'Вопросы к интервью

М.Максимова 19:06 в Москве. Это, действительно, программа «Особое мнение». В студии — Марина Максимова. А свое особым мнением высказывает Владимир Пастухов, научный сотрудник University college of London. Владимир Борисович, здравствуйте!

В.Пастухов Здравствуйте!

М.Максимова Я напомню нашим слушателям, что нас можно не только слушать, но и смотреть на канале «Эхо Москвы» в YouTube, поэтому подключайтесь, там есть чат, можно тоже задавать вопросы нашему сегодняшнему эксперту.

Владимир Борисович, тему, которую поднимали много раз, но, тем не менее, голосование по поправкам выходит на финишную прямую буквально уже послезавтра вот этот главный день этого голосования, даже не знаю точно, как это называть. Но продолжаются, если не сказать усиливаются баталии на тему идти или нет голосовать против или не создавать явку. Вот этот поведенческий выбор — вы на какой стороне? Вы к какой партии принадлежите?

В.Пастухов Я принадлежу к партии, которая любит абсент. Вы знаете, я не участвую в этом споре. Я многократно уже говорил, что главный проигрыш — это вовлечение людей в чужую игру. То есть если вы спорите о том, ходить или не ходить, вы уже проиграли.

Мы стали свидетелями хорошего, качественного политического шоу. Смысл это политического шоу — отвлечь среди прочего внимание людей от тех реальных проблем, которые происходят в стране и отвлечь внимание людей от того, чтобы они не говорили, что там происходит с Юлией Цветковой, что там происходит с журналисткой Прокопьевой, что там происходит с делом «Сети»*, что происходит с «Норильским никелем». То есть с «Норильским никелем» как раз ничего не происходит, с ним всё хорошо. Плохо со всем тем, что вокруг него.

Понимаете, вместо того, чтобы обсуждать эти реальные проблемы реальной жизни, население вовлечено в виртуальную проблему — ходить или не ходить. Мне уже стыдно цитировать старые одесские анекдоты, но удержаться просто невозможно. Есть и такой: «Робинович, перестаньте ходить из угла в угол, неужели вы думаете, что если вы ходите, то вы не сидите?» Неужели вы думаете, что если вы пошли на эти выборы-голосование или не пошли на эти выборы-голосование, то от вашей позиции что-то изменится?

С моей точки зрения важно сейчас не внешнее действие, а та внутренняя работа, которая происходит внутри каждого человека, который претендует на то, что он не просто житель этой страны, а гражданин. Он должен для себя определиться и сделать какой-то выбор внутренний и дальше поступить так, как ему эмоционально комфортнее.

В нашей семье полная палитра всех решений. Мы с женой никуда не ходим. Дети сходили и выразили свою позицию. Поверьте, мы об этом не только не спорили — мы даже об этом не разговаривали. У каждого своя эмоциональная реакция на ложь. Кому-то проще обойти, кому-то важно выразить свою позицию. Это не предмет спора.

М.Максимова А как же довод о том, что действие лучше бездействия?

В.Пастухов Если вы хотите действий, сосредоточьтесь на том, что действительно может изменить вашу жизнь. В данном случае нужно ложную конституционную повестку реальной конституционной повесткой.

Действие — это не эмоциональный выхлоп. Эту партию Кремль уже выиграл. Он сделал свою игру, он провел свою игру. Общество, не готовое пока к тому, чтобы разорвать свой пакт с Кремлем, его поддержало. Я не видел массовых толп на улице, протестующих против изменения Конституции. А раз это так, то активное меньшинство, которое понимает, что происходит, оказалось пока неспособно убедить основную массу.

Значит, надо идти дальше. Куда идти дальше? Нужно заниматься альтернативной конституционной повесткой. Что такое альтернативная конституционная повестка? Это обсуждение тех реальных изменений в Конституцию, которые нужно произвести, а не тех фейковых изменений, которые произвела сейчас власть.

Ведь проблема, действительно, существует. Конституция 93-го года уже не отражает, действительно, реалий той жизни, в которой мы живем, не отвечает на многие угрозы и требования времени. Более того, как теперь выясняется, у нее были, как сказали бы сейчас специалисты по системам, точки уязвимости. Эти точки уязвимости привели, в конце концов, к тому, что страна переродилась в авторитарную самодержавную диктатуру. Вот этим надо заниматься.

А я вас уверяю, что этим как раз никто не хочет заниматься, потому что сейчас пройдет это голосование, и через две недели о теме Конституции все те, кто так жарко спорил, они забудут. А надо, чтобы не забыли, чтобы этого запала хватило на то, чтобы сказать, что да, нам нужно всерьез подумать о том, как должна быть устроена наша власть, каким образом она была разделена так, чтобы президент не возвышался как гора над всеми институтами власти, а был одним из них всего лишь.

Для этого нужна абсолютно кардинальная правка 3-й главы Конституции, нужны идеи, нужны подходы, нужна дискуссия, нужна поддержка. Хотите что-то делать, хотите действия — действуйте. Но к этому как раз готовы очень немногие.

М.Максимова Что касается обсуждения Конституции, то оно в какой-то степени идет. Даже сайт появился. Есть «Конституция свободных людей». Есть поправки, которые готовило «Яблоко». Вот у нас Борис Вишневский, собственно говоря, тоже — на сайте «Эхо Москвы» можете посмотреть — выложил ключевые отличия действующей Конституции от того, что они предлагают. То есть какие-то поправки идут.

В.Пастухов: Если вы спорите о том, ходить или не ходить, вы уже проиграли

Наши слушатели тоже с некоторыми комментариями еще до нашего с вами эфира писали и говорили, что, может быть, найдутся аналитики и журналисты, которые начнут обсуждать именно это. И вспоминают тут опрос «Левады», что большинство как раз именно за такое голосование и за альтернативный пакет, который предложило «Яблоко». То есть какое-то обсуждение идет.

А у меня тогда вопрос. Вот вы говорите, что власть эту партию выиграла, что по большому счету не имеет значения, пойдете вы на это голосование послезавтра или уже пошли, или не пойдете. Здесь что касается обсуждения, как оно должно вестись, если вот я не представляю каких-нибудь шансов, чтобы эти поправки другие или иная Конституция, или иной вариант этой 3-й статьи Конституции, чтобы он каким-то образом был вписан в ту самую книжечку, которую потом будут продавать в каждом киоске Союзпечати.

В.Пастухов Так уж повелось на этой планете, что сначала было слово. То есть алгоритм очень простой: нужны идеи, эти идеи могут быть очень разными. Может быть, вариант который подготовлен «Яблоком», может быть вариант, который не подготовлен «Яблоком».

Я не являюсь поклонником того варианта, который подготовлен «Яблоком», но я считаю, что это как раз и должно быть предметом дискуссий и должна быть найдена точка консенсуса. После того, как эта точка консенсуса будет найдена, необходимо искать формы продвижения этой идеи в массы и их популяризации, объяснения, почему это важно и собирание людей вокруг этого.

Это рутинная, долгая работа. Она не будет востребована значительное время, потому что от этих разговоров сама по себе не наступает революционная ситуация. Но зато когда эта революционная ситуация наступит по другим причинам и в свое время, очень важно, чтобы была готовая карта дорожная, которая может быть положена на стол. Потому что такие дорожные карты, они не возникают в одночасье.

В момент любой революции, в конечном счете, реализуются все эти задумки, все эти подходы, которые делаются во времена реакции.

Поэтому тут нужно иметь некий кураж. Вы знаете, почти все достойные книги в этой стране в прошлом веке — это были книги, которые писались в стол. Нужно иметь кураж работать в такой политический стол, понимая, что с сегодня на завтра ничего не произойдет и даже с сегодня на послезавтра ничего не произойдет.

М.Максимова И до 36-го, да?

В.Пастухов Да. Понимаете, но когда-то произойдет. Те, кто строили собор в Барселоне, строили его почти тысячу лет. У людей, которые закладывали первые камни в основание этого собора, не было ни малейших шансов увидеть даже промежуточные результаты этих работ. Но, тем не менее, культура человека Возрождения была такова, что он предполагал, что это имеет значение, даже если он не воспользуется плодами своего труда здесь и сейчас.

Нашему поколению или моему поколению, возможно, надо смириться с мыслью о том, что мы сами не воспользуемся плодами тех работ, которые мы обязаны и должны совершить.

В.Пастухов: Конституция перестала быть просто документом, который вызывает к себе уважение

М.Максимова Давайте мы здесь поставим запятую, прервемся на короткую рекламу и вернемся в студию.

РЕКЛАМА

М.Максимова Продолжается «Особое мнение». Это «Особое мнение» Владимира Пастухова, научного сотрудника University college of London. Прервались мы на рекламу на разговоре, что нужно заниматься работой по подготовке новой Конституции, во всяком случае, чтобы изменять 3-ю статью.

Смотрите, будет заниматься (а, может быть, потихоньку занимается этим) оппозиция. У меня даже это голосование по поправкам, получается, продемонстрировало, с моей точки зрения, вот этот определенный раскол, что даже в этом — не знаю, это простой или непростой вопрос — нет какого-то единого мнения, идут жаркие споры: не идти или голосовать против. Даже здесь не смогли объединиться. А сколько у нас было эфиров, сколько было колонок, статей. Сколько было комментариев, копий сломано на тему того, что наша оппозиция не может, не хочет, неспособна объединиться. То есть, получается, так ничего и не поменялось.

В.Пастухов: Никакая страшная власть не была страшнее русской смуты и бунта, бессмысленного и беспощадного

В.Пастухов Понимаете, вы оперируете очень многими для меня неизвестными составляющими. Я очень многое не могу себе представить. Например, я не знаю, что такое оппозиция в этой стране. Это условная для меня категория, потому что в России оппозиция — это в некотором смысле всегда зеркальное отражение власти. И то, что себя называет оппозицией, зачастую является этой же властью, вывернутой наизнанку, которая болеет теми же болезнями, которыми болеет власть.

Меня интересует не столько мнение оппозиции и то что с ней происходит и как она, перекрестно или параллельно делиться и размножается, а то, что происходит в сознании основной части так называемого лояльного электората, знаете, такого пашущего народа. Потому что на самом деле особенность русской истории состоит в том, что в России нет ясно выраженного политического класса. В России эволюционно мы так привыкли к тому, что основная часть населения, в том числе, образованного населения старается держаться власти до самого последнего момента, насколько обстоятельства позволяют это делать.

Отчасти в этом есть здоровый инстинкт самосохранения, потому что вся русская история учит тому, что хуже русской власти является только русская анархия. Никакая самая страшная власть не была страшнее русской смуты и русского бунта, бессмысленного и беспощадного. Поэтому основная часть населения, которая в других страна играет постоянно активную роль, у нас находится в спящем состоянии. Но, находясь в этом спящем состоянии, она видит продуктивные весьма сны. И в тот момент, когда она пробуждается, то действует она именно обычно так, как она себе это видела в своем длительном сне.

Так вот меня интересует, что происходит в мозгах тех людей, которые не пишут блоги, не выходят в основном или очень редко на улицу, которые работают в многочисленных научных институтах, школах, больницах, библиотеках, театрах. Которые в реальной жизни — «я политикой не интересуюсь», то есть политикой не интересуются, на самом деле просто гонят эту мысль от себя, но при этом всё понимают и впитывают и на самом деле имеют свое глубоко спрятанное мнение.

Так вот эти люди, они для меня основной игрок. И этот основной игрок получает очень интересный и очень серьезный урок политического ханжества, и он сделает из него свои выводы. Он даже, возможно, отчасти придет на это голосование, отчасти не придет. Он, в общем, примет эти поправки, выслушает всё и скажет, что на сегодняшний момент ему перспектива оппонентов Путина кажется более пугающей, чем нахождение у власти самого Путина.

М.Максимова Да, так и говорят.

В.Пастухов Да. Но на ус он намотает. Намотает он несколько довольно-таки печальных и важных вещей. Первый и главный урок всего этого. Сколько у нас там… ровно через двое-трое суток (я просто не знаю, когда президент подпишет то, за что, как говорится, проголосовали, в принципе, он и вчера мог подписать, у него юридических ограничений нет, но он тянет это удовольствие), так вот в тот момент, когда он поставит подпись под Конституцией, это будет подпись под приговором Конституции.

В этот момент легитимность власти будет раз и навсегда уничтожена. И при этом будет, в принципе, уничтожен конституционный порядок.

Причем речь не идет о том, что будет здоровое тело Конституции с какими-то черными пятнами на ней в виде оправок. Нет. Вот то, как провели и протащили эти поправки и смысл, содержание этих поправок, и, поверьте мне, поправка, о которой все так говорят, которая теоретически делает возможным пожизненное правление Путина, она здесь не самая важная.

В.Пастухов: На кону будущее России как единого независимого государства, ни больше ни меньше

Самое важное, что в Конституцию вводится релятивизм, то есть Конституция перестает быть документом, на основе которого можно как-то выстраивать жизнь. Повторю: Конституция перестала быть просто документом, который вызывает к себе уважение, потому что все получили наглядный урок, что это бумажка, с которой можно сделать всё что угодно, развернуть ее как дышло в любую сторону.

То есть Конституция, начиная, условно говоря, с 1-го, 2-го июля 2020 года перестанет на будущее и на очень долгие времена быть аргументом во многих спорах в этой стране. Вот этот урок люди усвоят. Они поймут, что Конституция — это несерьезно, это не к жизни. А это значит, что когда они проснутся и будут решать свои проблемы, эти люди не будут больше апеллировать к Конституции, и для них что-то, что будет неконституционно, это будет мышиный писк, это не будет аргументом.

И сегодня Кремль реально выиграл этот раунд. Все что хотел, сделал, всё, что хотел провел. Восстания нету. Я вам больше скажу, я убежден в том, что, действительно, половина, по крайней мере, из тех, кто придет голосовать, искренно совершенно, взвесив всё, поддержат конституционный проект, потому что для них это плебисцит доверия к Путину. Они продолжают ему верить. А если не верят, то считают, что лучше его поддержать, потому что хуже будет, если не поддержат. Поэтому этот раунд, действительно, выигран.

Но дальше цена будет очень серьезная. Вы сожгли эту карту в споре. Когда придет некая сила, параметры которой мы не можем сегодня предвидеть, но она рано или поздно придет, потому что не бывает вечного двигателя в политике, как не бывает вечного двигателя в физике и когда закончится на каком-то — на этом, на следующем, будет Путин-1, Путин-2, Путин-3 — но рано или поздно этой лавочке придет конец. И в этот момент, когда будет дискуссия, они уже не смогут сами апеллировать к Конституции. Вот тогда она им уже не поможет.

М.Максимова Но это очень отдаленное будущее. Я как раз пообщалась, наверное, с людьми, как у нас слушатели пишут, «глубинный народ». Они слово «Конституция» даже не используют. Они говорят, что «Если не Путин, то кто?» Когда им задаешь вопрос: «Ну, хорошо. Путин не вечный. Что будет после? Что будет после 36-го года?» Если чисто гипотетически посчитать, добавить еще 12 лет, тогда ему будет 96 лет. Хорошо. А дальше что?

И как некоторые наши эксперты говорят: «Хватит говорить о том, что будет во время Путина, давайте поговорим, что будет после него». Вот можно как-то взглянуть, что будет после него? То есть вот эти все изменения в сознании или, по крайней мере, этот народ, который спит, он проснется после того, как Путин перестанет быть у власти?

В.Пастухов Слушайте, мы не знаем планов бога. Мы не знаем для чего и как писался этот сценарий. Может быть, через три года будет глобальный мировой кризис, накроется экономика, и мы не увидим даже в 24-м году всех эти предначертаний. Может быть, наоборот, бог милует. Я, действительно, не желаю ни миру, ни России этих испытаний. И, в конце концов, Путин проживет какое-то время, потом еще один срок, потом еще один срок. Потом его сменит постаревший Володин или сын Патрушева. И они тоже проживут свои сроки.

В.Пастухов: Думаете, что если вы пошли на эти выборы-голосование или не пошли, то от вашей позиции что-то изменится?

Но, в конце концов, власть большевиков — это было 70 лет. 70 лет — это 4–5 поколений, поколенческих шагов. То есть это немало. Я могу взять на себя смелость и сказать, что это не повторится? Нет, не могу. Я могу только сказать как эксперт и как человек, который хоть что-то понимает в философии и истории, что это не может быть вечным. То есть, соответственно, на каком-то этапе это закончится коллапсом.

При этом закономерность тут очень простая: чем дольше это длиться, тем страшнее и ужасней будет коллапс. 300-летняя империя Романовых, которая не решала, не решала эти проблемы, она закончила, в общем, такой крутой Гражданской войной.

М.Максимова То есть тот самый бунт бессмысленный и беспощадный.

В.Пастухов Да. Так вот проблема, с моей точки зрения, состоит в том, что цивилизационные возможности России — тут я с Владимиром Владимировичем, я, действительно, считаю, что Россия — это особая все-таки, отдельная цивилизация, правда, в отличие от него считаю, что это цивилизация европейского типа, то выросшая из византийских корней — в том виде, в котормо она существовала в предшествующие 500–600 лет она исчерпала.

И, соответственно, я не знаю точки, в которой произойдет надлом. Этого не знает никто. Она может случиться через месяц, она может случиться через 100 лет. Я не могу этого предсказать. Для этого у вас есть другой эксперт, который каждый месяц…

М.Максимова Есть. Он всё обещает, обещает, но почему-то не происходит…

В.Пастухов Но я могу сказать, что да, с большой долей вероятности во второй половине XXI века всей той реалии, которую мы сегодня видим, ее существовать не будет.

В.Пастухов: Бог — это банк. Мы всё время у него в кредите

М.Максимова На этом прогнозе мы тоже поставим запятую, прервемся на краткие новости и вернемся в студию.

НОВОСТИ

М.Максимова: 1934 в Москве. Продолжается «Особое мнение» Владимира Пастухова, научного сотрудника University college of London. В студии — Марина Максимова.

Мы остановились на том, что вы говорили, что во второй половине XXI века те реалии, которые сейчас, уже не будут.

В.Пастухов Вы знаете, я постараюсь сейчас спрямить точку. По сути, речь идет о следующем: на кону будущее России как единого независимого государства, ни больше ни меньше. И, с моей точки зрения, закономерность здесь проста: чем дольше в неизменном виде будет сохраняться существующая система власти и отношения в Российской Федерации, тем меньше вероятность того, что после того, как эта система начнет демонтироваться, Россию удастся сохранить как единое государства, и она не будет разорвана на части.

И дальше вопрос состоит в следующем: является ли это лично для меня или для кого-то другого некой высшей материальной ценностью, ради которой нужно иногда поступать вопреки своим сиюминутным интересам?

В.Пастухов: Нет вечного двигателя в политике — будет Путин-1, -2, -3 — но рано или поздно этой лавочке придет конец

Если кому-то это абсолютно безразлично и, условно говоря, имеет право на существование такая позиция что «мне глубоко безразлично, что будет тогда, когда меня, скорей всего, уже не будет или, по крайней мере, я буду довольно престарелым человеком и меня это будем мало интересовать, или это будет касаться моих детей и внуков, то тогда, в общем и целом можно не занимать какой-либо активной позиции.

Потому что я могу честно сказать, что я считаю, что так уже сложилось, что много в этой стране сейчас существует по инерции. И в некотором смысле, исходя из эгоистических и сиюминутных интересов, которые, собственно, и преследует подавляющее большинство жителей этой страны, им выгоднее было бы, чтобы Путин был вечно.

Если бы в теории это было бы возможно, то, может быть, все и надо было оставить, потому что плата за всё то, что сегодня происходит, она будет довольно серьезная. И после любого начала перемен будет обвал, к сожалению. То есть такой ситуации, при которой у нас есть Путин — но я говорю: Путин не как личность, а Путин как определенную политику, — и вот в какой-то точке она исчерпает себя. Так вот, когда она исчерпает себя, будет такая глубинная структурная перестройка всего, что…

М.Максимова Так. У нас пропал наш эксперт — Владимир Пастухов, научный сотрудник University college of London. Это «Особое мнение». Я надеюсь, у нас восстановится связь. Владимир Борисович, вы появились.

В.Пастухов Я слышал вас всё время прекрасно.

М.Максимова Во-первых, получается такой замкнутый круг. Потому что когда я общалась с людьми, они говорят, что «мы не хотим повторения 90-х. Это как аргумент того, почему мы хотим, чтобы Путин правил до 36-го или еще что-то». И вот нет ответ на вопрос «А что будет, когда он умрет, потому что все мы смертны?» Они говорят: «Не знаю что, но вот Путин-2, Путин-3…».

А можно как-то стимулировать, что ли, эти изменения?

В.Пастухов Во-первых, я понимаю людей и понимаю, что 90-е годы — это травматический очень момент достаточно, и он в подсознании будет очень надолго. Единственное, что я могу сказать, что тот, кто не хочет повторения 90-х, может дождаться 1917 года и пятилеточки после него. И это будет покруче, чем 90-е.

К сожалению, за всё надо расплачиваться. За вот эту политику невмешательства, при котором все, что происходит вокруг, меня не касается, меня это не трогает. Если кто-то там сидит, то пока я не сижу, это я не сижу, а если кто-то где-то ворует, то все равно, пока мне на хлеб хватает, это не страшно. А если, вообще, это всё не по-божески, ну, так кто сказал, что те, кто придут после, будут лучше? Понимаете, вот за это всё рано или поздно придется платить. И чем раньше вы вмешаетесь, тем меньшую плату вы заплатите.

Знаете, бог — это банк. Мы всё время у него в кредите. Чем дольше ты не платишь по кредиту, тем больше нарастают проценты.

М.Максимова Ну, остается только надеяться, что как-то понимание этого придет.

В.Пастухов Жизнь поможет. Она хороший учитель. Это понимание придет не просто потому, что кто-то захочет понять, а потому что будет нарастать дисфункция этой системы, которая будет бить по голове уже не отдельных людей, а целые слои. И это будет вбивать в голову понимание. К сожалению, никакого другого способа история обучать не знает.

М.Максимова Сравнивают современную Белоруссию с тем, что будет в России в 2024 году. Есть повод поговорить по поводу Белоруссии. Лукашенко прилетает завтра в Москву на открытие памятника подо Ржевом. Он тут заявил, что Минск — единственный союзник России. Так ли это и как вы считаете, если ли вообще у России союзники сейчас?

В.Пастухов Для начала. Я думаю, у каждого своя судьба. То, что происходит в Белоруссии сейчас, не имеет ничего общего с тем, что может произойти в России в 2024 году. Я также полагаю, что у империи не бывает союзников, а бывают только колонии открытые, либо колонии скрытые и никаких других отношений. Сегодня Россия, поскольку она стала жертвой сейчас неоимперской политики и ментальности, ни с кем выстоять не может. То есть Россия сегодня знает только один тип отношений — это отношение доминирования, подчинения. И никаких других отношений она не знает, поэтому о каком союзнике идет речь?

В том-то и дело, что России не нужен никакой союзник. России нужен хороший управляемый вассал, иначе мы работать не умеем с людьми.

Белоруссия не готова к этой роли, с моей точки зрения, ни народ белорусский к этому не готов, честно говоря, ни даже президент Лукашенко к этому не готов. И вот это возникает коллизия, которая состоит в том, что Россия хочет от Белоруссии того, что Коля Остен-Бакен хотел от своей подруги Инги Зайонц, то есть большой братской любви, а этой любви Белоруссия дать не может и не готова.

И возникает вопрос, захочет ли Россия эту любовь взять силой? А, судя по всему, она к этому склоняется. И она склоняется к тому, чтобы поиграть…

М.Максимова Как это?

В.Пастухов Понимаете, это же нельзя как бы повторять. Много бывает способов. Два раза одна и та же история не повторяется и ситуация другая… Просто в Белоруссии нет такого ярко выраженного анклава, в котором мы доминировали прорусские настроения. То есть, с одной стороны, белорусы в целом настроены по отношению к России дружелюбно, а, с другой стороны, они как бы равномерно, в целом обладают достаточно развитым самосознанием. То есть там другая ситуация совершенно, чем в Украине, даже сравнивать нельзя.

Но, тем не менее, желание поиграть в какую-то гибридную войну, повыламывать руки, поиграть экономическими мускулами, оно как бы есть. Не совсем понятна история с Бабарико, потому что, может быть, его кто-то и вдохновил в Москве, а, может быть, человек и сам вдохновился. Но, тем не менее, всё это создает, с моей точки зрения, очень серьезную точку напряженности.

Меня что волнует — меня волнует не то, что кто-то задумал, знаете, по этому лозунгу «Можем повторить!» Этот лозунг «Можем повторит!» можно прилагать к чему угодно, в том числе, Украина, Белоруссия… Вот в чем проблема: в Москве настолько возобладала психология реваншизма и психология того, что крутой парень не может терять лицо, что если в Белоруссии что-то пойдет не так, то уже просто исходя из того, что нельзя терять лицо, захочется вмешаться и показать, что мы все равно контролируем ситуацию.

А именно потому, что Белоруссия — это не Украина, и там другая совершенно ситуация изначально, а, во-вторых, потому что Украина уже была и все к этому внутренне готовы. Потому что успех в Украине, он был во многом обусловлен эффектом неожиданности. Потому что все считали, что нет, этого Путин не сделает, а он взял и сделал. Теперь все знают, что он может всё. А это уже означает, что уже никого удивить нельзя. То есть будет соответствующая ответная, очень тяжелая реакция. Мы можем оказаться в одном из тех конфликтов, который меняет ход истории. Вот это проблема.

М.Максимова То, что Лукашенко приезжает, на параде он был — это означает, что, тем не менее, рвать с Россией он не готов?

В.Пастухов Ему деньги нужны, понимаете? К сожалению, может быть, он готов порвать с кем угодно и порвать кого угодно, но когда тебе очень нужны деньги, тебе приходится совершать поступки, которые тебе не нравятся.

М.Максимова Хорошо. Будем следить за тем, как пройдут переговоры, потому как раз завтра будут переговоры между Путиным и Лукашенко. Посмотрим, какие заявления сделают. Спасибо большое! Это было «Особое мнение» Владимира Пастухова, научного сотрудника University college of London. Владимир Борисович, спасибо большое, до свидания!

У меня буквально 30 секунд, чтобы сказать, что нас ждет в ближайшее время. После 8 вечера — программа «Полный Альбац». В 21 час — «Личный прием» с Евгением Ройзманом, как обычно, на своем месте. И после 10 вечера в программе «Разбор полета» — российский спортивный комментатор, телеведущий Георгий Черданцев. Как раз я и Станислав Крючков проведем эту программу в качестве разогрева перед «Футбольным клубом». Всем спасибо, до свидания!

* организация запрещена в РФ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире