'Вопросы к интервью
23 сентября 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Леонид Радзиховский


Время выхода в эфир: 23 сентября 2004, 19:08

23 сентября 2004 года
В прямом эфире радиостанции 'Эхо Москвы' Л. Радзиховский — журналист
Эфир ведет Матвей Ганапольский

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Программа «Персонально Ваш». Гость — журналист Леонид Радзиховский. Здравствуйте. Начнем вот с чего. Докладываю, 28 из 134 «академиков» российского телевидения подписали вот эту декларацию, я показываю ее текст. Вы, наверное, не видели, но слышали об этом. Некоторые фразы отсюда. Они говорят, что «мы вручаем премию в 10-й раз, праздник, но его омрачают события, происходящие не только в нашей стране, но и в телевидении». Итак: ««Свобода слова», «Красная стрела», репортажи из «Намедни», они номинировались, но их уже нет в эфире. Можно было бы обойти молчанием этот факт, но мы этого не хотим. Очевидно, что решение о снятии с эфира программ «Свобода слова» и «Намедни» было продиктовано не соображениями качества, не отсутствием популярности у телезрителей». Еще одна фраза: «Российское телевидение сегодня не свободно, мы, работники российского телевидения, члены Академии достаточно самокритичны в оценке своей работы, но мы боролись с этим зажимом, и будем бороться, мы строго следует правилам антитеррористической конвенции, и следуем нормам международной журналистики. Но при этом мы считаем и хотим со всей ясностью заявить, что ограничение прав граждан на информацию, ущемление свободы слова не приемлемы». Финальная фраза: «Как писал Станислав Ежи Лец: те, кто носит шоры, пусть помнят, что в комплект входят еще удила и кнут». УдилА или удИла?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — УдилА. Главное что в слове «кнут» невозможно ошибиться.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Как и «шоры». Подписали: Познер, Сорокина, Ирина Петровская, Масюк, в общем да, не хочу никого выделять, потому что называю наиболее популярные фамилии 28 из 134-х. Что бы это значило?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, это значит, что для остальных 106 уже кнут и шоры куплены, так что они довольны. А 28 еще пытаются обойтись без шор и по возможности без кнута. Вот и все. Конечно, это в некотором смысле достойный финал деятельности Российской Академии телевидения, когда:
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Финал?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Моральный финал. Когда из 134 «академиков» только у 20% достало мужество не в советских условиях, не в условиях, когда вас могут посадить, а в условиях, когда могут подвинуть с эфира, протестовать против очевидного беспредела и очевидного уничтожения политики на телевидении. Остальные 80% надеются отсидеться и трясутся за свой эфир.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Леонид, может быть вы слишком. Есть люди, которые на телевидении, причем «академики» совершенно не занимаются политикой. Они делают совершенно другие вещи.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Ну и что? Хоть ты делай «В мире животных», какое это имеет значение?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «В мире животных» это остросоциальная передача.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Отлично, смотря, каких животных.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Есть звукорежиссеры, есть осветители:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Минуточку, ты профессионал, причем не просто профессионал, а профессионал высшей пробы — «академик», коль скоро тебе выбрали в Академию российского телевидения. Там же нет академии телевидения о животных, академии осветителей, академии уборщиц, академии бухгалтеров, академии продюсеров. Академия одна, раз ты «академик», специалист высшей квалификации, то ты несешь некоторую, когда тебя избрали это приятное звание, почетное звание, но ты несешь некоторую пусть небольшую моральную ответственность за все, что происходит на телевидении. Совершенно безотносительно, в твоей узкой специальности или не в твоей. Я все это понимаю, с телевидения вылетать обидно и деньги большие, популярность и так далее. Но просто характерно, что только у 20% достало храбрости не бояться за свое пребывание в эфире, а у 80% уже с шорами все в порядке.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 203-19-22, будем слушать наших радиослушателей.
ДМИТРИЙ — В чем г-н Радзиховский видит разницу между событиями, происходящими на сегодняшний день в Чечне, то есть так называемой антитеррористической операцией и событиями, которые происходят в Осетии. То, что происходит в Чечне это антитеррористическая операция, а то, что в Осетии это не демократические мероприятия, мягко сказано. То же самое касательно Абхазии. Почему-то туристы из России, которые едут вокруг Европы, не могут повернуть корабль и приехать в другую европейскую страну, которая не указана у них в визе. А из Сочи они почему-то считают, что могут попасть в Абхазию без визы.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я, честно говоря, не знаю, что сейчас происходит в Осетии, имеется в виду Южная Осетия и что происходит в Абхазии. Насколько мне известно, там никаких военных действий не происходит, а в Чечне таковые происходят. По-моему, сейчас не производится насильственное присоединение Южной Осетии, поэтому военных действий нет. Поэтому ответ на ваш вопрос простой — военных действий нет ни в Южной Осетии, ни в Абхазии. Если вас интересует это в более широком контексте, возможности приезда по визам и так далее, то свою точку зрения на грузино-российско-абхазско-осетинские отношения я в двух словах могу изложить. Она очень простая. Я считаю, что России необходима на Кавказе единая Грузия, России не нужны на Кавказе сепаратистские республики. Это первое. Второе, России необходима Грузия союзник по общей антитеррористической борьбе с вполне конкретными прагматическими целями, поскольку в Панкисском ущелье, как известно, базы боевиков. России необходимо их оттуда выкурить. Это можно сделать двумя способами — против желания Грузии и по желанию Грузии. Если у России с Грузией плохие отношения, придется делать против желания Грузии, то есть воевать и с боевиками, и с Грузией. С моей точки зрения это безумие. Если у России нормальные отношения с Грузией, это можно делать вместе с Грузией, что единственно разумная для России политика. Вот так в двух словах.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А какие темы на этой неделе для вас, Леонид были наиболее значимы?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Две на самом деле. Одна — это продолжение всей истории с назначением губернаторов и вторая — история с опять не состоявшимся помилованием Буданова. Они обе очень характерные. Я в двух словах сказал бы, там есть некоторые новые факты. Во-первых, по губернаторам, когда это начиналось, это делалось как бы по линии борьбы с коррупцией. Губернаторы коррумпированы, и назначение идет за деньги, часть денег — откаты начальству, часть денег — на пиар-кампании. Еще не успели, еще не принят указ о назначении губернаторов, еще не отработана схема, уже в прессе идут сообщения абсолютно определенного свойства, губернатор Ивановской области Тихонов сказал: теперь начнут деньги мешками таскать чиновникам в администрацию президента, которые назначают. И было еще одно очаровательное уточнение, которое мне особенно понравилось. Утечки пошли, всякие протечки, и в частности я обратил внимание в «Русском курьере», в «Известиях», в Петербурге есть некто Цепов, это бывший охранник Собчака. Который фактически если верить этим утечкам, открыл тендер, 2,5 минимум млн. баксов за то, что он: а) обеспечивает хорошие справки из МВД на кандидатов в губернаторы, и б) вроде бы обещает, что при президенте скажут об этих кандидатах в губернаторы хорошие слова. Я не знаю, насколько это соответствует действительности, дым без огня, дым с огнем, но просто характерна атмосфера, в которой начинается эта борьба с коррупцией по линии назначения губернаторов. Я уверен, что это только первые ласточки, за которыми полетят:
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Может быть, это народ определенным образом хочет обвалить эту старую систему, где собственно денежные потоки лились туда, куда надо.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что просто, в крайнем случае, немножко изменят русло и устье этой реки.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Но это если действительно изменят. А может быть тут действительно чистый взгляд, нет, подождите, что там чистое, а что холодное:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — А холодные у нас не глаза, а руки.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А сердце какое?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — А сердце горячее. Голова холодная. А руки чистые.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Видите. Как хорошо, что вы это не забыли. Так может быть, все эти составляющие и присутствуют, для того чтобы все-таки эта реформа проходила. Потому что я видел сейчас российское телевидение недавно, то ли утреннюю сегодняшнюю программу, то ли вчерашнюю вечернюю, там показывалось, как старые чиновники как их назначали ужасно и как покупались голоса и как эти губернаторы шли к власти. И, в общем, корреспондент говорил, что теперь этого не будет.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Теперь не будет одного — теперь не будет последней иллюзии у граждан, что они кого-то выбирают. Как известно, закрытая система всегда более коррумпирована, чем открытая. Это закон жизни. Люди склонны к плохим поступкам, и они склонны их делать при закрытых дверях:
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Россияне тоже?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Россияне нет. Извини, я просто ошибся, я просто забыл, что речь идет о россиянах. Конечно, россияне нет. Снимаю все.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А что г-н Буданов. Он же снял свою заявку:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Вот это конечно поразительно, весь этот цирк с Будановым конечно поразителен. Они Путина опять подставили как бы. У него был тяжелейший выбор: либо освобождать Буданова и будет дикий скандал в Чечне. Кстати, та свистопляска и охота на ведьм, которую устроил Кадыров, меня тоже умилили. Послушать Кадырова, единственный и главный:
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Извини, одну секунду, Познер говорит. Я хотел бы его цитату.
ГОВОРИТ ПОЗНЕР
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Понятно, я думал, что Познер говорит по поводу подписанной им бумаги.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — А что не показывают по телевидению?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сегодня вручали номинации, которые не обязательно показывать по телевизору.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Понятно, я хочу сказать, что дикая свистопляска, которую поднял Кадыров сотоварищи, тоже очень характерна. Это гигантский пиар Кадырова. Во-первых, он объясняет, что он великий защитник и заступник чеченского народа, хотя опять же клеветники из числа журналистов говорят, что по количеству эльз кунгаевых, которых отправили на тот свет отряды Кадырова это больше, чем тысяча будановых вместе взятых. Но это клеветники, естественно, говорят. А Кадыров объясняет, что он великий защитник чеченского народа от злых русских в лице Буданова. Что единственный главный враг чеченского народа это персонально Буданов и против воли Кадырова это обнажает ту пропасть, которая лежит между Чечней и Россией в лице Буданова, любого другого. Но, конечно, он не может напасть на всю российскую армию, но та ненависть невероятная, которая идет оттуда, которую удачно аккумулирует Кадыров и делает себе на этом пиар, она показывает каков ров между нами и ни одна Эльза Кунгаева. Конечно, Путин не мог бы освободить Буданова, это ясно, но публично отказать в этом деле, это значит напрячь отношения с армией. Что тоже, мягко говоря, Путину ни к чему. Шаманов один громко поддерживает Буданова. Ладно, но сколько тысяч поддерживают в душе. И сколько скажут: черт возьми, так с кем мы воюем, нас посылают, потом нас не могут от этих же чеченцев защитить. То есть положение Путина было как всегда довольно трудное. Не такое как в Беслане, но трудное. И в этот момент вдруг выясняется, что сначала были юридические погрешности в суде, потом сам Буданов снимает свое прошение о помиловании. То есть вопрос рассосался сам собой. Но рассосался, не рассосался, а глубину пропасти, которая между Россией и Чечней трагической пропасти, мне кажется эта ситуация очень показала. Равно как показала и реальное отношение г-на Кадырова, скажем так, к российской армии как минимум.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Теперь две, такое употреблю выражение: две нападки. Или как тут сказать, двое нападок.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Два нападения.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Не-ет, нападение мы же знаем, что такое нападение — сегодня 22 июня ровно в 4 часа, а вот знаешь, говорят: прекратите эти нападки. Двое нападков. Тут с одной стороны Юлия Тимошенко объявлена в международный розыск Россией, а второе замечательная история, пожалуйста, прокомментируй, вот я не понимаю, я как гражданин России в растерянности. С Березовским. Ему там участок в 14 га плюс вот эта дачка, а он в эфире «Эхо Москвы» сказал, что давайте Ельцина спрашивайте по этому поводу, поскольку он подписывал подобные передачи угодий в частное пользование. Так кого арестовывать, что тут происходит, объясни, пожалуйста.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что и Борис Абрамович и Борис Николаевич в равной степени недоступны правосудию земному, что касается правосудия небесного, то не берусь от его имени говорить. Но просто мне очень понравилось опять же с моральной стороны выступление Бориса Абрамовича. Это свидетельство и высокого гражданского мужества и высокого человеческого достоинства, когда ему задали вопрос: откуда у вас эта земля, он ответил: а я ни при чем, это к старику, это к Борису Николаевичу. А я ни при чем. Это очаровательное заявление отца русской демократии ничуть не изменило его общий портрет, но просто такой приятный штришок. А стоит землица так по скромным подсчетам 14 га это 15000 соток, при средней цене 20 тысяч сотка, то 30 млн. долларов. Вообще говоря, для Бориса Абрамовича, даже для его дочери, думаю, деньги не такие уж большие, а с другой стороны копейка рубль бережет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Скажи пожалуйста, я понимаю, что знаешь, как говорят, то ли он украл, то ли у него украли:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — У него не украдешь.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — У него забрали Россию. Но там же какие-то еще строения стоят, я думаю, что вот эти миллионы: Как-то у одного спрашивают: как ЮКОС:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Это конечно, это уж само собой. Я вообще думаю, что:
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нехорошая интонация у тебя, когда ты говоришь «само собой». Не нравится она мне. Ты чернишь, понимаешь:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Нет, наоборот, у меня есть ценное предложение, нас сейчас просят давать свои предложения по линии безопасности страны. Элементарно, Ватсон, садится прокуратура в обычную машину и едет по Рублево-Успенскому шоссе и, останавливаясь у всех дач подряд, просто спрашивает, кто владельцы, откуда источник покупки этих дач, примерная стоимость дач, примерный размер доходов владельцев и так далее. Эта операция «чистые руки», «белые ноги» привела бы к таким результатам, которых история России просто не знала.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я хочу тебе сказать, что ты не прав. Знаешь почему. Вот послушай меня. Это раньше действовала такая система. Но сейчас неожиданно выяснится, что уровень дохода этого человека вполне позволяет ему купить:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Это правда, но дачки многие куплены тогда, когда:
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Слушай, говори лучше о зайчиках. Знаешь как там — тренируйся на кошечках, говори о зайчиках, не трогай вот этих, зачем:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Не будем.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот давай про Украину. Вот Юлия Тимошенко, чего ее тут, зачем она нужна. Это хотят уконтрапупить одного из кандидатов в президенты Украины.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, это опять действуют методом ковровых бомбардировок. Другого мы так и не освоили. Ведь сегодня объявить, что Юлию Тимошенко хотят арестовать в Москве, это значит добавить миллион, другой голосов Ющенко. Зачем они это делают? Им так нужен Ющенко?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хотят Ющенко.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Ну хотят, они получат. Это же надо до такой степени быть умными, чтобы бесить украинцев заявлением, что вашего крупного известного политического деятеля хотят москали арестовать. Я не знаю, кто это думает, каким местом, но впрочем, тот же кто думает:
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сейчас будут новости, после этого мы продолжим нашу политико-развлекательную, юмористическую программу с Леонидом Радзиховским. Он не перестает меня удивлять какими-то странными своими выводами.
НОВОСТИ
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сегодня замечательное настроение у меня, потому что я вижу напротив себя Леонида Радзиховского. Тут замечательные всякие сообщения приходят. Вот Алексей: «Неужели вы надеетесь своим тявканьем помешать великому человеку Путину создавать великую страну?» Алексей, поймите, мы просто показываем, кто его окружает, просто мы хотим очистить дорогу этому великому человеку, чтобы он и дальше создавал великую страну, как вы говорите. Просто вокруг согласитесь, много этих они называются, вредителей что ли.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Оборотней. А я вам, Алексей могу сказать словами Гете: дворовый пес всегда, глядишь, несется вслед за нами, а лает он, то значит лишь, что едем мы верхами. Я вполне принимаю на себя функцию дворового пса, Путин едет верхами, но у меня ощущение, Алексей, что едет персонально на вас, видимо, вам это доставляет удовольствие.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это субъективное ваше мнение. Я думаю, что не стоит обращать на него внимание. Теперь идем дальше. «Леонид, слышал вас на «Эхо», стал читать вашу колонку в газете, раньше игнорировал вас, после Латыниной, Пархоменко вы единственный комментатор на «Эхе» устраивающий меня. Четко, смело, вразумительно. Желаю успеха», — товарищ Шахотов.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Ну что же, спасибо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 203-19-22. Вы ответите на вопросы алчущих радиослушателей? Алло. Добрый вечер.
ДМИТРИЙ — Леонид, что вы думаете, чтобы 150 человек убило одного человека:
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — 150 человек убили одного человека, это что значит, я не понял.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я тоже не понял. Идем дальше.
МИХАИЛ — Добрый вечер. Большое уважение к ведущему и гостю, очень интересно вас слушать. И такой вопрос, очень трудно к вам дозвониться, но хотелось бы задать такой вопрос. Первое по поводу г-на Доренко, считаю, что это умнейший человек великолепный полемист и просто интересно знать ваше мнение, я понимаю, что: этот человек: он был чрезвычайно убедителен и аргументирован. Вот этот его коммунизм, это что по приколу или он всерьез?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Михаил, я прошу прощения, у нас на «Эхе» традиция, у нас не комментирует один, пусть даже из внештатных работников «Эхо Москвы» другого. У нас есть такая практика. Вот придет сам Доренко, он у нас в эфире, вы его спрашивайте. И он вам отвечает.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я не смог дозвониться.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я вас понимаю. Но сын за отца не отвечает. А, как известно, Радзиховский это сын Доренко, только внебрачный. Есть еще вопросы?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Спасибо, нет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Алло, добрый вечер.
КИРИЛЛ НИКОЛАЕВИЧ — Здравствуйте. Я, может быть, отклонюсь от темы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А вы не сильно откланивайтесь и говорите быстрее, потому что мало времени осталось.
КИРИЛЛ НИКОЛАЕВИЧ — Говорю быстро. Всех очень беспокоит то, что судили ветеринаров, которые применяли препарат запрещенный. Но не судили чиновников, которые забыли этот препарат наркотический внести в список.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, что скажете? По-моему правильно.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я согласен с мнением слушателя. Но подробно комментировать не могу, я не особо в теме. Но в принципе согласен.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Следующий звонок.
АНДРЕЙ — У меня такой вопрос. Во время последних трагических событий, включая Беслан, включая «Норд-Ост», когда смотришь телевидение, возникает ощущение какого-то кошмарного реалити-шоу, то есть просто некоторые из телеканалов, не хочу называть сейчас какие, они просто используют это в виде какого-то допинга, то есть поднимают рейтинг. Как с этим бороться, есть ли способы избежать спекуляции на таких трагических вещах?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Да. Способа два. Первый способ — запретить показывать. Это способ, который сейчас пытаются применить. Второй способ — разрешить показывать всем. И тогда, если у зрителей есть внутреннее чувство, такт, ум и другие чувства, то они сами отберут, чей показ объективнее, честнее, кто спекулирует, кто нет, кто смакует, кто нет. Вот есть два способа. Третьего я не знаю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Тут очень много вопросов по поводу ситуации с Александром Пумане. Но мы договорились трудно здесь что-то комментировать, я не знаю, то есть напомню, что жена, которая с ним правда, определенное время в разводе, она не может его уже второе опознание опознать. Родинки не там, то не там, не могут опознать человека, его бывшие сокурсники, по-моему. Правда, непонятно, он же где-то жил, соседи должны опознавать. Это удивительнейшая история с ним. Не так ли, Леонид?
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Да. История очень странная и в ней странно все, начиная с самого начала и до сегодняшнего дня. Я думаю, будут еще какие-то странности, если она публично продлится. Прежде всего, странна эта публичность. Я думаю, что не единственный г-н Пумане или не Пумане, который после допроса в милиции или других органах умер в силу разных причин. Не единственный, полагаю. Но тут сразу об этом сообщили, сразу на весь мир сообщили, что после допроса он умер, потом сразу сообщили, что его фактически убили. Очень непохожа вот эта открытость, эта гипергласность очень странная, она не похожа не только на наши спецслужбы, но вообще ни на какие спецслужбы в мире. Какая-то удивительная откровенность. Ну и все остальное. В общем, настолько это все странно и непонятно, что я никак прокомментировать не могу. Могу сказать: очень странно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Смотри как. «Не травите Путина», — пишет Иван Зоров. Зоров, мы фамилию-то нашего любимого президента не произносим фактически в передаче, мы говорим о его окружении. Почему вы переносите все, что мы говорим, на главу государства. Зоров, бойтесь ареста. 203-19-22.
ИГОРЬ — У меня такой вопрос, в Великобритании были скандалы по поводу службы безопасности, там один несчастный отец чуть ли ни в покои королевы залез, другой взрывчатку пронес, вы, наверное, в курсе Михаил Леонтьев озвучивал версию, что не взрывают Англию, потому что не хотят.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Леонтьев не хочет.
ИГОРЬ — Ссылаться на отличную работу: «Скотланд-Ярда» вроде как становится неприличным. У вас своя версия есть, почему Великобританию не трогают и связано ли это как-то с Закаевым?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Пора бы уже, Игорь, да.
ИГОРЬ — Не пора.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Пусть живет.
Л.РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что вы очень сильно преувеличиваете возможность г-на Закаева в этом деле. Великобританию, во-первых, очень даже «мочат», там нет взрывов в Лондоне, но захватывают англичан, вы знаете, их убивают в Ираке, это тоже для английского правительства удовольствие ниже среднего. Я согласен только в одном с вами действительно. Дело, разумеется, не в персонально Закаеве, а вот что правда, то правда. В Англии в Лондоне огромное количество мусульманских организаций, в том числе самых экстремистских, и вполне возможно, что за то, что им в Лондоне дают крышу, они действительно приостанавливают возможные теракты против англичан. Вот это, по-моему, правда. А Закаев это мелочь в этом масштабе.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Понимаешь, хорошая песня, но тоже имеет свой конец. Спасибо большое. Сегодня у нас был журналист Леонид Радзиховский. Спасибо. Леонид, что пришел.





















Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире