'Вопросы к интервью
02 августа 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Ирина Петровская


Время выхода в эфир: 02 августа 2004, 19:07

2 августа 2004 года
В прямом эфире радиостанции 'Эхо Москвы' — Ирина Петровская, журналист, телекритик.
Эфир ведет — Матвей Ганапольский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ну что же, начинается программа 'Персонально ваш', добрый вечер, Ирина.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Добрый вечер, Матвей.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ирина Петровская, обозреватель газеты 'Известия', сегодня мы будем смотреть на наш эфирный пейджер, а также слушать телефонные звонки. И тема нашей сегодняшней передачи, мы составляем такую виртуальную, что ли, лучшую программу передач. Вы сообщаете нам, какая в прошедшем телевизионном сезоне телевизионная программа была, на ваш взгляд, лучшей. Можете две назвать или три, это не проблема, тут такие нестрогие вводные. Давайте, Ирина, уже, между прочим, есть сообщения. Карина и Армен отмечают передачу Павла Астахова 'Суд идет', давайте ваш короткий комментарий, только очень короткий, потому что очень много сообщений.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я уже говорила по поводу этой программы, мне она представляется очень полезной с точки зрения такого правового просветительства и просвещения нашего населения, потому что разбираются гражданские очень типичные дела и ситуации. Условно говоря, вас кидают, да, какие-то недобросовестные продавцы, взаимоотношения между жертвой, которую оклеветала пресса, например, иск предъявляет человек, который каким-то образом оказался оболган, как себя вести в этой ситуации, в разных очень типичных ситуациях. Поэтому мне кажется, что эта программа в известном смысле заметная и именно полезная. И что еще очень важно, что компания 'РенТВ', которая эту программу выпускает, наконец, изменила время. И теперь эта программа выходит в 18.00, а не в 13.00 и поздно ночью, как была, как она шла раньше.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, теперь смотрите, пришло много сообщений, я давайте буду говорить их, да, а за что зацепитесь, за то зацепитесь.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, давайте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Чтобы о каждом не говорить. Итак, «Матвей и Ирина, самое впечатляющее зрелище — опера 'Свадьба Фигаро' из Метрополитен-Опера», пишет Галина. Дальше, программа 'Автомания', телеканал '7ТВ', Таня отмечает 'Школу злословия'. 'Школа злословия' началась в этом сезоне?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, 'Школа злословия' началась сезоном раньше, более того, уже получила даже высшую телевизионную награду ТЭФИ в прошлом году. Но у нее сейчас, как вы знаете, начнется новая жизнь на канале НТВ. И насколько я знаю, там одним из первых уже записали Жириновского. Т.е. один из героев.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, как обычно.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Но говорят, что, я читала репортаж корреспондента в какой-то газете, который побывал на съемках, что, в общем, там Владимир Вольфович не раз растеривался, терялся под напором двух весьма, не скажу злобных, или скажу в кавычках, как положительную черту, интервьюерш.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это уже пошло приглашать Жириновского на первую передачу, а потом гордо ходить и думать.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, может быть, она не была первой и не будет первой в цикле.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Неважно, первая, не первая, есть, в общем, набор такой, суповой набор, в котором есть Жириновский.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Что делать? У нас с политиками сегодня беда.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да нет, с политиками не беда.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я имею в виду с яркими людьми, которые могут держать шоу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Яркость, она разная же.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это вы со мной спорите? Я как раз тоже долгое время говорила, что Жириновского вообще желательно реже приглашать, а вы кричали, что ньюсмейкер.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Идем дальше. 'Постскриптум' с Пушковым, пишет Вера Федоровна.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Не событие этого сезона, безусловно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Не событие, да?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Давайте мы все-таки говорить будем, уважаемые наши радиослушатели, о событиях, может быть, в первую очередь, программах или сериалах, появившихся в этом сезоне.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Почему?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется, что все-таки, потому что те программы цикловые.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, мы говорим, какая программа была лучшая в этом сезоне, лучшая.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Давайте так, хорошо, дальше буду комментировать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Кто-то считает 'Школа злословия'. 'Свобода слова', Ольга, также Ирина Георгиевна, 'Свобода слова' Савика Шустера и 'К барьеру' Соловьева, она пишет.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Здесь бы хотелось мне сказать несколько слов. Мы не очень давно собирались, я вам рассказывала, у нас есть такой клуб телепрессы, это журналисты, пишущие о телевидении и рассказывающие о телевидении на радио. И мы тоже подводили эти итоги сезона. В общем, большинство моих коллег именно 'Свободу слова' назвали если не событием этого сезона, то, во всяком случае, очень важным и очень ярким и заметным явлением именно в этом сезоне, потому что она набрала, она в предвыборный и выборный период освещала лучше всех в ходе дебатов расстановку сил на нашей политической арене. И до последнего момента, в общем, она обращалась, действительно, к очень важным явлениям, в частности, к отмене льгот. Заметим, что мало кто сегодня об этом говорит так, в дискуссионном смысле. И поэтому, конечно, потеря этой программы, мы, во-первых, ее еще ощутим в следующем сезоне, во-вторых, это очень неприятный знак того, что эта тенденция перепрофилирования, что ли, переориентации телевидения с общественно-политической тематики на развлечение, она находит столь яркое и печальное одновременно воплощение.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, Николай отмечает программу 'Дежурный по стране', хорошая передача.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Хорошая передача, я сама ее смотрю с удовольствием, правда, ее все как-то позднее задвигают в эфире канала 'Россия'. Дело в том, что уже участие в этой программе Жванецкого практически залог успеха. И плюс, там создается очень приятная атмосфера, приглашаются, помимо Жванецкого, симпатичные, умные люди, которые задают ему вопросы. В общем, это тот самые, та направляющая тоже или составляющая телевидения, которая практически ушла. Умный юмор, если это юмор, а в последнее время Жванецкий даже в большей степени, мне кажется, философ, нежели сатирик. И он со своей колокольни, скажем так, оценивает то, что происходит в стране, это всегда бывает парадоксально и неожиданно, и очень временами точно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Наталья Владимировна, она отмечает две, на ее взгляд, лучшие передачи, 'Школа злословия' и 'Гордон'. 'Гордон' закончилась в начале этого сезона?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, 'Гордон' закончился.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, хорошая передача.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Сейчас, опять же, говорят, что продолжится она на том же канале НТВ, но уже с совсем другим проектом под названием 'Стрессы'. Будут рассказываться истории людей, переживших какие-то невероятные ситуации. Посмотрим, что будет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 'Интересное кино', пишет Ольга, мне кажется, это лучшая программа, пишет она.
И. ПЕТРОВСКАЯ — 'Интересное кино' — очень хорошая программа, я бы даже сказала, это не программа, это всякий раз фильм, отдельный фильм, который требует огромных затрат и сил от авторов и ведущих. Несколько было, по-моему, повторов из того, что уже раньше выходило, но были и новые программы. Это Берман и Жандарев, кто не знает. По-моему, это очень хорошая программа, почти уже единственная о кино. Еще остался Шепотинник на Втором канале.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сергей отмечает программы Савика Шустера и Андрея Караулова. Галина отмечает 'За семью печатями', канал 'Культура', и 'Новости культуры', как новостной выпуск.
И. ПЕТРОВСКАЯ — 'Новости культуры', опять же, кто не помнит, в прошлом году получили ТЭФИ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, идем дальше. Здесь очень многие пишут о Косте Кравинском, спасибо вам большое, спасибо вам. «Лучшей телепередачей считаю 'Спокойной ночи, малыши', она была бы еще лучше, если бы ее ведущим был мужчина».
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я, знаете, недавно после огромного перерыва посмотрела 'Спокойной ночи, малыши', так сложилось, что я еще пока, стану бабушкой, наверное, снова вернусь к этому формату, но сразу скажу, не собираюсь пока становиться бабушкой, хотя кто тут может гарантировать что-то, так вот, я посмотрела. С ведущей Оксаной Федоровой, это мисс Вселенной, мира, не помню, и милиционер. Мне кажется почему-то, не знаю, по атмосфере, по ощущению, что у этой ведущей не найден тот тон, который был у старых наших дикторов, они не дикторы, они тоже были ведущими, тетя Валя, дядя Володя, которые как-то особенно разговаривали с этими куклами, с детьми.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А там простой секрет, они добрыми такими были.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Они добрые, они их любили, потом, наверное, и возраст тоже значил, все-таки они уже довольно взрослыми людьми, скажем так, начали вести 'Спокойной ночи, малыши'. А здесь ощущение, что очень красивая, очень молодая, очень эффектная топ-модель или просто модель, да, почему-то вдруг общается с Хрюшей и Степашкой, какой-то здесь диссонанс я ощутила очевидный.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Невероятное свинство, конечно.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Свинство в смысле Хрюша?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, что ее посадили в такую историю. Понимаете, телевидение должно быть привлекательным. По всей видимости, тот, кто смотрит передачу, например, считается, что эти деточки маленькие, что у них изменились приоритеты, понимаете?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Или что они с детства формируют какой-то для себя образец, эталон красоты, как, знаете, куклу Барби.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Барби, да, только живая.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Барби, но живая.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Не хотим обижать ведущую, она замечательная, все в порядке.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, абсолютно, просто мне кажется, это не вполне ее амплуа.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Лучшие передачи, пишет Валерий, 'Особая папка', Второй канал, достоинства — представлена документально фактура и нет назойливого лица ведущего в кадре. Вот так. Кстати, я узнал, что многие телеканалы, которые готовят сейчас документальные сериалы различные и вообще документальные какие-то передачи, они стояли перед выбором, ставить внутрь ведущего или нет. В общем, выяснилось, что все боятся, что люди будут косить под Парфенова, поэтому решили новые проекты делать закадрово.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Под Парфенова довольно сложно закосить, кстати, сейчас повторяет канал НТВ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, закосить несложно, вы же знаете.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Закосить несложно, но сделать так, как он, да, пародию, да, возможно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Смотришь какой-то репортаж из города Хрюшино, он стоит в костюме местного производства, но он обязательно кусок текста скажет шагая, понимаете?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это stand-up называется.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, это stand-up, но просто, чтобы не пугать людей названиями. И кроме того, не забывайте, 45 градусов корпус должен быть повернут, молодцеватость некая.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Кстати, очень смешно, поскольку я очень много смотрю на разных конкурсах программы региональных телевизионщиков, тоже информационная программа, допустим, да, какой-то холодный край, я не знаю, Красноярский, но stand-up стоит человек, в огроменной волчьей шапке, т.е. шапка получается почти такого же, по-моему, размера, как он сам ростом, это удивительно комично.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вообще телевизионная традиция, как вы знаете, без головного убора, даже если минус 40.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, в этом самом, не в Красноярске, а в каком-то маленьком городе, допустим, в Красноярском крае. Или второй вариант, стоит такая дородная тетенька, тоже корреспондент, уже в возрасте, в пальто с какой-нибудь огромной такой, как это называется, воротник лисий, такая горжетка, как это называлось. Выглядит, когда члены жюри смотрели, разные московские телевизионщики, умирали от смеха. Но, правда, потом во время мастер-классов, разных учебных занятий, все-таки говорили людям, что надо шапки снимать и желательно в таких боа в кадр, особенно, если — здесь сегодня произошло то-то, нищая старушка, — и стоит дородная тетя.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, нелегкая судьба журналиста забросила меня во Францию, помните эти знаменитые дела?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, но это хорошая фраза, это международники любили, да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я не буду называть фамилию, но это же известная история.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Конечно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нелегкая судьба журналиста забросила меня и дальше все знают.
И. ПЕТРОВСКАЯ — В Париж.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — В Париж, да. Итак, лучшая передача или лучшие передачи этого телевизионного сезона, давайте послушаем, алло, добрый вечер, пожалуйста, представьтесь.
СЛУШАТЕЛЬ ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ — Добрый вечер, уважаемая Ирина Евгеньевна и Матвей Юрьевич. Лучшие передачи, на мой взгляд, 'К барьеру', безусловно, 'Свобода слова', документалистика на 'Культуре'. И плюс была великолепная передача 'Музыка с Марсалисом', эта американская, великолепная.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, Уинстон Марсалис. Да, Георгий Васильевич, спасибо вам большое.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА ПЕТРОВНА — Мне кажется, у 'Школы злословия' лучший выпуск был с Карагановым.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Подождите, не лучший выпуск с Карагановым, просто назовите две-три самые лучшие передачи как таковые.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА ПЕТРОВНА — 'Школа злословия' и 'Исторические хроники с Николаем Сванидзе' на РТР.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Понятно, спасибо большое. Достойный выбор.
И. ПЕТРОВСКАЯ — 'Исторические хроники', да, кстати, действительно, интересная работа. Сейчас я в повторе более внимательно смотрю, их 'Россия' сейчас, канал 'Россия', повторяет, там масса, действительно, очень интересной информации. И сделано это очень добротно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Так, на пейджер пишут, лучшая программа — 'Пирамида' РТР, 'Час суда' РенТВ, 'Новости' на РБК. Я напоминаю, это такой закрытый спутниковый канал, 'Росбизнесконсалтинг', и ТВЦ, и РТР 'Вести Москва'. Написал Андрей. Много он написал.
И. ПЕТРОВСКАЯ — ТВЦ непонятно, что это значит, просто ТВЦ?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Новости РБК и ТВЦ, и РТР 'Вести Москва', т.е. он имеет в виду не главный выпуск новостей, а 'Вести Москва'.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, ТВЦ, новости ТВЦ, да, я отмечу один выпуск, который я всегда стараюсь смотреть.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — '25-й час'? Хорошая.
И. ПЕТРОВСКАЯ — '25-й час. События', особенно когда ведет Станислав Кучер. Он, действительно, это делает интересно, там приглашенные гости. Это такая даже не вполне информационная программа, а, скорее, это итоговая программа дня. От чего, кстати, почти все отказались сегодня. И 'Пирамиду' еще упомянули. 'Вести Москва', да, тоже очень хорошие, нормальные новости. Потом они идут с такой периодичностью, и всегда можно узнать, действительно, что произошло в Москве, а в других городах в это время смотрят свои собственные местные новости, это так специально устроена сетка. По поводу программы 'Пирамида', она только появилась и очень скоро куда-то исчезла. Я не поняла, что с ней произошло. Может быть, из-за того, что сезон закончился, но тогда непонятно, зачем ее под окончание сезона запустили. Это, кстати, такое свойство телеканала 'Россия', там как-то очень странно распоряжаются программами. Скажем, программа Швыдкого 'Песни 20-го века', да, называлась, или 'Нашего века', она тоже появилась, посуществовала некоторое время и тоже без объяснения причин куда-то удалилась, что называется, не прощаясь.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А нет ее сейчас, да?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Ее нет, но, опять же, может быть, это из-за того, что сезон закончился, а, может быть, просто ее убрали, не знаю. Также и с 'Пирамидой'. Зато вдруг возобновили сейчас 'Народного артиста', в народных артистах теперь популярные люди, которые поют со сцены, выступают в несвойственном амплуа, т.е. тот же Жириновский, который пел, как там, 'за нашим бокалом сидят комиссары и девушек наших ведут в кабинет'. Владимир Вольфович не столько поет, сколько всегда говорит.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Про мечты поет, про мечты свои.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, у него что-то было, видимо, личное, потому что он так это проникновенно исполнил.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Зайчик наш. Ладно, идем дальше. Нравится информпрограмма '24' на РенТВ, Михаил из Нижнего Новгорода.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Хорошая программа, согласна.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 'Школа злословия'. 'Апокриф' Ольга Александровна вспомнила на 'Культуре', хорошая программа.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, Виктор Ерофеев.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вообще замечательно, Ерофеев отвязный такой, он сидит, ему все по барабану, и он просто, спокойно, они разговаривают о своем таком, это хорошо.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Они не только о своем, она вполне культурологическая.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, так вот это свое и есть, культурологическое.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я просто говорю, что, знаете, есть программы, в которых ведущий чувствует камеру, понимает, что там где-то уважаемые телезрители. Ерофеев, он чувствует себя в этой программе и своих коллег, это совершенно замечательно.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Он, мне кажется, абсолютно такой естественный человек, как он в жизни, такой он, или, во всяком случае, образ, который создан им в жизни, он такой же и на экране.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Он умница большой, просто потрясающе.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Он умница, да, я сейчас прочитала его последнюю книгу 'Хороший Сталин', это об истории, как он невольно своего папу подвел под монастырь, участвуя в издании 'Метрополя', знаменитого альманаха. Но очень любопытная книжка.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сейчас обратите внимание, только сейчас, сколько уже прошло времени, да, как мы ведем эту программу, сейчас?
И. ПЕТРОВСКАЯ — 20 минут.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 20 минут? Нет, я имею в виду, сколько я читаю сообщения с пейджера, 10 минут, да? Только сейчас назвали эту программу. Какую?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Какую же?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Де гроссе катастрофа.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Какую, ладно уже, не интригуйте? 'Фабрика звезд'?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Стоп, я совершенно не интригую, я просто теперь понимаю, что это чего-то по Фрейду, понимаете? То, что и они эту программу назвали только сейчас, я же читал все сообщения, которые шли, понимаете? И вы в каком-то затруднении.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне сложно сейчас во всем этом поле.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да как поле, если мы об этой, если, когда эта программа была, это была центральная программа всех наших обсуждений, а фамилия ее ведущего вообще превратилась в меру измерения таланта журналиста.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Парфенов?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, помните, мы же с вами шутили?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, 1 парфен.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 2 парфена, программа 0.75 парфен. Только сейчас назвали 'Намедни', это очень странная история, потому что, во-первых, это программа замечательная, во-вторых, вокруг нее столько криков и визгов было, когда ее закрыли. Так почему же? Почему же эту программу только сейчас назвали? Не понимаю. Давайте так, давайте подумаем, глядя друг на друга.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Хорошо, друг другу в глаза.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, в глаза, и умно это будем делать, умно смотреть друг на друга, пока реклама, новости, реклама, а потом Петровская попробует что-то сказать по этому поводу. А я пока посмотрю, могу вам сказать так, что раз упоминается эта программа, ниже она еще упоминается один раз, но где-то через сообщений 20. А везде 'Час суда', везде 'Момент истины', я буду читать, 'Партитуры не горят', пишет Лена. Поехали.
НОВОСТИ
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ирина Петровская, обозреватель газеты 'Известия', в программе 'Персонально ваш', у микрофона Матвей Ганапольский, мы продолжаем говорить с вами о том, какую передачу или какие передачи прошедшего телевизионного сезона вы считаете лучшими. Остановились на странном деле, что только на какой-то 15-й минуте вдруг вспомнили программу 'Намедни', вокруг которой было много шума. Ирина Петровская сказала, что она знает, почему.
И. ПЕТРОВСКАЯ — У меня есть версия, как любил говорить в свое время Доренко в одноименной программе.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Версия, да.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Дело в том, что, знаете, есть такое выражение, эфирное создание. Всякая программа, независимо от того, какая она, как любят ее зрители, она эфирное создание, она живет ровно столько, сколько она живет в эфире, даже лучшая из них. И зритель, в принципе, строит свои отношения с телевидением и с телевизионными персонажами по принципу с глаз долой из сердца вон. Почему многие ведущие боятся, скажем, затевать новый проект? Потому что ты исчезаешь на некоторое время из эфира, и тебя за это время быстро-быстро забывают. Я очень надеюсь, что у Парфенова…
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Подождите, не согласен с вами вот в какой части. Забывают, может быть, что значит, забывают, во-первых, Парфенова тяжело забыть, потому что у него большая кредитная история.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Конечно, помнят.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Передач просто, здесь есть много, вспоминают передач, которые сейчас не идут, но, тем не менее, их же вспоминают.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Во-первых, из тех, что сейчас не идут, вы мне еще ни разу ни одной не зачитали, из тех, что не идут. 'Свобода слова' только-только прекратила идти, 'К барьеру' ушла в отпуск, а 'Намедни', все-таки уже прошел некий период. И я думаю, что сейчас психологически наши с вами радиослушатели в первую очередь из этого ряда программ выбирают, которые сейчас еще недавно совсем были в эфире или продолжают идти.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, хорошо, ладно, пусть будет так.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Но, на самом деле, это драматическое и абсолютно такое жизненное обстоятельство, которое сопровождает жизнь телевизионных звезд. Пока на виду, на слуху, все в порядке, вас узнают, любят и вашу программу ждут. Исчезли — жалко.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я так понимаю, что если Парфенов 10 лет не будет делать программу, его гаишники не забудут.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Матвей, я не об этом. Я говорю о том, что сейчас уже из сознания наших радиослушателей, из этого края сознания, да, здесь в ближайшем, она ушла.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо.
И. ПЕТРОВСКАЯ — И это подтверждает только эту мысль. Хотя, я опять же сейчас закончу, сейчас НТВ показывает знаменитый сериал Парфенова 'Российская империя', это тоже хорошая история, человек ушел, а его программы остались, поскольку права остались у канала. В свое время Света Сорокина предложила рубрику такую установить, если автор уже не работает на канале или выгнан, 'Трофейное кино'.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, идем дальше. Лариса — 'Свобода слова' и программа документальных фильмов на 'Культуре'. Анна — 'Намедни', 'Школа злословия'. 'Партитуры не горят' — лучшая передача, Лена. Дальше, она пишет, прекрасная была трансляция Хворостовского с Красной площади, Вера пишет.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, но это такие единичные акции. Конечно, их можно считать итогами, да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Наталья, они имеют право, 'Свобода слова', сейчас идем далее, видите, тут столько сообщений, что даже зависает компьютер, 'Час суда'. Послушайте, что пишет Клавдия Егоровна, вы поймете, почему я с вами не согласен по поводу Парфенова. «Очень нравится программа 'Час суда' на РенТВ, эта программа мне очень помогла, Клавдия Егоровна». Я думаю, что, может быть, вы поняли, что я имею в виду.
И. ПЕТРОВСКАЯ — А почему вы со мной в этом смысле не согласны?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я не согласен с вами.
И. ПЕТРОВСКАЯ — По поводу 'Часа суда'?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, не по поводу 'Часа суда', по поводу парфеновской программы.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Не согласны, что зритель имеет обыкновение забывать? Это увы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Зритель не может забыть эту программу, я просто не хочу сейчас на это тратить время.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Вы мне сейчас напоминаете тех наших радиослушателей, которые говорят — мы и весь наш подъезд, и весь наш район помним или любим. Это, к сожалению, это установленный научно или медицински, опять же, как говорит Венедиктов, факт. Так устроен телезритель.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, раз научно, не буду, все-все, так, не надо в моей программе цитировать Венедиктова, что это такое? Что вы себе позволяете?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Хорошо. Тогда просто процитирую неизвестного персонажа Икс, который любит говорить слова 'медицинский факт'.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 'Школа злословия', 'Стиль от Ренаты Литвиновой', пишет Инна. Так, идем дальше, 'Линия жизни' с Радзинским, 'Новогодний вечер' со Шмыгой, 'Кто мы. Исторические хроники', пишет Дмитрий. Очень многие отмечают программу Михаил Кожухова 'В поисках приключений', в частности, Татьяна.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Могу добавить какие-то слова к этому?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, коротко, потому что звонки.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Коротко. 'В мире приключений' — отличная, отменная программа, много раз говорила. Дело в том, что он не просто, Миша Кожухов, мы с ним на АТВ работали, и, кстати, он 'известинец' в прошлом, он не просто ездит в разные экзотические места, Вьетнам, Индия, Непал и прочее, он показывает, внедряясь как бы в эту жизнь местную, он пытается освоить некие навыки, которыми, допустим, с детства владеют какие-нибудь египетские крестьяне. И он показывает, как сложна и, в общем, неожиданна часто, невероятна даже, да, жизнь этих людей, которые там нам вообще неведомы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, хорошо, давайте звонки послушаем. Итак, тот же вопрос, какую передачу вы отметите в прошедшем сезоне, на ваш взгляд, какая была самая лучшая программа? Добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА — Добрый вечер, Ирина.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА — Я не буду повторять то, что говорили.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ирина, ответьте пожалуйста, какая была программа самая лучшая в прошедшем сезоне? До свидания, благодарю вас.
И. ПЕТРОВСКАЯ — А что, почему, я не поняла?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сейчас объясню, алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ — На мой взгляд, волею судьбы все-таки, я не буду говорить за все каналы, мне больше запомнился все-таки Шустер.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Т.е. вы считаете это лучшей программой, да?
СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ — Волею судьбы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я не понимаю, что такое волею судьбы, т.е. вы считаете, что лучшая программа — это Савик Шустер с программой 'Свобода слова'?
СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ — Давайте сформулируем так, если жестко.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, жестко, потому что время, 19:41, а у нас передача до 19:43. И почему я выключаю обычно уважаемую Ирину мной, потому что следуют такие, знаете, 5-минутные завороты по этому поводу, после чего лишь будет сказано что-то, понимаете, не могу, времени нет.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Жестко, жестоко.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Жестко, но моя передача, так делаю, пусть жалуются Венедиктову. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА КАТЯ — Вы знаете, вообще очень мало смотрела.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я убью сейчас вас.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА КАТЯ — Я поняла.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Передачу называйте или до свидания, какая передача?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА КАТЯ — Хорошо, тогда я хочу поддержать 'Намедни' и 'Момент истины'. Можно прокомментировать?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, 'Намедни', 'Момент истины', понятно, чего комментировать здесь? Лучшая передача и все, комментирует у нас Петровская. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЭЛЬВИРА — Быстро назову, во-первых, незаслуженно совершенно забыли Герасимова, на мой взгляд, и Познера.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Назовите Герасимова и назовите Познера.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЭЛЬВИРА — Называю, Герасимов и Познер. Потом, еще хочу две программы отметить, ток-шоу 'Версты', которые, кстати, в прямом эфире стали выходить в последнее время. И 'Новости культуры' в полночь.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — 'Версты' — это ТВЦ?
И. ПЕТРОВСКАЯ — ТВЦ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Есть такое, да, спасибо большое. Следующий телефонный звонок, сейчас, Ира, скопом прокомментируете, алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР — 'Времена' забыли, конечно же.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, что значит — мы забыли? Мы не перечисляем просто передачи, какая ваша самая любимая передача?
СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР — 'Времена'.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это ваша любимая?
СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР — Конечно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Самая лучшая?
СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР — Самая лучшая, в воскресенье в 6 часов бегом к телевизору.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Понял вас, понял. Поймите, здесь же не просто надо добавлять передачи. Если вам нравится та, которую уже назвали, так вы ее и называйте. Комментируйте.
И. ПЕТРОВСКАЯ — 'Времена', хотя мне кажется, они в этом сезоне переживали не лучший период. И часто они были, так скажем, не вполне актуальными и не вполне отвечающими на запросы той аудитории, которая есть у 'Времен' и у самого Владимира Владимировича Познера. Я знаю, что в следующем сезоне планируется обновление какое-то. Надеюсь, что в лучшую, естественно, сторону этого формата. 'Намедни', да, у 'Намедни' тоже это был, пожалуй, не лучший сезон, бывали лучше, яркий был позади, но, тем не менее, все равно, конечно же, это наиболее заметная программа была на нашем небосклоне. Кстати, в этом сезоне, совсем не ярком, совсем, и если уж на то пошло, если бы я называла те программы, которые мне кажутся заметными, то, пожалуй, их было бы меньше, чем назвали наши радиослушатели. Кстати, мне обидно, что никто не вспомнил невзоровскую 'Лошадиную энциклопедию', она была очень неожиданной, замечательной.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Подождите, может быть, это еще будет.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Чего ждать, у нас уже времени всего ничего.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, у нас еще есть там 3 минуты. Давайте сейчас рекламу короткую послушаем и дальше по пейджеру пройдемся, еще пару звонков.
РЕКЛАМА
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Теперь смотрим пейджер. 'Свобода слова', 'Что? Где? Когда?', 'Своя игра', 'Жди меня', так скопом. 'Российская империя' Парфенова, Андрей вспомнил. 'В нашу гавань заходили корабли' вспомнили. 'К барьеру' Соловьева, Ольга пишет. Так, идем дальше. Вова вспомнил лучшую программу, шоу Трахтенберга на МузТВ. Что тут комментировать?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это даже невозможно комментировать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ему нравится, что это лучшая передача.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это я называю телевидение, которое пахнет, оно, знаете, говорят, физические свойства, телевидение не передает запахи, а здесь, в этом случае, уж точно передает, а запахи там такие, что просто с души воротит.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Опять вспоминают Хворостовского. Идем дальше, так, лучшая передача — чемпионат Европы по футболу, все остальное — прокачка мозгов, пишет Максим. Так, идем дальше, лучший сериал — 'Любовь вдовца', пишет Людмила, но шел он в неудобное время. Дальше, 'Песни века' Швыдкого, пишет Ольга. Дальше, программа 'Русский век' Караулова и Смелянского по 'Культуре', пишет Наталья. Марина отмечает программу 'Народ хочет знать', отмечает выпуск этой недели. Максимова вспомнили, 'Ночной полет'. И вторая ретроспектива фильмов Ильи Авербаха. Так, идем дальше, давайте телефонные звонки послушаем еще, умоляю, 2 минуты осталось, сразу называйте, алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА — Программа Феликса Разумовского на 'Культуре' 'Кто мы' и вообще все его программы очень хорошие.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Спасибо большое.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Вы заметили, да, это, мне кажется, тоже такая обнадеживающая тенденция, наши слушатели называют очень много программ, которые выходят на канале 'Культура'. И надо сказать, что этот сезон был, мне кажется, для 'Культуры' очень плодотворным, потому что помимо таких цикловых программ, в том числе и Разумовского, было много очень интересных ретроспектив, действительно, была программа документального кино постоянная. 'Новости культуры', понятно. Три четверти, по-моему, из того, что назвали, это продукт канала 'Культура'.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, давайте еще звонок послушаем, алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА — Знаете, Матвей, вообще вас очень много в передаче, простите.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это еще будет больше, а вы хотите на вопрос ответить или вы только для этого позвонили?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА — Только для этого.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я понял, уважаю точку зрения. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА НИНЕЛЬ МОИСЕЕВНА — Я хотела вот что сказать, ретроспектива фильмов Ильи Авербаха, а из сериалов — 'Лавка Луи-антиквара' на 'Культуре', и вообще кроме 'Культуры' ничего не смотрю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, Нинель Моисеевна, спасибо большое.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Подтверждение нашего тезиса, что 'Культура', действительно, но она, видимо, завоевала давно сердца наших радиослушателей. Удивительно при этом, что, в общем, рейтинги не очень растут. Когда спрашиваешь людей, говорят, смотрим 'Культуру', то ли у нас, действительно, все-таки смотрящих все еще мало по сравнению с теми, кто смотрит 'Фабрику звезд', не знаю. Обидно. Хотя, с другой стороны, в любой стране по подсчетам, действительно, процента 4-6 людей, которые тянутся к чему-то более высокому, нежели то, что предлагает обычное метровое телевидение.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, мы подошли к концу. Я очень надеюсь, как вы сказали, что некоторые программы будут переделаны, чего-то там в них такое будет модернизировано, мне кажется, я не знаю, согласитесь вы или нет, что самое главное, что должно в программе быть, чтобы ее вспоминали, это жестко поставленный, честно и искренне, по-журналистски, да, без боязни цензуры, поставленный вопрос. И тогда эта программа запоминается. Как только в ней надламывается именно это, как ее ни перелицовывай, ничего с этой программой не будет. Потому что народ интуитивно чувствует, понимаете, что эта программа стухла.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Абсолютно с вами согласна, но ситуация у нас.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот почему, я не буду сейчас касаться других, да мне безразлична ситуация.
И. ПЕТРОВСКАЯ — И мне тоже, и мне, но, тем не менее, мы с этим.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот почему вспоминают, у нас с вами абсолютный победитель, это программа Савика Шустера.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Программа 'Свобода слова', да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Потому что в этой программе, пока она жила, стоял журналист, и была такая конфигурация программы, где честно и искренне задавался вопрос, это ничем не маскировалось, эта программа ни разу не стала на полколенки, понимаете, вот почему ее вспоминают.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Абсолютно согласна, но, к сожалению, времена меняются во всех смыслах. И наступают такие, когда некому скоро будет задавать, т.е. ставить вопрос, задавать-то есть кому, но отвечать не хотят.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Дай бог им смелости, Ирина Петровская была у нас в гостях, встречайтесь с ней через неделю.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире