'Вопросы к интервью
25 августа 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Виктор Лошак


Время выхода в эфир: 25 августа 2004, 19:07

23 августа 2004 года.
В прямом эфире радиостанции 'Эхо Москвы' Виктор Лошак — главный редактор журнала «Огонек».
Эфир ведет Ирина Цвей.

И. ЦВЕЙ — Сегодня в программе «Персонально Ваш» Виктор Лошак, главный редактор журнала «Огонек». Во-первых, прежде чем мы начнем нашу передачу, я бы хотела выразить официальные соболезнования от радиостанции «Эхо Москвы» всем близким и родным погибших сегодня в авиакатастрофе. Это действительно ужасное событие, мы целый день об этом говорили. Вы уж извините, обычно программу «Персонально Ваш» предоставляем по желанию человеку, журналисту, который приходит к нам в гости. Но мы не можем сегодня не коснуться такой темы, которая сегодня коснулась нас всех. И у меня такой вопрос, а с точки зрения журналисткой этики, поскольку я не скрою, я работала под вашим началом в «Московских новостях», и очень уважаю этого человека и прислушиваюсь к его мнению. Правильно ли, что мы, журналисты так бурно это обсуждаем до момента высказывания официальных властей о событиях, которые произошли. Вот еще точка зрения официальная не прозвучала, а мы уже спрашиваем экспертов, высказываем свои мнения. Это правильно или нет?
В. ЛОШАК — Я бы препарировал слово «обсуждаем», потому что если мы обсуждаем версии случившегося, то не вижу в этом ничего задевающего больно близких тех, кто погиб. Но если мы обсуждаем этические вопросы, возлагаем вину на пилотов, например, когда нет еще результатов расследования, говорим о том, что не так себя вел кто-то в самолете, конечно, мы очень больно раним всех близких людей, о которых так неосторожно высказываемся. Поэтому я считаю, что журналисты имеют право на версию, на версии, связанные с прошлым опытом. Например, американская печать уже делает некоторые аналогии с собственным знаменитым событием 11 сентября. Идет некий теоретический спор экспертов, а теракт ли это был или нет, но я не думаю, что здесь журналисты, эксперты не вправе высказывать свое мнение.
И. ЦВЕЙ — Сам журнал «Огонек», когда, кстати, выходит следующий номер?
В. ЛОШАК — Выходит по понедельникам.
И. ЦВЕЙ — В вашем журнале будут какие-то аналитические статьи, даже если еще не прозвучат вот те самые версии, о которых я сказала.
В. ЛОШАК — Как раз сегодня мы начали, как и многие наши коллеги заниматься этой темой, но я не буду подробно говорить, это некоторая редакционная кухня, мы ищем некоторых людей. В частности один из наших журналистов Дима Назаров занимается этим, мы ищем как раз аналогии с подобными ситуациями, выясняем мнения специалистов, смотрим, как реагируют западные специалисты на это. И, в конце концов, будет конечно какая-то по этому поводу публикация.
И. ЦВЕЙ — Для того чтобы наши слушатели могли задавать вопросы, напомню номер пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Виктор Григорьевич, понятно, что катастрофа произошла, никогда к таким вещам невозможно быть готовым, это теракт или нет, будут разбираться сейчас все, кто только могут. И эксперты, и следственные органы. Но жизнь действительно продолжается и конечно события, которые произошли, меняют нашу жизнь. Но какие еще будут материалы, чему они будут посвящены. Ведь у нас не так много журналов, которые остались, которые можно читать и читать с удовольствием.
В. ЛОШАК — Во-первых, спасибо за комплимент. Во-вторых, что касается готовящегося номера журнала. Естественно, мы частично посвятим его окончанию олимпийских игр, это будет материал из Афин, разговор о том, в чем фантастический успех китайцев, которые поразили в этот раз весь мир. Когда я прочел, что победила китайская пара в большом теннисе, а потом на следующий день прочел, что китайцы выиграли в баскетбол у Сербии и Черногории, я себе представляю, что что-то поменялось в мире, чтобы можно было таких успехов достичь. Будет у нас разговор о том, кто уйдет после олимпиады. То есть это будет олимпийский блок, я думаю, что мы постараемся быть интересными для читателя, и мы еще хотим создать такую типовую «молитву олимпийцев».
И. ЦВЕЙ — В чем она будет заключаться?
В. ЛОШАК — Почитайте, пожалуйста.
И. ЦВЕЙ — Она будет опубликована?
В. ЛОШАК — Да, я могу назвать ее автора. Это Дмитрий Быков.
И. ЦВЕЙ — Тогда, во всяком случае, хоть становится понятно, в каком стиле она может быть.
В. ЛОШАК — Я, естественно, весь номер не могу пересказать, но мне представляется, что будет интересным некий блок с названием «Как потратить миллион», и будет центральный материал, это рассказ о победительнице игры «Последний герой», которая получила 3 миллиона рублей, о том, как она их потратила. Могу сказать чуть подробно, она обещала их потратить на помощь бездомным животным. Вот как она это делает в Петербурге. Мне кажется, что всем интересно, поскольку очень многие видели эту игру, помнят и драматический финал. И как развивается жизнь этого человека за пределами телеэкрана. Наверное, нет смысла дальше перечислять. Будут материалы очень интересные материал, связанный с высшим образованием. Очень острый, где поставлен знак равенства между увлечением высшим образованием, и боязнью «загреметь» в армию.
И. ЦВЕЙ — А ваше отношение к этому?
В. ЛОШАК — Мое отношение сугубо негативное, потому что когда стимул к высшему образованию не собственно образование, а боязнь попасть в солдаты, то, конечно, что-то в царстве этом не так. И я думаю, что чем дальше, тем в обществе этот вопрос будет подниматься все острее. И мне представляется, рано или поздно это будет одним из ключевых вопросов, влияющих на голосование граждан за тех, кого мы выбираем. Потому что армия стала страшилкой для людей, в этом не проблема только лишь Минобороны, безусловно, но все, у кого есть сыновья:
И. ЦВЕЙ — Как-то не очень хотят, чтобы пошли в армию.
В. ЛОШАК — С каких-то совершенно юных лет, когда ребенок только идет в школу, уже думают о том, как бы сделать так, чтобы жизнь его прошла мимо армии. И это одно из родимых пятен нашего большого социума.
И. ЦВЕЙ — Здесь приходят вопросы почему-то не вам, а радиостанции «Эхо Москвы», очень много, видимо, я подняла вопрос о журналистской этике с самого начала, и сразу пошли вопросы, правильно ли мы делаем или нет и оценки. Но я вас очень прошу, вы подписывайтесь, я их буду читать. Но прошу вас все-таки присылать вопросы Виктору Григорьевичу Лошаку, и он будет отвечать. А потом может быть, отвечу на них я. Мне тут на пейджер присылают — какой же добрый вечер. Ну, это общепринятое, наверное, приветствие. И хотелось, чтобы никакие события не повлияли, и люди сегодня многие отмечают какие-то праздники и как бы ни было ужасно все, что произошло, я бы хотела вам пожелать, чтобы у вас у всех был добрый вечер. Поэтому я с вами так и здороваюсь. Один вопрос, я очень прошу, кстати, всех подписываться, не буду читать, если вы не будете подписываться, это не принято на радиостанции «Эхо Москвы», но меня затронул один вопрос. Потому что я даже не понимаю, о чем речь идет, может быть, вы знаете. «В последнем номере «МК», в журнале «Огонек» понравилось противоборство Быкова и Кормильцева о провинциалах-москвичах. Может, вы продолжите эту тему?» Вы поняли, о чем речь?
В. ЛОШАК — Это была традиционная рубрика «Огонька» — «Спор». Где Илья Кормильцев и Дмитрий Быков спорили о том, что провинциалы, стремящиеся в столицу это пагубно для самого большого города России или наоборот это новая кровь, которая разгоняет темп города, создает ему интеллектуальный потенциал. Мне показалось, что это очень интересный спор. Что касается вашей просьбы продолжить этот спор, я могу его только продолжать со своей собственной судьбой, потому что я не москвич, я тоже провинциал, приехавший в свое время, как и многие провинциалы, покорять столицу. Прошел через какие-то трудности, как и все проходят. И если меня слушают люди, которые сейчас выбирают, делать ли им этот шаг в жизни или не делать, я бы им сказал: делайте, рискуйте. Потому что Москва это совершенно другой горизонт жизни, другие возможности, если вы чувствуете в себе силы, если вы в себя верите, если новое время, пришедшее в Россию, это ваше время, то есть время индивидуалистов, время людей, которые вправе рассчитывать на себя, прежде всего, делайте этот шаг, не стесняйтесь. И Москва вас примет, и вы увидите, что вы не ошиблись.
И. ЦВЕЙ — Виктор Григорьевич, а вы не наблюдаете все-таки такой тенденции, что остается проблема такого московского снобизма между москвичами и не москвичами и это проявляется во всех областях, где бы ни работали провинциалы и москвичи. Такое снисходительное отношение, вот именно московский снобизм.
В. ЛОШАК — Я думаю, что Москве и вообще России этот снобизм присущ в значительно меньшей степени, чем в других странах. Я вам объясню, что я имею в виду. В странах с большой историей, устоявшейся демократией элиты сложились, и пробиться из социального слоя в социальный слой чрезвычайно сложно. Это как войти ножом в бетон. В России элиты не сложились, и сегодня еще идет очень активное перемещение, возможны фантастические карьеры, люди могут оказаться во власти и с большими деньгами или, наоборот, без них. Так что я считаю, что снобизм снобизмом, но самое главное движение вверх, движение к мечте я бы сказал. Пусть будет мечта у каждого своя, — деньги, обретение знаний, карьера, движение к мечте в такой молодой стране, молодом обществе как российское сегодняшнее возможно значительно быстрее и возможность больше, чем в другой стране.
И. ЦВЕЙ — Кстати, пришел вам вопрос, даже благодарность. «Виктору Лошаку. Я помню, что когда шло обсуждение гимна России в телепередаче, вы выступали категорически против возвращения советского гимна. Третьяков был «за». Мы вам очень за это благодарны. Семья Майковых». Я пропустила такой факт из вашей биографии, вы действительно были против возвращения, а почему?
В. ЛОШАК — Я вообще категорически против возвращения советских коммунистических символов и реалий в любой форме. Я понимаю, зачем это делает власть, умиротворяя общество и склеивая его в местах расколов. То, что А. Б. Чубайс назвал такой формулой — либеральные реформы под красным флагом. Но я считаю, что рано или поздно такие уступки вылезают большими проблемами. И все эти установки памятников Андропову и почетных досок на Лубянке и советские гимны они не только символы, которые тешат наших родителей, стариков, это еще и надежда на то, что многое может вернуться. И, к сожалению, многое возвращается. Я думаю, что это не так безболезненно как кажется кому-то в Кремле, кто дает отмашку на подобного рода шаги.
И. ЦВЕЙ — Знаете ли вы, в Кремле читают «Огонек»?
В. ЛОШАК — Я не знаю, читает ли «Огонек» президент, наверное, он в той выжимке, которую он получает, он получает выжимку из всех центральных изданий. Что касается Кремля шире, то я точно знаю, что читают.
И. ЦВЕЙ — И какая-то реакция есть?
В. ЛОШАК — Я не могу сказать, что каждый номер «Огонька» вызывает бурю страсти.
И. ЦВЕЙ — Может быть это и не нужно.
В. ЛОШАК — Но иногда какую-то обратную связь я получаю. Иногда это просто какое-то уточнение, иногда реплики, связанные с публикациями. Но я хотел бы заметить, «Огонек» не является политическим изданием. «Огонек» это издание скорее социальное, как мы формулируем этот журнал — это журнал о человеке, о меняющемся человеке в меняющейся стране. Вот мы скорее внимательно следим за людьми, через них уже за политикой, за социальной сферой, за культурной, гуманитарной, чем за теми, кто следит, как там в Кремле идут передвижения кадров, какие готовятся законы, указы. То есть за тем, на что особенно болезненно реагирует Кремль. У нас есть автор Андрей Колесников, он же известный кремлевский обозреватель «Коммерсанта», который пишет в каждом номере «Огонька», у него своя колонка, она так называется «Колесо власти». И собственно, нам почти достаточно этого объема информации о жизни президента, а другими мы менее интересуемся, потому что главный ньюсмейкер в стране это президент.
И. ЦВЕЙ — Кстати, вопрос о журналистах. «Куда пропал журналист Никонов из «Огонька»?», — Инна Волощенко.
В. ЛОШАК — Журналист Никонов в свое время уходил из «Огонька» в  «Вечернюю газету», она называлась не «Вечерняя газета», а:
И. ЦВЕЙ — Но он не работает сейчас.
В. ЛОШАК — Потом еще куда-то ушел. Нет, у нас он не работает.
И. ЦВЕЙ — Тут я прочитаю вопрос, замечание для меня, для ведущей. «Или вы забываете представиться, или я невнимательный слушатель. Хотели бы знать ваше имя», — Андрей. Вы невнимательный слушатель, меня зовут Ирина Цвей. К вопросу о журналистской этике. «Я считаю, что нельзя в такой унизительной форме говорить о президенте страны как это сделал Черкизов:», — так, этот вопрос я пропускаю. Поскольку мы не обсуждаем сейчас Черкизова. Мы коснулись «Огонька», вы говорите о человеке через призму бытия, вы рассматриваете все вопросы, все ситуации, в которые человек попадает, в политику. О политике я еще как-то понимаю, у нас очень много место это занимает. Какие еще сферы? Политика, экономика, у вас есть обзор магазинов, что еще захватывает «Огонек»?
В. ЛОШАК — Объяснить просто. Нас интересует человек, пришедший в магазин, а не магазин, предлагающий что-то человеку. Вот если эта формула понятна, то тогда я думаю, мы понимаем, о чем мы говорим. Это не значит, что мы не пишем ни о чем другом. Мы пишем и о новых книгах и о новых дисках, концертах. Но, прежде всего, конечно человек.
И. ЦВЕЙ — Понятно. «Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы у нас было гражданское общество и активные в политическом отношении граждане?», — Кирилл Николаевич, Москва.
В. ЛОШАК — Это очень хороший и серьезный вопрос и если он адресован мне, власть не должна бояться противоположного себе мнения. Вот, по-моему, главный болезненный вопрос, существующий сегодня в России. Потому что в эту минуту и этот век только свободный человек, который может сопоставлять мнения, быть не согласным, только он может двигать страну вперед. Люди манкурты, о которых когда-то писал Чингиз Айтматов, они этого делать не могут. Власть у нас катастрофически боится противоположного мнения. Почему-то считается, что оппозиция пагубна для страны, что те либеральные свободы, которые так продуктивно существуют в цивилизованном мире, не для России. И чем дальше, тем это мнение усиливается. Усиливается, и  мы сейчас начинаем пить такой для меня просто ужасный коктейль, когда смесь идеологии, церкви, спецслужб.
И. ЦВЕЙ — Действительно коктейль.
В. ЛОШАК — «Коктейль Молотова», который может привести эту страну как минимум в тупик. Вот это возвращение сейчас, вырывание у культуры помещений, где она находится и возвращение их церкви, ожидаемая реституция для церковной собственности, люди из спецслужб, которые занимают сегодня места во всех министерствах, в Думе и так далее. Несут с собой зачастую, не всегда, но зачастую очень специальное видение мира. Вот это та угроза, которая мне кажется, будет и уже есть огромный тормоз для движения России в цивилизованный мир.
И. ЦВЕЙ — Приходит очень много вопросов на пейджер. Тут пришло замечание. «Прошу прощения, почему вы упорно не задаете Виктору Григорьевичу мой вопрос. Это что за боязнь, политическое табу. Галина». Во-первых, я вас прощаю Галина. Во-вторых, может быть это и табу, я просто не знаю, на что. Потому что ваш вопрос не пришел. Если вы хотите, чтобы я его задала, пришлите его, пожалуйста. Вот вопрос, который мне очень понравился. «Скажите, пожалуйста, читаете ли вы сейчас «Московские новости», если да, то интересны ли вам теперешние новости?», — Ольга Михайловна.
В. ЛОШАК — Если Ольга Михайловна, вы на меня не обидитесь, я на этот вопрос отвечать не буду. Потому что здесь есть слишком много личного, и я боюсь, что у меня слишком личный взгляд на состояние «Московских новостей» сегодня. Я все-таки 10 лет был главным редактором, поэтому простите меня, но я отвечать не буду.
И. ЦВЕЙ — Это ваше право. Очень много приходит сообщений, во-первых, благодарят вас за тот «Огонек», который сейчас стал. Я их все зачитывать не буду, они все благодарственные действительно и говорят о том, что журнал «Огонек» это символ советского времени, а сейчас такой современный хороший журнал. Это я так кратко обобщаю. Давайте с вами послушаем телефонные звонки. 203-19-22. Алло.
ИГОРЬ — Добрый вечер. Вы сказали, что вы в свое время выступали против принятия гимна на музыку Александрова. Скажите, а сейчас, когда вы находитесь на каком-то официальном приеме, вы встаете, когда звучит гимн России?
В. ЛОШАК — Я не помню, приходилось ли мне вставать или садиться, но я, безусловно, встану, потому что я встаю не по поводу музыки Александрова или стихов Сергея Михалкова, а встаю из уважения к символу своей родины. И поэтому я естественно встаю. Тут совсем не та ситуация.
И. ЦВЕЙ — Алло.
СЕРГЕЙ — У меня к Виктору два вопроса. Первый в отношении программы Савика Шустера как вы относитесь к тому, что ее сняли с эфира. Второе в отношении отмены льгот.
В. ЛОШАК — Что касается «Свободы слова» я отношусь к этому даже более чем критически, потому что за этим шагом стоит более серьезная проблема. Это проблема боязни прямого эфира, проблема боязни столкновения мнений, проблема руководства властью, эфиром, политикой эфира. И я к этому отношусь однозначно плохо. Еще хуже я отношусь к тому, что сегодня на российском телевидении нет такой фигуры как Леонид Парфенов. Не расшифровываю. Наверное, и так понятно. Потому что лучший телевизионный журналист страны получил, я не скажу запрет на профессию, но он не востребован властью или руководством каналов, но востребован миллионами телезрителей и это не учитывается. Значит, у нас не все благополучно не только с телевидением. Что касается вопроса об отмене льгот, я к этому отношусь вполне с пониманием. Потому что не может страна нести на себе такое социалистическое бремя как масса льгот и уж, во всяком случае, их нужно было переводить в денежное выражение, чтобы было понятно, кому, сколько мы платим. И чтобы за спиной людей чиновники не осуществляли махинации с деньгами, которые компенсируют эти льготы. Не дело, что в стране едва ли ни каждый второй был льготником. Такой страны или таких льгот не выдержит ни одна экономика.
И. ЦВЕЙ — Я, наконец, нашла вопрос Галины, который она прислала третий раз, как она пишет. «Виктор, считаете ли вы, что президент сейчас должен быть не на пляже в своей резиденции, выражаясь пафосно — со своим народом. Беда в том, что у нас президент и народ абсолютно разные, несовместимые субстанции», — Галина. Можно, я только одно замечание скажу. Дело в том, что Галина, президент совсем недавно проехал в Кремль, и он находится сейчас со своим народом. Но вопрос все-таки задан вам, поэтому:
В. ЛОШАК — Я могу ответить Галине кратко. За президента Путина проголосовало 70% народа. И о какой несовместимости с народом может идти речь. Что касается его лежания на пляже, уже ответили, но наверное и президент имеет право на отпуск. К нему могут быть другие претензии. Но претензия, что он не имеет права быть в отпуске, наверное, это излишняя требовательность к президенту России.
И. ЦВЕЙ — «Господин Лошак, вы же мудрый человек, что вы жалеете Леню Парфенова, — мне странно слышать от наших слушателей, почему надо так обязательно панибратски относиться, но читаю, как есть, — он же не хочет работать сам. Поймите, нельзя же в таком ритме жить, он радуется, что его нет нигде, и отдыхает. Другое время сейчас. Будьте мудрее к пиарам», — Юра.
В. ЛОШАК — Юра, Леонид Геннадьевич Парфенов не отдыхает, он делает фильм об афинской олимпиаде, это первое. Второе, я еще не знаю в мире тележурналиста, который может работать сам без эфира. Во-вторых, откуда у вас такие умозаключения, право я не знаю.
И. ЦВЕЙ — Давайте послушаем еще телефонный звонок. Алло.
ВИКТОР — Добрый вечер. Я хотел бы поинтересоваться, в программе «Намедни» на НТВ работали два корреспондента Андрей и Анна Лошак. Это родственники? И хотел бы у Виктора Григорьевича спросить следующее: вообще профессия журналиста она семейная профессия, или же все-таки вы считаете, что в семье не должны дети повторять своих родителей.
В. ЛОШАК — Это очень личный вопрос. Что касается повторения детьми профессии родителей, это очень естественно, потому что дети растут в среде общения своих родителей, в среде их профессии, и я не вижу никаких проблем, когда дипломаты повторяют дипломатов, врачи — врачей, журналисты — журналистов. И просто проблема в том, как повторяют. Вот это проблема. Что касается Ани и Андрея. Андрей мой племянник, сын моего старшего брата, а Анна моя дочь.
И. ЦВЕЙ — 203-19-22.
ТАТЬЯНА — Я хотела спросить о проблеме ЮКОСа, проводят ли журналистское расследование. И о том, что ведь не только банкротится ЮКОС, банкротятся еще компании и заводы, о которых просто ни в прессе, ни по телевидению не говорится.
И. ЦВЕЙ — Я, к сожалению, вынуждена вас прервать, на первый вопрос Виктор Григорьевич ответит, но больше у нас нет времени.
В. ЛОШАК — Могу сказать только о своем личном мнении. «Огонек» как журнал, который не занимается экономикой, криминалом или почти не занимается этим, не ведет расследование по делу ЮКОСа. Мое же личное мнение как мнение любого нормального, наверное, человека, представляется, что это не только удар по экономике, по инвестициям в Россию, это удар и собственно по правосудию в России, которая девальвирована делом ЮКОСа ниже нижнего предела, как мне представляется. В общем, для России это очень болезненный и как мне представляется ошибочный шаг.
И. ЦВЕЙ — Спасибо большое. В программе «Персонально Ваш» был главный редактор журнала «Огонек» Виктор Лошак.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире