ерофеев Наши отношения с Европой находятся в самой низшей точке, я думаю, где-то со смерти Сталина, поэтому прямо скажем, что здесь важно подогревать эту низшую точку, потому что если нет, то тогда начинается какое-то вялое болото. А тут вот, видите, они поучаствовали в протестном каком-то выступлении и их гонят. Ну, опять-таки показать, что они враги, что они наши недоброжелатели во всех смыслах этого слова.

Е.Бунтман А показать кому, своим собственным гражданам или Европе, или абстрактному НАТО?

В.Ерофеев Нет, Европе трудно чего доказать. Европа заряжена другими импульсами. Конечно, прежде всего, своим гражданам, разумеется.

Е.Бунтман То есть показать, что все эти европейские дипломаты, они кормят печеньками, как на Майдане?

В.Ерофеев Ну да, конечно, это продолжение этой политики. И, кстати говоря, это, действительно, до сих пор приносит власти успех, потому что люди наши недоверчиво относятся к иностранцам. Сам был женат на иностранке. Имел огромные проблемы с этим. Как-то милиционер оставил, помню. Говорю: «А я вот женат на польке». Говорит: «Ох, этого бы я никогда не сделал».

Е.Бунтман Это в советское время или постсоветское?

В.Ерофеев Это для него ужас был какой-то.

Е.Бунтман Но я полагал, что это в постсоветское время как-то изменилось, я не прав?

В.Ерофеев Я не знаю, как изменилось. Конечно, в каких-то кругах изменилось, но в глубинке это все равно оставалось почти нетронутым. Поэтому власть здесь, в общем, атакует и делает, видимо, правильный ход для себя.

Е.Бунтман Какое у вас сложилось общее ощущение от последних акций, арестов, судов и так далее: власть атакует или защищается?

В.Ерофеев Нет, власть превратилась в крысу, которую загнали в угол. Она шипит на весь мир и довольно сильно шипит. Нельзя сказать, что это слабая крыса, можно сказать, что это сильная крыса, но все-таки в углу.

Е.Бунтман Но эта крыса перейдет в контрнаступление? Мы с вами разговаривали про Беларусь помнится, и там как-то и протесты стихли, и Лукашенко не ослаб.

В.Ерофеев: Вот была страна — народ-богоносец. Теперь — победоносец

В.Ерофеев Дело в том, что история — это длинная штука. С 905-го год до 917-го 1 лет прошло. Но, тем не менее, Николая II свернули голову? Свернули. Ну, тут, в общем, аналогии напрашиваются.

Е.Бунтман Там еще Конституцию… манифест приняли между 5-м и 17-м и Государственную думу сделали.

В.Ерофеев Приняли манифест, но его царь не выполнял, оспаривал. Знаете, Евгений, что интересно. Многие люди говорят, что мы остались в той же самой стране, ничего не изменилось, там лупили дубинками, все знали об этом. А я вам скажу, что на самом деле страна очень сильно изменилась.

Вот у Платонова есть чудесный рассказ, называется «Усомнившийся Макар». Раньше мы жили в стране таких верующих Макаров или равнодушных, или равнодушно верующих. За последние две недели наша страна превратилась в страну «усомнившихся Макаров». То есть люди стали сомневаться: отравили — не отравили; дворец для одного или для отеля; сам Навальный — это блогер или народный защитник; вообще начальник всем этим командует или бояре распоясались? Понимаете, идет сильная раскачка власти. И, соответственно, скрывается в этом банка, герметически закрытая власти и становится ясно, что там внутри. Это серьезное изменение.

Е.Бунтман Но ретроспективно, как вам кажется, это произошло? Кто приложил руку в первую очередь? Навальный расследованием про дворец или власть реакцией какой-то невнятной на расследование про дворец?

В.Ерофеев Нет, ну, конечно, всё началось с лета, когда столкнулось два серьезных мнения: отравили или не отравили, или он конфетку не ту съел? И вот с этого момента поехала Россия в две разных стороны. Одна Россия поехала ужасаться тому, что отравили, а другая Россия стала защищаться. И надо сказать, она защищается до сих пор очень неуклюже.

Слушайте, в советские времена… я все-таки сын человека, который был в политике очень глубоко связан, сын советского посла. К нам Александров-Агентов приходил, помощники Брежнева. Слушайте, это были сильные, мощные люди, которые, в общем-то, соображали очень неплохо. Кто там это всё делает, это совершенно мне непонятно. Каждый раз это такая слабая, такая стариковская игра. Но, я думаю, что власть раскололась, конечно. Там есть технические и современные люди, но, видимо, они сейчас не имеют голоса. Там все-таки ярость и гнев царя. Ну, вот политику надо делать все-таки с холодным сердцем, холодными руками.

Е.Бунтман Общее ощущение от протестной активности. Вот вы извне за этим наблюдаете. Может быть, так легче и объективнее на самом деле оценить масштабы. Вот какое у вас ощущение: много — мало, действенно — недейственно?

В.Ерофеев Если сложить все три момента этой протестной деятельности, то можно сказать, что в России произошло новое Кровавое воскресенье. Да, без трупов, но битье дубинками в XXI веке — это не лучше, чем расстрел на дворцовой площади. То есть это запомнится, и это не только десакрализация власти — это ее просто, можно сказать, деградация. Это Кровавое воскресенье, оно будет, как ни странно, продолжаться еще в том, что эти ребята ночами стояли в этих автобусах, автозаках в жутких условиях. Что же власть, она специальное делает для того, чтобы они обменялись телефонами, сплотились, превратились в какие-то группы радикально настроенные?

Власть, в общем, надо сказать, делает всё, чтобы возвысить Навального. Мне кажется, она хочет дать ему Нобелевскую премию мира в этом году. Просто прямо туда его толкает. Представляете, у нас будет в колонии Навальный среди обычных таких воришек, и он будет нобелевский лауреат. Красиво, мне кажется, интересно. Власть будет говорить, что это американские спецслужбы дали ему Нобелевскую премию. Тогда мы скажем, они, вообще, в глобальном масштабе шуруют. Тогда можно сказать, знаете что, может быть, мы тогда как-то не будем скалить зубы против этих спецслужб, если они раздают Нобелевские премии?

В.Ерофеев: Навальный либеральный диктатор, необходимый России, чтобы не развалиться после ухода устаревшего поколения

Е.Бунтман Вы думаете, дадут? То есть не так: вы будете удивлены, если дадут?

В.Ерофеев Нет, я думаю, что дадут. Просто уже Норвежский парламент высказался за это. То есть всё идет к тому, что он получит Нобелевскую премию. И в этом смысле станет не безымянным блогером, как его, в общем, лицемерно, естественно, изображают на публику, потому что не на публику он, конечно, давным-давно не блогер, а он станет просто нобелевским лауреатом на таком историческом масштабе, можно сказать, Академик Сахаров или Солженицын, разные люди, но вот такого уровня. Тем более, он произнес замечательную речь, кстати говоря, в суде. Так и Ленин такую речь НРЗБ толкал. Хорошая речь, сильная, интересная, и, что главное, не лишенная чувства юмора. Когда он разыграл слово «представление» — не только судебное, но и театральное — здесь он все-таки выступил как филолог. Я как филолог это оценил.

Е.Бунтман Когда Навальный отправится отбывать свой срок — 2 года 8 месяцев ему назначили, — могут его забыть, он может потерять свою популярность из-за этого? Расчет ведь на это?

В.Ерофеев Я думаю, что за 2 года и 8 месяцев никто не забудет Навального. Другое дело, что он не выйдет через это время. Он будет до тех пор сидеть, пока царь будет сидеть на троне. Это понятно совершенно. Он совершенно не нужен в свободной жизни. Но, действительно, мы живем в волшебной сказке. Меняются не роли, а меняются актеры. И поэтому вместо нашего сегодняшнего Навального будет другой Навальный, и он сыграет такую же роль, какую играет сейчас Алексей.

Е.Бунтман Вот эта раскачка власти, о которой вы говорили — вот это определяющее, не Навальный?

В.Ерофеев Дело в том, что это не раскачка власти, а это какая-то бездарность власти. Это хуже, чем раскачка. Ну, раскачали. Вот в 14-м году власть сделал очень сильный ход с Крымом и несколько миллионов «усомнившихся Макаров» вернула себе. Какое сейчас можно сделать? Взять Донбасс? Можно Аляску, понимаете, взять, но тут можно нарваться, конечно, на Третью мировую войну. Так что лучше с Аляской не торопиться.

Е.Бунтман И с Польшей с Литвой тоже, по всей видимости, не очень получится. Это все-таки члены НАТО.

В.Ерофеев Вот с Польшей у нас давний разговор. Еще Пушкин об этом писал, будучи на стороне, кстати говоря, Русской империи. А что касается Прибалтики, всё там НАТО… Я не вижу какого-то хода, как Крым. Я думаю, что Северный Казахстан — это не Крым. Донбасс — ну, что это? Взять в себя это жлобство донбасское, зачем это? Не получится. И народ обидится скорее. Ничего не вижу такого, чтобы прогремело так сильно, как Крым. Наверное, коллективный Макар наш будет всё больше и больше сомневаться.

Е.Бунтман Что касается протеста самого. Вот решили соратники Навального, немногие, оставшиеся на свободе — чуть ли не один Леонид Волков остался сейчас — приостановили акции и сказали, что вот, хватит пока. Как вам кажется, правильно?

В.Ерофеев Мне кажется, правильно. Ну, не делают сразу несколько серьезных ходок. Сделали три раза. Тут надо и пожалеть людей, которых бьют. Потом тут надо собраться с мыслью какой-то. Надо сказать, до сих пор протест был достаточно умным. И ход в сторону такой осторожной остановки этого — это тоже правильный ход. Понимаете, Евгений, что мы очень примитивно судим об истории. Есть ли в истории смысл или нету? Понимаете, вот Путин решил, что смысл истории нашей — это то, чтобы восстановить Советский Союз. Но это неподъемная задача и бессмысленная. И наш паровоз вместе с вагончиками, в котором мы с вами едем, он в никуда.

И смысл истории, которую поднимает сейчас Навальный со своим движением — это все-таки возвращение к тому, что я бы назвал борьбой с энтропией. Вот здесь, как ни крути, ведь сегодня мы можем остаться на остановке, дальше можем поехать вместе с Путиным, вернуться, туда-сюда… Но, в принципе, этот вектор истории, этот смысл истории сейчас ребята определили. И в этом смысле они исторически правы. Но как это пойдет, тут много есть всяких вариантов. Но вот этот перелом произошел. И поезд, который катится в никуда, он мало кого устраивает.

Посмотрите, какое говорящие молчание этих вот людей, которые имеют большое значение, ну, например, Собянин. Где? Что он по поводу второго числа? Многие другие тоже. Вот так промолчать…

Е.Бунтман А что он должен говорить?

В.Ерофеев Я не знаю. Сначала он что-то говорил, а теперь совсем замолчал. Но что-то бывает, случается, когда человек говорит в поддержку или, наоборот, против. А так промолчать — это что?

Е.Бунтман Ну, может быть, это какое-то значимое молчание? Во время летних протестов Собянин тоже в основном молчал, когда были московские протесты 19-го года. Здесь не он же командует силовиками.

В.Ерофеев Да, но он командует городом, в котором происходят эти «космические» войны. И отношение к этим войнам может быть разное. Да, он высказывался и так и сяк, но дело в том, что есть пределы ужаса. И вот когда Москва оккупируется, когда еще не объявлен никакой приговор, а просто идет парад этих «космонавтов», то, конечно, надо сказать, что это уже, действительно, так крыса, которая шипит в углу.

Е.Бунтман Но вы интересную тему затронули про Собянина. Может быть, это какая-то фигура умолчания, которая и в этой ситуации молчания какого-то из чиновников может интерпретироваться как слова поддержки, невысказанные.

В.Ерофеев: Да, права человека — это декларация, это лозунги, но я не думаю, что они далеко пойдут

В.Ерофеев Я не думаю, что мы должны сейчас подставлять Сергея Собянина. Он человек интересный, яркий. И вообще говорить, рассуждать о том, что он кого-то поддерживает, не поддерживает — это играть скорее против него. Я бы сказал так: я просто вижу, что сейчас трудно заставить кого-то сильно высказываться в пользу этих погромов московский, просто трудно. Потому что все-таки, если это Кровавое воскресенье… Знаете, и тогда-то промолчали. Загляните в историю января 5-го года. Там тоже аплодисментов не было со стороны царской власти.

Е.Бунтман Это время раскола, это время выбора сейчас?

В.Ерофеев Это время исторически очень важное для страны, потому что у нас целый класс теперь усомнившихся людей. Их еще совсем недавно не было. Я встречаю их со всех сторон сейчас. Просто все спрашивают: а как это так или нет? Те, которые потревоженные, такие Макары. Сам Макар, кстати, у Платонова умный парень. Так что, видите, это дело не в расколе, а дело в сплочении через сомнение. Это важная такая метафизическая величина: сплочение через сомнение.

Е.Бунтман Я имею в виду экзистенциальный такой выбор. Но сейчас многие говорят, что нужно определиться, что сейчас нет этой серой зоны, надо выбрать: ты либо за тех, кто бьет, либо за тех, кто бьет — это так?

В.Ерофеев Я услышал ваше слово «экзистенциальный». Чувствуется, что вы знаете, что я писал диссертацию про экзистенциализм». Но я вам хочу сказать, что это, конечно, не имеет никакого отношения к экзистенции. Это просто ошибочное употребление. Я могу сказать, что сейчас, действительно, разрастается идея не экзистенциального протеста, а именно такого, левого протеста, направленного против бедности, против 40 миллионов дощатых сортиров. Я помню, тут как-то выезжал в провинцию. Говорю: «Как вам с дощатыми сортирами?» Они говорят: «А у нас горшок под каждой кроватью. Я говорю: «Ну, вот видите, молодцы. Отбиваетесь».

Е.Бунтман Что касается международного давления. Будет ли оно и действенно ли оно?

В.Ерофеев Знаете, это очень сложный вопрос. Просто кто не знает про международное давление, надо сказать, что международное давление доходит до какого-то момента, а потом останавливается. Знаю это по своей истории с «Метрополем». И вообще всегда, когда возникала тема международного протеста. Дело в том, что у нас Запад на самом деле, в общем-то, до России не очень-то много хочет добираться мыслью, понимаете? Запад к России относится с историческим недоверием. И представление о том, что Россия станет демократической страной, у него очень расплывчатое. Я еще говорю в основном про две страны — Германию и Францию. В остальных странах — еще более расплывчатое. Естественно, есть еще и Штаты и Англия.

Но это всё настолько ситуативно. Они поддержат, если произойдет какая-то серьезная смена. Но, с другой стороны, эта стабильность или кажущаяся стабильность или инерция, которая сейчас наблюдается здесь — это, в общем, то, что их не особенно волнует. Да, права человека — это декларация, это лозунги, но я не думаю, что они далеко пойдут. И эта власть здесь, она это понимает прекрасно.

Е.Бунтман А что касается тактики оппозиции, тактики соратников Навального. Вот говорит Волков: «Мы будем делать упор на международное давление. Это же воспринимается двумя разными способами. Какая-то часть общества это воспринимает как то, что Россия в идеале, прекрасная Россия будущего — это часть какого-то мира, я не говорю, цивилизованного мира — общности какой-то. Другая часть общества воспринимает это как «всё понятно с этим Навальным: это всё агенты Госдепа.

В.Ерофеев Смотрите, Евгений, я в конце прошлого года попал под Парижем в больницу, но не с ковидом, с другими делами попал. И, вы знаете, там было просто смешение разных групп французского народа. Я заметил, что никто вообще не интересуется Россией. России просто не существует. Для нянечек вообще такой страны-то нет. Есть Москва — понятно. России — нет. Не надо обольщаться. Международное давление будет, в общем-то, не народное, а где-то на верхах и достаточно декларативное.

В.Ерофеев: Я думаю, за 2 года и 8 месяцев никто не забудет Навального. Другое дело, что он не выйдет через это время

Поэтому я не знаю, есть, конечно, есть расчет на это. И я вижу, что у Волкова такой расчет. Но, я думаю, что Волков еще недостаточно хорошо знает закулисье западное.

Е.Бунтман То есть всем всё равно в целом.

В.Ерофеев Это не всё равно. Это ситуативность. Когда прорывается что-то — то да. Но, в принципе, быть триггером этого дела Запад не будет. И вообще, я еще раз повторяю: Россия для Запада не самая заповедная страна. Запад любит русскую культуру, Запад любит такую вечную Россию, что называется по-французски La Russie éternelle. Ну совсем эта западная страна не представляет и не желает представлять русское государство. Она к нему относится с отвращением и боязнью. Ну, кроме, может быть, американцев, Белого дома. Поэтому она и не особенно захочет брать Россию даже прекрасного будущего к себе в Европейский союз. Не особенно захочет. Слишком большая, слишком неповоротливая страна. Да и потом, когда это случится, непонятно. Так что расчет тут не очень…

Я просто не хочу приводить историю с «Метрополем», потому что там несомненно, шум большой, Запад и всё прочее. Но, в общем, по этой истории было понятно, что что-то сделали, а в основном бросили.

Е.Бунтман Виктор Ерофеев, писатель со своим особым мнением. Мы вернемся к разговору после несколько минут новостей и рекламы. Не переключайтесь.

НОВОСТИ.

Е.Бунтман Виктор Ерофеев, писатель у нас со своим особым мнением. Мы продолжаем про протесты, про Навального, про действия властей и особенно про силовиков, которые происходили.

Есть ведь и другие рычаги кроме дубинок — рычаги давления на общество. Только что было в очередной раз — и всё время будет, пока Сергей Смирнов, главный редактор «Медиазоны» находится под арестом, в тюрьме — было заявление нашего главного редактора. Вот давление на СМИ, давление на людей, которые выходили на митинги. Их потом увольняют, отчисляют и так далее. Насколько это действенно?

В.Ерофеев Это так же, как при Александре III: введение церкви в школу, активизация изучения древнегреческого языка и так далее. В общем, привело к революции. Тут то же самое. Все эти репрессии — это неумная политика, это бездарная политика властей. Можно было всё сделать по-другому. Можно было и Навального принять в крайнем случае под домашний арест. Во всяком случае, оттуда не проглядывалась линия получения Нобелевской премии мира. Много было сделано так, такое впечатление… Знаете, там есть люди, которые как будто бы подыгрывают самой крайней оппозиции. Вот, например, Жириновский, который объявляет: «Наша партия хочет в рамках Советского Союза, чтобы Россия…». Это у них в уставе записано. «Навального надо посадить на 20 лет». Люди думают: «Интересно, если это скрытое желание самого начальника, так тогда мы в какую-то другую сторону движемся». Вот такими речами они загоняют себя в этот крысиный угол.

Потом растет новое поколение. Появилась очень важная тема молодых коммунистов, которые вспомнили, что их партия была революционная в царские времена. Царские времена и нынешние времена чем-то похожи. То есть молодые коммунисты, немножко подвинув сильно постаревшего Зюганова, который, в общем, мужик неглупый, я его знаю, но, тем не менее, конечно, устаревающий, то могут они, в общем, выскочить…

Е.Бунтман Вокруг Зюганова, должен ради справедливости сказать, что молодые там коммунисты лет 60 вокруг Зюганова.

В.Ерофеев Есть совсем молодые ребята и в провинции. Нет-нет, мы не будем говорить о бюрократах, мы будем говорить о тех, кто вступает в партию, считает, что это, в общем, оппозиционная партия. Она будет развиваться эта партия, она будет с годами только укрепляться, потому что новое поколение будет базироваться, конечно, на левых идеалах. Понятно, страна слишком бедная — слишком бедная богатая страна. Совершенно будет сильный крен в левую сторону.

Е.Бунтман И вы полагает, что именно в левую сторону пойдет протест?

В.Ерофеев Я думаю, что он уже пошел. Он пошел в левую сторону, но это будет такие коммунисты скорее типа меньшевиков, те самые, которые будут искать какие-то приемлемые варианты развития страны, будут объединяться с другими демократическими и реформистскими движениями. Они продолжат. Опять-таки, если мы говорим о смысле истории, для них довольно очевиден. У коммунистов изначально это был их очень сильный козырь тогда, в царские времена, они обогнали многие партии.

Е.Бунтман Сейчас никого кроме Навального из оппозиционеров и не видно. За последний год я не могу вспомнить ни одного яркого политика, который бы сравнился по воздействию на людей, по призыву которых выходили бы десятки тысяч. В чем феномен Навального?

В.Ерофеев Дело в том, что Навальный, если говорить языком европейской политики, а не русской, он, конечно, такой либеральный диктатор, который необходим России для того, чтобы не развалиться после ухода этого устаревшего поколения, понимаете? Они все в Кремле считают, что если не они, то Россия развалится. Действительно, Россия представляет собой именно в своей бедности, в общем, серьезное испытание для тех, которые хотят ее сохранить в этом виде. И Навальный как человек, который хочет иметь сильную власть — я повторяю: диктатора по-европейски (русская коннотация очень плохая этого слова), — он здесь как раз определился. И такой человек, может быть, единственный. Но когда не дай бог или если не дай бог с ним что-то случится, то тогда, я повторяю, будет еще один Навальный.

Посмотрите опять русское революционное движение до Ленина и Троцкого. Там не было особенно ярких, ультрареволюционных идей. Так были эсеры, конечно…

Е.Бунтман Был Плеханов.

В.Ерофеев Кого мы вспомним среди лидеров эсеров? Ну, не очень-то можем вспомнить. Но не очень всё это хорошо помнится. Понимаете, история еще делается сама собой. Читайте последнюю главу «Войну и мира». Она сама собой идет. Чавкает по болоту и идет, идет… Нужен Навальный? Нужен. Но не будет Навального, она тоже пройдет этот отрезок. Она уже определила путь. Это путь не в никуда, куда нас склоняют крысы нынешние, а этот путь туда, где этот смысл расцветет. А в чем этот будет смысл? Это будет именно в том, что будет борьба с энтропией по всем параметрам. И это борьба, которая очень нужна стране, которая запуталась именно в своих маршрутах.

Е.Бунтман История с ветераном может повредить имиджу Навального?

В.Ерофеев: Одна Россия поехала ужасаться тому, что отравили, а другая Россия стала защищаться

В.Ерофеев Я думаю, что это не очень удачная история со стороны власти, потому что мы видим эти подсказки, мы видим этого несчастного ветерана, которого на скорой помощи отвозят и так далее.

Е.Бунтман И женщины таинственные ходят там.

В.Ерофеев Ходят какие-то женщины таинственные. Навальный довольно резко говорит: «Она что, там голая? Не показывается». Он резкий парень. Но в данном случае, действительно, иногда и резкость нужно проявить. Ну, придумают еще не один десяток этих историй. То есть укатать его надолго — угадают. А вот насколько повредят репутации, уже сейчас сказать трудно. Я говорю, что «усомнившиеся Макары» будут всё время находиться между тем да или нет. А эти ребята уже не опора власти.

Е.Бунтман У вас есть какое-то рациональное объяснение тому, почему не могут какой-то удобоваримый предлог найти для порчи имиджа или для посадки Навального? Почему так всё в лоб? Там что, тайные сторонники Навального сидят в Кремле?

В.Ерофеев Вы знаете, там не исключено, что сидят неглупые люди, но сегодня они не руководят. Там руководит какая-то ярость, гнев, даже бешенство, неадекватность. А с этим играет какая-то определенная часть людей. А другая технически, в общем, может преодолеть. Там есть совершенно неглупые люди, даже умные, но они сейчас в сторонке, отдыхают, поэтому иррациональность торжествуют. Ну, как, они считают, что они всё делают правильно. Но если они не справляются с такими заданиями, как отравить, еще что-то… построить бездарный этот дворец, потом молчать по этому поводу… Слушайте, я был в Геленджике довольно давно. Мне уже показывали этот дворец, я его видел. Они говорят: «Там каждый день, каждую ночь 30 подводников с трезубцами охраняют, сидят под водой». Я говорю: «А чей же это дворец?»

Е.Бунтман На оперу «Садко» похоже.

В.Ерофеев Вот опера «Садко». А посмотрите, как замечательно власть себя выдает. Какой бездарный дворец. На юге построить северный, туманный, какой-то почти финский — у финнов прекрасный вкус — такой дворец — это что в голове там вообще? Песок.

Е.Бунтман Но раздражает, наверное, все-таки не эстетическая составляющая большинство тех, кто смотрел этот фильм, а этическая.

В.Ерофеев Эстетическая составляющая не должна раздражать, она должна указывать. А этическая составляющая должна как раз раздражать. Когда они еще вместе танцуют танго — эстетика с этикой, — то это сильная пара.

Е.Бунтман Виктор Ерофеев, писатель. Говорим про этику и эстетику, в том числе. Давайте чуть-чуть про истории. Вот эта история с ветераном. Плюс еще до этого мы говорили в эфире с Николаем Сванидзе — история с возможным делом против Александра Невзорова за то, что он усомнился в подвиге Зои Космодемьянской. Это вот акцентирование и возведение в религию Великой Отечественной войны — это, что, зачем?

В.Ерофеев: Наши отношения с Европой находятся в самой низшей точке, я думаю, где-то со смерти Сталина

В.Ерофеев Дело в том, что мы избрали путь — я говорю про официальную Россию — быть страной-победлоносцем. Вот была страна — народ-богоносец. Теперь — победоносец. И всё то, что идет против этого имиджа, вызывает бешеное раздражение. Вот так же эта история Зои Космодемьянской. И я не буду повторять. Кто слушал Колю Сванидзе, которого я очень люблю — собственно, что? — он замечательно всё сформулировал. Всё, действительно, так, что преступный приказ Сталина — где бы крестьянам жить? — и героизм Зои, действительно, человека, который борется против оккупантов. Всё нормально. Страшная коллизия историческая. И, мне кажется, что эта коллизия, в общем, не какой-то бином Ньютона. Она понятна.

И то, что Невзоров попадает под эту критику — это просто затыкание рта всем тем, кто пытается что-то иметь за душой свое. И тут я полностью поддерживаю Невзорова, он молодец. И некоторые его программы великолепный, по чувствую юмора замечательные. Я хочу сказать, что это смешно. Вот уйдет это царствие — и опять начнутся разборки исторических деталей, войны и так далее.

Знаете, вот дед Мазай и зайцы? Вот эти зайцы сидят, а потом всё кончится, дед Мазай их отвезет, куда надо и всё.

Е.Бунтман И зайцы разбегутся?

В.Ерофеев Зайцы разбегутся, да. Это уже, конечно, команда предателей будущих.

Е.Бунтман Спасибо большое! Виктор Ерофеев, писатель был со своим особым мнением. Я с вами прощаюсь, меня зовут Евгений Бунтман. После 20 часов — программа «2025». Борис Зимин будет ее гостем. В 21 час «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. И в 22 часа — программа «Сканер». Персона недели — Жозеп Боррель, представитель ЕС по иностранным делам. Тоже связан с делом Навального этот выбор. Спасибо большое, Виктор Владимирович, всего вам доброго!

В.Ерофеев Спасибо, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире