'Вопросы к интервью
21 мая 2020
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 21 мая 2020, 11:06

А. Веснин Всем добрый день, меня зовут Арсений Веснин, это программа «Особое мнение». Как всегда, в последние уже месяца полтора. Наверное, идёт эта программа из дома, я нахожусь дома и у себя дома журналист Андрей Константинов. Андрей, я вас приветствую.

А. Константинов Доброе утро.

А. Веснин Андрей, я хотел с чего начать: после критики со стороны президента Владимира Путина в отношении Александра Беглова, в огромном количестве Telegram-каналов появилось много конспирологических версий о том, что может Петербург лишиться губернатора Александра Беглова. Тем более, появилась информация о том, что два новых вице-губернатора будут, прочат Игоря Албина, и так далее. Слухов много, совсем непонятно, стоит им верить, или нет. На ваш взгляд, как думаете – стоит к ним серьёзно относиться или нет?

А. Константинов Я думаю, не стоит к этому относиться серьёзно. Как я понимаю ситуацию, нет оснований для того, что такие серьёзные кадровые решения Кремль предпринимал. И, надо сказать, что просто в отношении самой позиции губернатора Санкт-Петербурга такие слухи были всегда и будут всегда, а решение должно поднакопиться, я бы так сказал. Это, может быть, какой-то сигнал, даже сигнальчик нашим питерским властям. Ещё неизвестно насколько точно это исходит из Кремля. Ситуация не самая хорошая в стране в целом, поэтому такие горькие пряники президент вынужден раздавать, но если он начнёт массово менять губернаторов… Даже не так, не «если начнёт» — мне кажется, что это маловероятно просто.

А. Веснин На эту тему, кстати, идёт довольно много споров, и на федеральном уровне, и на городском. Не конкретно вокруг Беглова даже, а и Путина, и Мишустина, и так далее. Люди по-разному говорят, нужно ли в такой сложный момент сплачиваться вокруг власти или нет. Понятно, что оппозиционеры говорят (логично, а что они ещё должны говорить?), что сплотиться вокруг власти – это не то, что нам нужно.

Например, Максим Резник ярко выступает с трибуны Законодательного Собрания на эту тему, говоря о том, что Петербург – не Беглов, и что нужно сейчас менять Беглова, который, по его мнению, провалил всю эту историю с пандемией, и приводит разные аргументы. Кто-то говорит: «Нет, давайте сейчас забудем про все политические разногласия». Например, Владимир Познер, к которому люди по-разному относятся, говорит, что «сейчас, ребята, нужно забыть про политическую борьбу и давайте сплотимся вокруг тех, кто у нас есть». Как вам кажется, сам принцип вообще — в сложный момент лучше сплачиваться вокруг руководителей, более или менее эффективных (есть вопросы к эффективности и так далее)? Или всё-таки это нормальное время для того, чтобы происходили какие-то перемены?

А. Константинов Даже если будут какие-то перемены, они не зависят от тех, кто считает себя лидерами оппозиции и так далее. Знаете, Арсений, сказать по правде, дело даже не в пандемии — я с большим скепсисом последние несколько лет относился к тому тезису, что у нас есть какая-то политическая борьба, в городе и стране. Мне кажется, всё это какой-то цирк-шапито с участием нанайских мальчиков, и не более того.

А. Веснин Почему?

А. Константинов Не знаю почему. У меня такое ощущение, что все оппозиционные фигуры достаточно карикатурны. А так называемая системная оппозиция – имеется в виду КПРФ, кто у нас там ещё… партия Жириновского и партия Миронова – это всё смешно. Это всё ответвления от той же самой квартиры, которая называется «Единая Россия». Можно надувать щёки и говорить: «У нас в стране есть серьёзная политическая конкуренция, серьёзная политическая жизнь — я не понимаю, в ком она заключена. Поэтому если будет принято какое-то решение в отношении губернатора, оно будет зловещим и внезапным. И совершенно никак не будет зависеть от господина Резника или ещё кого-то в нашем ЗакСе, а исключительно от настроения императора. Никакого отношения это не будет иметь к так называемой политической жизни в нашей стране и нашем городе.

А. Веснин Я тут с вами даже соглашусь, безусловно. Но я вас спрашивал больше про идею. Понятно, что отдельно взятый Максим Резник или какой-то другой политик, который называет себя оппозиционным, не сможет спровоцировать сейчас смену того же Беглова, или какие-то серьёзные изменения в Кремле. В принципе, сама идея: сложное время, мы должны объединиться вокруг императора, царя-батюшки, президента или мы должны всё равно относиться к нему критично, и, возможно, это хорошее время для изменений? Как вам кажется — вообще, в принципе, что из этого?

А. Константинов Мне кажется, что царю-батюшке всё равно. Сплачиваться в период социального дистанцирования достаточно проблематично. Чтобы закрыть эту тему: что касается господина Беглова, мне не кажется, что набор косяков, который якобы совершило наше питерское руководство, превысил какую-то красную черту. Поэтому это немножко искусственно вбрасываемая тема, и я просто не вижу смысла её обсуждать. Мне кажется, что никакая реальная, серьёзная опасность в ближайшее время Александру Дмитриевичу Беглову не грозит.

А. Веснин Если говорить про косяки: то, что ему больше всего, наверное, в последнее время припоминают — что треть заболевших коронавирусом в Петербурге (это официальные данные) это врачи, он сам об этом сказал. У многих это вызывает вопросы. Если треть заболевших – врачи, то они могли заразить довольно большое количество людей, и была плохо обеспечена работа по защите этих врачей. Это не серьёзный косяк, на ваш взгляд?

А. Константинов Мне кажется, что это рассуждения дилетанта. Дело в том, что врачи заболевают, страдают и плохо себя чувствуют в этом смысле по всему миру. Более того, существует такое мнение специалистов, что эта болезнь, прежде всего, затрагивает именно врачей, полицейских и элиту (именно по степени контактности).

То есть врачи – это люди, которым приходится в силу их профессионального долга иметь дело с людьми, которые не очень хорошо себя чувствуют в принципе. Это люди ослабленные, у которых есть какие-то другие заболевания, которые никто не отменял. И в этом смысле они наиболее поражаемая страта общества. Четверть заболевших врачей – это нормальный показатель для многих стран. Полицейские – да ровно по тем же причинам, потому что им приходится останавливать, спрашивать, проверять документы. И, несмотря на то, что в полиции служат люди молодые и здоровые, не все из них, как говорится, совсем невосприимчивы к вирусу.

Почему эту болезнь называют болезнью элиты? Да потому что элита тоже очень контактная. Элита не сидит дома. Элита говорит: «Сидите дома», а сама она дома не сидит, сама она пользуется пропусками. Обратите внимание: вся наша питерская элита очень хорошо пострижена, в том числе Александр Дмитриевич Беглов. Когда он посещает ЗакС, он не выглядит заросшим и небритым. Видимо, его подстригает кто-то из родственников (к чему я с юмором отношусь).

Так всегда было, во все времена, во все века. Когда Александр Сергеевич сидел в карантине, было понятно… Кто в XIX веке лучше всего соблюдал карантинные нормы? Крепостное крестьянство — оно никуда не ездило. А вот дворяне могли попытаться съездить друг к другу в гости, ещё чего-то такое, на какие-то дни рождения и так далее. К тому же, у них была такая возможность, потому что у крестьян никогда никаких пропусков не будет, а у дворян будут все QR коды, по 4 в каждой лапе.

То, что много заболевших врачей…. У меня много есть друзей, серьёзных врачей. Например, один из лучший друзей – онколог-хирург. В последнее время он живёт отдельно от семьи, чтобы не подвергать опасности жену и детей, и говорит: «Ты пойми, я, конечно, прямого отношения не имею во всем этим делам пандемийным, но к нам на запланированные онкологические операции съезжаются люди со всей России. Бог его знаем, с кем они контактируют в поездах и самолётах. Поэтому мы приняли такое решение. Куда деваться-то? Мои-то операции никто не отменяет».

А. Веснин По поводу врачей, Андрей, единственный момент: на «Медиазоне» накануне вышел большой текст с исследованием статистики и довольно интересная история получается, что в России смертность среди врачей в 16 раз выше, чем в других европейских странах. Они посчитали, сколько умерло врачей, сравнили официальные данные, и пришли именно к этой цифре. В 16 раз выше смертность врачей в России!

А. Константинов Я не знаю, на каких основаниях выведены такие цифры. Дело в том, что смертность в России, в целом, намного ниже, чем во многих других странах. Это не ко мне, это к ним. Обсуждайте с ними. Я в целом вижу, что у нас в России смертность в несколько раз ниже, чем в таких странах, как США, Великобритания и так далее. И даже если с доверием отнестись к расследованиям западных журналистов о том, что 70% у нас куда-то пропадает, потому что у нас власти занижают, не дают и так далее – вот если приплюсовать эти 70%, всё равно будет в несколько раз ниже. Поэтому я не знаю, что сказать. Вообще вот эту статистику лучше всего обсуждать с профессионалами. Я не профессионал.

А. Веснин Просто вы сказали о том, что у нас с врачами дела обстоят так же, как и в других странах. Но вот проблема в том, что смертность, по тем же официальным данным… Исходим исключительно из них, других у нас нет. А даже если и есть, мы их не всегда можем опубликовать, я думаю, вы это прекрасно понимаете, потому что дела о фейках и так далее.

А. Константинов Нет, не согласен. Официальные данные вы всегда можете опубликовать. То, что говорит «Медиазона» — это не официальные данные, это медиазоновская математика, я не готов её с вами обсуждать, Арсений. Обсуждайте с господином Голуновым, с кем-нибудь ещё.

А. Веснин Хорошо, не готовы. В принципе, я рекомендую посмотреть эту публикацию, там, действительно, есть официальные данные и простые расчёты, и как раз-таки нет никакой конспирологии и попытки что-то изменить. Смотрите, по поводу оппозиции. Вы сказали несколько слов о том, что оппозиции нет, что все шуты и так далее…

А. Константинов Я такого не говорил, вы приписываете мне чужие слова. Я никого не называл шутом.

А. Веснин Вы сказали: «Цирк-шапито». Сейчас я точно скажу… «То, что сейчас представляет наша оппозиция – это цирк-шапито». Если цирк-шапито и шуты как-то расходятся…

А. Константинов Я могу сказать как-то по-другому, могу назвать их политическими лилипутами.

А. Веснин Политические лилипуты, хорошо. Проблема в чём? Максим Резник – политический лилипут, или Алексей Навальный?

А. Константинов Абсолютные. Резник с Навальным, вместе с Вишневский. Вне зависимости о того, как их оценивать с человеческой точки зрения, это политические лилипуты сиречь политические карлики. Они могут какие-то репризы отпускать или ещё что-то такое, но на общую жизнь в многоквартирном доме эти господа имеют влияние намного меньше, чем дворник.

А. Веснин Так получается — в связи с тем, что Резнику, Вишневскому, Навальному (ещё можем перечислить 5-7-10 имён) не хватает личных амбиций, способностей, ещё чего-то? Или всё-таки дело в другом? В том, что государство не способно взаимодействовать с оппозицией? Ну или популярный тезис о том, что оппозицию душат и практически задушили в России?

А. Константинов Государство абсолютно в состоянии взаимодействовать, просто не считает нужным. Государство на сегодняшний момент себя считает (и, наверное, таковым является) настолько сильным, что вот эту жизнь лилипутов замечает, улыбается, и никак не реагирует. Что касается каких-то личных качеств всех перечисленных вами господ – да, мне кажется, определённые проблемы и в этом смысле тоже есть. Ну что поделать? Тот же самый мсье Навальный, наверное, пережил пик своей популярности некоторое время назад. Ничего страшного здесь нет, политические звёздочки загораются, потом медленно угасают, появляются новые. Хотя у нас в стране с этим определённые проблемы.

А. Веснин Вот я тоже пытаюсь вспомнить, как у нас загораются и гаснут политические звёздочки. Как-то сложновато в последнее время это вспомнить.

А. Константинов Да, у нас звезда Явлинского загорелась 300 тысяч лет назад и с тех пор всё гаснет и гаснет потихонечку. Точно так же, как и звезда Зюганова – она загорелась когда-то и тускло так мерцает, и всё такое прочее. Поэтому, конечно, всё это немножко поднадоело, откровенно говоря. Но, к сожалению, некой новой политической конъюнктуры, с молодыми лицами, с дерзкими взглядами, мне кажется, в ближайшее время ждать не приходится. И это не проблема исключительно власти. А у журналистике что, много новых ярких звёзд зажглось за последние 10 лет? А много ли артистов появилось в Петербурге после того, как Лиза Боярская из девушки превратилась в женщину? Я что-то не могу припомнить. А что, в литературе много зажглось звёзд после того, как Гюзель Яхина написала свой первый роман? Не особо.

А. Веснин Что же, у нас Петербург и русский народ деградирует? В чём проблема-то?

А. Константинов Нет, это не то что бы Петербург и русский народ, вы же мне и в Европе не назовёте новых звёзд в литературе и, не знаю, в живописи? Какое-то время такое, понимаете. Вот этот коронавирус – это такая встряска. Мир в целом переживал серьёзнейший застой. Потому что как ещё, как не застоем можно объяснить приход к власти в такой серьёзной стране, как США, вот такого вот моложавого хлопца, как Дональд, не побоюсь этого слова, Трамп? Когда конкуренцией ему была исключительно и только престарелая госпожа Клинтон? Ведь это даже, я бы сказал, непристойно для такой большой и серьёзной страны, чтобы в итоге на президентских выборах соревновались два таких несимпатичных представителя американской элиты.

Поэтому это не проблема исключительно Петербурга. Это проблема в целом – мира, который эти проблемы как-то поднакопил. И бывает нужна какая-то очистительная гроза, чтобы в воздухе повеяло озоном, чтобы выходили наружу мокрые, но дерзкие молодые люди, которые предлагали бы какую-то свою повестку.

А. Веснин По поводу литературы, скульптуры и так далее я не буду с вами спорить, совсем не являюсь профессионалом и отчасти согласен с вами – сложно бывает найти какие-то новые интересные имена. Но вот по поводу политики и журналистики, всё-таки мы с вами работаем в этой сфере, и если говорить про политику, то мне сложно представить появившегося молодого человека с горящими глазами, какими-то идеями и желаниями, который сможет чего-то добиться в современной России – в петербургской, российской политике. А не попадёт сразу под каток мастодонтов «Единой России», которые либо сразу перекроют ему весь путь, либо просто возьмут его под себя, и станет он частью этой же самой истории.

А. Константинов Как вам сказать? Я же уже говорил свою точку зрения. В России вообще, с моей точки зрения, политики просто нет и политиков тоже нет.

А. Веснин Но это же не просто так – нет её и нет. Это же, наверное, определённые условия были созданы или сложились так, что заниматься политикой крайне сложно в России? Реальной политикой.

А. Константинов Был период, когда политики было очень много, когда государство было слабеньким. Это был совершенно ужасный период 90-х годов, и, по-моему, население нашей страны с облегчением отказалось от политиканства в обмен на некую стабильность и так далее. И мы до сих пор пожинаем плоды вот этого всего. Так что за то, что какое-то время назад не стало реальной политики в нашей стране, вы можете поблагодарить господина Ельцина и разных вокруг него Чубайсов и прочих людей, которые устроили совершенно замечательную жизнь нашему народу в 90-е годы. Поэтому езжайте в «Ельцин-центр» и скажите духу Ельцина спасибо за это за всё. За то, что сейчас.

А. Веснин А благодарить за это Путина, Суркова, Кириенко и Вайно, и людей, которые не допускают кого-то хоть как-то пытающегося пойти на какие-то выборы, с выборами устраивают вообще чёрт знает что, и создали полное ощущение того, что в стране изменить ничего нельзя, не стоит? Надо Ельцина благодарить?

А. Константинов Да ради бога, можете и их поблагодарить! Только помните при этом всегда, что Путина, которого вы хотите поблагодарить, к власти привёл непосредственно Ельцин, держа за руку и сказав: «Давай, парень. Потому что что-то я устал».

А. Веснин Ну, тогда мы можем благодарить и Советский Союз.

А. Константинов Всё-таки сначала поблагодарите Ельцина, сильно выпивающего человека, а потом уже всех остальных, которые вам так сильно не нравятся.

А. Веснин Ну, за Ельцина можно благодарить и последних секретарей Советского Союза, и так далее.

НОВОСТИ

ЗАСТАВКА

А. Веснин Возвращаемся в эфир петербургского «Эха». Меня зовут Арсений Веснин. Это «Особое мнение» журналиста Андрея Константинова. Андрей, хочу повернуть немножечко нашу беседу. Вы, насколько я понимаю и знаю, историей интересуетесь. Вам понятно, почему у нас теперь 3 сентября будет праздник Победы во Второй мировой войне, а не 2 сентября? Зачем всё это сделано?

А. Константинов Наверное, всё-таки об этом лучше спрашивать не меня, а людей из Администрации президента. Была сначала попытка переноса, насколько я понимаю, на июньскую дату, когда, собственно, первый Парад Победы проходил, но, видимо, сочли, что будет достаточно сложная ситуация. Хотя опять же опыт Белоруссии показывает, что… Ну провели они Парад Победы 9 мая, никакой особой вспышки не случилось. Но медицинские чиновники убеждают нашу власть, что если не дай бог, то будет караул-караул. Им не остаётся ничего другого делать, потому что если выяснится, что они давали такие совершенно алармистские политические рекомендации, а на самом деле можно было проводить такое мероприятие, то конечно, им бы всем очень не поздоровилось бы. Поэтому следующая дата – да, дата окончания Второй мировой войны.

А. Веснин Почему тут становится не 2 сентября, а 3-е? Вот этот вопрос очень многих удивляет.

А. Константинов Не знаю. И меня как-то это несколько удивляет. Но это ведь, во-первых, не окончательное решение, потому что звучит уже и дата 7 ноября – в день годовщины опять-таки легендарного парада на Красной площади, с которого прямо на фронт уходили части и так далее. Поэтому никто окончательно…

А. Веснин Но здесь, в законе, который приняла Дума в окончательном третьем чтении, есть совершенно конкретный исторический момент, что 3 сентября – это день окончания Второй мировой войны. Хотя вроде всегда было принято, что 2 сентября, и там даже нет проблемы с часовыми поясами. Вроде всё вовремя, у всех 2 сентября Япония подписала капитуляцию.

А. Константинов Вы понимаете, Арсений, дело в том, что Дума может принимать всё, что ей заблагорассудится. Но ничего окончательного в решениях нашей Думы никогда не было, нет, и в ближайшее время не будет. С тем же успехом они могут собраться и решить, что окончание Второй мировой войны было 30 сентября, в мой день рождения, и меня это не удивит. Они соберутся с очень серьёзным видом, скажут: «Мы, такие вот политики очень самостоятельные, решили принять такое решение». И дальше может произойти всё, что угодно. У нас Государственная дума – это интересное совершенно учреждение, и считать, что они самостоятельно принимают какое-то вот такое взвешенное решение, посоветовавшись между фракциями…

Я не знаю, кто может так считать. Только наш питерский парламент, который принимает решения – тоже взвешенные, независимые – о том, что почётный гражданин Петербурга – это не Эдита Пьеха, а руководитель метрополитена. Тоже, так сказать, очень взвешенно, независимо и по понятным каким-то основаниям. Я когда услышал про итоги голосования петербургского парламента, почему-то сразу вспомнил роман Александра Дюма «20 лет спустя», где д’Артаньян объяснял Портосу, что Мазарини достаточно богат, чтобы купить каждого депутата по отдельности, но даже он не в состоянии купить весь парламент гуртом. Вот не знаю, почему возникла у меня такая ассоциация – наверное, потому что я других книг больше и не читал, только на «Трёх мушкетёрах» и «20 лет спустя» как-то воспитывался.

Поэтому что там приняла Государственная дума, туда приняла, сюда приняла – они могут вообще лезгинку танцевать, мне это как-то… Я не считаю, что это имеет отношение к реальной политике и реальной жизни. Пусть это никому не будет в обиду. Депутаты – милейшие совершенно люди. Никогда не хотел оказаться среди них.

А. Веснин Смотрите: вот что, наверное, имеет отношение к реальной политике – это возобновившиеся сейчас обсуждения, когда всё-таки проводить голосование по Конституции. Многие же связывают как раз-таки какие-то даты с Днём Победы или победой во Второй мировой войне – что, может быть, туда как-то попробовать приурочить голосование и одновременно провести парад, звучат разные такие истории. В то же время обсуждается, выгодно ли сейчас власти проводить эти поправки в Конституцию, надо ли делать это быстрее, или надо оставить это на потом. Как вам кажется?

А. Константинов Мне кажется, что в этом нет совершенно никакой конъюнктуры. То есть, эти поправки будут приняты абсолютно точно, а приняты они будут летом или осенью, никакой разницы нет. Они будут приняты большинством голосов наших избирателей – это показывают все социологические опросы. И чем дольше период рекламы в отношении этих поправок (он уже идёт: по телевизору какие-то выступают люди, звёзды в том числе – Илона Броневицкая говорит, почему надо принимать эти поправки), тем спокойнее их примут. Я не вижу в этом вообще проблемы.

А. Веснин То есть, никаких проблем в связи с тем, что тяжёлое время из-за коронавируса? Люди остаются без работы, далеко не все довольны тем, как действуют власти в это время. Кто-то может не захотеть пойти на участок, уже привыкнув оставаться дома и не ходить туда, где есть много людей, а люди недовольные, наоборот, могут пойти, и это всё может создать определённые проблемы при принятии этих поправок.

А. Константинов Нет, это не создаст никаких проблем. Недовольных, которые не пойдут и так далее – может быть, их будет четверть. Хорошо, может быть, их будет треть. Но ни треть, ни четверть никаких проблем не создадут.

А. Веснин Даже если будет треть недовольных людей, которые придут на участок, а довольные вполне себе не придут, то тут мы говорим о том, что могут быть проблемы.

А. Константинов Нет-нет, такого не может быть. Понимаете, чтобы довольные не пришли, а все недовольные пришли – это ваши какие-то весенние мечты, господин Арсений.

А. Веснин Думаете, никаких сложностей здесь не будет для власти?

А. Константинов Как говорил в таких случаях Горбачёв: «Думаю, шо одюжим, уверен, шо убеждён, и это питает мою позицию».

А. Веснин Хорошо. Как вам лично кажется, эти поправки нужны сейчас, не нужны, или нужно будет что-то менять? Насколько эта тема ещё актуальна?

А. Константинов С моей точки зрения, что гораздо более нужно – это появление каких-то новых фигур, имён и звёзд во всех основных направлениях жизни и деятельности в нашей стране. И в политике, и в литературе, и во всём. Потому что поправки эти будут приняты, не будут приняты… Это как иногда, знаете, полицейские говорят: «Пока не примете новые статьи в Уголовном кодексе, не можем бороться с преступностью. Как только примете, немедленно победим». Это всё от лукавого. Жить можно и сейчас. Это же не ситуация, что нет этих поправок – и прямо дышать нечем, и воздуха нет.

А. Веснин Смотрите, вы говорите про новые имена. Но, в частности, эти поправки к Конституции разрешат Владимиру Путину оставаться президентом во главе страны ещё долгое-долгое время. Это как раз-таки против того, получается, чтобы появлялись новые имена.

А. Константинов Вы же не будете спорить с тем, что Владимир Путин чрезвычайно популярен в России. И можно говорить, что всё сфальсифицировано, и вся статистика исключительно левая, но большинство населения нашей страны очень хорошо относится к действующему президенту. Это очень трудно принять оппозиции, которая не понимает, как это может быть – они не любят, а в каких-нибудь сибирских сёлах страшно любят. Но это пока именно так.

А. Веснин То, что его любят, не значит же, что он должен оставаться президентом. У нас вроде государство немного по-другому устроено.

А. Константинов Устройство государства – это вещь такая, непостоянная. Оно может быть сегодня так устроено, а завтра эдак. Вы поймите, что, как это говорил Владимир Ильич Ленин в своё время, «марксизм – не догма, а руководство к действию». Поэтому если уж марксизм был не догмой, так и всё остальное – тоже не догма. Сегодня вот написано так, допустим, в Конституции – и что? Конституция – это что, какая-то священная книга, какой-то Грааль? Тем более, для нашей страны, где Конституция менялась каждые 25 лет. Это всё просто смешно. Сегодня я написал о том, что нельзя выпивать до 5 часов вечера, а завтра я написал, что нельзя выпивать до 4 часов вечера. И что? Это всё досужие разговоры, дорогой мой Арсений.

А. Веснин То есть, вы считаете, что каких-то единых основных правил игры в государстве может не быть, и это нормально? Или это всё-таки не очень хорошо, на ваш взгляд? У нас несколько секунд остаётся.

А. Константинов Да это мир живёт по таким правилам, когда то, что казалось нормальным и незыблемым, через год перестаёт таким быть. Когда-то в Америке можно было в самолёты забегать, как в трамвай, и всем казалось, что это такая ценность, которая обязательно должна быть. А сегодня попробуйте так полетайте.

А. Веснин А попробуйте сейчас в Америке пойти на третий президентский срок. Кажется, что это невозможно.

А. Константинов Америка – такая страна, в которой не может быть ничего невозможного.

А. Веснин Хорошо. На этом мы тогда и закончим. Андрей Константинов, журналист был гостем программы «Особое мнение». Меня зовут Арсений Веснин. Спасибо вам. Счастливо.

А. Константинов До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире