'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 01 октября 2020, 17:08

А. Соломин Всем здравствуйте. В эфире радио «Эхо Москвы», Ютуб-канал «Эхо Москвы», канал «Эхо Москвы» в Яндекс-эфире. И сегодня гость программы «Особое мнение» — писатель и журналист Виктор Шендерович.

В. Шендерович Я вас не слышу.

А. Соломин Мы сейчас решим некоторые технические проблемы. Виктор Анатольевич будет нас слышать и я думаю, мы с радостью побеседуем с ним на самые актуальные и важные темы.

В. Шендерович Вот сейчас слышу. Прерывается звук, но вторая половина фразы насчет радости побеседовать…

А. Соломин Это было просто вступление. Я хочу попросить слушателей, всегда очень много вопросов возникает и не всегда успеваю задать в чате прямой трансляции в Ютубе или по номеру +7-985-970-45-45 вы можете свои вопросы направить или sms. Или ватсап или вайбер. Я хотел начать с последней громкой новости. Алексей Навальный заявил о том, что подает в суд на Дмитрия Пескова, который в свою очередь обвинил, можно сказать или сказал, что с Навальным работают сотрудники ЦРУ. Что вы думаете об этом?

В. Шендерович Я думаю, что это хороший случай в очередной 110-й примерить нас к любой нормальной стране и представить себе, что было бы, если бы пресс-секретарь главы государства западного обвинил главного оппозиционера в работе на иностранные спецслужбы. Что было бы потом после этого. Что бы произошло. В каком дерьме его бы изваляли этого пресс-секретаря. Немедленно потребовали бы доказательств, немедленно иск о клевете и немедленно огромный скандал с большими последствиями для той администрации, которая себе это позволила. И прошу сравнить с тем, что будет у нас. Иск, разумеется, не примут к рассмотрению. И все это понимают, главное. Та красная черта, о которой говорил Навальный в интервью «Шпигелю» — давно проехал ее Путин. Здесь нет суда, и это знают и Навальный, и Песков. Поэтому Песков может просто позволить себе то, что он позволяет. Это просто показатель степени нашей деградации.

А. Соломин Для Алексея Навального это своего рода ритуальный жест. Мы подаем в суд. Ну, Алексею Навальному палец в рот не клади, дай с кем-нибудь посудиться.

В. Шендерович Нет, что ему еще остается. Приехать из Германии, дать по морде. Ну да, можно. Пристрелят. Или подавать в суд. Он правильно делает, что подает в суд. Он этим напоминает нам о правилах игры. Правила игры такие. Ты должен отвечать за свои слова. Это правило игры из того мира, где его сейчас лечат от отравления «Новичком». Там такие правила игры. И он прав абсолютно в том, что он настаивает, напоминает нам об этих правилах игры.

А. Соломин Правильно, если действовать из этой логики, было бы, например, Владимиру Путину подать в суд на Навального, который прямо без экивоков обвинил его в отравлении.

В.Шендерович: Песков может просто позволить себе то, что он позволяет. Это просто показатель степени нашей деградации

В. Шендерович Ну, разумеется. Так и было бы. Но Путин в суд не подаст. Потому что меньше всего хочет, чтобы это разбиралось в суде. Это, кстати говоря, очень верное замечание. Казалось бы, тебя голословно обвинили в подготовке убийства. Ну, вперед, в суд. Вперед. Немедленно. То, что ты не подаешь после этого в суд – это просто явка с повинной. Ты просто затаился и молчишь. И выпустил свою шавку, чтобы она просто облаяла того, кто тебя обвинил в подготовке убийства. Вот что мы видим. И все понимают, что происходит. Вот повторяю, правила игры очень важны. И эта ситуация, хотя она довольно минималистична для того, что происходит в целом в России, но она показывает, что у нас с этим происходит. В каком мы мире находимся.

А. Соломин Но Дмитрий Песков все-таки очень корректен всегда в формулировках. Вы достаточно оскорбительно в его адрес высказываетесь. Правильный ли он ответчик вообще.

В. Шендерович Стоп. Простите, бога ради. Уточните, пожалуйста, что я неточно сказал.

А. Соломин Я не буду повторять эти слова.

В. Шендерович Это слово – «шавка». Алексей, это слово – «шавка». Которое очень точно отражает его место при Путине. Он облаивает того, кто угрожает хозяину. Только хозяина обвинили в подготовке убийства, а он просто облаивает. Это называется метафора в русском языке. Не бойтесь ее, Алексей. Вы ведущий радио «Эхо Москвы», вам можно употреблять метафоры.

А. Соломин Но вы видите, что даже слова Алексея Навального в Кремле восприняли как оскорбление. А вы сами насколько склонны считать, что это дело достаточно однозначное? Все-таки даже Алексей Навальный говорит, что возможно и криминальное отравление. Но это даже было бы еще хуже для государства.

В. Шендерович Я скептически отношусь к любым другим версиям, кроме самой очевидной. Не надо умножать сущности сверх необходимого, не надо искать сложных конструкций там, где есть простая. Отравление «Новичком» не первое, как мы знаем. За ним стоит государство, это не финка и не пистолет. Его нельзя раздобыть. Только если будет категорически опровергнута главная версия – можно начинать искать другие. Эта версия не опровергнута. Более того, все поведение государства с самого дня отравления, с часа отравления, прямо указывает на то, что это сделало оно. Руками десятка своих служащих. От, собственно, отравителей, врачи, поведение прокуратуры, Следственного комитета. Все государственные органы делали все для того, чтобы Алексей Навальный умер.

А. Соломин Но с врачами нужно уточнение.

В. Шендерович …Алексей, его спасли люди.

А. Соломин Врачи в том числе.

В. Шендерович Врачи, пилоты, стюардессы. Его спасли люди. Государство его убивало. Давайте тут не будет у нас неясностей.

А. Соломин Тезис про поведение государства, с ним сложно поспорить. Но по поводу того, что это вещество не может попасть в криминальные руки – есть пример с бизнесменом Кивелиди, есть пример тем же Ринком, который в суд пошел из-за того, что отдавал это вещество.

В. Шендерович Алексей, я уже ответил на ваш вопрос. Версии побочные, имеющие процент вероятности надо рассматривать после рассмотрения основной версии. Не будем отвлекаться на это. Мы это обсуждали довольно много. Мне кажется это бессмысленно обсуждать. То, что ходит как утка и крякает как утка – это утка. Остановимся на этом.

В.Шендерович: Его спасли люди. Государство его убивало

А. Соломин Не является ли своего рода версией суда вот это международное разбирательство и в ОЗХО и в случае с Германией, которая проводила свое расследование. И права ли Россия в своих требованиях предоставить ей какие-то материалы. Этого же не происходит.

В. Шендерович Обвиняемому, главному подозреваемому в убийстве не рассказывают о ходе расследования. Россия – главный подозреваемый в подготовке убийства и следователи не обязаны посвящать его в ход расследования.

А. Соломин Но они должны предъявить обвинение.

В. Шендерович Разумеется, все это будет доведено до ума. Демократический механизм, эта улита медленно едет, но она приезжает, как мы знаем с малайзийским Боингом, с судом в Гааге. В свое время поговорим и об этом.

А. Соломин Хорошо. Давайте поменяем тему. Мы говорили о реакции Алексея Навального на слова Дмитрия Пескова, что он работает на ЦРУ фактически. Я хотел к Карабаху перейти. Тем более что это сложная обширная тема. И в вашем случае тоже. Вы достаточно прямо высказались в фейсбуке, получили около 4,5 тысяч комментариев. Не все из них были положительными…

В. Шендерович Я бы сказал так: половина. И прискорбно, что по имени пользователя можно было догадаться, рады моей реплике или нет. Давайте я внятно…

А. Соломин Я только процитирую ваш пост, чтобы вам не заниматься самоцитированием.

В. Шендерович Это очень длинная история.

А. Соломин Я только важные вещи. Ключевые. «Азербайджан при поддержке Турции напал на Армению. Если путинская Россия приложит к остановке этой агрессии десятую долю тех усилий и настойчивости, которые она тратит на разжигание войн по всему миру — агрессия прекратится очень быстро. Если нет — это будет очередной позор нашей страны». Но на вас напали азербайджанцы, которые не согласны с этим. Если я правильно понял.

В. Шендерович Разумеется. Тут несколько тем. Давайте по очереди. Первая, карабахский конфликт – конфликт вековой. Почти точно 20-й год, он и раньше был, разумеется. Но век в этом году, вступление Красной Армии на стороне азербайджанской армии, Азербайджанской республики и так далее. Длинный старый конфликт. Правых и виноватых в нем нет. Потому что кровь льется все время. И это старые раны каждый раз сдираются обеими сторонами. Предъявление старых карт за разные годы и века – это путь к новой крови. Это ясно. Это мы по Крыму проходили. Крым тогда вообще надо Венецианской республике отдать или Батыю. Везде все ходили, мир заполнен спорными территориями. Политическая карта мира. Если это становится доводом для начала войны, применение тяжелого оружия по жилым кварталам – то это просто мировая катастрофа. Если везде так начнут. 26 лет не лилась кровь в Карабахе. Проблема не была решена. Она не может быть быстро решена. Но она не была решена. Слишком разные подходы у сторон. Мировому сообществу было не до того, хватало того, что сейчас не льется кровь. 26 лет кровь не лилась. Проблема не решалась, но чем больше проходило времени, тем больше было шансов, что к власти придет поколение политиков, которому не будет бросаться кровь в глаза, в голову при слове «Карабах» с обеих сторон. За которыми не будут стоять десятки тысяч кровников, людей, убитых родственников и близких людей, убитых на войнах. И, стало быть, все больше был шанс, вот четверть века прошло, каких-то четверть века, и авось бы появились политики, которые смогли бы договориться по правилам 21-го века. Там, где территориальные войны вообще не имеют значения, признаться. Этот шанс разорван Азербайджаном при поддержке Турции. Новая кровь. Эту войну начал Азербайджан. Речь идет о правоте и неправоте, понимаете, когда я говорю о таблице умножения, трижды три – девять. Это не проармянская позиция не проазербайджанская. Это так. Потому что это так. Войну начал Азербайджан при поддержке Турции.

А. Соломин А у вас Вова53 спрашивает: вы написали, что Азербайджан напал на Армению, а ссылку не дали. Откуда у вас такая уверенность?

В. Шендерович Алексей, не будем заниматься ерундой. Простите. Давайте побережем время.

А. Соломин Люди хотят просто понимать…

В.Шендерович: Предъявление старых карт за разные годы и века – это путь к новой крови

В. Шендерович Пожалуйста, послушайте меня, ну слишком очевидно это. Все-таки бомбят не пригороды Баку, бомбят Степанакерт сегодня азербайджанские ВВС. И турецкие. Давайте не отвлекайте, пожалуйста. Очень важная тема и очень много там есть, о чем поговорить. И что рассказать. Так вот, этот шанс этим нападением разорван. Снова новая кровь. Свежая кровь. Это означает, что до нормального мирного, до начала переговоров мирных нормальных это снова отсрочилось на десятилетия. Об этом я и написал, я не писал, что Карабах – древняя армянская земля. Хотя это, конечно, так. Но это вовсе не оправдание резни в Ходжалы и так далее. Я писал о другом. Кто начал войну – тот и виноват. Не будем усложнять простое. Я уже говорил в случае с Навальным и другими случаями. Кто начал лить кровь мирных жителей в том числе — тот виновен в развязывании этой войны. В избрании этого метода. Теперь на секундочку, я уже говорил, тут много проводков, много историй. Тем, кто гибнут сейчас, жители Карабаха в ответных каких-то действиях будут гибнуть, безусловно, и азербайджанцы. Так уже бывало много раз. Конца у этого нет и быть не может. Силовым решением проблема не закончится. Если представить себе, что Азербайджан покорит Нагорный Карабах, да, будет много армянской крови. Потом будет много крови азербайджанской, когда другой станет царем горы. И это тоже проходили 30 лет назад. И надо быть слепоглухонемым идиотом, чтобы полагать, что военное решение проблемы сегодняшнее – это победа. Это пиррова победа. Для любого, для Армении, для Азербайджана. Силовое решение не будет окончательным никогда. Точка. Теперь, те, кто развязали эту войну – им вообще покласть на Нагорный Карабах, на Азербайджан, на Армению. И на все это. Эрдоган — очень важная фигура здесь. Обратите внимание, его поддержка Азербайджана была демонстративной. И является демонстративной. Это очень важное в политическом отношении дело. Потому что он мог явочным порядком, как в Сирии, как Иран и как все, как мы изображать «вежливых людей». Или просто в трактористов переодеться. Помогать своим спецназом, своими добровольцами. И не признавать. Он демонстративно обозначил вмешательство Турции в карабахский конфликт.

А. Соломин Готовность вмешательства. Пока что Азербайджан отрицает…

В. Шендерович Секундочку. Эрдоган сказал, что пора положить конец. Он прямо поддержал агрессию.

А. Соломин Это да.

В. Шендерович Словами поддержал. Мы сейчас не про истребитель говорим, не про подробности бомбометания. Он поддержал публично. Он не дистанцировался. Это пощечина Путину, разумеется. Это их старые счеты. Это Эрдоган показал Путину, нашему царьку, кто тут в регионе настоящий альфа-самец. А кто шпана. Это старые счеты. Старые-старые. Вы помните, это два авторитарных лидера, для которых война, притом плевать совершенно на любых беженцев, на любые жертвы, для которых война и насилие – естественный инструмент политики. Которым тесно уже в этой берлоге. И это вещь демонстративная и очень тревожная. И я уже тоже в фейсбуке публиковал одну из версий. В июле Путин руками карабахских военных, были провокации. Это восходит все к разговору о газе. О том, где Турция будет покупать газ. У нас или в Азербайджане. У нас упали продажи. И Путин, видимо, намекал близостью трубопровода и нашей возможностью достичь этого трубопровода, может быть, он намекал, может быть (это версия), намекал Эрдогану на то, с кем надо дружить. Эрдоган (это версия) мог сегодня ответить на это. И не исключено, что то, что мы наблюдаем, что является реально трагедией людей, что это разговор Эрдогана с Путиным. Двух негодяев кровавых. Двух альфа-самцов. Двух военных преступников. Вот не исключено, что эта версия имеет, по крайней мере, это очень интересная версия. Всегда воюют одни, гибнут одни — дивиденды получают другие. Простите, лирическое отступление. Лет 18 назад я снимал документальный фильм для последней телекомпании, которую Путин потом уничтожил как раз фильм документальный, в том числе про Азербайджан. 15 серий про 15 бывших союзных республик. Я снимал в Баку. Баку тогда был заполнен инвалидами той карабахской войны. Не сильно богатыми, мягко скажу, инвалидами, а проще сказать: полунищими инвалидами той карабахской войны. Весь навар политический как патриот Азербайджана наварил себе клан Алиевых. Один, потом второй. И всегда этот навар политический и эти большие патриотические сливки сгребает один, а убивают других. Так будет и сейчас. И как справедливо написал мой коллега Михаил Шевелев в том посте, который я цитирую, эти четверть века прошли без боевых столкновений в Карабахе, и когда поднималась кем-то карабахская тема, — пишет он, — могли быть уверены: это выборы. Близко выборы. Где на этой теме и с той с другой стороны немножко поднять рейтинга. Поднять популярности. Осветиться подвигом народа или его драмы и так далее. Это все пошлость большая. Пошлость, которая иногда дотирает до крови, вот как сейчас.

А. Соломин Виктор Анатольевич, вот нас слушают, допустим, азербайджанские слушатели и слышат из ваших же уст слова «провокация против Азербайджана». Но ответственной стороной у вас все равно остается Азербайджан.

В.Шендерович: Это Эрдоган показал Путину, нашему царьку, кто тут в регионе настоящий альфа-самец

В. Шендерович Ответственная сторона за те провокации июльские – это Карабах. Я не знаю, была ли там замешана Армения. Безусловно. Мы сейчас говорим, но тогда не было бомбометания по жилым кварталам, простите. И еще раз говорю, моя позиция не про армянское и не про азербайджанское, я настаиваю на том, что война – это тяжелое преступление. И люди, развязавшие войну – это преступники. Вот и все. И еще раз говорю, мое отношение к тому, что сделал сегодня Азербайджан – симметричное абсолютно зеркальное отношение к тому, ответственности, скажем, армянской интеллектуальной элиты, которая поджигала этот сухой хворост в конце 80-х. Абсолютно ответственность симметричная. Немножко другая была ситуация. Но, тем не менее, ответственность она всегда на том, кто развязывает войну.

А. Соломин Виктор Анатольевич, позвольте тогда сравнить эту историю с 2008 годом. И Михаилом Саакашвили, который в ответ ли на провокации или без провокаций, об этом тоже можно долго говорить, начинает операцию по восстановлению конституционного порядка в Южной Осетии.

В. Шендерович Да, и я тогда написал после того, как он поддался на эту провокацию, я написал, что они оба должны сидеть на соседней лавочке. В трибунале. Тогда же в восьмом году, все ходы записаны. Можете перечитать. Подвергся критике грузин, потому что вдруг, я был другом грузин, вдруг стал врагом и так далее. Но мне не привыкать, я теперь буду враг всех трех кавказских народов. Братцы мои, бомбометание, артиллерийские обстрелы жилых кварталов — это военное преступление. Люди, делающие это, должны сидеть. Да, другое дело, что у Саакашвили будет больше смягчающих обстоятельств, чем у Путина. Да, это другой вопрос. Но это военное преступление. И мы должны уметь называть белое – белым, черное — черным. Да, я понимаю, что в этом случае рейтинг падает. Потому что каждому хотелось бы, чтобы ты поддерживал именно его. Не могу. У меня нет никаких специальных преференций в этом смысле. В национальном смысле. Мне вообще довольно это безразлично. Но сказать, что дети, которые гибнут сейчас в Карабахе, у некоторых из них, у самых маленьких еще нет национальности. Они еще не знают, что они армяне. Карабахские армяне. Они просто дети. На которых сверху падают бомбы. И когда мы забываем об этом, то это значит, что мы сошли с ума. Когда мы начинаем мусолить эту, собственно, национальную тему.

А. Соломин У нас полминуты до новостей. Я задам вопрос. Если краткий ответ, если нет – после новостей. Зуря спрашивает: а если не решаются проблемы мирным путем в течение такого времени – что делать?

В. Шендерович Продолжать решать мирным путем. Я уже ответил. Братцы мои, иначе мы все должны вот просто сейчас, заканчиваем программу, берем ножи, выходим на улицу. Потому что все перед всеми виноваты. Волынская резня, чехи с венграми. Я уже говорил. Эльзас-Лотарингия. Сколько поколений немцев и французов. Сейчас ты переезжаешь из Оффенбурга в Страсбург через Рейн – ты вообще не замечаешь, из одной страны в другую. Но для этого нужно, чтобы прошло время. Нужно, чтобы пришло поколение политиков, которое перестает пользоваться войной как инструментом для собственного рейтинга.

А. Соломин Мы сейчас сделаем короткий перерыв. Сегодня наш гость – писатель и журналист Виктор Шендерович.

НОВОСТИ

А. Соломин Мы продолжаем эфир. Но тему сменим. Достаточно шокирующий был итог по делу, не итог еще на самом деле, Юрия Дмитриева, которому дали 13 лет. Скажите, для вас это о чем говорит. Какой это сигнал?

В. Шендерович Как для всех. Дмитриев с фантастическим и стоическим спокойствием принял этот приговор. Сказал, что я им сильно наступил на хвост. Он прав. Именем Дмитриева, конечно, будут называть улицы российские. Помяните мое слово. И он, конечно, враг этого государства. Он враг чекистского государства. Он серьезный, он огромный нравственный авторитет. Путин раздавил всю политику. И маргинализировал. И нет, собственно сегодня, ни партии, ни парламента, ничего. Но вот Юрий Дмитриев символизирует нравственное человеческое сопротивление режиму. Античекистски, антисталински, антитоталитарно. И он, конечно, ненавидит Сталина и все, что связано с репрессивным чекистским прошлым. И его ненавидят симметрично. И его стирает в порошок это государство. Чекистское. И месть самому Дмитриеву эти 13 лет и, безусловно, сигнал нам. Сигнал о том, что вообще плевать они хотели на то, что мы о них думаем. Что они хозяева. Что они будут делать то, что хотят. Вот Навальный сказал в этом интервью, я уже цитировал, «Шпигелю», Путин забегает далеко за эту красную черту, которую ему обозначают западные партнеры. Говорит, вы даже не представляете, что я могу. В этом есть демонстративность. Он не может ничего особенно сделать уже снаружи, уже навели на резкость. Тихо сидит в этом смысле. Относительно. Но внутри он гуляет по буфету. Это такая демонстрация. Мы с вами можем сделать, что хотим. И они делают каждый день то, что хотят.

А. Соломин Но как же тогда объяснить вот эти удивительные качели, которые преследуют дело Юрия Дмитриева. То оправдание, то снова возвращение срока. То 3,5 – то уже 13.

В. Шендерович Там есть подробности. Региональная вот эта карельская гэбуха и суд. Московские. Есть какие-то люди, безусловно, в Москве, приближенные к власти, я уже говорил, между ворами и кровопийцами идут внутренние терки. Но после обнуления и уж теперь после «Новичка» с Навальным, они сами себя загоняют в такой угол, что им наружу уже выхода нет. А раз наружу выхода нет, то не надо стесняться. Когда был выход наружу, то имело смысл изображать из себя какое-то правосудие, какую-то общественную жизнь. Еще в 17-м году обсуждалось, допускать ли Навального на выборы президента. И была партия внутри Кремля, одной из башен, что допускать и победить. И так далее. Сейчас все это пройдено, все эти отсечки. Поздно пить Боржоми. И чем позднее им пить Боржоми, тем просто физически опаснее всем, кто против них, потому что им некого стесняться. Попытка убийства Навального и приговор Дмитриеву – это в этом смысле одного ряда явления.

В.Шендерович: Именем Дмитриева, конечно, будут называть улицы российские

А. Соломин Ваш тезис о борьбе между ворами и кровопийцами, все-таки те решения, которые принимались по Дмитриеву неоднократно, это и оправдание, и 3,5 – что фактически в ноябре он бы уже вышел. Это же фактически означает, что кто-то пытался его и защитить. И спасти.

В. Шендерович Наверное, да. Посмотрим. Я уже говорил, есть карельская специфика. Там его просто персонально ненавидят. Там уже какая-то шекспировская ненависть. Посмотрим, вот решение Верховного суда покажет нам, являются эти 13 лет, это эксцесс обезумевшей карельской гэбухи и суда, либо это уже государственная политика. Собственно, решение Верховного суда в Москве нам это просто ясно покажет.

А. Соломин А ожидания какие у вас?

В. Шендерович Пожелания-то хорошие. Ожидания вы знаете, нас приучили готовиться к худшему. И встречать не окончательное безумие криками радости. Как в деле Серебренникова. Деле Прокопьевой. То есть когда признают виновным невиновного человека и даже дают срок условный, но не такой большой и не так жестоко, как могло быть. Мы это воспринимаем уже из нашего рабского положения как нашу победу. И, конечно, надеемся на то, что такой подарок нам дадут. Но повторяю, мы каждый день живем, сдвигается эта черта красная, мы живем в каком-то другом, еще не осознанном я думаю, нами историческом времени. Повторяю, они проехали все отсечки. Но посмотрим решение Верховного суда. Я очень хочу ошибиться, я очень хочу оказаться пессимистом. Я очень хочу, чтобы я оказался не прав.

А. Соломин Немного поговорим об Америке. Если вы не против. Дебаты, которые прошли. Вы вообще следите за этими американскими выборами?

В. Шендерович Я только в фейсбуке что-то прочитал, пару текстов. Тех людей, которые это видели.

А. Соломин То есть как некое общественное явление.

В. Шендерович Да. Конечно.

А. Соломин Многие эти дебаты характеризуют как бардак и балаган. Вам как показалось?

В. Шендерович Послушайте, я их не видел. Я видел оценки. И некоторым людям из оценщиков я верю. Все нормальные люди сокрушаются по поводу уровня этих дебатов. Трамп демонстративно и расчетливо понижает планку. Как когда-то Жириновский с Немцовым встретились в прямом эфире, и Жириновский плеснул Немцову в лицо и Немцов автоматически, это было году в 1994-м, плеснул ему в прямом эфире. В ответ. И это была ошибка. Потому что Жириновский когда плещет в лицо оппоненту, который его побеждает на уровне лексическом или просто хамит, оскорбляет, — он прибавляет рейтинг у своей аудитории. Немцов, когда плещет в лицо Жириновскому, – теряет рейтинг у своей аудитории. Так вот Трамп, который хамит, перебивает, хамит, оскорбляет абсолютно за гранью, медицинские вот эти все дела. С давлением на старость, на деменцию и так далее. То есть полное хамство. Трамп у своей аудитории набирает очки. Это не ошибка. Это делается абсолютно расчетливо. И мы сейчас не говорим о демократах и республиканцах. Я сейчас говорю о том, отраженным светом через тех, кто это видел, что, конечно, это драматично очень. Это прискорбно. Понижение. То есть, по сути, то, чем обычно эти дебаты по этой проблеме, по этой, поштучно обсуждаются все проблемы внутренние, внешние. Люди могут сверить позиции сторон и так далее. Выбрать, если кто не выбрал. Но здесь уже все выбрали. К сожалению, располюсование произошло такое, что люди уже как по фильму «Мимино»: такую неприязнь испытываю к потерпевшему, что кушать не могу. Те, кто за Трампа – будут за Трампа. Те, кто против Трампа – будут против Трампа. И здесь нейтральных почти не осталось. Поэтому такая происходит просто перепалка уже. А не борьба за большинство людей, которые как бы с чистого листа. Ну расскажите нам, что вы предлагаете.

А. Соломин Но вот интересно…

В.Шендерович: Самое опасное, что произошло в этих дебатах – это потенциальный отказ Трампа признать результаты выборов

В. Шендерович Подожди. Дай доскажу. Самое опасное, что произошло в этих дебатах – это потенциальный отказ Трампа признать результаты выборов. Вот это по-настоящему опасная вещь. Да, там есть, не буду погружаться в детали. Голосование по переписке. Кто-то считает, что это возможности жульничества и так далее. Не погружаясь в детали. Сам факт, что президент может, заявляет заранее, что он не уйдет, если проиграет. Эта ситуация действительно беспрецедентная. И очень опасная. Я действительно каюсь, я недооценивал господина Трампа в этом смысле. И посмотрим, дай бог, чтобы как говорится, показалось.

А. Соломин Елена пишет: Шейнин поражался и удивлялся нравам на этих дебатах.

В. Шендерович Кто?

А. Соломин Шейнин, ведущий…

В. Шендерович А, это который с ведерком говна ходил?

А. Соломин Да.

В. Шендерович Конечно. Это у нас такие интеллектуалы. Он зажимает нос от Байдена.

А. Соломин Вы поделились в фейсбуке мемом, связанным с дебатами. В Америке друг на друга кричат. В России Владимир Путин сидит, смотрит просто на свое отражение. А какая картинка вам ближе? Какая лучше, все-таки прогрессивнее.

В. Шендерович Лучше, конечно, когда кричат. Тот факт, что президенту можно сказать: чувак, когда ты заткнешься. Тот факт, что журналист, который ведет дебаты, может президенту сказать: знаете, вы тут соврали, это не так. Вот вы это сказали, но это не так. Это базовая вещь абсолютно. Это американская вещь. Даже просто боди-контроль. Когда мы видим, как сидят американские журналисты, вот так вот. Вытянувши ноги. И как наши сидят: чего изволите. Это просто одного тела достаточно, чтобы все понять. Нет, повторяю, там действительно был балаган. Действительно была досадная, но это была демократическая процедура. И там будут выборы. В первый вторник после первого понедельника ноября будут выборы. И результат неизвестен. И выбирать будет американский народ. Уж какой есть, вот он и выберет. И мне все-таки кажется, что в Америке есть механизмы, которые позволят выбор народа зафиксировать в смене власти. И это не Россия, где это вообще невозможно, никаких оппонентов. И не Беларусь, где можно потом оппонента запугать или посадить просто в тюрьму. Я полагаю, надеюсь, что с Америкой все будет нормально.

А. Соломин В заключение нашего разговора хотел спросить вас о карантине. Сегодня Сергей Собянин распорядился 30% предприятий перевести на удаленку. Это уже требование. Это действительно тот момент, когда государство должно о себе напомнить?

В. Шендерович Государство при слове «карантин» должно о себе не напомнить, если мы будем вспоминать первую волну карантина, государству и государственным людям лучше бы под плинтус и помолчать. Про это. Про 30 тысяч, 24 тысячи, около того неучтенных смертей лишних. Летом в июле. Вот государству бы помолчать, которое бросило нас в разгар коронавируса на выборную кампанию и парад. Вот помолчать бы. Но то, что сейчас делается – да, конечно, Израиль запер и правильно, что запер. Вторая волна коронавируса очень серьезная. И мы, конечно, премия Дарвина просто за самую бессмысленную смерть. Знаете, есть такая. Вот мы номинанты на эту премию, конечно. С тем, как мы себя ведем. Я езжу в метро, о перчатках вообще речи нет. Я одну только девушку видел в перчатках. В масках – ну каждый может быть второй это в лучшем случае.

А. Соломин Так я поэтому и спрашиваю. Штрафовать вот этих нужно, государство должно показывать, что оно существует.

В. Шендерович Да, но только я об этом говорил, первое, что я говорил, когда все это начиналось. Только все начинается с того, что это выборная власть, что я тебе доверяю. Я тебя выбрал – я тебе, стало быть, доверяю. Я с тебя могу спросить. Если ты что-то сделаешь не так. И когда Франция или Израиль говорит, ребята, мы вводим такое правило. Можно бурчать, быть недовольным, но эта власть, которую ты выбрал и власть, которая перед тобой отвечает, которую ты переизберешь. А когда мне говорит это гауляйтер, князь, которого с ярлыком прислали из Золотой Орды. Я как своим умом обходился, простите, и ходил в маске и приходил еще на «Эхо», был единственный вообще в маске. Я как своим умом обходился, так и буду обходиться. И, разумеется, беру меры безопасности.

А. Соломин Время наше закончилось, к сожалению. Виктор Шендерович. «Особое мнение». Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире