'Вопросы к интервью

М.Курников Здравствуйте, у микрофона — Максим Курников. И сегодня в «Особом мнении» — Валерий Цепкало, незарегистрированный кандидат в президенты Белоруссии. Здравствуйте!

В.Цепкало Здравствуйте!

М.Курников Валерий я вас сначала спрошу: где вы находитесь?

В.Цепкало Я в Киеве сейчас нахожусь.

М.Курников Я смотрел ваше интервью несколько дней назад. Вы говорили, что если протесты будут идти несколько дней назад, вы отправитесь в Минск. Вы как-то поменяли свое решение или до сих пор собираетесь туда?

В.Цепкало Нет, я не по менял свое решение.

М.Курников Объясните тогда, как вы собираетесь туда ехать.

В.Цепкало Я вам сейчас всё рассказывать не буду.

М.Курников Но, тем не менее, вы нацелены на Минск?

В.Цепкало Конечно, безусловно.

М.Курников Давайте тогда попробуем зафиксировать сейчас ситуацию. Что, на ваш взгляд происходит, учитывая, что у вас наверняка есть информация и изнутри власти. Вы все-таки долгое время были высокопоставленным чиновником правительства Беларуси.

В.Цепкало Я знаю, что на самом деле происходит во власти, достаточно давно. Внутреннее недовольство политикой Лукашенко, мне кажется, оно распространяется на всех тех, кто находится у власти. И это вполне естественно, потому что как ни один человек, ни одно должностное лицо, которое на сегодняшний момент, формально обладающее властью, оно на самом деле никакой властью в его системе координат не обладает.

В.Цепкало: Внутреннее недовольство политикой Лукашенко распространяется на всех тех, кто находится у власти

То есть все прекрасно понимают, что в любой момент, как он хорошо работу свою ни делал, насколько он был ни был преданным, насколько бы хороши и высоки его результаты ни были, все равно Лукашенко его уберет. Поэтому любой человек ощущает себя просто винтиком в этой системе. Даже не винтиком, потому что винтик — это составной элемент этой системы. Он просто как расходный материал какой-то временный, который использует Лукашенко и который обязательно он вышвырнет.

Я уже неоднократно говорил, что за 26 лет правления он поменял 10 премьер-министров, около 500 министров. Причем, действительно, никто не засиживается, никто не ощущает, что эта власть является его властью. Я имею в виду не Лукашенко, а человек, который должен вроде бы как быть сопричастен к власти.

И я знаю, когда еще предыдущее правительство уходило в отставку, они на самом деле, действительно, все были в шоке, потому что их выгнали просто за то, что они не отремонтировали какую-то стену коровника, и из-за этого всё правительство ушло в отставку. То есть понятно, что повод найти можно всегда. Но я помню, ребята, эти интеллектуалы, которые находились во власти, банкиры серьезные, которые пришли, в том числе, из крупных банков для того, чтобы стать вице-премьерами и прочее, и когда им ткнули в какой-то развалившийся коровник, понимают, что не работает система. Здесь же невозможно отремонтировать каждый отдельно взятый коровник. Он их всех отправил в отставку.

Поэтому, мне кажется, что на самом деле любой из белорусов, который формально входит в состав правительства, он понимает, что никакой властью он не обладает.

М.Курников Вы то же самое можете сказать и про силовой блок?

В.Цепкало Я думаю да, то же самое он так же менял министра внутренних дел, председателя Комитета госбезопасности. То есть примерно то же самое о любом должностном лице республики Беларусь.

М.Курников Но мы же видим, что силовой блок сохраняет лояльность президенту, несмотря на обстановку. Говоря президент, скажу — Лукашенко.

В.Цепкало Я думаю, что сейчас начнет, наверное, это всё серьезно ломаться. Внешне, формально они пока еще сохраняют лояльность, но, мне кажется, внутри они уже созрели к тому, чтобы переходить на сторону народа.

М.Курников Вы записали обращение именно к ним. Вы думаете, что они, действительно, сейчас ждут какого-то сигнала или чего-то в этом духе?

В.Цепкало Я думаю, что они каким-то образом должны будут себя реабилитировать за ту жестокость, которую они проявили. И те люди, которые замарали себя теми преступлениями, которые имели место, мне кажется, что они могут вполне компенсировать перед народом свои действия.

М.Курников Вы говорите, что есть силовики, которые себя чем-то не замарали в этой ситуации. Можно ли говорить, что среди высокопоставленных силовиков есть кто-то, кто сейчас не принимает каких-то решений по разгонам и так далее?

В.Цепкало Я думаю, что все решения принимает Лукашенко, ну, и, наверное, Шейман, который является его управляющим делами, как это ни странно. Управделами, он принимает решения силового характера, потому как Лукашенко ему это поручил. Мне кажется, что все остальные просто являются исполнителями их воли или его воли.

В.Цепкало: Я думаю, что все решения принимает Лукашенко и, наверное, Шейман, который является его управляющим делами

М.Курников Я еще немножко воспользуюсь вами как экспертом, который работал в правительстве Лукашенко. Сегодня было видео, где Лукашенко встречался, заседал, он специально говорил дату, показывая, что он в стране, что он работоспособен и так далее. Вы узнаете, эти кабинеты? Где это происходит: в доме правительства, в администрации где-то президента Беларуси или в какой-то загородной секретной резиденции?

В.Цепкало Вы знаете, если честно, не смотрю Лукашенко, я, если честно уже устал его смотреть за многие годы. Мне промелькнуло, что он говорит про строительную отрасль. Делает вид, что ничего в стране не происходит, что нету забастовок, нет демонстраций. Он ведет речь о развитии строительной отрасли. То есть человек, по-моему, полностью потерял какую-то связь с реальностью, пытается сохранить хорошую мину при плохой игре.

Но на самом деле для всех совершенно очевидно, что уже начинают часы отсчитывать обратный отсчет его пребывания у власти. Поэтому всё это лишь ширма, за которой он пытается показать, что он спокойный, он контролирует ситуацию.

М.Курников Насколько смягчение риторики и, в общем, действий тоже, потому что были выпущены многие люди из заключения в эти дни, — насколько, на ваш взгляд, повлияет на ситуацию, насколько это может успокоить людей?

В.Цепкало Понимаете, люди, они то, что видели в эти дни, они уже видели. И это уже задокументировано, это является фактом того, как власть относится к мирному протесту, как власть относится к своему населению. Поэтому успокоит ли оно? Я не думаю, что успокоит, потому как люди хотят добиться самого главного — чтобы Лукашенко ушел от власти.

Он, действительно, проиграл эти выборы. Мы все понимаем, что он находится в абсолютном меньшинстве, народ не хочет его больше видеть. Поэтому я здесь подчеркиваю, что это просто вопрос времени, когда он уйдет. Может быть, он уйдет через несколько дней, может быть, он уйдет через несколько недель, месяцев, но невозможно находиться у власти, когда весь народ тебя… не то что даже ты безразличен, а то, что люди его ненавидят.

И в общем-то, видите, Парк высоких технологий, который я создал, — сегодня ребята вышли — это программисты, которые по большому счету безразличные должны быть, они живут в своем как бы отдельном измерении, они не находятся в проблемах Беларуси, она работают на заказа, они получают западные, очень хорошие зарплаты, то есть, в принципе, для них вполне комфортно было бы жить и есть жить в нашей стране, собственно говоря, в этом и была идея создания ПВТ, — и у них сейчас тоже проснулось гражданское чувство. Понимаете, если оно уже у них проснулось, где нет материальных факторов власти у Лукашенко, то есть никак не влияют условия жизни люди и заработная плата на отношение к нему. И если уже они вышли, имея высокие очень заработные платы — я подчеркиваю еще, что это западноевропейские, — то это просто говорит о том, что каждый фактически гражданин Беларуси, который ощущает себя гражданином, он встал после этого режима.

С.Крючков Вы объявили о создании Фронта национального спасения. Объясните, что это?

В.Цепкало Понимаете, на самом деле, когда мы говорим о создании Фронта, то предполагается, что люди будут разделять некие ценности, и ценности эти, они самые простые, то есть это не программа какая-нибудь политическая, ни экономическая программа, ни внешнеполитический курс — это всё является уже вторичным, это является задачей общественный организаций, политических партий, граждан лично. Но когда мы говорим о создании Фронта, то предполагается, что люди разделяют некие базовые принципы: это освобождение всех политических заключенных, это амнистия тех, кто сидит по экономическим статьям, и это назначение новых президентских выборов — вот, собственно говоря, основные базовые ценности.

А дальше уже люди могут иметь — я еще раз говорю, общественные партии, политические организации — свое видение в отношении того, как должна развиваться Беларусь. И на самом деле это является просто продолжением той программы, которую Светлана Тихановская озвучивала и вокруг которой мы ее поддержали, мы объединились вокруг этой программы, мы договорились. Это было наше принципиальное условие входи — то, что мы за Тихановскую не как за президента на 5 лет голосуем, а мы голосуем за нее как за переходного президента, который обеспечит трансфер власти от Лукашенко к ней и которая объявит новые выборы, и те люди, которые сидят в тюрьме, которые не могут принимать участие в политической жизни, они смогут принять участие. Равно как, кстати, и те, кто, в общем, может быть, по каким-то причинам не смог бросить вызов существующей власти — психологический вызов или, может быть, боялись, но у которых есть видение того, как должна развиваться Беларусь.

М.Курников Я напомню, что мы говорим с незарегистрированным кандидатом в президенты Беларуси Валерием Цепкало. И я хочу вас спросить по поводу Светланы Тихановской. Она объявила о создании Координационного совета, который должен решат будущее Беларуси. Насколько это рифмуется с тем, что вы предлагаете, или здесь есть некое противоречие?

В.Цепкало Нет, наверное, противоречия никакого нет. Она все-таки является законно избранным президентом в нашей стране с определенной повесткой дня. Я, насколько понимаю, те задачи, которые она озвучила по Координационному совету — я еще раз подчеркиваю, моя супруга с ней ведет как бы постоянный контакт, диалог — это задача сейчас разработать механизм передачи власти, то есть как, в принципе, это все будет происходить. Насколько я понимаю, именно задача совета, который она обозначила, является этот механизм по передачи власти, который должен быть, наверное, разработан. Но, я думаю. что правильно, наверное, у нее спросить, потому что она может дать, действительно, более подробную картину, видение в отношении этого процесса передачи власти.

В.Цепкало: Неужели из 5 миллионов тех, кто за него проголосовал, как он считает, никого нету, кто бы отмечал его победу

М.Курников Я на самом деле хочу понять, насколько у вас скоординированные или нескоординированные действия.

В.Цепкало Я понимаю, да. Координация есть, может быть, она пока не очень хорошая, мы все-таки в разных точках пространства находимся географического. Где-то, может быть, какое-то недопонимание есть, но главное, есть понимание по базовым ценностям, по базовым принципам. То есть мы объединяем белорусское общество вокруг этих базовых принципов, которые я обозначил, и эти базовые принципы, под ними могут подписываться все, кто разделяет.

М.Курников Полшага назад давайте сделаем. А как достичь того, чтобы что-то распределять и договариваться? Лукашенко до сих пор у власти. Лукашенко до сих пор контролирует силовые структуры и, в общем-то, он не собирается их уступать сам. Вы за переговоры или вы считаете, что никаких переговоров с ним уже быть не может?

В.Цепкало Понимаете, здесь всё будет зависеть от его позиции. Во-вторых, от позиции Евросоюза. То есть мы призвали страны Евросоюза признать Тихановскую как единственного законно избранного президента, не признавать Лукашенко, не признавать результаты сфальсифицированных президентских выборов. То есть если такое произойдет, то на самом деле это послужит очень сильный основанием для проведения переговоров.

То есть так, как это происходило в той же Венесуэле, где вы прекрасно знаете, когда Гуайдо был признан президентом рядом стран, и это послужило основой для переговоров, и там на самом деле сейчас существует даже не столько двоевластие, сколько распределение ролей как бы в той политической архитектуре, которая существует в этой стране.

То есть Лукашенко должен, конечно, сам определиться, готов ли он идти на переговоры, он должен сам эти переговоры тоже предложить. Если он их не принимает и продолжает нарастать общественный протест, то тогда уже никто с ним на переговоры не пойдет, это, бессмысленно. Если силовые структуры начнут в массовом порядке переходить на сторону народа, но, на самом деле, какой смысл уже вести какие-то переговоры с Лукашенко? Он должен просто уже садиться на самолет и улетать куда-то, в ту же Венесуэлу, учиться, как надо строить внутриполитический диалог.

М.Курников Вы при этом призвали силовиков, которые сейчас вокруг него, арестовать его и судить его.

В.Цепкало Безусловно, он

В.Цепкало Безусловно, он нарушил Конституци., он нарушил избирательное законодательство, он признался в убийстве своих политических оппонентов во время послания парламенту и во время послания назначенному парламенту. Он сам сказал, что я давал команду Шейману уничтожать этих подонков, имея в виду, наверное, Гончара, Захаренко. А кого еще он имел в виду.

И, естественно, что они как офицеры, которые принимали присягу служить Конституции, служить белорусскому народу, они должны сделать оценку того, что происходит в Беларуси. Они знают наверняка, что он сфальсифицировал выборы, наверняка это для них не является секретом. И если это действительно так, а это действительно так, потому что мы не видим никого, кто выступил бы в поддержку Лукашенко…

То есть смотрите, смешная ситуация: он говорит, что за него 80% проголосовало — мы не видим ни одного не то что массового протеста, мы ни одной группки людей не видим, которая бы выходила и говорила: «Ох, ты! Здорово! Лукашенко победил, на шестой срок переизбран. Мы хотим, чтобы Беларусь продолжила двигаться тем же курсом». А 80% избирателей — это как никак 5 миллионов человек из 6 миллионов белорусский человек. Неужели из 5 миллионов тех, кто за него проголосовал, как он считает, никого нету, ни одного человека не вышло, кто бы отмечал его победу. Поэтому ясно, что это фальсификация.

Ясно, что это нарушение конституционного принципа, в соответствии с которым высшим источником власти является народ. Лукашенко совершил государственный переворот. И это понятно, то есть силовое удержание власти является уголовным преступлением — это любой юрист скажет.

М.Курников Если я правильно помню, в безусловно существует смертная казнь. И в этом смысле, я так понимаю, что когда вы призываете арестовать и судить, то вы и эту угроза вкладываете?

В.Цепкало Нет, эту угрозу мы не вкладываем. Мы как раз выступаем против смертной казни. Я всегда выступал против смертной казни. Или, по крайней мере, как это делают в России, то есть смертная казнь не отменена, но существует мораторий на ее применение. Причем этот мораторий уже, наверное, больше 20 лет существует в России.

Поэтому, мне кажется, что ее надо либо отменять, либо, действительно, устанавливать мораторий, просто чтобы даже если человек приговаривается за особо жестокие вещи, чтобы общественность наша понимала, за что человек наказан, что он наказан смертным приговором, значит, будет ждать, пока этот мораторий не будет снят, либо когда он естественным образом не закончит свое существование в тюрьме.

В.Цепкало: Эту угрозу мы не вкладываем. Мы как раз выступаем против смертной казни

Здесь можно и в Гаагу… Я подал, кстати, мы тоже готовим материалы на международный суд в Гааге. Но это в том случае, если ситуация примет долгоиграющее решение, то есть если он будет еще в течении, скажем, месяца, не знаю, или до зимы будет еще держаться у власти, то тогда, естественно заочный суд. И если он выедет куда-то за рубеж, то понятно, он должен быть арестован.

М.Курников Валерий, опять же вы как человек, который в этой системе работал, который хорошо знает белорусских силовиков, в том числе, объясните, почему такие зверства, почему так избивают, почему так ведут себя с прохожими на улицах? Как вы себе это объясняете? Узнаете ли вы своих сограждан?

В.Цепкало Ну, дикость какая-то. Нет, не узнаю. Я узнаю скорее нацистских преступников. Беларусь находилась под оккупацией, вы знаете, и скорее Лукашенко напоминает гауляйтера. Силовики напоминают те войска СС, которые у нас зверствовали, избивали людей, не только избивали — убивали, сжигали и применяли абсолютно брутальные методы по воздействию на белорусское население. Поэтому нет, не узнаю. Мне кажется, что и Лукашенко является морально-этическим… он чужд Беларуси с морально-этической точки зрения. Потому что ни один белорус нормальный не может воспринять ту манеру поведения, которую Лукашенко навязывает белорусскому обществу.

М.Курников Лукашенко, кстати, раскритиковал сейчас силовиков. «Я вас прошу: лежачих не бейте», — сказал он буквально только что.

В.Цепкало Спасибо, спасибо тебе! Молодец. Сначала давал команду… А кто же давал команду таким образом жестоким обходиться с людьми? Естественно, он. Мы все прекрасно понимаем, что ни министр внутренних дел, ни председатель КГБ, ни Генеральный прокурор такую команду не давали. Поэтому дать команду может человек, которые, еще раз подчеркиваю, генетически, морально-этически чужд для белорусов, для которого белорусы — это народишко, и он считает, что они должны просто существовать для того, чтобы кормит его и кормить его семью. Поэтому это совершенно очевидно, что он несет за это ответственность. Я думаю, что в самое ближайшее время мы узнаем, как и кто отдавал приказы, кому, и это не будет ни для кого являться больше секретом.

М.Курников Все-таки для того, чтобы понять, что будет происходить в ближайшие 2 дня? Есть ли какой-то план у оппозиции? Предъявить какой-нибудь ультиматум Лукашенко, предъявить какой-то ультиматум главам администрации — какой следующий шаг ваш?

В.Цепкало Я думаю, что, безусловно, этот ультиматум будет предъявлен. И сейчас мы пока ожидаем массовых акций протеста. Вы видите, что это нарастает. Это уже не остановить. Это процесс уже идет по всей стране. Всё, он является в глазах абсолютно всех белорусов нелегитимным человеком и нелегитимным президентом. Не представляю, как можно выходить на телевидение будет, как он будет проводить совещания по развитию строительной отрасли, как он будет ездить по предприятиям.

Вы представляете, сейчас бы он приехал на «Гродно Азот», который один из первых начал бастовать, на котором, кстати, по 35 лет проработали мои родители, где я ребенком тоже ходил (фактически он строился на моих глазах. Это больше очень предприятие в системе азота и в союзном это было самое большое, крупное, передовое), — чтобы он туда приехал и начал что-то говорить? Я не представляю, что это вообще могло сейчас уже или через какое-то время происходить.

М.Курников Валерий Цепкало с нами на связи. Мы сейчас послушаем выпуск новостей, в том числе, послушаем, что происходит в Минске и вернемся в студию.

НОВОСТИ

М. Курников Мы продолжаем программу «Особое мнение». Я напомню, что с нами на связи незарегистрированный кандидат в президенты Белоруссии Валерий Цепкало. Мы говорим о том, какая ситуация там сложилась и, самое главное, что дальше.
Надо сказать, что эти всякие, скажем так, совещательные органы, которые могут попробовать определить дальнейший вектор пути развития ситуации, создаются и из России тоже. Крупные российские предприниматели говорят: давайте мы создадим какой-то такой комитет, конгресс — неважно, как это будет называться, но где мы будем это дело обсуждать. Вы, если верить «РИА-Новостям», поддержали эту инициативу. Российских предпринимателей вы здесь видите, в том числе, какими-то медиаторами?

В. Цепкало Нет, в данном случае одна из моих целей, когда я вынужден был покинуть Беларусь — это всё-таки присоединить к процессу изменения в Беларуси в том числе и часть той белорусской диаспоры, которая также хотела бы видеть Республику Беларусь другой страной. Хотела бы, чтобы у нас было нормальное демократическое государство, где грубо не нарушались бы ни права человека, ни конституция. Где, по крайней мере, человек не переназначал бы себя постоянно на должность президента. То есть всё это мы хотели видеть.
Я встречался с диаспорой в России, в Украине, в Польше. Сейчас нахожусь в контакте с диаспорой от Австралии до Соединенных Штатов Америки. Она очень хорошо организована. Очень хорошо организована наша диаспора в Германии. Есть в Испании, в Италии. Мы постоянно общаемся между собой.
Поэтому любые инициативы, которые будут нацелены на изменения нынешнего режима в Беларуси, мы, безусловно, поддерживаем. Дмитрий является белорусом, он родился в городе Минске. Поэтому для него, наверное, небезразлична судьба Беларуси.

М. Курников Вы говорите о руководителя «Уралкалия», правильно?

В. Цепкало Да, совершенно верно.

М. Курников Но если, опять же, говорить о том, какие факторы вы назвал — вы сказали: «Очень важно, как сейчас выступят лидеры стран Евросоюза», но при этом не назвали Москву. Неужели то, как сейчас выступит Российская Федерация, не так важно?

В. Цепкало Так Российская Федерация уже высказалась. И, к сожалению, высказалась не так, как белорусский народ этого хотел. То есть поздравила Лукашенко с победой. Это была официальная позиция. Нас это, конечно, ввергло в некоторый шок, разочарование, потому как мы ожидали, что, по крайней мере, официальная Россия будет придерживаться политики нейтралитета в этой области.
Совершенно очевидно, и это ни для кого не является секретом, что, естественно, на официальном уровне Россия очень четко представляет себе ситуацию в Беларуси. Она понимает, каким образом происходил этот электоральный цикл, кто с какими позициями выступал.
Все эти провокации, которые происходили в период президентской кампании, также наверняка известны, потому как всё-таки это наш сосед — большой, главный сосед, торгово-экономический и политический партнер. Поэтому что можно здесь сказать?
Кстати, выступил Дмитрий Медведев. Он как бы дипломатично, но дал понять, что, так сказать, Россия очень недовольна тем, что происходит. Константин Затулин, депутат Государственной Думы, выступил достаточно жестко. Кстати, много российских парламентариев выступило достаточно жестко в отношении Лукашенко, в отношении того, что он делает. И поэтому мы не ожидали, что так произойдет.
Китай нам как бы без разницы. Поздравил — и поздравил. Он далеко, он не имеет к нам никакого отношения. Я могу еще где-то понять позицию Казахстана — он тоже далеко. Но то, что так среагировала Россия — это для нас оказалось полной неожиданностью, я честно скажу.
Хотелось бы, конечно, чтобы здесь хотя бы была выдержана такая гроссмейстерская пауза — хотя бы несколько дней, чтобы официальный Кремль мог посмотреть, как будет развиваться ситуация в Беларуси. Но естественно, сейчас мы не обращаемся, потому как, я так понимаю, официальный Кремль уже определился в отношении своей позиции к тому, что происходит в Беларуси. Если это будет меняться — а может быть, такие сигналы будут… Я еще раз подчеркиваю: выступление депутатов Госдумы…

М. Курников Когда крупный бизнес говорит: мы создаем комитет.

В. Цепкало Да, крупный бизнес говорит — бизнес, связанный с Беларусью, и бизнес, связанный с Россией. Может быть, это какие-то сигналы в отношении того, что и официальная позиция может поменяться. Но в настоящий момент, мне кажется, это бессмысленно.
Нам сейчас важно получить поддержку тех стран, которые взяли паузу, которые не определились; которые, я еще раз подчеркиваю, хорошо знают, как проходил этот электоральный цикл; которые внимательно отслеживали позиции и кандидатов, и Лукашенко, и как он себя вел; которые видели, каким брутальным образом он разгонял белорусский народ.
То есть мне кажется, что вообще-то ни один нормальный человек на Западе вряд ли мог бы это поддержать. Мы знаем, что политики Запада всё-таки являются определенной рефлексией тех общественных настроений, которые там существуют. То есть они вряд ли могут сильно действовать без оглядки на общественное мнение — то, что, скажем, может позволить себе Китай или Казахстан. То есть они могут делать любые заявления, принимать любые решения без особой оглядки на общественное мнение в этой стране.

М. Курников Валерий, я видел в вашем телеграм-канале репост записи Маргариты Симоньян, которая написала, что надо вводить «вежливых людей» и так далее. Это был репост поддержки, репост тревоги? Что это?

В. Цепкало Я, честно говоря, даже не знаю. Может быть, кто-то из людей в чате… Не понимаю, что там…

М. Курников Тем не менее, такие призывы вас скорее беспокоят или обнадеживают?

В.Цепкало: Я думаю, мы сами разберемся с Лукашенко. И белорусский народ сам решит, как действовать

В. Цепкало Нет, скорее беспокоят. Я думаю, что если бы это было связано с уничтожением людей… Всё-таки мы сейчас видим, что Лукашенко, хоть он и жесткий диктатор, и фактически уже, наверное, психически не очень здоровый человек, да и физически тоже, но это всё-таки не Пол Пот, который уничтожал.
Действительно, а какая реакция? Как в данном случае вести себя оппозиции, если предположить, что избиения людей, убийства людей продолжались бы, шли бы по нарастающей? Было бы убито 100 человек, потом тысяча, потом 10 тысяч, потом 100 тысяч. В этом случае, конечно, был бы очень сложный выбор для оппозиции. Потому как мы знаем: когда это делал Пол Пот в Камбодже, это было, конечно, ужасно, и там пришлось призывать другие войска. Пришлось каким-то образом останавливать это кровопролитие, когда у людей буквально тяпками отрубали головы.

М. Курников То есть в таком случае вы призовете в том числе, и Российскую Федерацию?

В. Цепкало Нет, я говорю, чтобы просто любой политик встал бы в очень сложное положение, если бы увидел геноцид собственного народа. Но в данном случае в этом нет необходимости. Я думаю, что мы сейчас сами разберемся с Лукашенко. И белорусский народ уже сам решит, каким образом действовать.
Конечно, если пойдут какие-то переговоры, естественно, наверное, лучше уже привлекать международные организации, которые являются нейтральными в этом процессе. Допустим, тот же ОБСЕ, где потом будут назначены выборы по принципам ОБСЕ, с соответствующим наблюдением, и где (опять же, если это будет в результате переговоров) Лукашенко пусть участвует, если он согласится на новые выборы.
Но выборы, которые пройдут по полным стандартам ОБСЕ, где он будет таким же, как и все. Пожалуйста — иди, ходи по дворам, как мы ходили, агитируй, собирай массовые пикеты в свою поддержку, объясняй людям во дворах свою позицию, как ты собираешься строить страну в ближайшие 5 лет. Пожалуйста, на здоровье!

В.Цепкало: Мы будем идентифицировать всех людей, кто непосредственно давал команду или непосредственно применял силу

М. Курников Мне кажется, есть некоторая непоследовательность. То есть вы ему обещаете иммунитет, если он может участвовать в выборах? Просто вы говорите: «Его сейчас нужно судить за переворот», и при этом предполагаете, что он может участвовать в выборах.

В. Цепкало Никакой непоследовательности нет. Если он сейчас скажет: «Я готов принять победу Светланы Тихановской, хочу провести переговоры. Давайте мы договоримся, каким образом мы будем проводить следующие выборы. Если вы не верите, что я набрал 80%, давайте: вот Светлана — временный президент».
Принимается тот алгоритм действий, который мы предлагали, который предлагает Светлана. Она становится. Формируется независимое временное правительство. Туда входят те, кто не имеет политических амбиций к участию в президентстве. Оно чисто техническое — занимается экономикой, занимается какими-то вещами, чтобы не было этой ситуации безвластия.
А Лукашенко на равных правах начинает со всеми принимать участие в президентской кампании. Если он является популярным — пожалуйста, двигаем. Но если он продолжает действия по узурпации власти — тогда, естественно, какой путь? Он узурпировал власть. Он совершил конституционный переворот. Если он будет эту власть удерживать, значит, он является преступником. Вот и всё.

М. Курников Удивительно, как всю ту жестокость, которая была в эти дни, вы так легко изъяли из этой схемы. Неужели вы думаете, что люди не будут требовать какого-то возмездия, если хотите, не буду давить на политиков, которые будут ответственны за эту передачу власти, чтобы предать Лукашенко суду? Как вы будете с этим справляться?

В. Цепкало Я еще раз подчеркиваю: если сейчас он признает, что проиграл, если он признает и даст своим силовикам команду не применять оружие, чтобы у нас не было больше конфликтов, то тогда это будет процесс конституционной передачи власти, где он будет в качестве уходящего президента на полгода. Дальше он сможет принимать участие в выборах.
Мы не выступаем за то, что это будет кровопролитие. Белорусам не надо кровопролития. И то, что это произошло, естественно, люди, которые пострадали — мы будем идентифицировать всех людей, кто непосредственно давал команду или непосредственно применял силу. Эти люди будут решением суда — независимого суда…
Суд, естественно, будет эти вопросы рассматривать в полной совокупности обстоятельств. Так, как это происходит в других странах. Пожалуйста, либо он получит тюремное заключение за избиение, либо может просто в течение 10-15 лет платить часть своей заработной платы человеку, которого он избил, в отношении которого он применил силу. Это не я решаю.

М. Курников Закончилось наше время, спасибо! Это Валерий Цепкало, незарегистрированной кандидат в президенты Беларуси. Спасибо, что ответили на все вопросы. После нашей программы в 20 часов в программе Ксении Лариной и Виталий Дымарского политик Владимир Рыжков, а в 21 час «Суть событий» с Сергеем Пархоменко.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире