'Вопросы к интервью

А. Веснин 11 часов 7 минут в Петербурге. Всем добрый день! Меня зовут Арсений Веснин. Это программа «Особое мнение». Сегодня у нас в гостях депутат Законодательного собрания Максим Резник. Давайте разбираться с тем, что произошло вчера. Это прошедшее голосование и уже одобренные поправки в Конституции и этот новый вид голосования, это был важный день? Это было важное событие? Или по сути ничего не изменилось?

М. Резник Это смотря что считать важным событием. Это важный шаг в том числе и за нашу свободу в России. С одной стороны ситуация стала предельно ясной, а с другой стороны, ситуация стала лучше, потому что власть еще больше себя дискредитировала в глазах граждан. Эти цифры, которыми я не сильно интересуюсь, но я их примерно себе представлял, какими они будут, это лишь желание власти, выдать свое желаемое за действительное. Да, они преследуют этими цифрами несколько целей, в том числе и деморализацию противников режима, которых на порядки больше, чем власть пытается продемонстрировать. Это и попытка успокоить авторитарного лидера, по сути диктатора и главная поправка о бессрочном правлении Путина и диктует нам политическую повестку.

И именно сегодня, 2 июля, ситуация для меня выглядит ясной. Или та за Россию, за права ее многонационального народа и на его власть в его собственной стране, или ты за Владимира Путина и его бессрочное правление. И несмотря на то что власть сама себе рисует эти цифры и радостно показывает их дедушке из бункера, от общества нельзя ничего скрыть. Общество прекрасно понимает, что шло массовое изнасилование политической страны в интересах одного человека, чтобы продемонстрировать ему всенародную любовь, которую он возжелал. Ему недостаточно было одобрения «Единой России» во всех парламентах.

Ситуация стала яснее и цифры ничего общего с действительностью не имеет, вопрос в том, как нам двигаться дальше к победе многонационального народа над диктатором.

А. Веснин Вы говорите, что ничего по сути не изменилось, просто все стало яснее, но дальше стоит вопрос сменяемости власти. А сейчас он либо вышел на первый план, как она вообще будет сменяться, либо он наоборот ушел на задний план, потому что по мнению многих в ближайшее время она сменяться вообще не будет. С этим что делать?

М. Резник Он точно вышел на первый план. Он и был на первом плане, а теперь – он единственный вопрос существенной политической повестки. Если мы говорим не о борьбе бульдогов под ковром, а там много повесток и повесточек. А мы говорим о существенной, содержательной повестке для страны. В этой ситуации, да, власть попыталась продемонстрировать всенародную любовь. На табло она зафиксирована, но по существу, все, и участники процесса, и болельщики, понимают, что это был даже не просто договорняк, а заранее оформленный результат с танцами и бубнами, с пеньками и с голосованием в багажниках.

Власть просто неадекватна, она настолько оторвана от народа, что лидер господин Путин ничего не понимает, ему некому сказать правду о том, что происходит в стране, а подхалимы и лизоблюды, которые его окружают, все время вынуждены подавать ему дополнительные допинги в виде этой народной поддержки. Он все время ее требует.

А. Веснин А народной поддержки вообще не осталось?

М. Резник Конечно осталась, у любого человека, который много лет у власти существует прикормленный класс опричников и он достаточно велик, начиная Росгвардией, и кончая Центрами Э, и просто чиновниками и высокопоставленными бюджетниками. Этот класс есть конечно. Есть и те, кто оболванены телевизором. Но сейчас, и экзитпулы это демонстрируют и общественные настроения, и мне кажется, что в столицах сформировано антипутинское большинство. Вопрос в том, как оно сможет предъявить свои политические права, реализовать их и защитить. И об этом очень неплохо сказал вчера Алексей Навальный, и я с ним в этом согласен – «Что делать с вечным Путиным?»

А. Веснин Мы еще вернемся к тому, что делать с вечным Путиным. Вы говорите, что Путин не понимает, и что ему некому сказать… А вы уверены, что ему некому сказать, и что он не понимает? Можно часто от оппозиционеров слышать, что Путин уже ничего не понимает, и что он уже одурманен собственной властью, но если посмотреть на это со стороны, будучи незаинтересованным человеком, не гражданином страны, а посмотреть отстраненно, то тогда по ощущениям – у Владимира Путина всё получается! Получается не в смысле делать прекрасную великую и сильную Россию, а делать так что его интересы, и интересы его окружения – в безопасности, и у них всё хорошо. Деньги зарабатываются и в тюрьмы никто не садится…

М. Резник С этим трудно не согласиться. У него всё хорошо и он побеждает. Он побеждает свой собственный народ Российской Федерации. Противоречия между властью и народом и вечным Путиным – очевидно, с моей точки зрения. Он побеждает, но все его победы, включаю и первоиюльскую победу, это пирровы победы. И окончательно они ведут к поражению!

А. Веснин А почему?

М. Резник Объясню. Главный вопрос нашей беседы в этой части, да и какой бы мы вопрос ни затронули, лучше всего описать метафорой – Кощей бессмертен, пока Иванушки – дурачки. Или власть будет бомбить Воронеж вечно. Но вопрос не в этом. Вопрос в том, а сколько Воронеж готов терпеть!

А что бы могло произойти 1 июля? Представим, что пришло бы большинство граждан и проголосовали бы нет. Власть бы конечно всё бы фальсифицировала, а возмущенные этим граждане вышли бы на улицы. Миллион в Москве и полмиллиона в Петербурге. И это означало бы конец нынешнего политического режима. Конец диктатуры Путина. Но этого не просиходит.

А. Веснин А почему?

М. Резник Для этого очень много причин и это тема отдельной передачи, но мы можем сейчас начать это обсуждать.

А. Веснин Давайте начнём, у нас есть время.

М. Резник Потому что Воронеж готов терпеть, большая его часть. Люди пока созревают, это не одномоментный процесс и его невозможно предусмотреть. Мы с вами, Арсений, историки, и мы отлично знаем, что очереди за хлебом как в феврале 17-го могут возникнуть неожиданно, но мы не знаем, какая причина может вывести людей на улицы. Как правило, а Путинский режим не уникален… Когда люди выходят на улицы? Когда они защищают то, что у них украли. И чаще всего на выборах или на каких-то процедурах такого рода. И эти выборы еще будут в России. Власть будет проводить близко к тому, что она уже осуществила. Ей понравились пеньки и досрочное бесконтрольное голосование. Но в тот момент, когда большинство, выступающее против диктатуры и власти одного человека, захочет защитить свой выбор путем выхода на улицы, тогда у власти возникнут проблемы, и тогда мы сделаем тот шаг, который позволит эту власть отстранить.

Есть шанс, что она уйдет добровольно? Или в результате выборов? Очень маленький. Не существует серебряных пуль и палочек Гарри Поттера. Мы собственными усилиями должны добиться этого результата. Вот так пространно о отвечаю на вопрос, что нужно делать. Нужно двигаться и работать в этом направлении, и меньше тратить сил на споры между бойкотистами и сторонниками голосования НЕТ, как это было во время кампании. Я каждый день призывал прекратить эти дискуссии, не потому что я против дискуссий, я очень люблю поговорить и это видно по нашему эфиру, а я призывал сосредоточиться на главном.

И здесь я согласен с Навальным, что наш первый пункт – это борьба с главным, с Кощеевым яйцом, с рейтингом Путина, который сформирован разными способами, и прежде всего с помощью пропаганды и других инструментов. Но сейчас его рейтинг явно стремиться вниз. И в обществе это невозможно не чувствовать. И сейчас важно выбить из-под режима этот краеугольный камень. И важно разговаривать не между собой, хотя и это важно, но разговаривать надо о том, как объединять усилия, а не о том, что нас разъединяет, кто кому на ногу наступил, а кто кому на спину плюнул в каком-то мохнатом году. Надо сосредоточить разговор на тех, а их много, кто еще вчера поддерживал и любил Путина, а сегодня в нем разочаровался благодаря экономическому кризису, эпидемиологическому кризису, политическому кризису и бесконечному обману. Они разочарованы. И их отношение к Путину хуже, чем у нас с тобой. Мы то всегда относились к нему скептически! Я никогда его не поддерживал.Но эти люди нуждаются в разговоре, они ищут альтернативу. Они наши собеседники. А не разговаривать с теми, кто получает от режима заведомые бенефисы.

А. Веснин А как это делать? Мы можем разговаривать с нашими знакомыми, если среди наших знакомых есть те, кто поддерживает Путина. У меня лично таких знакомых нет. Это голосование показало, что все мои ленты соцсетей и разговоры с моими друзьями, которые далеки от политики, среди них нет человека, который бы пошел и поставил бы за. И почти все сходили проголосовать и сказали, что поставили против даже без каких-то моих призывов. А как с людьми, которые еще за Путина, но только начинают от него отворачиваться? Как с ними поговорить? Где найти площадку для этого обсуждения?

М. Резник В век соцсетей это сделать просто. Существует и отсутствие диалога между людьми с разными политическими позициями. Мы знаем такое слова – бан. Так всегда проще. Бан используют при откровенном хамстве и где дискутировать не о чем. Но такие дискуссии возникают и идут на этих площадках. В соцсетях. И думаю, что другого способа еще не придумали. А из раньшего времени есть личное общение, но оно уступает место общению в онлайн режиме. И это тот способ, к которому и я стараюсь прибегать, хотя для меня это было не характерно. Я привык работать еще вчера по старинке.

А что касается Петербурга и Москвы, то у меня такие же ощущения. И среди моих знакомых нет людей, поддерживающих Путнина, если только кто-то из них поддерживал его когда-то. А у меня широкий круг знакомых и все голосовали либо против, либо бойкотировали, хотя таких было меньшинство. В столицах – устойчивое антипутинское большинство, и в Москве, и в Петербурге, и это показали вчерашние независимые экзитпулы, единственное, чему мы можем доверять.

Вопрос, как мы сможем защитить свой выбор на ближайших выборах, которые будут в Государственную думу и в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. И здесь я снова соглашусь с Навальным. Поскольку для нас каждый день – это бой, мы должны вступить в этот бой на региональных выборах и в Совет Федерации.

А. Веснин Вы сейчас сказали, что уличные протесты – это чуть ли не единственный способ сменить власть или добиться, чтобы она пошла на какие-то уступки. Но и вы, и Навальный говорите об умном голосовании. Но если выборы будут проходить таким же образом, как проходило это голосование, и могут принять закон о таком долгом голосовании, и еще можно принять второй закон, который скажет, что все наблюдатели – только через общественную палату, то есть отрежет полностью всех независимых наблюдателей. И всё. И какое умное голосование? Какие выборы? Дальше – будут рисовать. Мы сейчас видели, как приходят люди и проносят на избирательный участок коробку с бюллетенями. Ставят его и говорят: «Это – надомное. Здесь тысяча человек проголосовали». И таких случае в Петербурге много. И какие выборы? Такое ощущение, что выборы закончились.

М. Резник Так мы с этим ощущением живем уже очень давно! И конечно власть будет придумывать все новые способы, чтобы себя защитить. Вопрос в том, когда нам надоест это терпеть. Представим себе такой же день, 1 июля, но про другое. Вот будут выборы в Государственную думу. И все будет так же, на пеньках. Но у оппозиции – какое-то единство действий. Общее понимание того, что эта процедура, выборы в парламент страны, она для оппозиции важна, важна для антипутинского большинства. И мы в них участвуем. Вот сейчас у нас была возможность сказать нет. Да, процедура была непонятная, и она и дальше может быть такой. Так вот, вы выходим, говорим нет, и нас полностью обсчитывают. А мы отказываемся это признавать и выходим на улицы. Да, и это единственны способ. И я не знаю другого. Правда, на знаю.

А другой способ? Я на следующий день выйду в эфир в «Особом мнении» и скажу, что мы будем ждать следующего такого шанса. Да, и такой шанс теоретически был и сейчас, несмотря на то, что эта процедура была липовая. Но, во-первых, эпидемия. Не надо об этом забывать, это не шутки. Во-вторых, наверное только сейчас некоторые люди испытывают шок и расстаются с иллюзиями. Вспомните нашумевшее письмо сотрудницы библиотеки имени Маяковского. Она, извините меня за жаргон, вовсе не ватная. Она абсолютно адекватна интеллигентная женщина, и таких как она много. «Мы вас любили, Владимир Владимирович! За вашу молодость, спортивность, интеллигентность!» А сейчас эти люди, которых заставили открепляться… К ним отнеслись как к рабам! Самым настоящим. И они испытывают шок.

А. Веснин Подытожу, то, что вы говорите. План такой: участвовать во всех выборых, всех плебисцитах, голосованиях и во всем, в чем только можно, как бы там не обсчитывали и ни фальсифицировали, а потом говорить, что это всё было незаконно, потому что обсчитали и сфальсифицировали, и выходить на улицы. А дальше – по ситуации.

М. Резник Я бы сказал другими словами. Мы должны стремиться реализовать свою политическую волю любым доступным и законным способом или методом. Это мы должны делать. И когда нам не дадут это сделать, у нас всегда есть два пути. Сказать, что не в этот, а в следующий раз мы придем с петицией, демонстрирующей нашу политическую волю. И может быть ее и удовлетворят из страха, что мы больше не смиримся. Но у них должен быть страх, что мы не смиримся. А для этого мы должны быть готовы не смириться. И рано или поздно этот момент наступит. Вот так, Арсений! Не то, что они будут честные или нечестные. Они будут разные. И все более нечестные. Но готовы ли мы реализовать свою политическую волю? Считаем ли мы, что власть принадлежит народу? Или многоликому Путину? Или не готовы? Они тоже живут с нами, в этой стране, хотя главный товарищ – в бункере, но в целом – рядовые опричники живут среди земцев и чувствуют эти настроения. И они очень хорошо поймут, и это по цепочке пойдет, как сарафанное радио – насколько люди дозрели. Это будет зависеть от того насколько Воронеж будет готов терпеть, потому что Кощей бессмертен, только пока Иванушки – дурачки.

А. Веснин Но когда речь заходит об уличных протестах, то сразу поднимается вопрос количества росгвардейцев, полицейских и прочих людей в форме. А их очень много. И примеров уголовного преследования уже очень много. И примеров избиений. И люди боятся.

М. Резник Я согласен, все это очень важно, и я сам об этом думаю, и мне самому страшно бывает. Я же не сумасшедший человек! Ты же и предвидишь, и понимаешь последствия своих слов и действий! И ты не можешь не бояться. Но ты или будешь преодолевать страх, или не будешь. Мне позвонил старый знакомый, он весь в музыке и далек от политики, но условно – он за свободу. И он сказал, что его заставляют открепляться и спросил, что ему делать, потому что его условному дирижеру или режиссеру влетит, если я его подведу и не откреплюсь. Это в сфере культуры происходило. Я ему сказал, что он сам должен сделать выбор. Он ответил, что я депутат, и мне легче сделать выбор. А у него работа, которой он за свой собственный выбор может лишиться. И я его прекрасно понимаю. Но можно было сделать другой выбор. Постараться сохранить работу и не выступать.

И каждый стоит перед выбором. И это страшно. Но в какой-то момент и они почувствуют, что их много. Это кажется, что ты один. А надо совершить поступок. Однажды ты его совершишь, оглянешься и увидишь, что с тобой миллионы. И другого пути нет. Я был бы рад, если бы у нас был Гарри Поттер и другие волшебники, это было бы замечательно. Но я вижу только такой путь. Я очень надеюсь, и шанс на это существуют, хотя он становится все меньше и меньше, почти ничтожным, что, одумавшись, какая-то часть этой власти или элиты, назовем ее так, поняв, что она не отражает интересов большинства, она будет искать способ уйти мирно, передав через выборы власть большинству. Будем на это надеяться. Но все показывает, что они будут держаться за власть любой ценой. Но готовы ли мы заплатить собственной жизнью за то, чтобы терпеть это до ее конца? Я не готов.

А. Веснин Тут и вопрос готовы ли заплатить своей жизнью за то, чтобы эту власть свергнуть? Уличные протесты, особенно в последнее время, становятся, все более и более чреваты, и может быть придется или заплатить своей жизнью буквально или, отправившись куда-то, в тюрьму или на зону. И вопрос, переборют ли люди этот страх?

М. Резник Все правильно, каждый будет это делать самостоятельно. И мне не хочется такого выбора. Очень не хочется. Но если стоит выбор – умереть стоя, или жить на коленях, то, конечно – первое. И не дай бог никому такого выбора. Но мир черно-белым делаем не мы. Я сторонник палитры, разных оттенков мнений, самых тонких демократических процедур, учитывающих интересы самых различных групп. Но власть сама так делит – ты за нее, или нет. Она делает мир черно-белым. И придется делать выбор, будет принадлежать власть многонациональному народу Российской Федерации, или многоликому Путину. И нет третьего ответа на этот вопрос.

А. Веснин Вас спрашивают, а ваши коллеги по парламенту, где большинство провластное, как они между собой, в кулуарных разговорах… Когда они говорят на публику, то все понятно. А в кулуарных разговорах, как они оценивают происходящее?

М. Резник В основном, также как и мы. Но другими словами, и с другой степенью резкости и точностью формулировок. Но я и разговариваю не со всеми. Не все члены фракции «Единая Россия» интересные собеседники, уж простите. Но я разговариваю, с некоторыми мы работаем в одном коллективе. Их 35 человек из 49. И они возможно даже лучше нас понимают насколько закрутили гайки, насколько доведен народ, насколько вся тяжелее становится прибегать к репрессивно-пряниичным методам лотерей и выигрышей квартир. Но терпение народа иссякает. И они это тоже понимают. Но наверное у них нет другого пути, по крайней мере у тех, кто продолжает способствовать фальсификациям и всему, что связано с этим режимом.

А. Веснин А как вы думаете, они в какой-то момент сразу же «переобуются»?

М. Резник Мой коллега Вишневский по Законодательному собранию часто говорит, что он видит, когда депутаты «Единой России» будут критиковать Путина. Такие всегда есть и история знает немало примеров таких перемен. В нашей истории – это знаменитый Тушинский перелет. Это другое, но, тем не менее, такие всегда будут. Канут ли они в небытие? Это не имеет значения. Нам нужен парламент, не принадлежащий одной партии, который реально отражает интересы населения Санкт-Петербурга. Дело не в конкретных персонах. Дело в системе.

А. Веснин Мы сейчас прервемся на московские новости.

НОВОСТИ

А. Веснин Возвращаемся в эфир. Максим Львович, вас спрашивают, кажется пришла пора для эмиграции. Надо уезжать, здесь уже ничего не сделать. Будете ли вы осуждать людей, которые уедут из России.

М. Резник Я и раньше никого не осуждал. Если кто уехал, у каждого могу быть свои причины. И тут каждый должен сам решать для себя. Для кого-то эмиграция является выходом из ситуации. И думаю, что такие люди будут. Но я думаю, что сейчас эмигрировать из России не очень дальновидно. Несмотря, а может быть и благодаря тому, что произошло 1 июля, в историческом смысле дни этого режима сочтены. Я убежден, что большинство граждан уже не поддерживает Путина и его личное правление. И чем меньше людей сейчас покинут нашу родину, хотя я понимаю из эмоции и их выбор, не согласен с ними но понимаю, тем быстрее мы избавимся от этого режима. Сейчас ради будущего своих детей, а часто именно из-за этого покидают Россию, но сейчас как раз из-за будущего своих детей стоит остаться. Но выбор каждый должен делать сам. Режим будет цепляться любой ценой за власть, но цена на свободу падает, когда спрос на нее растет. И когда спрос вырастет, то будет легче и поступки совершать. И сейчас этот процесс идет.

А. Веснин Еще спрашивают, а вы со своим будущем определились? Имеются в виду выборы в Законодательное собрание, которые состоятся через год. И в Госдуму. Будете ли вы участвовать в выборах? И как будете участвовать? Особенно если они будут проходить по такому же сценарию как это голосование.

М. Резник Я в любом случае буду в них участвовать в каком-то качестве. И я призываю всех не складывать руки даже в самой сложной ситуации. Но пока не знаю в каком качестве буду участвовать. Мягко выражусь, что наверное это будет непросто. Понятно, какие будут союзники. В Законодательном собрании – это партия «Яблоко», и в частности Борис Вишневский. Наши взгляды по большинству вопросов совпадают и это не нуждается в особых комментариях. Партия «Яблоко» внятно оценивает деятельность Путина и происходящее, и наши политические линии совпадают. Это и штаб Навального в Петербурге, и «Объединенные демократы России». «Яблоко» по конкретным вопросам сотрудничает с самыми разными организациями и партиями, и много раз это доказывала, если это городская повестка.

А в политическом смысле, я собираюсь с ровно той же повесткой, с которой участвовал в компании «НЕТ», которая сейчас шла. Я хочу участвовать в выборах вместе с теми же политическими силами, в союзе с ними, которые считают, что сегодня вопрос за Россию против Путина – самый актуальный. И в таком качестве, в такой политической парадигме, вернее в такой парадигме – в любом качестве. В качестве кандидата, наверное будет полезен мой опыт и какие-то возможности. Но сейчас говорить об этом рано. Но важна консолидация вокруг этих задач.

А. Веснин Многие помнят ваш конфликт с «Яблоком», это уже лет девять назад было. А сейчас может случиться такое, что вы сейчас пойдете на выборы от «Яблока»?

М. Резник Можно бесконечно погружаться в конфликты, и скорее всего договориться о прошлом не получиться. Я предлагаю договариваться о сегодняшнем дне. И здесь объединить усилия. Это настолько очевидно! Но кому-то кажется, что предыдущие разногласия или личные отношения могут…

А. Веснин К сожалению, складывается, так, что время от времени все снова начинает это вспоминать.

М. Резник Почему все? Вот вы, что вы считаете наиболее важным?

А. Веснин Я уверен, что надо смотреть в будущее. Но не забывая, конечно, о прошлом.

М. Резник Конечно, не забывая о прошлом! Но у каждого политика биография не безупречная и есть свои скелеты в шкафу. А я и не считаю себя безупречным политиком, и никогда на эту роль и не претендовали. И ни на чью-то совесть. Я за свою совесть отвечаю. Но в терминологии войны, а мы находимся на политической войне, как же еще бороться с диктатурой?! Политическая война, потому что вопрос стоит ребром. И если когда-то и были какие-то вещи, то они уже неоднократно через штрафбат пройдены.

А. Веснин Так возможно, что Максим Резник пойдет на выборы от «Яблока»?

М. Резник Мне кажется, что мы этот вопрос сейчас не должны обсуждать. «Яблоко» — мой политический союзник. Сейчас я так воспринимаю эту партию, в контексте той политической обстановки и повестки, которая сложилась. Надеюсь, что и они по большей части так воспринимают меня. Хотя есть вопросы, по которым у нас разные точки зрения. И наверное, не лучшие воспоминания. Но не это главное! Серьёзно. Неужели это может иметь какой-то значение на фоне повестки в которой мы оказались и существуем? Я обозначил политические силы, с которыми я хочу сотрудничать и с которыми я сотрудничаю, потому что у нас совпадают политические взгляды. И в этом строю я готов участвовать, чтобы бороться за то, что считаю важным и ценным. А в какой форме это будет? Поживём, увидим. Давайте не будем забегать вперед.

А. Веснин А Госдума или ЗакС? Куда думаете? Это вопрос от слушателей.

М. Резник Это зависит от того, когда будут выборы, одновременные ли будут выборы и как я баллотироваться, либо от какой-то партии, либо как независимый кандидат. На выборах в Госдуму это не станет легче, это будет сделать сложно. Я хочу, чтобы у нас был серьезный коллектив. Сейчас я в политике участвую как одинока, сам по себе. Я представляю сам себя и в каком-то смысле это хорошо и просто, но для борьбы хочется объединить усилия. В каких-то вопросах я объединял усилия с компанией «НЕТ», в рамках борьбы против поправок. А в каких-то – с Алексеем Навальным. Я внес его законопроект об увеличении пенсий участникам Великой Отечественной войны. И с «Яблоком» и прежде всего с Борисом Вишневским я сотрудничаю в Законодательном собрании. Я хочу со всеми этими людьми сотрудничать. Я давно живу на свете, к сожалению или к счастью, 25 лет занимаюсь общественно-политической деятельностью и знаю всех этих людей. И понимаю, что общего у них – 95%. О они застряли на 5%, которые их разъединяют.

Если честно, Арсений, то от меня зависит меньше, чем от вас, журналистов, тех, что разделяют эти ценности. Заставляйте лидеров договариваться! Требуйте от них этого! Требуйте ясно, четко, внятно! Это очень важно!

А. Веснин Я услышал ваш призыв! И наши слушатели и избиратели. Но на этом мы должны поставить точку. У нас в гостях был Максим Резник, депутат Законодательного собрания. Спасибо! И счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире