'Вопросы к интервью

А. Петровская Добрый день! Я Александра Петровская, и сегодня «Особое мнение» председателя регионального отделения «Справедливой России» Марины Шишкиной – здравствуйте! Наш разговор серьёзный, поскольку касается коронавируса, который набирает обороты, начинается вторая волна или продолжается первая – не столь важно название – вчерашние данные выглядят пугающе, мы бьём собственные рекорды, и при этом возникают вопросы, почему, когда было 50 заражений в день, были жёсткие ограничительные меры, а сейчас при больше 500 случаев – никаких дополнительных мер не вводится. Вы сторонник введения жёстких ограничений или вам кажется, что это убьёт экономику, хотя не факт, что меры будут соблюдаться и это поможет остановит распространение инфекции?

М. Шишкина Я за разумные ограничительные меры. Ежели эта пандемия похожа на то, как оно и есть, то мы должны некий баланс между разумом и ограничениями. Когда была весенняя волна, я первая обратилась к губернатору Беглову с просьбой не закрывать парки: открыть парки, сады и скверы, потому что я глубоко убеждена, что для любой пандемии закрытость хуже, чем гуляние на свежем воздухе. Если будут меры как закрытие парков, то я буду категорически против. Я за то, чтобы соблюдались уже оглашённые меры: в общественные места, метро и т.д. надо ходить в масках. Но если вы спуститесь в метро, вы увидите, что более половины граждан этой маски не носят, поэтому меры можно назвать мерами, а и следить за их исполнением нужно. С трудом я найду в общественных местах антисептики, чтобы себя обеззаразить – я не думаю, что это такие большие деньги, чтобы поставить такие средства в общественных местах, которые невозможно закрыть. Парад, голосование проводить можно было, значит, будем говорить, что те, кто принимают эти решения, лукавят: запрет должен казаться всего, и государственных и политических мероприятий. И надо поискать грань между разумом и политикой. Я думаю, что тут сработала и статистика, мне кажется, весной система здравоохранения и страны, и города не была готова к пандемии, и со статистическими данными были неточности – сейчас это работает получше, поэтому кажется, что и больных больше. Не думаю, что это так. Мы сейчас все силы, всё внимание, весь общественный авторитет бросили на коронавирус, но он не отменил соматических заболеваний: инфаркты, инсульты, онкологию – мы не говорим, сколько людей умирает от этих заболеваний и сколько людей не может получить качественную медицинскую помощь, поскольку всё брошено на коронавирус. Вспомните, как долго стационары города были закрыты для плановой помощи, сколько пугали нас этим – люди просто боятся к врачу идти. Эта часть пандемии, помимо депрессий, экономики, замкнутости в доме, тоже важна. Поэтому как соблюсти все эти три вещи – главный вопрос.

А. Петровская Мы много об этом говорим: не хватает донорской крови, бьют тревогу, что не приходят доноры по разным причинам, болеют, боятся, идёт перепрофилирование больниц, в частности в Петергофе, что заставляет людей с разными болезнями, например, почек, ездить за много километров, чтобы получать жизненно важные процедуры несколько раз в неделю. Есть у вас ответ на тот вопрос, что вы сформулировали, где золотая середина, когда мы понимаем, что такое коронавирус и как ударил локдаун по экономике, бизнесу? Как правильно поступить сейчас, когда рост взрывной?

М. Шишкина Думать о коронавирусе нужно, поэтому надо ограничивать разного рода общественные вещи, даже если они политически важны для государства. Думать и о том, что другие болезни никто не отменял. Поэтому нельзя кидать всю систему здравоохранения города и страны на коронавирус, забывая, что у людей есть и другие органы. Надо подходить разумно к ограничениям, связанными с закрытием воздушного пространства: люди должны быть на воздухе, гулять. Сейчас идёт вопрос по школам, якобы по просьбам трудящихся, знаем мы эту мантру, родители предлагают закрыть школу на карантин. Я посмотрела статистику: закрыто 80 классов на карантин из 20 тысяч, это 0,05%. Скажите, этого достаточно, чтобы закрывать на карантин? Причем закрывая на карантин, мы спросили у родителей: им надо прекратить работу, они должны каким-то образом обеспечить сидение ребёнка дома. Ежели мы закрываем школу на карантин, то давайте позаботимся о том, что эта семья будет кушать, позаботимся о том, готовы ли мы снова к дистанционному обучению, потому что прошлые три месяца они были пробные и пилотные и не каждый учитель был в состоянии более или менее добросовестно учить. Отвечая вам про баланс – он во всём этом, потому что нельзя одно лечить, а другое калечить, нельзя запрещать массово…

А. Петровская Одним словом: закрываем всё или ходим в масках?

М. Шишкина Я категорически против тотального закрытия, потому что жизнь продолжается, куда мы денемся: нам надо работать, общаться, воспитывать детей. И закрыть практически невозможно, государство не выполнит своих обязательств перед «арестантами», если мы окажемся под арестом.

А. Петровская Тут вы солидарны с губернатором, он говорит, что мы стоим перед выбором: четкое соблюдение норм Роспотребнадзора (маски, дистанция) или ограничение работы всех организаций, что станет ударом для экономики, прием существенным, потому что это второе закрытие за год…

М. Шишкина Это ничего не принесёт. Если я встречаю полицейского без маски в тот момент, когда были жесткие ограничения на заправке… Сейчас все вопросы про нас: нас закрыть, арестовать… По информации моих близких знакомых, которые сейчас заболели коронавирусом, в поликлинику не дозвониться, чтобы получить элементарную консультация и медицинскую помощь. Значит, есть проблема с бесплатными тестами на коронавирус – об этом почему никто не думает? Почему мы не о гражданах думаем, а им предписываем какие-то ограничения? Почему ха это время мы не отстроили эту систему? Попробуете дозвониться в поликлинику, кто быстрее, а потом поговорим.

А. Петровская Есть ошибки и непродуманности со стороны власти, но мне кажется, что вы не будете отрицать, что есть некоторый нигилизм со стороны жителей города, многие из которых не хотят носить маски. Если они не беспокоятся о себе по разным причинам (не верят, не боятся), то они не проявляют уважения к другим, кто боится, к тем, для кого этот вирус максимально опасен. Этот факт невозможно отрицать кроме власти есть мыс вами.

М. Шишкина Согласна, есть такое понятие – минимальная человеческая культура, ответственность и социальная ответственность. Когда ты чувствуешь, что заболел, наверное, внутри себя у тебя должно сработать: «я должен ограничить общение с трудовым коллективом». Несмотря на то, что работодатель мне не сделает нормальных условий, чтобы я получил больничный и сидел дома, получая какую-то копеечку – даже тогда ты должен понимать, что ты ходишь по улице и заражаешь других. Успеем ли мы за эти месяцы добровольно воспитать социальную ответственность? Думаю, нет, это глубоко индивидуальная история, но рассказывать об этом нужно: народ не надо пугать, людей надо просто спокойно просвещать и объяснять, надо предоставить возможности и средства индивидуальной защиты. Когда открывали школы в этом году, то СИЗ многие школы должны были купить за свой счёт. Во-первых, у них такой статьи расходов, во-вторых, у них просто денег нет. С родителей спрашивать – не дай Бог. Прежде чем запрещать нам и воспитывать в нас социальную ответственность, давайте обеспечим. Я всё равно веду к усилению роли государства, субъекта, которым мы всю жизнь платим налоги, на которые надеемся – великие и могучие. Если убрать случаи как самостоятельные покупки школами СИЗ, и выполнение обязательств перед бизнесом, если облегчить систему получения президентского гранта, который в прошлую волну надо было получить, а многие бизнесмены не могли эти крохи выхватить, потому что они якобы не вовремя бумаги сделали. Были поставлены такие формальные препоны, чтобы они субсидию не получили. Если с той частью мы справимся, то надо будет воззвать к гражданам: «Люди добрые, на месте зараженного может оказаться ваш близкий, ребёнок – не делайте этого». Тогда это будет называться балансом.

А. Петровская Мне кажется, есть конкретные способы (это не только проблема национального менталитета) решения проблемы с соблюдением норм – штрафы. Мы видим новости, что в Москве взялись за тех, кто ходит на территории вокзалов без маски, и почти 150 посетителей Казанского и Ярославского вокзала за день оштрафовали – как вы относитесь к такой санкционной политике в адрес тех, кто не испытывает достаточного внутреннего уважения, чтобы сделать это по доброй воле, поэтому их заставят это делать путём штрафов?

М. Шишкина Москва всегда жёстче не только в карательной или фискальной практике, но и в выполнении государственных обязательств. Если мне изменяет память, то там в метро антисептики висят. Я за то, чтобы человек исполнял закон, и, если он этого не делает – возможно его за это наказать. Но при условии того, что все субъекты этого процесса будут вести равную отнесенность: действия Роспотребнадзора будут отличаться логикой, последовательностью и разумом, городом у нас будет руководит не Роспотребнадзор, как в первую волну, а губернатор города и исполнительная власть, для того чтобы те ньюсмейкеры, которые отвечают за здравоохранение последовательно, профессионально объясняли нам, на каком мы свете, чтобы не было лжи со статистикой, которую мы имели в первую волну (а сейчас не понимаем). Для того, чтобы карать граждан, нужно быть исключительно честным справедливым перед ними со стороны государства, тогда штрафы будут логичны в канве борьбы с коронавирусом. Мне всегда жальче всего людей, которых начинают наказывать, хотя они и разгильдяи, раз говорят, что нельзя ездить без маски – но это не должно вылиться в карательную практику в отношении граждан. Помните в первую истории с Максимом Леонидовым, с отловом в парках – если это выльется в это, то я против. А если мы все вместе играем в равную игру, тогда от чего нет.

А. Петровская Нам пишут, что разруха в головах чиновниках, в головах граждан – всё в порядке. Я не до конца могу согласимся, потому что мне кажется, что каждый должен быть ответственен и помнить, что та виртуальная стена памяти, что есть на Садовой, посвящённая людям, которые погибли, защищая, леча и спасая нас с вами. Нужно проявлять уважение и к врачам, которые находятся на передовой борьбы с коронавирусом. Насколько я знаю в городе с весны ведутся разговоры о том, как увековечить память погибших медиков: рассматривается идея размещения мемориальных досок в больницах, где и работали погибшие. За чей счёт? Больниц? Я знаю, что у вас свой взгляд о том, как нужно помнить об этих людях, героях, которые были ответственны за наши с вами жизни и здоровье.

М. Шишкина Я была одной из первых политиков, кто обратился к губернатору с просьбой всё-таки сформировать мартиролог в любом публичном пространстве. Я предлагала сделать просто – на сайте Администрации города. К сожалению, я даже не получила ответа на эту бумагу, надеюсь, это техническая, а не политическая история. Потом развернулась стена Плача или, как её называют в народе, итальянская стена. Идея перенести в больницу лишь частично решает проблему, а фактически нет. А такой мартиролог в любом виде должен быть доступен в общественном пространстве, чтобы каждый горожанин или приехавший турист мог прочитать, понять и поклониться этой стене. Были же идеи на проспект Медиков, на Петропавловскую улицу – на те, что связаны с медицинскими вузами или крупными медицинскими учреждениями. Но это не решается, и итальянская демонтируется – очень плохо будет, если вопрос ограничится только больницей. Повесить табличку в больнице – это медицинское учреждение, которое должно быть технологическим пространством. Врачи и так знают, а для больных – мне кажется, они придут в больницу за другим, в непонятно каком настроении, с каким болячками. Там эта доска не будет выполнять свои морфологической функции. Она должна находится в месте, где можно задуматься, посмотреть и вспомнить – общественное. Если это ограничится только вывеской досок в медицинских учреждениях – это будет большая глупость. Формально мы разбросали эти имена, но имя погибшего врача не привязано к конкретной территории, оно привязано формально – оно должно иметь общественное сознание. Они погибли, потому что выполняли общую гуманистическую, городскую, федеральную задачу. В Германии памятник погибшим журналист: я пришла и нашла там своего однокурсника Рамзана Хаджиева, убитого при исполнении профессионально долго – висят фамилии со всего мира, открытая стела… Тогда в этом есть большой человеческий смысл, иначе просто отчитались, повесили. Надо дождаться губернатора, чтобы узнать, куда будет перенесена итальянская и куда, по каким причинам мы не можем в городе найти места для увековечивания памяти врачи – ответы должны быть внятными.

А. Петровская Вы оценили то, что губернатор слышит, когда встал вопрос о том, что нужно временную стену памяти как-то убирать – он сказал, что она останется, пока не примется решение, как увековечить память?

М. Шишкина Я сама была свидетелем того, что губернатор слышит многие вещи. У него, возможно, есть проблема, что информация вовремя не доходит или доходит с фильтрами, но я почему-то верю, что стена плача не пропадёт. По крайней мере, мы все для этого сделаем.

А. Петровская Пришли свежие цифры по статистике коронавируса: в Петербурге за сутки 602 новых случаев, и больше 14 тысяч случаев по России. Как мы и говорили, статистика, не утешающая для нас, рост продолжается. Незаметно при коронавирусе у нас появилась новая Конституция, говорят, что так некорректно говорить, потому что Конституция старая, но в нее внесли изменения. Вчера в Госдуме в первом чтении приняли три из восьми законопроектов, внесенных президентом еще в конце сентября, они развивают те поправки, которые мы принимали. В первый пакет вошли: новая редакция закона о Правительстве, поправки в законы о Конституционном суде и о прокуратуре. КПРФ поддержали только последний закон, а в остальном отказались голосовать – как голосовала «Справедливая Россия»?

М. Шишкина Не могу сказать поименно. Фракция всегда делиться на две части, так произошло и при голосовании по трём дням, во фракции разные мнения, она не однородная по принятию важных решений. Это может быть удивительно для слушателей, но нормально – это говорит о том, что во фракции возможно голосовать индивидуально. Критика ряда законов, я думаю, сейчас будет и по Государственному совету, основному закону из проекта, прозвучит в адрес пакета закона.

А. Петровская А что бы вы приняли, если бы были в Госдуме?

М. Шишкина Именно поэтому меня нет и не может быть в Госдуме, поскольку рука моя в самом начале зависла над кнопками, когда принималось решение о пересмотре Конституции. Я хочу, чтобы моя рука находилась подальше от этих кнопок, потому что не по совести я голосовать не могу, а совершать над собой усилие не позволяет мне ни возраст, ни репутация. Я критик того, что происходит с Конституцией, я обязательно почитаю законы, жду закона о Госсовете – мне интересно, что это будет: каков статус будет этого органа, будет ли это пробка в бутылке, как говорили, в прошлом столыпинском Госсовете, которая будет фильтровать все ненужные законы или которые случайно вышли из низких звеньев – это любопытно. Я за то, чтобы Россия жила в культурном юридическом пространстве, чтобы приоритет международного права в тех вещах, о которых мы говорим публично, оставался, за то, чтобы она строила добрососедские отношения, за то, чтобы институты власти не придумывали себе поводы любой ценой продлить своё существование даже вопреки желанию народа. Я за такую Россию, да простят меня мои сопартийцы, которые вдруг проголосовали с чистым сердцем за весь пакет этих законов.

А. Петровская В целом «Справедливая Россия» поддержала все три инициативы – как ваша позиция, которая расходится с позицией партии в целом, позволяет сосуществовать с однопартийцами и находится в этой партийной идеологии?

М. Шишкина В партии несмотря на разные отношения к ней, критичные или реалистичные, существуют разные точки зрения на букет политических вопросов, и мы в Петербурге неоднократно и последовательно отстаиваем позицию европейского города и работаем со всеми здоровыми политическими силами. Мы за политическую конкуренцию, за то, чтобы политика в России не превращалась в замшелую вертикальную систему. Мне не стыдно ни за одного депутата: ни за Алексея Ковалёва, ни за Надежду Тихонову, ни за Александра Егорова, которые любят город и достаточно смелы в оценке многих и бытовых городских, и политических ситуаций. Видимо, мы социал-демократическая партия.

А. Петровская Есть партия в Петербурге, а есть на федеральном уровне. И здесь вы явно во много расходитесь, потому что традиционно ваши однопартийцы на федеральном уровне чаще выступают с поддержкой в адрес инициатив, которые идут от партии власти, президента и других структур. Расслоение на региональном уровне?

М. Шишкина Разные точки зрения на одну проблему, значит, лидер партии Сергей Миронов прав, что даёт такую возможность, и мы открыты в выражении своей позиции, пытаемся не лукавить. За время моей работы в ЗакСе я не помню ни одного случая, когда бы в силу каких-то корыстных интересов мы шли в унисон с безумными законами, поддерживали бы ради какой-то поправки «Единую Россию» в антинародных делах. Были у нас и предатели, и перебежчики – было несколько депутатов на моей памяти, которые переобулись и ушли под крыло «Единой России», двое моих сопартийцев сейчас там сидят – но это их грех и особенность. Мы ведём такую линию, мне кажется, это правильно.

А. Петровская Светлана Тихановская объявила Александру Лукашенко ультиматум: в рамках 13 дней, которые Светлана Тихановская дала Лукашенко, он должен покинуть свой пост и освободить политзаключенных, иначе в стране начнется масштабная забастовка и бессрочный митинг. Сам митинг практически не прекращается, правда задержания, мне кажется, становятся жестче, но когда ты выдвигаешь ультиматум, нужно понимать, что ты готов сдержать его во всех случаях: если на ультиматум твой оппонент не пойдет, то ты будешь готов сдержать свое обещание. Насколько вам кажется возможным, что действительно Светлана Тихановская сможет перезапустить белорусский протест?

М. Шишкина Я с хорошим удивлением и небольшой человеческой завистью наблюдаю за белорусами, которые два месяца держат протест.

А. Петровская Хабаровск ещё дольше.

М. Шишкина Здесь речь идет президентская история, она в масштабах страны. Смотрите, как они держат стойко, массово и красиво протест. У них даже акции имеют названия, последняя, например, «Марш гордости». Выходят женщины, бабушки. Идут по стратам идёт протестная штука. Вот дают, партизаны. О чем говорит заявление Тихановской для меня? Она стала смелее, она, возможно, подсозрела, понаблюдала с командой, что протест не остывает – я не вижу сейчас угасания белорусского протеста, как бы скептики не смотрели – он переструктурировался, стал другим: он организован и корректен. Лукашенко не делает ничего того (кроме похода в тюрьму, да и то – это сомнительно, потому что избиения продолжаются, заключенные на своих местах), чтобы что-то исправить – я ничего не вижу удивительного в заявлении Тихановской. Поживём, увидим: либо у неё за спиной есть основания и ресурсы, чтобы этот ультиматум стал общегосударственным (возможно, мы чего-то не знаем, может, работа и велась), поэтому те депутаты в Думе, которые назвали происходящее политическим шантажом ошибаются. Никакого шантажа нет, открытая позиция, поэтому будем наблюдать за белорусами, молодцы.

А. Петровская Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире