'Вопросы к интервью
10 сентября 2020
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 10 сентября 2020, 11:05

А. Веснин Добрый день! Я Арсений Веснин, и сегодня «Особое мнение» Максима Каца, общественного деятеля, политика, блогера – приветствую! Давайте начнём с последних новостей по поводу избирательных кампаний, которые идут во многих регионах страны – в Петербурге ничего не происходит, а вот в Ленинградской области проходят выборы губернатора. Понятно, что туда идёт действующий губернатор Александр Дрозденко, у которого даже неплохие рейтинги, но оппозиционной активности в области совершенно не заметно: есть кандидаты, которые уже о этого участвовали месте с Дрозденко на выборах, набирали 3-4%, нет ничего такого, за что можно было проголосовать человеку, который выступает против действующей власти. Почему ни вы, ни другие оппозиционеры не участвуют? Ленинградская область никому не интересна?

М. Кац Мне кажется, ответ очевиден – там нет нормального кандидата, за которого можно было бы агитировать, его не было и в прошлом году на выборах губернатора Петербурга. Это стратегия власти: они понимают, что их кандидаты не могут справится с оппонентом, который ведёт кампанию – поэтому оппоненты подбираются так, чтобы никто не хотел им вести кампании. Это заранее готовые спарринг-партнёры, которые даже не приезжают в регион – только так кандидат власти может победить. Это в Петербурге не сработало – пришлось снимать кандидата от КПРФ Бортко.

А. Веснин Там Капитанов от ЛДПР снимался, но заранее.

М. Кац Даже от Яблока не допустили Вишневского сразу, потому Капитанов и Бортко – Беглов не мог победить вообще никого, оставшись с пассивными оппонентами, которые ничего не делали. Тоже самое в Ленинградской области и других регионах: был кандидат в Архангельской области Мандрыкин, который побеждал, но его не допустили – власть не может выиграть честные выборы и даже нечестные у нормального кандидата, поэтому никого не допускают.

А. Веснин В Ленинградской области есть ещё человек от ЛДПР Андрей Лебедев: он делает интересные заявления, чем обратил на себя внимание («В каждой области, в каждом регионе должен быть свой Навальный – оппозиционер, который никак не связан с парламентом и правительством, но который выискивает бреши»). Но его никто не поддерживает, хотя то, что он говорит, не противоречит здравому смыслу.

М. Кац Потому что все знают, что ЛДПР – часть Единой России и партии власти. Им доверять нельзя – нельзя в здравом уме агитировать за человека из ЛДПР. Бывают сюрпризы, когда выбирают совершенно случайного кандидата от ЛДПР, который и не собирался быть губернатором, как это произошло в Хабаровске и Владимире – внезапно узнается, что он нормально работает и нравится людям, но это не меняет дела: невозможно вокруг ЛДПР делать оппозиционную активность.

А. Веснин Тогда что надо делать? Вы оппозиционный политик, вы говорите, что оппозицию не пускают на выборы – мы никого и не поддержим – получается патовая ситуация.

М. Кац В этом и вся задача властей: сделать так, чтобы оппозиция бездействовала. Если ты никого не допускаешь до выборов, то всё проходит спокойно. Но вот во Владимирской области и Хабаровске – тоже не было активности оппозиции, а произошло само по себе: люди проголосовали против и всё. Команда Навального делает «Умное голосование», но оно в таких случаях выдаёт рекомендацию «Голосую за любого кроме», для второго тура этого достаточно. А мы занимаемся адекватными кандидатами, которых удается зарегистрировать на выборы в городские думы: в прошлом году в Петербурге удалось 99% процентов муниципальных депутатов избрать, Дарью Беседину избрали. Через какое-то время это сработает: когда люди уже не смогут голосовать за Единую Россию ни в каком виде – власти придется отменять выборы в любом виде.

А. Веснин Когда были выборы губернатора Петербурга у меня возникали вопросы к оппозиционным политикам (к тому же Вишневскому) – понятно, что его старались не допустить, так и произошло, но никто из сильных оппозиционных политиков, которые в Петербурге есть, не попытался даже сделать кампанию по допуску к этим выборам – мне кажется, было бы логично, понимая, что будут проблемы на этапе регистрации, провести яркую кампанию с требованием допуска, а этого не было. Почему так не происходит?

М. Кац Не знаю, может, потому что есть выученная беспомощность у старой оппозиции: они уже научились, что их уже никуда не допустят, поэтому и делать что-либо бесполезно. Вишневский обычно не такой, я не знаю, я с ним не общался на выборах губернатора. На президентских даже зарегистрированный кандидат Явлинский действовал так, будто заранее был предрешён результат, даже агитационная программа была такая, мол, если я получу 10%, то что-то изменится. Конечно, за политика, который хочет получить 10%, то за него и не голосуют. Люди привыкли, что ничего не добиться. Когда я приехал в Петербург заниматься муниципальными депутатами, то мне говорили то же самое: «Это Питер, здесь нельзя никого избрать, кроме жулика. Даже пробовать не надо, это вотчина Макарова».

А. Веснин Я спрашивал это и у Навального, и у Соболь, и у вас спрошу: Петербург – это не Москва, но и не последний город в нашей стране, но меня удивляет, почему тот же Максим Кац, Алексей Навальный или другие видные политики взять (или кого-то прислать) и попробовать выдвинутся на выборах губернатора Петербурга – это сильная позиция с точки зрения медийности?

М. Кац Я родился и вырос в Москве, было бы странно выдвигаться в Петербурге, хотя это не исключено.

А. Веснин Так как я люблю свой город, у меня есть петербургский снобизм – мне всё равно будет, если выдвинется адекватный человек на выборы, но он не будет из Петербурга.

М. Кац Это правда, у нас были кандидаты с московской пропиской и их спокойно выбирали – снобизм сильно преувеличен. Дело не в снобизме, просто при вымученной беспомощности, при властной стратегии недопуска – странно начинать, при чем, что был сильный и уважаемый кандидат Вишневский, который идёт от Яблока – заем там я или кто-то ещё, чтобы заниматься спойлерством? Понятно, что если бы допустили Вишневского, то он бы выиграл. Либо мы выдвигаем Вишневского – и мы бы выиграли губернаторство; либо его не допускают – не допускают и нас. В чем фишка второго кандидата?

А. Веснин Заранее объявить о планах, провести кампанию, договориться с Вишневским и Резником. Даже участие Навального в президентских выборах было сильным шагом, это добавило ему очков, хотя его и не допустили. У вас с Леонидом Волковым у вас случился конфликт, вы обвиняете в том, что не поддержали ваших кандидатов, вам отвечают, что поддержали только тех ваших, кого считают сильными – почему опять конфликт, почему нельзя решить мирно и не в публичном поле?

М. Кац Не в публичном нельзя ничего решить, потому что команда Навального ни с кем не разговаривает. Не то чтобы нет телефонов, мы периодически общаемся с Волковым в телеграме, обсуждали эту историю за месяц. Но ещё до отравления Навального, когда было нормальное обсуждение, они считали, что они главные в России оппозиционеры, что они сами решат, кого им поддерживать – никаких переговоров с ними непублично провести невозможно. Остается вариант писать в твиттер – общественное давление на них работает, поднимается скандал, и они что-то делают. Я готов говорить, а они отвечают, мол, кто ты такой, чтобы с тобой разговаривать. Это понятная позиция, потому что они действительно мощные, они сильнее нас в плане оппозиционного влияния. Наши кандидаты активные и молодые, проверенные нашим штабом, ведут кампанию, и вдруг вместо нашего кандидата «Умное голосование» предлагает проголосовать за кандидата из ЛДПР, который работает в правительстве. Или наш кандидат в Воронеже, который самый активный и больше всех денег на кампанию собрал, не выбирается «Умным голосованием»: вместо него справедливоросс, который в прошлый раз занял последнее место, нигде в интернете не представлен – технический кандидат. Приходится публично объяснять, что так делать нельзя, что голосовать надо за наших, если они идут – призывать за кремлёвских, которые и не претендуют на победу и ничего не делают, нельзя.

А. Веснин Это ошибка и недоработка или преднамеренное действие?

М. Кац Я думаю, сочетание факторов, они не любят других оппозиционеров (все, кто не внутри штаба – предатель, работающий на Кремль) – так про меня постоянно говорят.

А. Веснин И про них тоже самое рассказывают, это популярно.

М. Кац Диссиденты против друг друга так рассказывали в позднем Советском Союзе, если почитать книжки тех времён, то только о КГБ и разговор. Они накручивают своих сторонников – воронежский штаб считает нас агентами власти и навредить нам стало их священной задачей. Поэтому просто размываются голоса, потому что понятно, что их кандидат ничего не наберет – но это может повлиять на исход как в округе Романа Юнемана, когда было призвано голосовать за коммунистов, и в итоге Юнеману не хватило 60 голосов, а коммунист был далеко позади. Зачем делать такие ситуации? У нас всего 60 кампаний на страну – в чем проблема их поддержать, когда ещё 3000 округов? А у нас люди скидывались, деньги не государственные, мы открыли штабы – а у нас забирают голоса и отдаю их системным людям, конечно, скандал.

А. Веснин Удалось решить этот вопрос?

М. Кац Частично, они сначала рекомендовали в 20 случаях голосовать против наших кандидатов, а голосовать за представителей власти, а в 23 регионах – они не выдали никакой рекомендации, например, забыли про самарскую городскую думу вообще. В итоге после социального давления они четыре кандидата нам вернули, а остальных 16 нет – я сейчас напишу пост, может, Варламов что-то напишет, окажем на них давление. А вы бы что сделали?

А. Веснин Попытался бы договорится. Не получается – моя недоработка и вопросы к этим людям. Я не могу принимать ни одну из сторон, потому что при ваших переговорах не присутствовал, а дебаты на подобные темы ни к чему не приводили. Нам остаётся только грустно вспоминать, как ругались СПС и Яблоко, и видеть, как это всё продолжается до сегодняшнего дня.

М. Кац Я хочу только сказать, что я всегда готов к переговорам, даже сейчас, публично, предлагаю – давайте договоримся, мы покажем все данные, все телефоны, всё объясним. Но отказываются.

А. Веснин Это печально, что по вине команды Алексея Навального или по другой причине, оппозиция слабеет, а это в любом случае плохо для страны, даже если вы сторонник Путина. Но вообще насколько эти выборы важны для всей страны, а не для конкретных людей или регионов?

М. Кац Голосования уже много где идут, есть досрочное. Сейчас любые выборы важны, сильно изменились общественные настроения: люди в едином порыве не поддерживают Единую Россию и Путина, нет 70%, есть низкие рейтинги – даже при ситуации, когда снимают альтернативных кандидатов, Единой России становится сложнее провести своих кандидатов – будут фальсификации, но вопрос в масштабе. Если как в Белоруссии, когда тебе нужно просто 80% голосов вбросить, то один разговор; если удастся натянуть результат –друге дело. Выборы – способ выразить свой протест для людей. Когда нет адекватных, голосуешь за меньшее из зол. Это может быть действенным, и это может пошатнуть позиции власти, как например когда они проиграли четыре губернаторских кампании. Посмотрим, что будет сейчас.

А. Веснин Многие спрашивают про Белоруссию: рисуют Лукашенко голоса, проходят многотысячные протесты и ничего.

М. Кац Не ничего. У нас в сознании всё сравнивается с революцией 1917 года, когда царь подписывает отречение. Это не так работает в современных протестах. Вышел на улицу и диктатор убежал? Это занимает время. На Украине это заняло три месяца, в Минске прошёл один месяц – у оппозиции большое продвижение в плане общественного консенсуса (там нет групп населения, которые поддерживали бы Лукашенко, все против), да и Лукашенко перенервничал – бегает с автоматом и говорит, что американцы за ним следят. Это вопрос времени.

А. Веснин Ощущение, что Лукашенко, конечно, должен проиграть, но интересен механизм.

М. Кац Это информационная автократия, она базируется на информационной картинке, поэтому в ней не может быть понятного механизма. Как только он понятен, он реализуется. Все хотят скинуть Лукашенко, но пока не ясно, куда надо для этого прийти: сначала понимали, что надо проголосовать, а сейчас – что надо ходить на марш. Бывает по-разному, как на Украине: перенервничал и убежал. Бывает, как в Армении, когда арестовали Пашиняна, а на следующий день вся страна на улицах, элиты не поддерживают, Саркисян сдаёт власть. Бывает, как в Румынии, когда Чаушеску пытается проводить митинг сторонников, видит, что это на самом деле оппоненты, пытается бежать – его расстреливают. Бывает, как в Болгарии, где верхушка элиты берёт и свергает лидеры. Как в Грузии, когда приходят оппозиционеры на заседание парламента, президент сбегает – объявляется новый. Мы не знаем, как произойдет здесь. Но это точно произойдет. Нет ни одного примера на постсоветском пространстве, чтобы массовые протесты не победили, что бы вы не взяли. Всегда побеждает протест, диктатор не удерживает силой и не устраивает военный коммунизм или Северную Корею.

А. Веснин Люди не готовы устраивать такое жесткое давление, как это было на Украине во время Майдана. И непонятно, что происходит с элитами в Белоруссии? И способны ли они в какой-то момент сказать «нет»? Ведь с экономикой становится хуже, деньги с бастующих производств не поступают. Такие схемы понятно.

М. Кац Прямолинейные схемы никогда не работают.

А. Веснин А кто тогда двинет? Люди мирно протестуют, ОМОН стоит против него и не чешется.

М. Кац Во всех случаях раньше говорили, что ничего не получится, что люди без оружия не победят. В Киеве тоже в первый месяц не было противостояния. Там побили студентов, люди вышли на мирный марш и пошли домой – всё началось на третий месяц, когда коктейли Молотова появились. Палатки какие-то ещё с 2005 года стояли, но после декабря их стало больше. Тогда тоже все ходили и думали, какой же будет механизм, Янукович же принимал законы…

А. Веснин Механизм интересен, потому что кажется до конца непонятно, что именно этому послужило. Он бежал, когда Майдан был практически разогнан.

М. Кац Всегда так. Естественная человеческая природа – получить стабильный и понятный план. Прошёл все шаги – ты побеждаешь. Так не бывает в информационных автократиях, потому что вся власть держится на том, что картинка за них, судя по которой они естественные руководители. Но картинка в момент рушится, мы будем также рассуждать, как и про Януковича, думать, что случилось, потому что казалось, что всё спокойно.

А. Веснин Посмотрим, что будет. Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире