'Вопросы к интервью

И.Воробьева Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ирина Воробьева. И сегодня со своим особым мнением — Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты». Дмитрий Андреевич, здравствуйте!

Д.Муратов Добрый вечер!

И.Воробьева Сейчас все обсуждают новый фонд, который был учрежден для поддержки детей с редкими заболеваниями, «Круг добра» называется. И это фонд, куда будет стекаться так называемый «орфанный налог», как его, по крайней мере, называет Венедиктов. И к этому налогу, к этому налогу какое-то огромное количество претензий, что всё будет плохо, что этот налог — зло, что всё будет нечестно и так далее. Как вы относитесь к этому фонду?

Д.Муратов Вы знаете, поскольку «Новая газета» занималась с февраля прошлого года детьми, больными СМА при огромной помощи «Эха Москвы», твоей, Алеши Венедиктова, всех ваших ведущих, мне кажется, что то, что достигнуто, это гигантский, выдающийся прорыв. И наши политологи, блогеры — все эти люди, которые всегда обсуждают, выносят приговоры, не выслушав стороны, они должны эти претензии сказать кому-то из родителей детей, у которых СМА, ну, например, сказать это Добрыне Рукосуеву, его маме Светлане. И она даст ответ — и по морде. И это будет справедливо вполне.

Давайте разберемся с сутью вопроса. Всем миром собирали на два самых дорогих в мире лекарства по детям со спинальной мышечной атрофией, СМАйликам. Одно лекарство, которое нужно раз укол делать Золгенсма, оно стоит 2,1 миллионов долларов. Спинраза — одна инъекция стоит 125 тысяч долларов, но их нужно насколько в год и пожизненно.

Было предложено несколько решений. Сначала шли через суды. Но у местных бюджетов, на которые была возложена необходимость финансировать закупку, например, Спинразы — она зарегистрирована на территории Российской Федерации — у них не было на это денег. А федеральный бюджет на это не шел.

И.Воробьева То есть суды были выиграны, а денег не смогли достать.

Д.Муратов Выиграли были с помощью невролога-эксперта Курмышкина, который просто курсировал по всей стране, по типовым исковым заявлениям были выиграны суды, несмотря на противодействие врачебных комиссий, всего на свете. Но суды были выиграны. Было выиграно к концу года 127 судов. В Москве было выиграно 23 из 24, а 24-й не выигран, потому что уже началось лечение, и Москва сейчас делает уже то, что она должна делать.

Собирать эсэмэски через эти «Нокии», потому что вот эти люди сдают деньги, это очень сложно. Последний подвиг совершался под предводительство Жени, Евгения Владимировича Ройзмана — 150 миллионов на Золгенсму для Миши Бахтина в Екатеринбурге. До этого мы вели эти сборы… Это сложно себе представить. Это напряжение, в котором были наши сотрудники — Лиза Кирпанова, которая основная, вела эту тему — когда нужно было… вот умирает ребенок и мы понимаем, что осталось несколько дней — это же перегонки со смертью, — и вот нужно сейчас вколоть, а денег нет. И слава богу, появлялись из наших богатых людей, из наших банкиров, из тех, кого называют олигархами… они делали очень достойные поступки. Я имею в виду Костина, Светакова, Владимира Лисина, еще часть людей, которые просили не называть свои имена, им просто поклон.

И.Воробьева То есть они появлялись и закрывали.

Д.Муратов И они закрывали эти остатки. Лисин закрыл несколько в Екатеринбурге. Там, в Екатеринбурге Андрей Костин закрыл сбор денег по Тимуру Дмитриенко. Там вот клюшка Харламова наша редакционная сыграла свою… забила свой какой-то гол.

Понимаете, это было невозможно, потому что каждый раз возле редакции мы видели людей, которые приходили: «А вот наш ребенок… Вы этом помогли. А вот стоит…». Приезжает пара из Уфы, молодые ребята, в коляске лежит дочка. Они собирают за Золгенсму. Я понимаю: это кирдык, это невозможно. Им счастье, им просто безумно повезло, они выиграли лотерею. Но не может быть все время лотерея, Ира! Не может быть лотерея.

А государство, когда мы начали его теребить… Мы же всем депутатам разослали специальные выпуски «Укол совести». «Эхо Москвы» каждый день фактически вело эту тему, нас поддержали многие другие медиа, но «Эхо» было нашим основным партнером. Невозможно же каждый раз смотреть эту очередь. В Конституцию не внесли.

И.Воробьева Я помню, мы обсуждали — поправки.

Д.Муратов В Конституцию хотели внести поправку, всем эту поправку разослали — не внесли эту поправку. Вот была первая попытка создания этого фонда 7 июня, когда Голикова и президент встречались с волонтерами и благотворителями. И ничего из этого не получилось. Прошло, считай с июня — июль, август, сентябрь, ноябрь, декабрь — почти полгода. За это время было выиграно много судов, за это время в декабре уже главный нештатный невролог Минздрава пообещал, что уже в декабре будет опережающая закупка. И был предложен налог. Ребята, это справедливый налог. Вот давайте иногда понимать, что вот не могут они сделать по-другому, значит, давайте тогда делать это вместе.

В чем смысл налога? Неправда, что его берут с тех, кто получает 5 миллионов. Берут только с суммы, которая превышает 5 миллионов. Ни от одного человека, который получает 5 миллионов плюс сколько-то рублей, я не услышал ни одной претензии по поводу того, что ему на 2% увеличивают налог, с 13 до 15 на сумму, превышающую 5 миллионов. Они знают, куда они пойдут. Они пойдут на борьбу со смертью. Они пойдут на прекращение этого бесконечного, страшного, безнадежного, выплаканного горя. Вы бы посмотрели на этих женщин, на эти семьи. А ведь это не только, между прочим, дети. Я сейчас говорю про детей, про семьи. А это еще и взрослые.

И.Воробьева Про взрослых сейчас речь не идет в этом фонде, только про детей.

Д.Муратов: Мы от автократии перешли к нескрываемой диктатуре

Д.Муратов Сделан первый шаг. Я хочу сказать, что цифра, когда говорят про 890 детей, которых надо лечить, из которых уже 466 получают лекарство, эта цифра адекватна тому, что реально происходит у нас с детьми, больными СМА у нас, в России. Это подтвердила Ольга Германенко, фонд «Семьи СМА». Она абсолютно достоверный и глубокий человек. Это подтвердила Курмангалиева, это подтверждают все эксперты и врачи, с которыми я гласно или без их упоминания разговариваю.

Это абсолютно правильное решение, и оно спасает реально людей. И те, кто в этом участвует, кто много зарабатывает, это им плюс в карме. Они должны понимать, что они не просто деньги платят на войну в Сирии или на то что… Вы же знаете, мы обычно дружим не с народами, а с положенцами, как сказал адвокат Гагарин, на поддержку какого-нибудь Лукашенко. Это идет конкретным детям, чтобы закупили опережающим образом эту Спинразу.

И.Воробьева Еще раз, давайте разберемся. Фонд только создан. Налог, о котором мы говорим, — это налог за прошлый год, который придет только в следующем году. Но деньги уже есть. Или нет?

Д.Муратов Вот мы уже с этим разбирались. Это был вопрос, который мы в эфире разбирали, который ставили в газете. Если налог вводится с 21-го года, то он будет собран в 22-м. Но за это время будет множество смертей. Поэтому то, что пообещал Минздрав, правительство и президент — это опережающая закупка. То есть она уже сейчас происходит. Она началась в декабре.

И.Воробьева Но она происходит, у вас есть данные?

Д.Муратов Она происходит. Закупки Спинразы происходят. Договариваются с производителями о снижении цены по опту. Это польский опыт. Полякам удалось снизить. У них сравнимое, кстати говоря, количество больных детей — около 700. Они купили с огромным дисконтом. Это коммерческая тайна, но он составляет до 50% от фармкомпаний. И наши сейчас тоже начали это делать. И это очень правильно и хорошо. Мы будем это контролировать свирепо, я сразу могу сказать. Под лупой будем всё это смотреть. Но в декабре Спинразу начали делать, в январе это продолжится.

Другой вопрос: почему родители хотят незарегистрированную Золгенсму? Ну, высокого доверия к государству же нету. Спинразу же надо всё время колоть. А вот, например, сейчас ребенку 14 лет. Ему надо колоть всю жизнь. Но в 18 лет он становится типа взрослым. Чего с ним дальше происходит? Вопрос есть, ответа на него пока нет.

Есть некоторые вещи, которые надо поправить в высказывании Татьяны Алексеевны Голиковой. Например, она говорит, что 23 ребенка получили Золгенсму. Нет, они получили их не со щедрой, широкой ладони государства. Это были безумно фантастические сборы.

И.Воробьева Это были мы.

Д.Муратов: Эти деньги пойдут на прекращение бесконечного, страшного, безнадежного, выплаканного горя

Д.Муратов Это были люди, это были наши сограждане. Чего еще меня в этой ситуации сильно обнадеживает. Не секрет, я люблю и дружу с Нютой Федермессер, я люблю и дружу с Чулпан Хаматовой. Я знаю Ксению Раппопорт. Я много слышал о Константине Хабенском и Александре Ткаченко, который в Общественной палате, возглавил сейчас этот фонд. Я могу сказать, что Ксения, Чулпан и Нюта выгрызут кадыки в интересах больных детей. У кого-то если есть малейшие сомнения — идите в жопу. Потому что я прекрасно понимаю, что у них ни один чиновник как мокрое мыло из ладоней выскользнуть не может. И я как раз очень рассчитываю на авторитет, великолепный менеджмент и огромный опыт этих людей. Потому что у Раппопорт это «Б.Э.Л.А. Дети-бабочки». У Хабенского это онкологический фонд. У Чулпан — «Подари жизнь». Нюта создала вместе с мамой сначала, а теперь она с помощью Департамента здравоохранения и правительства Москвы создает паллиативные центры уже не только по Москве, но и по всей стране. У этих людей не выкрутишься. Это не те, которых посадили Конституцию принимать — спортсменов и артистов. Это совсем другие по своей жесткости и эффективности менеджмента люди. И это. Конечно, внушает мне надежду.

Последнее, что я скажу про фонд, почему я его поддерживаю. Я бы хотел напрямую сказать, что я, главный редактор «Новой газеты» Муратов, который занимался этим вопросом фактически год вместе с вами и вместе с редакцией «Новой газеты», могу сказать, что если бы это сейчас просто финансировало государство, а не фонд, то невозможно было бы закупать незарегистрированные лекарства. Это понятно или непонятно вообще кому-то? Фонд имеет возможность закупать незарегистрированные лекарства. Я сейчас говорю не только про СМА, но и про другие редкие заболевания, когда лекарство уже прошло мировое испытание, у нас оно не зарегистрировано, но только оно является последним шансом, и на этот последний шанс есть возможности приобрести для человека, последний шанс есть у этого фонда.

А у казначейств и там официально у государства нет такой возможности. Этот фонд дает возможность… помните, как ввозили фонд «Подари жизнь», рассовывая онкологические препараты, которые давали возможность лейкозным детям выживать, контрабандой провозили? Вот фонд отменяет контрабанду, он делает это легальным, приличным делом.

Я привел все свои аргументы. Кто хочет, не верьте. Но я понимаю, что это огромный и серьезный прорыв.

И.Воробьева Я бы хотела просто одну маленькую вещь сказать, что это первый шаг. Это должно быть первым шагом.

Д.Муратов Да. Очень много вопросов. Но нельзя это бросать. Вот здесь и сейчас этот шаг сделан. Но дальше, конечно, будет гигантская работа. Еще раз говорю, те люди, которые вошли в попечительский совет этого фонда, у меня на них огромный расчет. А на кого еще может быть расчет, скажите мне?

И.Воробьева Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты». Мы говорили сейчас про фонд, который нам обещали, который создали и который планирует помогать детям с орфанными заболеваниями, не только со СМА. Давайте тогда перейдем к новостям политическим, точнее, к тому, в каком политическом поле мы оказались к концу 2020 года, когда Государственная дума отсыпала нам целые пакеты разных подарков и уже назначила некоторых людей иностранными агентами физлиц. Теперь у нас иностранные агенты-физлица. В «Новой газете» был монолог одного из иноагентов.

Д.Муратов Маркелова Сережи. Из Карелии. Хороший журналист, замечательный парень.

И.Воробьева Вот как мы должны жить в новой реальности? Мы — это журналисты.

Д.Муратов Я себе этот список озаглавил — думал, как его озаглавить — вот того, чего решают: «Список противопоказания народу России к приему свободы».

И.Воробьева Плохо, побочка.

Д.Муратов Противопоказаний для нас сделали много. Фактически я могу вам сказать, что 20-й год не закончился, в политическом смысле он токсично продолжается. Мы от автократии перешли к нескрываемой диктатуре. Автократия, она всегда стыдлива. Она применяет некие демократические процедуры. А диктатура, она прямо заявляет о своем политическом господстве.

И.Воробьева И такое заявление прозвучало.

Д.Муратов Это мое заявление. Вот он оно сейчас прозвучало.

И.Воробьева Нет, я имею в виду, автократия заявила уже…

Д.Муратов Да, она заявила. Фактически я могу сказать, перед выборами в Государственную думу 8-го созыва, который состоится в сентябре 21-го года, введен фактически запрет на участие в политической деятельности для граждан Российской Федерации.

Что сделано? Закон о клевете. А клевету суды были трактовать, как захотят, когда дело касается политики. Знаете, у нас по уголовным делам суды судят хорошо, когда дело касается интересов государства, они всегда защищают только интересы государства. Не было других ситуаций, мне они неизвестны.

Д.Муратов: Я очень благодарен врачам. Они главные герои года

Запрет на распространение информации об имуществе, например, силовиков и чиновников. Вы понимаете, что это означает. Ты пишешь про коррумпированного человека, который крышует ОПГ, у которого, как например, полковника 7 миллиардов, а у полковника Черкалина больше, потому что ФСБ круче, чем МВД на 4 миллиарда, — в квартирах сложено, они скирдовали годами эти миллиарды. Так вот я уже не могу назвать их фамилии, я не могу сказать, что это эти квартиры… по какому адресу это было. Я уже ничего не могу сказать, вы понимаете? Когда-то служил в армии. У нас была газета, которая приходила, местного округа. Там написано: «Командир В. из воинской части N-российского гарнизона». В чем еще свойства диктатуры? Фактически журналистика отменяется.

И.Воробьева Все расследования — под нож.

Д.Муратов Расследования пускаются под нож. Ну, например, иностранным агентом будет объявлен тот, у кого есть какой-нибудь гранд, а он занимается военно-техническим расследованием. Ну, например, расследуется, куда делись миллиарды с космодрома «Восточный». Всё. Не тот, кто спер из нашей казны деньги, с космодрома «Восточный», а тот, кто про это написал, он иностранный агент.

И.Воробьева Класс!

Д.Муратов СМИ с иностранным финансированием — это иноагенты. К ним приравнивают теперь физлица. Больше того, физлицо назначается иноагентом за репост иностранного агента. Ну, человек сидит, ему понравился текст, он репост этого текста сделал — всё, пошел вон!

И.Воробьева Уже объясняли, кстати, в Минюсте про активистку, что она разместила или даже комментировала что-то к настоящему времени.

Д.Муратов Конечно. Более того, политической деятельностью теперь называется журналистика. Вот у вас здесь есть программа «Особое мнение». Вот у тебя высказывают особое мнение, например, о государственном устройстве…

И.Воробьева О поправках к Конституции.

Д.Муратов Это значит, что сейчас мы занимаемся политической деятельности. Нет, мы высказываем свое мнение, например, о поправках к Конституции, то есть оценочное суждение о государственном устройстве — о выборах. Всё. Какая журналистика. Знаешь, на что это похоже? Я тебе скажу, на что это похоже. Вот сейчас Венедиктов нас слушает. Пускай покопается в бумагах и найдет. В 32-м году был принят закон который назывался 7.8 от 7 августа 32-го года «закон о колосках», когда можно было придраться к человеку за кражу социалистической собственности к чему угодно: за колосок, найденный в кармане, за ведро картошки. Даже Вышинский возмутился, когда одного парубка посадили за то, что он на сеновале имел с девушкой соитие, в результате которого, как написано в приговоре — я его читал, — «причинено беспокойство колхозному поросенку».

И.Воробьева Простите!..

Д.Муратов Ну, вот нашему поросенку причиняем мы беспокойство.

И.Воробьева Постоянно.

Д.Муратов И вот за то, что мы этому поросю причиняем беспокойство, что иногда с ним совершаем то, что делал этот парубок…

И.Воробьева Нет, с ним никто не совершает. Секундочку!

Д.Муратов Я знаю, кого я называл этим поросенком…

И.Воробьева Да, поэтому, пожалуйста, без «соитий».

Д.Муратов Да, это закон о «политических колосках». Там сажали за кочан капусты. Вот здесь я знаю, какая будет практика по клевете. Ничего нас не удивляет абсолютно. Мы всё прекрасно понимаем.

И.Воробьева То есть, получается, если мы возвращаемся к СМИ, они просто будут душить рублями фактически за каждый эфир, за каждую статью, за каждое расследование — штрафы, штрафы, штрафы.

Д.Муратов Нет, почему только…? И тюрьмой, потому что если у тебя был грант или, например, у тебя была иностранная премия — а у нас есть в стране и лауреаты Пулитцеровской премии, кстати говоря — нам придется, наверное, отказаться от премии, которую нам присуждали в прошлом году, от ее денежной части, но даже отказ от ее денежной части все равно тебя делает иностранным агентом — вот же что поразительно интересно.

Кстати, сейчас не ссылаясь на эксперта, который это анализирует для того, чтобы не поставить радиостанцию «Эхо Москвы» в неловкое положение…

И.Воробьева Потому что он уже иностранный агент или планирует им стать?

Д.Муратов Смотрите, любая премия, любая конференция, любая поездка… Или, хорошо, мы не ездим никуда на конференции, мы не занимаемся глобальной истории, изучением, например, больших данных… А это важнейшая история мировая, мы поговорим сегодня про нее, она проявилась в 20-м году и будет играть в этом огромную роль — всё, ты иностранный агент. Что такое ты — иностранный агент? Ты печатаешь такими буквами, ты не можешь участвовать в выборах. Наблюдатели, подготовленные с помощью грантов, не могут контролировать избирательный процесс. Участвовать в самих выборах они тоже не могут, поскольку у них непременно найдут какой-нибудь репост, например, Льва Пономарева. А какой приличный человек не репостил Льва Пономарева, который, извините, был одним из столпов нашего первого парламента? Он был правой рукой академика Сахарова. Он был близким сподвижником Собчака. У нас не только президент страны был сподвижником Собчака, но и иностранный агент Лев Алексндрович Пономарев.

Д.Муратов: Я говорю: да, мне этот «Спутник» жизнь спас

И.Воробьева У них по-разному сложились судьбы.

Д.Муратов По-разному сложились службы, но уважать надо парламентаризм. Не только честные глаза румяного Турчака, который честным образом 70 или 75 процентов для «Единой России» не наберет никак. Поэтому нужно с конкурентами именно таким образом расправиться заранее.

И.Воробьева То есть одну часть не пустить на выборы, а вторую часть не пустить наблюдать за этим.

Д.Муратов А медиа — укопать. До данных о депутатском имуществе или имуществе силовиков или персональных данных не допускать. В любом случае пришивать клевету — или тюрьма или безумные штрфы, просто абсолютно разорительные…

И.Воробьева Миллионные штрафы.

Д.Муратов Более того, ты, например, пытаешься эти штрафы собрать с помощью краудфандинга или просто есть платформа для краудфандинга для поддержания медиа.

И.Воробьева Тебе прислали один доллар…

Д.Муратов Нет. Нам, например, доллар не пришлют, у нас там стена. Но вдруг человек прислал рубль, но он иностранный агент. Что будет?

И.Воробьева Ужас какой! Всё.

Д.Муратов Так я тебе скажу: даже YouTube теперь нельзя монетизировать, потому что эти деньги-то будут иностранные. То есть у Дудя 17 миллионов просмотров, он на это зарабатывает деньги, чтобы снять новый фильм про Колыму — и?..

И.Воробьева Надеюсь, нам сейчас пришлют донаты, раз такое дело. Мы прервемся буквально ненадолго на краткие новости и небольшую рекламу и продолжим.

НОВОСТИ

И.Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты». Меня зовут Ирина Воробьева. Смотрите нас в YouTube на канале «Эхо Москвы». Еще продолжаем про иностранных агентов.

Д.Муратов Я подведу какой-то итог. Мы, в общем, получили, Ира, новое иго. Эти поправки и запрет на работу медиа и фактически убийство журналистики, оно окончательно закрепляет формирование основ сословного государства, когда, как говорит экономист Дима Прокофьев, элита богатеет, а народ беднеет. Или мне очень нравится формула академика Пивоварова, что современная диктатура использует законодательство как насилие. И всё это сословное государство фактически сформировано. Дети всех наших чиновников уже заняли ключевые господствующие экономические штуки. Она возглавляют АЛРОСА, министр сельского хозяйства, крупнейшие корпорации…

И.Воробьева А мы можем об этом говорить или уже нельзя? Про работу-то, наверное, можно.

Д.Муратов Еще, наверное, можно. Вот эти люди — сын Иванова, сын Патрушева или сын Фраткова — я могу перечислять весь алфавитный список бывшего кабинета или окружения — они всё это уже возглавили. Они на низком старте. И вот когда мне говорят знаменитую фразу «Россия поднимается с колен», нет, это дети наших руководителей на низком старте, а не Россия поднимается с колен. Всё это случилось.

И напомню — я уже как-то цитировал тебе эту фразу Достоевского — он задавался вопросом в «Бесах», является ли преступлением соблюдение преступных законов? Нет ответа у меня.

И.Воробьева Боюсь, что ни у кого нет. Я хотела еще один уточняющий вопрос про детей задать. Было же ощущение хоть когда-нибудь что новое поколение, оно будет лучше, чем чиновники того поколения, скажем. Но нет.

Д.Муратов Я не знаю. Я знаю вот что. Я тоже на Дмитрия Андреевича, своего тезку двойного — Прокофьева — сошлюсь. Мне очень нравится как экономист и наш ведущий. Он нашел хороший пример в живой природе. Ящеры, Иры, на своей территории убивают всё, кроме своего потомства. Для того, чтобы не мешать потомству развиваться старшие ящеры убивают всё. Некоторые ящеры делают это общеизвестным ныне и общеопасным способом впрыскиванием ядовитых жидкостей, например, брызгая прямо из глаз. Жабовидная ящерица, у нее есть специальные железы вокруг глаз. Чтобы не мешать потомству занимать господствующее положение.

И.Воробьева Понятно.

Д.Муратов Поэтому я не знаю, какое будет потомство, но как ведут себя ящеры…

И.Воробьева Показательно.

Д.Муратов: Когда у тебя избыточная смертность, она и есть смертность от ковида

Д.Муратов Показательно.

И.Воробьева Давайте к следующим темам. Уже сказали несколько слов в предыдущей части о Big data — большие данные и про то слово, которое, в принципе, в 2020 году много означает «деанон». Потому что он везде уже. Он и в России и в Беларуси. Давайте с Беларуси начнем. Потому что буквально недавно вышла эта история про прослушку в Беларуси. И если я правильно понимаю, что журналистка «Новой газеты» Ирина Халип опознала голос человека, который говорил про Шеремета.

Д.Муратов Вот, собственно говоря, это Вадим Зайцев, который был руководителем КГБ республики Беларусь. Сейчас он возглавляет государственную «Космос ТВ», я не помню, как правильно называется эта компания. И именно его голос ставил задачи двум сотрудникам из спецподразделения, когда он им прямо говорил что нужно с Шереметом заканчивать, нужно взорвать так, что бы руки, ноги…

И.Воробьева Чтобы не собрали — там было.

Д.Муратов Чтобы ноги руки были отдельно, чтобы при этом ни в коем случае не было подозрений на КГБ. И он же — эту запись представил один из людей, которые это слышал, по фамилии, если не ошибаюсь, Макар, — он же говорит, что Лукашенко выделил специальный счет, на нем 1,5 миллиона долларов, но президент говорит, что нужно, чтобы сначала-то дело сделали, то есть взорвали или убили. Потому что там речь еще же о нескольких людях, о которых упоминает добрый человек Вадим Зайцев: о бывшем начальнике СИЗО, например, минского, который признался в том, что для уничтожения Гончарука, Захарченко — оппозиционеров белорусских, из бывших чиновников они, — он выдавал так называемый «расстрельный пистолет» бывшему командиру СОБРа. И это всё на этих пленках зафиксировано. Халип, которая отсидела свое в тюрьме КГБ, она была и сейчас жена моего товарища Андрея Санникова…

И.Воробьева Который тоже отсидел.

Д.Муратов Который отсидел, тяжело очень сидел в зоне. И Халип этот голос, выложенный аудиофайлом газеты «Европейский обозреватель»...

И.Воробьева European observer

Д.Муратов …European observer, она этот голос опознала. Это был тот самый тихий голос, которым он ей объяснял, что или она сейчас во всем сознается или ей НРЗБ 25 лет — Халип. А потом этот голос опознал Санников — тот самый тихий голос, который должен своей как бы значительностью, чтобы к тебе прислушивались, напрягая слух, вот эта номенклатурная такая, советская манера речи предъявляющая вот эту шепчущую могущественность власти, и он говорил: «Вы не понимаете, что с вами поступят, с семьей и с женой самым жестоким крайним образом?» А жена была рядом в камере, так называемой «Американки» — это тюрьма КГБ в Беларуси. А далее — я просто знаю про это, мы тогда занимались, естественно, судьбой и Дани, оставшегося на свободе с Бабушкой, с Люциной… Но Люцина — я тебе, по-моему, уже рассказывал, — она скрыла инфаркт, чтобы мальчика не забрали в приют, ребенка. Да, это был Зайцев, и он опознан.

И вот это одно из явлений в широком смысле деанона. Всплывают записи, они цифруются, чистятся, записи выкладываются. Их распознают различные люди. А теперь представьте себе… Я же знаю, как это происходит. Мы, таким образом, общались с одним из людей, который был причастен к транспортировке «Бука», который прилетел в малайзийский «Боинг». По телефону происходит забор голоса. И есть прекрасные исследовательские организации, которые проводят эту экспертизу. У нас ее проводил Павел Каныгин в двух независимых местах — в России и за рубежом. И с высочайшей степенью вероятности было показано, что да, это этот человек.

Теперь я вам скажу: Вадим Зайцев не может говорить по телефону. Потому что даже если он позвонит из банка, его голос могут записать и он будет сравнен. Но, я думаю, что он уже записан и хранится в специальном донорском банке голосов людей, которые устраивают убийства. Шеремет же, действительно, был, спустя несколько лет, взорван. Тогда не получилось или просто он курировал — это уже в некотором качестве, другой разговор. Но он отдавал у себя в кабинете это указание и говорил о специальном счете президента Беларуси для этих целей. Вот теперь все про него знают.

Я могу сказать, что происходит деаон в большом смысле… Мы в начале пандемии не очень понимали историю со статистикой. Но Алексей Куприянов, Борис Овчинников, Алексей Ракша — это исследователи, — они проанализировали математически аномалии статистики по ковиду. И мы увидели так называемую знаменитую «марийскую впадину», когда у них было минус 13 заболеваний в день. Или «коридор собянинский». Кстати, к чести московских властей они исправили свою статистику, и она больше не вызывает никаких вопросов.

И.Воробьева То есть она похожа на достоверную.

Д.Муратов: Я знаю, кого я называл этим поросенком

Д.Муратов Она достоверно. Прямо вот исследователи и наш дата-отдел говорит: да, она похожа на правду. Мы ничего не утверждаем на 100%, но это так. А эти же люди с нашими журналистами дата-отдела, который исследует, проанализировали количество смертей. Я могу сказать, что в России за время пандемии умерло на 140 тысяч человек больше, чем в среднем за предыдущие 5 лет. И это дало возможность вычислять такими методами реальностью смертность от ковида, чтобы ее не переписывали на внебольничную пневмонию, как это делалось, например, всё это время в Санкт-Петербурге.

И.Воробьева Ну, это смертность не от ковида, а от последствий, наверное все-таки. Потому что там есть смерти, которые случились из-за…

Д.Муратов Вот когда у тебя избыточная смертность, она и есть смертность от ковида, Ира. Больше никак не интерпретируется. Или, допустим, эти же исследователи или наши сотрудники отдела Арнольда Хачатурова, они впервые сравнили количество запросов на потерю обоняния в поисковых запросах Яндекса и реальную динамику с COVID-19, и они совпали. То есть, таким образом, сколько бы ни скрывали… Кстати, Росстат с его новым руководителем Малковым, они исправили статистику и подтвердили точность вычислений наших специалистов и этих замечательных людей: Куприянова, Овчинникова, Ракши и наших. Это тоже большие данные.

Большие данные — это история с Навальным.

И.Воробьева Конечно.

Д.Муратов Когда Христо Грозев накладывает базы данных вылетов, прилетов, гостиниц на визиты Алексея Навального, то мы видим, что как минимум много раз ряд одних и тех же людей, офицеров, сопровождали Навального в поездках, в том числе, в этой позедке. Я не говорю, что это «эскадроны смерти», потому что у эскадронов смерти очень звучные названия. Есть «эскадроны леопардов», «эскадроны роз» были в Гватемале. У нас что — «натиратели гульфиков», да? Это было вычислено.

Я очень благодарен врачам. Они главные герои года. Я видел, как работает команда Московского правительства, как они, еще когда никто ничего не знал, старались спасти город от ковидного пожара, не дали ему выгореть. Как работали главные врачи. Вечорко в 15-й, Марьяна Лысенко, Денис Николаевич Проценко в «Коммунарке», Васильева в 23-й, как работали Кецкало и Цыганов — как работали эти блестящие люди. Анестезиолог Харламова Ирина Анатольевна в 15-й больнице потеряла просто 15 килограмм веса, а ее коллега 20 килограммов. Все врачи потеряли на полдиоптрии, потому что они в этих очках и масках. Я им очень благодарен. Меня они тоже спасли.

И.Воробьева Каким образом?

Д.Муратов Вы знаете, мне сделали вакцину, и когда на меня напал ковид — я имею в виду «Спутник», — то эта вакцина не помогла от заражания — а она и не должна помогать от заражения, она должна профилактировать, но она спасает жизнь. Поэтому если у меня про это спрашивали, я говорю: да, мне этот «Спутник» жизнь спас и я благодарен врачам и тем, кто создал этот алгоритм работы с ковидом.

И.Воробьева Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты». спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире