'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 октября 2020, 17:08

М. Майерс Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Наш гость – экономист Сергей Алексашенко. Здравствуйте вам.

С. Алексашенко Добрый день, Маша. Здравствуйте, зрители, здравствуйте, слушатели.

М. Майерс Напоминаю, что у Ютубе чат есть. Есть sms. Давайте начнем с Кипра. Кипр приостановил программу выдачи гражданства в обмен на инвестиции. Это программа «золотых паспортов». Которая вызывает много вопросов. И новый интерес к ней возник после расследования «Аль-Джазира», это было месяц или два назад. Когда они сказали, что там опубликовали списки, сказали, что до 40% это граждане России. Те, кто обращаются за такой своеобразной покупкой гражданства. В чем проблема на ваш взгляд?

С. Алексашенко На мой взгляд, проблемы нет. За покупкой кипрского — читай правильнее – европейского гражданства обращаются многие богатые люди, живущие в развивающихся или не развивающихся странах. Точно так же как они обращаются с попытками получить гражданство США, Канады, Австралии, Новой Зеландии и других благополучных государств. Потому что как бы жизнь была ни прекрасна в России, например, но все-таки деньги лучше хранить на Западе. И спокойнее жить на Западе, где тебя защищает закон. В крайнем случае – на востоке, если это касается Австралии или Новой Зеландии. И поэтому, обладая паспортом такой приличной европейской юрисдикции, американской или австралийской, вы можете путешествовать по миру достаточно спокойно. И на вас будут смотреть как на уважаемого человека. Поэтому многие люди, на самом деле это относится не только к россиянам, китайцы также поступают. И люди из других восточно-европейских стран, африканских стран. То есть в принципе такие программы существуют во многих странах мира. В Америке до сих пор существует такая программа, где за инвестиции можно получить сначала вид на жительство, а по прошествии 5 лет вы можете подавать документы на гражданство.

М. Майерс А какой там порядок сумм? Чтобы сравнить с Кипром.

С. Алексашенко В Америке начинается от полумиллиона долларов. Но, как правило, это миллион долларов. Сопоставимо с Кипром.

М. Майерс Там, по-моему, больше двух. Там было 2200, сейчас 2500. Получается Америка дешевле Кипра.

С. Алексашенко Да, но на самом деле такая программа до недавнего времени, сейчас, по-моему, приостановили, в Великобритании, там речь шла о миллионе фунтов стерлингов. Это соответственно в нынешних ценах, наверное, миллион 300 тысяч долларов. То есть таких программ во многих странах много и они решают проблему привлечения денег.

М. Майерс Но это легальный цивилизованный, всеми сторонами принимаемый механизм.

С. Алексашенко Это абсолютно легальный, установленный законами механизм. Но как говорится: дьявол в деталях. Для того чтобы подать на эту форму получения вида на жительство или гражданство вы должны предъявить много документов. И самые главные документы, которые больше всего интересуют власти развитых стран – вы должны доказать легальность своих денежных средств. То есть вы должны показать, откуда эти деньги появились, как вы их заработали. Что вы с них заплатили налоги. И вот здесь, что называется, видимо, бывают скользкие моменты. Особенно в странах с такой культурой, близкой к нам. Например, Кипр. Где можно с чиновником договориться.

М. Майерс В этом смысле близкие.

С. Алексашенко Да, конечно, по ментальности. Что суровость законов кипрских искупляется необязательностью их исполнения. То есть, конечно, можно договориться. Потому что Кипр долгие годы жил как транзитная зона для денег, идущих из России, ведущих в Россию. Для российских больших сумм, миллионов, миллиардов. Вспомните кризис 2008 года, когда там два крупнейших кипрских банка рухнули и для вкладчиков крупные депозиты были конвертированы в капитал и выяснилось, чуть ли ни 60% вкладов это были русские деньги. Там есть огромное количество юридических контор, бухгалтерских. Которые только и занимаются тем, что обслуживают русские компании. Посмотрите на новостные ленты, если заняться всерьез их анализом, то до сих пор, наверное, значительная часть компаний, на которые оформлены собственность богатых россиян, олигархов, включая которые владеют крупнейшими российскими компаниями, — за ними очень часто вот такая кипрская компания.

М. Майерс Кипрские офшоры.

С.Алексашенко: Отсутствие фамилий в материалах «Аль-Джазиры» связано с нежеланием идти в суд

С. Алексашенко Но давно уже никто не скрывает, что за этой компанией стоит человек Х или человек Y, то есть это хорошо известно. Тем не менее, деньги любят не только тишину, деньги любят и английское законодательство. Кипр хорош тем, что там есть английское право. И, конечно, в этом отношении, с точки зрения защиты капиталов, там все достаточно неплохо.

М. Майерс Приостановка этой программы означает, что на Кипр давит ЕС? Или что за этим скрывается?

С. Алексашенко В первую очередь давит и ЕС, потому что европейским властям совсем не нравится эта практика. Они считают, что она недопустима. И постепенно все страны, которые шли по этой программе, их начинают прижимать, заставляют отказываться. А тем более Кипр, который объявлял достаточно вольготные условия. Мне кажется, что все равно приостановка программы это не есть ее окончание. Я думаю, что найдется какая-нибудь другая страна, которая предложит богатым гражданам развивающихся или не развивающихся стран хорошие условия. Но слишком велик спрос на паспорта в приличных государствах, поэтому всегда найдется кто-то, кто будет это удовлетворять.

М. Майерс А в чем тогда скандальность этой новости? Ведь «Аль-Джазира» это преподнесла как расследование если не века, то года. И при этом нам страшно интересно, кто все эти люди. Упоминаются долларовые миллиардеры, которым показать два миллиона очищенных денег, чистых, с которых уплачены налоги честно заработанных – это, наверное, не самая большая проблема. При этом эти имена держатся в тайне. Я посмотрела тексты и там указаны годы рождения, состояние и так далее. Какие-то детали. Но при этом не называются имена. То есть в этом есть какой-то грандиозный политический или еще какой-либо риск, связанный с тем, что будем знать, что у такого-то бизнесмена нашего из списка «Форбс», у которого миллиарды, есть гражданство Кипра, за которое он заплатил два миллиона долларов. В общем, все должны быть счастливы. Нет?

С. Алексашенко Маш, вы же лучше меня знаете, что журналисты умеют раздувать из мухи слона. Насколько я помню в докладе «Аль-Джазира» расследования шла речь о каких-то коррупциях, о подкупе кипрских чиновников и так далее. Но, видимо, отсутствие фамилий говорит о том, что «Аль-Джазира» не до конца уверена в адекватности этой информации, или, по крайней мере, не готова идти в суд. Если вы назовете, что это Иванов, Петров, Сидоров или кто-то другой и скажите, что он купил кипрское гражданство, то вы как журналисты, вы как «Аль-Джазира» рискуете пойти в суд. Но с какой-то достаточно высокой степенью вероятности вы проиграете, потому что информация, которую вы озвучили, у вас она получены из какого-то устного источника. Может быть из 2-3, может быть, даже вам дали посмотреть материалы какого-то уголовного дела. Но у вас их на руках нет. Поэтому я думаю, что отсутствие фамилий в материалах «Аль-Джазира» связано с нежеланием идти в суд.

М. Майерс А государство много теряет, что такая программа прикрывается?

С. Алексашенко Ну, конечно, много.

М. Майерс То есть вопрос про деньги.

С. Алексашенко Ну, послушайте, представьте себе, Маша, что у вас есть возможность продавать корреспондентское удостоверение «Эхо Москвы». Ну вот есть такая монополия. И вы за сто тысяч рублей можете его продавать. Или вы с главным редактором и генеральным директором договорились, что у вас есть монополия и вы можете сто штук в месяц продавать.

М. Майерс Я поняла вас.

С. Алексашенко А потом в какой-то момент вам говорят: слушайте, Маш, все, закончилась лавочка.

М. Майерс Туризм схлопнулся. Бюджет Кипра трещит по швам. И вот такие неприятности происходят. Тем не менее, я еще раз подчеркиваю, новость в том, что Кипр самостоятельно приостановил программу выдачи гражданства в обмен на инвестиции. Потому что действительно там, видимо, пахнет жареным с точки зрения коррупционности и возможно, нелегальных схем оборота денежных средств. Давайте к санкциям обратимся. Брюссель принципиально одобрил санкции против Белоруссии и России, совещались относительно того, что же делать. И против кого вводить и какие именно санкции. Скажите, насколько это серьезная история. Слово «санкции» звучит уже заезженное очень часто. При этом часть ваших коллег настаивает на том, что эффект от них совсем не настолько суров, как это кажется.

С. Алексашенко Судя по всему из того, что мы знаем, речь идет о персональных санкциях, то есть будут какие-то очередные списки чиновников и силовиков. Или силовиков, может быть даже военнослужащих из Министерства обороны, из разведывательного управления. Которым будет закрыт въезд в страны ЕС, США. А также в случае обнаружения их активов на территории этих стран, они будут заморожены. Называется испугали ежа голой задницей. Простите. Таких санкций, таких людей в России уже больше трех сотен. И очевидно, что никто из них не собирается выезжать в Америку и Европу по своему настоящему паспорту. Разведчики, если надо будет, то они уедут по чужому паспорту и никто их не остановит. Ну и точно совершенно они не хранят свои активы в этих странах. Они знают и другие места, где можно хранить активы. Поэтому, с моей точки зрения, эти санкции абсолютно безвредные. Потому что вообще ни о чем. А самое главное я бы пошел дальше и сказал, что они вредны.

На самом деле давайте рассмотрим ближе к нам отравление Алексея Навального. По большому счету, об этом многие говорят, что речь идет о применении химического оружия на территории РФ. И возможно о его разработке. То есть звучит информация о том, что отравляющее вещество из группы «Новичок», но оно новое. То есть раньше его в списке не было. А вот сейчас появилось. Россия подписала конвенцию о запрете распространения химического оружия. Обещала все уничтожить. И вообще говоря, речь идет не о том, что очередной Петров и Боширов отравили Навального. А речь идет о том, что Россия как государство не выполняет международный договор, который она подписала. То есть она не уничтожила химическое оружие или не осуществляет должный контроль за движением химического оружия, которое вообще попадает в руки неизвестно кого. Ну, вот точно совершенно за химическое оружие на территории России, за его распространение, за его использование отвечает не Петров и Боширов. Отвечает лично президент Путин, а также подчиняющиеся ему руководители ФСБ, руководители МВД, Следственного комитета. Ну вот эти люди, то, что в мире принято называть словами «правоохранительные органы» — вот вообще-то говоря, эти люди отвечают за то, чтобы Россия выполняла свои международные обязательства. А если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет – здесь как раз надо ловить и наказывать. И наказывать стрелочников это мне кажется смешно. Потому что ну чего стрелочники, как солдаты времен Второй мировой войны. Гитлер дал приказ, и они пошли исполнять его. То есть они же подневольные люди, им выдали приказ. Он может либо снять погоны и уйти в отставку, либо как военнослужащий выполнить приказ. Чего всерьез наказывать, если вы знаете, что есть, собственно говоря, заказчики.

С.Алексашенко: Деньги любят не только тишину, деньги любят и английское законодательство

М. Майерс Они же говорят, что будут санкции персональные против Александра Лукашенко. Например. Самый главный заказчик.

С. Алексашенко Про Белоруссию мы посмотрим, пока мы говорим про Россию. Потому что была информация, что против Лукашенко санкций не будет. Соответственно, будут – посмотрим, если введут действительно санкции – тогда это будет несколько иной шаг, ну опять же я не думаю, что положение Лукашенко в Белоруссии от этого как-то изменится. И положение Белоруссии в мире, экономическая ситуация. Все товары белорусского экспорта, производимые государственными компаниями, которые подконтрольны Лукашенко, будут продолжать идти на Запад. Ну, ничего с ними не случится. Никакого ущерба особого Лукашенко не понесет. Никакие его активы в Европе не будут арестованы.

М. Майерс То есть необходимо уточнить. Все-таки речь идет о том, что санкции жидковаты или о том, что этот механизм в принципе перестал работать? Как элемент международного политического давления.

С. Алексашенко Санкции бывают разные. И есть санкции, которые были применены в 2009-2010 году по отношению к Ирану, когда были заморожены счеты национального банка, когда были заморожены активы, счета национального банка и счета, активы всех крупнейших банков. Был введен запрет на импорт, на покупку иранской нефти. На поставки Ирану оборудования для нефтеперерабатывающих заводов, на перестрахование, страхование всякой деятельности, связанной с экономической для Ирана. И через три года в Иране сначала на выборах, свободных выборах — отмечу, победил более либеральный кандидат, который выступал против обострения отношений с Западом. Который выступал за переговоры. И еще через год прошли переговоры, и Иран подписал всеобъемлющее соглашение, так называемую «ядерную сделку». То есть иранские санкции были действительно сильными. Они сильно ударили по иранской экономике. Безусловно, досталось и населению Ирана. Но ту цель, которую санкции ставили, вот санкции — это инструмент дипломатии. Вот эта цель была достигнута.

М. Майерс Почему в России так не работает? Может быть, потому что рынок больше, экономика сильнее.

С. Алексашенко Рынок больше.

М. Майерс Или Евразийский союз все-таки.

С. Алексашенко Нет, Евразийский союз здесь ни при чем. Все понятно, что рынок больше, экономика сильнее. Помните полтора года назад, по-моему, весной 2018 года попытались ввести санкции против Русала. И объявили, что сейчас Русал попадет под санкции, через какое-то время, не сразу. В течение двух недель еще санкции против Русала не были введены, а цены на алюминий взлетели на 20%. Потому что было сказано, что с Русалом нельзя иметь никаких коммерческих сделок. Но после этого американские чиновники подумали, что это выстрел себе в ногу и сказали, что нет, давайте мы не будем вводить санкции против Русала. А договоримся с Дерипаской, юристы придумают схему, когда у него не будет реального контроля за его активами. То есть на самом деле в отношении конкретно Дерипаски придумали механизм санкций, который ударил по нему. Вот что мешает также ударить еще по 2-3 десяткам российских крупных бизнесменов, которые поддерживают президента Путина и его политику.

М. Майерс Извините. В случае с Дерипаской сами же и отскочили. Вы сами только что…

С. Алексашенко Нет, отскочили с санкциями против Русала, но в отношении Дерипаски санкции были исполнены. То есть он потерял контроль, эффективный контроль. Он лично не может голосовать ни на собрании Русала, ни на собрании En+, он не может получать дивиденды. Он не может продавать акции. То есть у него на самом деле формально или юридически акции есть, а реально он никак их использовать не может. Не может разложить в банки, получить под них кредит, чем он активно занимался до кризиса 2008 года. То есть на самом деле – ну, собственность есть, но она заморожена. Ты не можешь ею распоряжаться. Твои права собственности ограничены. Собственно говоря, вы берете панамское досье и читаете там всех российских бизнесменов, которые активно финансировали виолончелиста Ролдугина. Пожалуйста. Вот вам список всех людей, которые финансово поддерживали путинский режим. Причем не то что платили налоги, а просто отдавали в черную кассу Владимира Путина. Пожалуйста, вводите против них такие же санкции.

М. Майерс А почему не делают?

С. Алексашенко Маш, ну значит, не хотят. Если звезды не зажигают – значит, это никому не нужно.

М. Майерс Не хотят или не могут. Ремарка по поводу Дерипаски. В российской прессе это смаковалось таким образом, что какой Дерипаска молодец, что он выскочил из-под американских санкций, что он смог договориться. Что он в той или иной степени утратил контроль – это отходило на задний план. В информационном поле.

С. Алексашенко Не в той или иной степени, он просто утратил контроль. Он утратил все права собственности, кроме того, что там написано, что он является акционером этих компаний. И все. То есть никаких других прав собственности у него нет.

М. Майерс То есть еще раз, резюмируя. Мы видим историю, которая обсуждается постоянно, постоянно мы возвращаемся к этим санкциям и понимаем, что это, я повторю свой вопрос, если подводить черту, то это санкции жидковаты или это недостаточно мощный инструмент сегодня. Уже в нынешней политической реальности.

С. Алексашенко Маша, вот санкции жидковаты. Просто санкции опять — это инструмент дипломатии. Так же как вооружение. Бывает малокалиберная винтовка или даже духовая, которая в парке культуры и отдыха в тире лежит, и вы из нее можете стрелять. И попасть. А бывает межконтинентальная баллистическая ракета. Оснащенная ядерным оружием с разделяющимися боеголовками, которая может уничтожить половину крупной европейской страны или всю крупную европейскую страну. И то и другое является оружием. Вот также и санкциями. Они бывают мощные, бывают не мощные. В зависимости от того, решение о санкциях какие применять, какие не применять – это решение лежит за политиками. Это политическое решение. В отношении России почему-то считается, что правильно не применять никакие серьезные санкции, которые могут как-то изменить экономическую и политическую ситуацию в стране.

С.Алексашенко: Эти санкции абсолютно безвредные. Потому что вообще ни о чем

М. Майерс Давайте к следующим новостям. ЦБ анонсировал разработку цифрового рубля. Банк России изучит вопрос о необходимости создания цифровой валюты, которая станет третьей формой денег в России, наряду с бумажными и безналичными средствами. Я по РБК цитирую. Это зачем?

С. Алексашенко Маш, это от большого ума или от его недостатка.

М. Майерс Звучит убедительно. Переводите, Сергей.

С. Алексашенко Перевожу. Что я прочитал внимательно, что там написали информационные агентства. И говорят о том, что вы знаете, будут рубли, которые будут существовать в цифровой форме, которые будут в электронных записях. Простите, все деньги, которые у вас не в кошельке, а на банковских счетах, когда вы пользуетесь банковскими карточками – они все в цифровой форме. Они уже давно не бумажные. Вы приходите с банковской карточкой в магазин заплатить, от вас же никто не требует положить бумажку. Вы проводите и уже прикладываете и вся транзакция прошла. Все эти транзакции оформляются цифровыми документами. Да, рубль, не только рубль, доллар и евро, Интернет швейцарский франк и английский фунт – они уже давно стали электронными валютами. Но вот просто, видимо, знаете многие чиновники, услышав где-то какое-то модное слово, начинают его повторять, не очень хорошо понимая его смысл. Лет 5 назад все говорили про блокчейн. Вот давайте его внедрять, туда-сюда. Прошло 5 лет – про блокчейн никто ничего не говорит. Соответственно сейчас говорят про криптовалюты и многие, ЦБ всерьез обсуждает возможность выпуска криптовалют. То есть попытаться сделать, вообще понять, нужно этим ЦБ заниматься или не нужно. Но поскольку российский ЦБ на слово «крипто» очень хорошо понимает, что нужно сразу идти на Лубянку и сдаваться ФСБ и подписывать с ними какое-нибудь соглашение. Потому что все, что крипто — это относится к ведению ФСБ. То решили заменить слово «крипто» на «цифровое» и получилось «масло масляное». Потому что уже рубли давно цифровые. Все, что не бумажные и металлические рубли в вашем кошельке – все остальные рубли уже давно цифровые.

М. Майерс Я просто надеялась, что вы как мыслитель и как мудрец объясните мне фразу: наряду с бумажными и безналичными средствами третья форма денег в России. Потому что здесь я подвисла и подумала, что Алексашенко точно мне объяснит разницу. Но как-то у нас с вами не складывается в этом смысле.

С. Алексашенко Просто термин «безналичные деньги» — он вообще из советской экономики. И вот в советской экономике существовал железный непроходимый барьер между безналичными деньгами, деньгами на счетах предприятий и наличными, потому что карточек, естественно, никаких не было. И важнейшей задачей Госплана и Госбанка являлось то, чтобы отслеживать переток безналичных денег в наличные и до 1988 года пока не появился закон о кооперации, это все дело соблюдалось.

М. Майерс Простите, что я вас прерываю. Сейчас новости, мы вернемся.

НОВОСТИ

М. Майерс Это программа «Особое мнение». Экономист Сергей Алексашенко в нашей студии по удаленной связи, мы соблюдаем все возможные и невозможные меры предосторожности. Поэтому ближе, чем на полторы тысячи километров друг к другу не приближаемся.

С. Алексашенко Где-то так.

М. Майерс Я хотела еще обратить ваше внимание на одну публикацию вашего коллеги Евгения Гонтмахера, экономиста. Социальная бездна. Что скрывает экономический план правительства. Этот его пост опубликован на сайте «Эха» в том числе. И первая мысль, с которой начинает Гонтмахер свое повествование: «Власти разрываются между восстановлением экономики и дефицитом бюджета». И дальше он рассуждает на тему, что это вторая волна и что мы живем в ощущениях, что худшее позади. А на самом деле это не так, либо не совсем так. Либо совсем не так. Какой ваш прогноз, насколько вы согласны с тем, что сегодня Россия действительно в этой вилке между восстановлением экономики и дефицитом бюджета.

С.Алексашенко: Министр Силуанов вполне заслужил Шнобелевскую премию

С. Алексашенко Это правда. И в такой же ровно ситуации Россия была после кризиса 2014-15 годов, когда, во-первых, пожалели денег на то, чтобы поддержать население. Если вы помните, реальные доходы населения упали на 10%. И их падение продолжалось практически пять лет. Продолжало снижаться. И это на самом деле как фирменный знак нашего министра финансов Силуанова. Который, вот Карфаген должен быть разрушен так же как не должно быть дефицита бюджета или он должен быть в пределах 1% ВВП, что бы вокруг меня ни происходило. И соответственно, если говорить так простым языком, то в 2021 году согласно проекту федерального бюджета, российское министерство финансов начинает сокращать бюджетные расходы.

М. Майерс Социалочку.

С. Алексашенко Маш, все расходы. То есть они сокращают все расходы, включая оборонные даже на 5%, по-моему. То есть я даже сейчас не очень хочу делить по структуре расходов. И понятно, что в этом году экономика упадет на 5%, плюс-минус, а в следующем году вырастет неимоверными темпами, предположим, на 3. Там очень просто понять, что даже в этом случае по итогам 21-го года экономика окажется ниже уровня 2019-го. То есть она не восстановится. И вот в такой ситуации, когда само по себе восстановление любой экономики, не только российской, и американской, и европейской. Любой. В результате ковидной рецессии, это проблема сложная. Потому что есть сектора, которые упали на 60-70%. И вот в этой ситуации бюджет сокращает свои расходы, то есть сокращает покупку товаров и услуг. Он просто говорит: о’кей, ребята, вместо того чтобы поддержать экономику, вместо того чтобы предъявить дополнительный спрос на товары и услуги, вместо того чтобы поддержать население, которое лишилось заработной платы или у кого зарплата резко упала в результате кризиса, потому что упали объемы производства ваших компаний. От объема услуг, которые ваши компании оказывали. Я вот еще в дополнение ко всему этому тоже сокращу спрос. Я тоже буду меньше покупать. Смысла особого никакого нет. То есть не то что никакого – вред сплошной. Потому что очевидно, что у министерства финансов есть огромные резервы. То, что называется ФНБ, который в этом году только вырос практически в два раза. В рублевом выражении. У нас бюджет в рублях. У нас бюджет-то считается в рублях. И поэтому там с 7% ВВП чуть ли ни 13% ВВП поднялся. То есть практически в два раза. И потратить лишние 1-2 триллиона рублей для того, чтобы поддержать экономику, я даже сейчас не хочу говорить, там дать населению. Но вот в принципе сама идеология сокращения расходов бюджета в тот момент, когда экономика находится в этой ситуации падения или спада или еще не полностью восстановилась, никакого перегрева экономики нет. Это знаете, есть такая Шнобелевская премия. Я считаю, что министр Силуанов вполне заслужил ее. С тем упорством, с которым он ее продвигает, я очень хорошо понимаю, что он находит полную поддержку у президента Путина. И, естественно, никто не может возразить вот такой суперортодоксальной, абсолютно неграмотной позиции…

М. Майерс Но это больше психология, вы скорее такие психологические аспекты объясняете. Его действий. Чем фактологические.

С. Алексашенко Маш, это как с цифровым рублем. Если человек неграмотный, то он не очень хорошо понимает, что есть рубли наличные, а есть все остальное цифровое. В современном мире уже все digital – потому что уже на счетах никто не пишет и карандашом записи в вашей сберкнижке не делает. Я же помню, еще в Советском Союзе идешь в сбербанк со сберкнижкой, тебе там впечатывают: положил деньги, забрал деньги. Сейчас этого всего нет. То же самое и с министерством финансов. Вот если человек вообще не понимает, как работает экономика, если для него единственный критерий – где-то прочитал в каком-то учебнике, кто-то ему сказал, что дефицит это плохо.

М. Майерс Отсутствие внешнего долга хорошо.

С. Алексашенко Да, а отсутствие долга вообще замечательно. Как Николае Чаушеску такую политику проводил, к 89-му году у Румынии не было внешнего долга. Это правда.

С.Алексашенко: Суровость законов кипрских искупляется необязательностью их исполнения

М. Майерс Не могу вас не спросить, просто воспользоваться той возможностью, что у нас Сергей Алексашенко сегодня и я в этой студии. Можете объяснить, за что дали Нобелевку по экономике в этом году. Со Шнобелевкой мы с вами плюс-минус разобрались. История про изучение аукционов, там в чем смысл открытия?

С. Алексашенко Это даже я бы не сказал, это не открытие. А Нобелевскую премию дали двум ученым, которые уже лет 35 эту тему разрабатывают и которые, вообще говоря, являются, были раньше основоположники марксизма-ленинизма, они вот основоположники теории аукционов. И там основные их работы, на которых все дальнейшие ученые продолжали исследования, часть из которых тоже получила Нобелевские премии – основоположники, что называется, не были признаны Нобелевским комитетом. Если говорить опять на простом языке, я думал над этим делом. Вот Нобелевскую премию дали людям, вот если вы прочитаете описание их заслуг, то вы поймете, почему российская приватизация, крупная приватизация, которую устраивали с помощью всевозможных аукционов, она была такой неудачной. Почему она принесла так мало денег. А почему аукционы, например, по продаже частот для мобильных операторов в Америке или Западной Европе оказались удачными. Почему они принесли много денег.

М. Майерс Может задача так не стояла. Я прошу прощения.

С. Алексашенко Одно дело задача не стояла, а другое дело вы понимаете, что там, собственно, авторы, лауреаты Нобелевской премии — так уже можно называть, — они говорят, что в условиях аукциона покупатель должен понимать, что он не переплатил, вот его такая мотивация. Он должен думать, что я не переплатил. А продавец должен понимать, что он получил максимальную цену. И дальше есть всевозможные условия: правила аукциона, правила доступа к информации, проведение, интересы, что кому нужно рассказывать и так далее. И вот в той ситуации, когда люди или государство хотят получить максимальное количество денег, то они проводят прозрачный аукцион с тем, чтобы информация была равномерно доступна всем участникам и никакого сокрытия информации не существует. И аукцион идет, просто торги открытые, прозрачные. Потому что это позволяет видеть реакцию соперника. Вчера в эфире выступал Костя Сонин, он упомянул наиболее успешную российскую приватизацию – сделку по Связьинвест. Она была, там абсолютный сговор. Но он почему-то считает то, что подавали заявки в конвертах – это позволило избежать сговора. Как раз аукцион по Связьинвест был полный сговор. Просто группа Потанина узнала сумму, которая будет стоять в заявке группы Гусинского. Поэтому она и выиграла. То есть там настолько все было оркестровано. Что просто утекла информация и коррупционная составляющая в этом плане, что один участник узнал ту заявку, которую подал другой, потому что это все было в конвертах, — ну это был абсолютный пример, как не надо проводить. Поэтому если какой-то государственный чиновник в какой-то стране задумается о том, как провести аукцион по продаже государственного имущества и выручить за это дело максимальное количество денег – то ему хотя бы нужно в пересказе, простом упрощенном пересказе прочитать основные результаты исследования этих ученых.

М. Майерс Которым уже 35 лет, как вы успели заметить.

С. Алексашенко Послушайте…

М. Майерс Я понимаю, это как законы физики. Они вечны.

С. Алексашенко Конечно.

М. Майерс Давайте блиц я почитаю вопросы. Если сможете, может быть, коротко прокомментировать. «Сергей, как вы думаете, имеет ли смысл брать льготную ипотеку и будет ли пузырь?» – Наталья.

С. Алексашенко Вот если вы берете ипотеку, то пузырь вас совершенно не волнует. И брать или не брать ипотеку, есть только один критерий. Если вы понимаете, что вы сможете платить проценты и возвращать основную сумму долга – значит брать.

М. Майерс А как вы оцениваете в целом программу путинскую, которую собираются еще на 21-й год тянуть.

С. Алексашенко Я положительно оцениваю эту программу. Я считаю, что в принципе люди, российские граждане заслужили, чтобы жилищная проблема все-таки у них была решена. Потому что уже почти сто лет назад Булгаков сказал, что жилищный вопрос испортил москвичей. Надо сказать, что не только москвичей. Но и всех остальных жителей РФ и всего Советского Союза. И поэтому если ипотечная программа позволяет людям получать более дешевые ипотечные кредиты, улучшать свои жилищные условия – то это абсолютно правильное решение. И я считаю, что это хорошая программа, слава богу, что правительство решило ее продолжать.

М. Майерс Илья: «За период пандемии пострадали многие экономики государств. А есть ли те, кто выиграл от коронакризиса?»

С. Алексашенко А вот от коронакризиса выиграли, видимо, фармацевтические компании, которые получили большую государственную поддержку из разных стран. Американский бюджет, например, заплатил, просто выдал гранты компаниям, которые разрабатывали вакцину на сумму 10 млрд. долларов. Поэтому есть, наверное, кто-то, но в принципе я не слышал ни про одну экономику какой-то страны, которая выиграла бы в целом от этого.

М. Майерс Вот Стародубов, тут большое рассуждение на нашем сайте на тему: каждому равную долю в каждом природном ресурсе. И дальше тут некоторые мысли на этот счет. Почему в России не так?

С. Алексашенко Мне кажется, что это тезис уже лет 5, если не 7, если не 10 каждый день публикуется на сайте «Эхо Москвы». Ну, считайте, что вы получаете все равную долю услугами государства. То, которое есть. Государство получает доходы от природных ресурсов и делит их равномерно между нами всеми, между гражданами РФ. Это право на свободу личности, на свободу слова, на охрану жизни. И так далее. Вся наша милиция это и есть, все, что милиция делает с нами – это и есть наша доля от природных ресурсов.

М. Майерс Вот и радуйтесь, господа. Спасибо большое. Экономист Сергей Алексашенко – гость программы «Особое мнение». Я еще вернусь в программе «Рикошет» и в 19 часов к нам присоединится Владимир Пастухов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире