27 июля 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Леонид Радзиховский


Время выхода в эфир: 27 июля 2004, 19:08

27 июля 2004 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Леонид Радзиховский — журналист.
Эфир ведет Алексей Воробьев.

А. ВОРОБЬЕВ — 19:07 в Москве. Добрый вечер, Леонид.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Добрый вечер.
А. ВОРОБЬЕВ — Сразу же от Дмитрия, и не только от Дмитрия: «Спасибо за комментарий, который прозвучал впервые в воскресенье». Я так понимаю, что это касалось ЮКОСа?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Не ЮКОСа, лично Ходорковского. Спасибо, если кто слушал, если кому понравилось.
А. ВОРОБЬЕВ — Кроме Ходорковского, пришло ведь еще развитие по ЮКОСу. С Леонидом Невзлиным. На ваш взгляд, с чем все это связано? Какова мотивация действий и вообще подобных заявлений?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я теряюсь в догадках, дело темное. Я не знаю, кому больше верить, точнее, кто вызывает больше подозрений, Невзлин или басманная прокуратура. Только что я услышал такую версию, что все это затеяно с целью окончательно обрушить акции ЮКОСа накануне раздербанивания компании, чтобы никто не стал возникать — вот, дескать, «Юганскнефтегаз» задаром взяли. Как же задаром? Если акции упадут в цене практически до нуля, то как раз не задаром, а за реальную цену. Может быть и этот мотив, могут быть и другие мотивы. Откровенно говоря, я не принадлежу к фанатам ЮКОСа, которые станут кричать — этого не может быть, потому что не может быть никогда. Всё может быть. В российском бизнесе, как говорится, и не такое бывало. Более того, я думаю, что если поскрести по сусекам, то свои скелеты есть в шкафах у очень многих компаний. А если уж совсем говорить откровенно, боюсь, что у всех компаний в шкафах найдутся скелеты, причем не в переносном, а в самом что ни на есть буквальном смысле слова. Давайте вспомним про такие вещи. Убили в свое время Ивана Кивелиди. Не бандит, не убийца, крупный бизнесмен. Убил, скорее всего, кто-то из своих. Дело не расследовано, так и замерло. Поэтому нравы нашего крупного бизнеса, может, они не такие, как их по телевизору в дурацких сериалах показывают, пиф-паф, наверное, не совсем такие, но, в общем, на детский сад это тоже мало похоже. Так что исключить, что что-то подобное имело место быть, я бы не рискнул. Опять же как и с неуплатой налогов. Едва ли здесь ЮКОС единственный и неповторимый, вполне возможно, что такие грешки и у других есть. Другое дело, почему сейчас, почему это выплыло именно сегодня. Это какой-то труп в кустах. Вот рояль в кустах, а тут какой-то труп в кустах. Когда надо, этот труп вытаскивают, начинают на нем играть (извиняюсь за циничное выражение), когда не надо, задвигают. Поэтому ясно одно — басманное правосудие не вызывает ни малейшего доверия, чистота и непорочность руководителей ЮКОСа тоже не вызывает большого доверия. Так что дело ясное, что дело темное, с моей точки зрения.
А. ВОРОБЬЕВ — Леонид Невзлин — гражданин Израиля. Израиль в определенных случаях ведь может выдавать людей, которые обвиняются в особо тяжких преступлениях. А покушение на убийство и причастность к убийству особо тяжкое преступление.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Да. Только пустячок — для этого доказать надо. Под честное слово прокурора Басманного суда Израиль не то что Невзлина, а муху не выдаст. Это первое. Но вполне достаточно того, что они окончательно испоганили репутацию Невзлину и ЮКОСу. Только вот такой пустячок. Понимаете, чтобы зажарить яичницу, дом сжигают. Да, репутацию Невзлину вы испохабили окончательно. Но ведь вместе с Невзлиным вы, господа, испохабили репутацию всего российского бизнеса. Несколько лет назад на Западе заявление, что российский миллиардер убийца и бандит, было банальностью. Как говорится, о чем тут говорить, никто и не сомневается. За последние несколько лет эта точка зрения во многом изменилась, ее пересмотрели. И вот на тебе, с размаху и туда же, усилиями прокуратура и суда на весь мир. Это ж не просто так журналистские расследования, это официальное заявление прокуратуры. Невзлин. Ну а что Невзлин, черт с рогами, резко выпадает из общего ряда своих коллег по бизнесу? Нет, не резко выпадает. Т.е. репутацию всему российскому бизнесу изгадили донельзя, одним ударом. Думали об этом или нет, я не знаю, скорее всего, не думали, выполняли задание. Но факт тот, что репутацию изгадили отнюдь не одному Невзлину, а многим совсем не гражданам Израиля, а гражданам России, которые, думаю, чувствуют себя так, как мыла наевшись, выражаясь цензурным языком. Они, может, и Невзлина-то ненавидели между собой, и разборки устраивали почище прокуратуры, но когда вот так публично всю эту грязь вытащили, реальную или придуманную, и шарах на весь мир, то, конечно, я думаю, что многим нашим олигархам с вполне благообразно славянскими фамилиями так тошно стало, что мало не показалось.
А. ВОРОБЬЕВ — На самом деле, вас в этой мысли, в этом тезисе поддерживает Гарри Восканян из Лондона, он прислал вопрос. Извините, я буду запинаться, читая этот вопрос, поскольку латиницей он написан: «Добрый день, Леонид, вопрос у меня такой. Неужели администрации президента не понятно, что из Ходорковского они сделали национального героя на Западе. И как при таком раскладе дел Путин дает послам указание о поднятии авторитета России? Здесь в Британии практически каждый день влиятельные издания пишут, как нарушается свобода слова, в частности, какой у нас суд». Вы фактически уже откомментировали.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Кроме того, что я не думаю, что Ходорковский, обвиняемый в убийствах, станет национальным героем на Западе. Тут одно из двух: или надо твердо верить, что все, что говорит басманная прокуратура, ложь по определению от начала до конца, причем ложь уже за гранью, это вам не неуплату налогов шить, это уже сталинская ложь, ложь масштаба Вышинского. Это один взгляд на мир. Другой взгляд на мир, что оба вы хороши, чума на оба ваши дома, и вы друг друга стоите. Так что репутация Ходорковского от этого, не думаю, что сильно выиграет. А то, что репутация России сильно проиграет, это точно.
А. ВОРОБЬЕВ — Леонид, вы связали бы воедино, как два звена одной цепи? Недавнее высказывание президента Путина в Москве перед послами о том, что, возможно, планируется широкомасштабная акция по дискредитации образа России в глазах мировой общественности. И накануне, он вчера же это сказал в Ялте, будучи на встрече с Леонидом Кучмой. Появляются какие-то слова из советского периода — «за бугром», «агентура Запада».
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Бывшему подполковнику ФСБ виднее, что там за бугром происходит. Но дело все в том, что это психология советских начальников — все кругом виноваты, только мы не виноваты, они нам репутацию портят. Наша прокуратура на весь мир заявляет, что крупнейший русский бизнесмен убийца, попросту говоря, и после этого заламывает руки и говорит: ах гады, они нам портят репутацию. Значит, они проникли в нашу прокуратуру? Они сидят в Басманном суде? Так надо понимать. Потому что больше испортить нашу репутацию ничем нельзя. Я еще раз говорю, вполне возможно, я абсолютно не исключаю, что эти обвинения имеют под собой реальную почву. Но то, что они имеют реальную почву или не имеют, худшего обвинения — не Ходорковскому, а России — предъявить нельзя. Кто такой Ходорковский? Это человек, который ходил к президенту Ельцину, это, простите, человек, который ходил к президенту Путину. Это член руководящих органов всех организаций российских бизнесменов, начиная с РСПП, всех фондов и так далее. Это ведь не Япончик, это даже не Толя Быков. Это человек, который запросто беседовал с президентами. Значит, вы считаете, что, если завтра выяснится, что я, Леонид Радзиховский, журналист, принятый на «Эхе Москвы», организовал чье-то убийство, это будет удар по моей репутации или по репутации «Эхо Москвы»? Я думаю, по репутации «Эхо Москвы» тоже. Таким образом, публично обвиняя таких людей, вы свою репутацию… Может быть, вы боретесь за правосудие. Дай вам бог. Но то, что вашей репутации от этого для начала не поздоровится, это точно. Надо иметь очень толстый запас репутации, чтобы, как в Америке, изгваздать своего президента, я имею в виду Клинтона и Никсона, и при этом репутацию страны не уронить. У России такого толстого запаса репутации нет. И при любом раскладе, верит Запад в обвинения генеральной прокуратуры, не верит, репутации России плохо. Не верит — скажет «сталинская прокуратура ломает руки». Верит — скажет «страшный бандитский режим, где главные миллиардеры не от налогов уклоняются, а людей убивают, жуть с ружьем». Вот реакция Запада.
А. ВОРОБЬЕВ — Леонид Радзиховский. Мы вернемся через 50 секунд.

А. ВОРОБЬЕВ — Прежде чем я подключу телефон прямого эфира, еще один вопрос, одна тема. Напомню, пейджер 974-22-22, для абонента «Эхо Москвы». Телефон прямого эфира 203-19-22. Сейчас еще одна тема, весьма любопытная, много ваших вопросов на этот счет. «Как вы думаете, почему «Яблоко» использует методы политической борьбы, больше характерные для НБП?», — спрашивает Михаил Федоров из Мюнхена. И Михаил Сергеев из Самары продолжает: «Прокомментируйте сегодняшнее избиение демонстрантов из «Яблока» около Лубянки». И тот, и тот вопрос можно объединить в одно дело, хотя мне кажется, что первая часть вопроса более любопытна.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Естественно, я за «Яблоко» не ответчик. Не знаю, почему они используют такие методы. Предполагать, гадать на кофейной гуще могу. Положение «Яблока» фиговое, о них забывают, и это, конечно, способ о себе напомнить. Это первая позиция. Вторая позиция. Причем тут декабристы я не очень понял. Момент такой. Сейчас полный информационный вакуум. И конечно, когда сегодня что-то происходит, об этом будет много разговоров, об этом будут говорить. Это вторая позиция. Третья позиция, как мне кажется. Ну, какое положение у членов партии «Яблоко»? А что партии делать-то? На выборах они пролетели, в Думе у них фракции нет. Что им, расходиться по домам, тихо ползти к кладбищу? Надо людей чем-то занять, тем более молодых людей. Может быть, это способ впрыснуть адреналин своей молодежи. Что же касается до того… если это действительно было так, если это не журналистское преувеличение, мы знаем, что часто преувеличивают, искажают и так далее. Но если действительно ребят избили, да еще избили так, что один из них в больницу попал, то это преступление. Я надеюсь, что «Яблоко» подаст в суд на ФСБ.
А. ВОРОБЬЕВ — Уже заявило о готовности.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Естественно. Ну как же, напали на людей, избили. В запрещенном месте проводите демонстрацию? Господа хорошие, правопорядка стражи, возьмите под белы руки, отведите, составьте протокол, возьмите штраф, заведите уголовное дело. Нет проблем. Но избивать? Что ж вы, бандиты, что ли, совсем? Ну как же так, средь бела в милиции эфэсбэшники избивают до того, что человек в больницу попал. Что за свинство такое? Поэтому если действительно это было так, еще раз повторяю, если это не преувеличение, не придумка и так далее, то «Яблоко» обязано подать в суд. Ясно, что никогда в жизни оно суд у ФСБ не выиграет. Но тем не менее подать в суд оно просто обязано в такой ситуации.
А. ВОРОБЬЕВ — «Ребята, ну надоело уже. Почему вы решили, что всей стране интересны ваши разборки? Ксения». Ксения, наверное, в другой стране живет.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — А потом почему Ксения так уж сразу за всю страну решила? Ну всей стране неинтересно, а тем, кто задал вопрос, им, наверное, это интересно.
А. ВОРОБЬЕВ — Возвращают нас к теме Ходорковского, Невзлина, ЮКОСа.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Может, и это всей стране неинтересно, я уж не знаю.
А. ВОРОБЬЕВ — Скорее всего, да. «Леонид, а что нужно делать в данной ситуации?» — это вопрос, видимо, вдогонку к той части беседы, или вашему монологу, или диалогу, уж как угодно, когда вы говорили о том, что нужно иметь достаточный запас репутации, для того чтобы мочь вести себя достаточно жестко и последовательно. У России такого запаса прочности не существует. Что нужно делать?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я понимаю. Действительно, если не трожь господ олигархов, это опорочивает весь российский бизнес, а с другой стороны, если действительно есть основания считать, что они занимались такими, прямо сказать, мокрыми делами, то положение хуже губернаторского. Положение прокурорское. Но я могу успокоить нашего слушателя. Российская юстиция с 1991 года по 2004 год, за 13 лет, не возбудила ни одного уголовного дела против ни одного олигарха, по поводу ни одного насильственного преступления. Из убитых конкурентов, компаньонов, просто людей, имевших отношение к бизнесу, из людей, убитых вокруг крупного, крупнейшего российского бизнеса, можно построить несколько небольших сельских кладбищ, или больших. Ни одного уголовного дела за 13 лет не было. И вдруг сейчас кипит мой разум возмущенный и в смертный бой вести готов. Вдруг пепел вот этих людей, убитых в Воронеже, стучит в сердце генеральной прокуратуры, и она бросилась яростно воевать именно с данным случаем возможного, или реального, или придуманного уголовного преступления. Мне это напоминает историю с человеком, сильно похожим на генерального прокурора. Ни 10 лет до этого, ни 5 лет после этого ни один российский чиновник с проститутками не встречался, в групповиках не участвовал, в банях не мылся. А вот только когда генерального прокурора понадобилось снять, поскольку он с дуру начал катить бочку на дочку Ельцина, вот тут сразу появилась высокая нравственность, высокая нравственная ответственность г-на Ельцина. И на голову, вернее, на другие части тела несчастного генерального прокурора рухнула молния и гром. Ну что, это сильно улучшило имидж России? Я не думаю. Поэтому мораль такова. Если вы хотите бороться с преступниками, да, вы от этого потеряете репутацию поначалу. Но если вы будете эту борьбу вести последовательно, честно и со всеми, то рано или поздно ваша репутация восстановится, вернее, у вас появится нормальная репутация. Отлично. Если же вы выхватили одного Невзлина, потому что сегодня вы боретесь с его компанией, начали это дело, ничем оно не кончится, скорее всего, а просто вы уроните акции, раздербаните компанию, а потом спустите на тормозах, вы дадите всему миру два доказательства. Первое — бандитская прокуратура, второе — бандитские олигархи. Вот и всё.
А. ВОРОБЬЕВ — Ходорковский в любом случае сядет, по такой логике?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ходорковский в любом случае сядет, уже без всякой логики, это уж теперь очевидно всем. Вопрос, насколько он сядет. Вот это может быть вопросом. А то, что сядет… А куда ж он денется?
А. ВОРОБЬЕВ — 203-19-22. Свои вопросы в прямом эфире вы можете задавать Леониду Радзиховскому.
МАРИНА — Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, чем все-таки вызвана такая политика, которая проводится в последнее время, скажем, после выборов? И к чему все это может привести в конечном результате?
А. ВОРОБЬЕВ — Уточните, пожалуйста, какую часть политики вы имеете в виду, экономическую?
МАРИНА — И экономическую, и политику в отношении не только социальном, но и политическом, в отношении партий.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что все это объясняется довольно просто. Всякая власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Вот с того момента, когда исчезла всякая даже видимость, не то что конкуренция, конкуренции власти президента в России не было никогда, кроме 93 года (к счастью, не было, потому что второго 93 года я бы не хотел), когда исчезла малейшая критика, когда исчезла публичная возможность что-либо обсуждать из действий президента, это катастрофа, разумеется, для президента. Я не помню, по памяти цитирую, но близко к тексту, Толстой писал про Николая Первого: постоянная, очевидная, противная здравому смыслу лесть, которой его окружали все, от мала до велика, привела к тому, что он потерял всякую ориентацию в действительности, и он уже действительно не знал, что есть хорошо, что есть плохо. Вот эта абсолютная власть развращает абсолютно.
А. ВОРОБЬЕВ — Но это не цель ведь проведения политики после выборов.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это причина беспомощной политики, потому что президент потерял ориентиры, как мне кажется. Ему никто не может сказать — это глупое решение, это неправильное решение. А он сам, как я думаю, как мне кажется, искренне не знает, что тут надо делать. Он когда-то сказал: «В России куда ни кинь, всюду Чечня». Всюду, не всюду, но как из этого выруливать непонятно. У нас в двойном смысле развращающая для Путина ситуация. С одной стороны, все лижут, и он видит перед собой только склоненные лысины и затылки. С другой стороны, высокие цены на нефть, и какую глупость ни сотвори, высокие цены на нефть — кривая вывезет при любом раскладе. В этой ситуации чувство ответственности, как экономической, так и политической, так и идеологической, оно не может не отказывать. Поставьте себя на такое место. Вам все лижут с утра до вечер, что вы ни скажете, все только бегут восхищаться. Ограничителей нет, потому что при постоянном притоке денег — мы рантье, живем как природный рантье, — воткнули две трубы, из них идет, это надо иметь гигантскую волю, огромные планы, исключительно твердую идеологию, чтобы в этой ситуации проводить какую-то четкую, осознанную политику. Гораздо проще в этой ситуации просто пустить все на бюрократический самотек. Так оно и пошло. А что такое бюрократический самотек? Это значит автоматом зажим, дальнейший зажим. Вот машина едет без тормозов, тихо-тихо едет, катится и катится. Тормоза отказали, руль заклинило, и она знай себе потихонечку катится, пользуясь тем, что бензина-то много.
А. ВОРОБЬЕВ — Еще один вопрос успеем принять до новостей середины часа. От Константина: «Почаще приглашайте Радзиховского. Я его очень не люблю, но уважаю».
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ну что ж, спасибо.
А. ВОРОБЬЕВ — 203-19-22.
ВЛАДИМИР — Леонид, вы тут уже сказали несколько плохих слов о Ельцине. Я разделяю вашу точку зрения. Мне хотелось бы попросить вас две вещи. Первое — оценить наследство, которое досталось Путину от Ельцина. И что-нибудь сказать плохое о Путине. Я не очень высокого мнения о нем, но если сравнивать с Ельциным, то просто он умница, бог, только превосходные степени можно найти. Скажите какую-нибудь гадость явную о нашем президенте.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не понял вопроса. Дело в том, что я сейчас говорил то, что я думаю о Путине, не знаю, хорошо это или плохо, комплимент это или нет. Я свое мнение о Путине высказал. Путин, с моей точки зрения, человек, который намного недотягивает до того поста, который ему подарили. Как в фильме «Доживем до понедельника» было сказано: «И вообще России после Петра Первого очень не везло на царей». Вот это правильная фраза. России, действительно, крепко не везло на царей. После Петра Первого у нее было два великих царя — Ленин, Сталин, впрочем, лучше бы их, наверное, не было, а все остальные до ответственности своего поста недотягивали. Это, вообще говоря, не страшно, на то и придумана демократическая власть, чтобы ничтожные люди, такие как, допустим, Клинтон или Буш, подпираемые с разных сторон партиями, истеблишментом разнообразным, свободой критики и так далее, головы не теряли. В России, когда масштаб личности руководителя примерной такой же, как и у американских президентов, а подпорок нет, они головы теряют. Что касается Ельцина, я считаю, что он войдет в историю России как, конечно, один из великих президентов. Да, он великий разрушитель, безусловно. Но не забудьте того, что Ельцин, разрушив многое, крови практически, по русскому масштабу, не пролил. За это я ему навсегда благодарен. Кроме того, результат деятельности Ельцина, который мы сейчас видим, с моей точки зрения, привел к тому, что у нас более свободная страна, чем когда-либо раньше.
А. ВОРОБЬЕВ — Мы вернемся через несколько минут. Сначала реклама, затем краткие новости.
НОВОСТИ
А. ВОРОБЬЕВ — Это уже, знаете, вдогонку к последнему ответу на вопрос. «Как это Ельцин не пролил кровь? А Чечня, расстрел парламента?». Не только Светлана, кстати, задает этот вопрос, их десятки.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не сказал, что Ельцин не пролил кровь. Я сказал — по русскому масштабу Ельцин не пролил кровь. Что такое русский масштаб? Я еще раз говорю, что, с моей точки зрения, в России после Петра… даже не после, просто было три великих царя — Петр, Ленин, Сталин. Сравните, сколько крови пролили они, сколько крови пролилось при Ельцине. Это и есть ответ на вопрос, пролил Ельцин кровь или нет. Между тем масштаб перемен, которые произошли при Ельцине, вполне сопоставим с теми, которые были при Петре, Ленине и Сталине. Цена другая.
А. ВОРОБЬЕВ — 203-19-22.
ЛЮБОВЬ ИВАНОВНА — Я пенсионерка, мне 59 лет. Я хочу с вами побеседовать. Правильны ли мои мысли в отношении ЮКОСа? Вот такая маленькая байка. Я, может, безграмотна в политике и в экономике, но я хочу вам сказать… Вот, например, Ванька с Манькой нашли колодец.
А. ВОРОБЬЕВ — Любовь Ивановна, у нас ограниченное эфирное время. Пожалуйста, четко сформулируйте вопрос.
ЛЮБОВЬ ИВАНОВНА — Я хочу просто сказать. Что это такое, это место, откуда взять… Давайте мы обратимся к Ходорковскому: слушайте, Ходорковский, давайте 50 на 6 процентов, 50 твоих…
А. ВОРОБЬЕВ — Будут комментарии?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не понял, о чем речь.
А. ВОРОБЬЕВ — 203-19-22.
СЕРГЕЙ — Почему ваша радиостанция все время говорит о том, что Ходорковского посадили зря, о том, что он…
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вопрос ясен.
А. ВОРОБЬЕВ — Это не я сбросил. Сергей уже, по-моему, сегодня в ходе программы «Рикошет» даже звонил.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не могу отвечать за радиостанцию «Эхо Москвы», это вопрос к руководству радиостанции. Что касается лично меня, я считаю, что Ходорковского, действительно, посадили зря. Потому что прямые и кривые убытки от его посадки намного превышают, как мне кажется, прибыль от этого же дела. При этом, заметьте, я абсолютно не утверждаю, что Ходорковский не виноват в том, в чем его обвиняют, а именно: неуплата налогов, различные формы мошенничества и даже, я сегодня об этом говорил, я абсолютно не удивлюсь, если будут реальные улики против Ходорковского в насильственных преступлениях. Я просто хочу сказать, что точно тем же самым, с моей точки зрения, занимались все остальные. И почему это такое избирательное правосудие? Это первое. И второе — почему это применяется к Ходорковскому именно сейчас, в момент очевидного его политического спора с президентом. Вот это в значительной степени обесценивает не ситуацию Ходорковского, я ему не близкий родственник, денег от него не получаю, так что мне абсолютно безразлична его личная судьба, просто по-человечески она интересна, безусловно, но никаких особых личных симпатий к нему я не испытываю. Но это обесценивает и имидж России, и то, что было здесь достигнуто за последнее время, а именно политическую стабильность.
А. ВОРОБЬЕВ — 203-19-22.
ВЛАДИСЛАВ — У меня вопрос по поводу Южной Осетии. Будет ли там война? Война, мне кажется, будет там обязательно. Потому что Саакашвили пришел именно на волне того, что он должен объединить Грузию. Мне кажется, все-таки срок у него подходит, год-два — и его просто сбросят. Просто вот эти беженцы из Абхазии, помните, которые Шеварднадзе все время теребанили, когда же вернуться тогда… Мне кажется, или война, или что-то там будет. Но война там будет обязательно. Вот я хотел услышать ваше мнение.
А. ВОРОБЬЕВ — Владислав, война виртуально идет, действительно, уже.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я думаю, что будет там война или не будет, зависит от очень многих вещей. Не так-то просто сбросить президента. Шеварднадзе в Грузии ненавидели, однако ж он просидел там, насколько я помню, 10 лет. Поэтому президентов не так легко сбрасывают, даже если они не делают то, на что рассчитывали те, кто их избирали. Так что о судьбе Саакашвили я бы так сильно не волновался. Будет ли там война? От многих вещей зависит. Например, если сегодня Россия заявит, что мы будем в случае военных действий вооруженным путем поддерживать Южную Осетию, войны не будет. Правда, после этого никакого СНГ тоже не будет. Это надо иметь в виду ясно. Если Россия заявит прямо противоположное — мы не поддерживаем сепаратистов в Южной Осетии, но мы требуем, чтобы там не было геноцида, для этого мы готовы вместе с Грузией вводить войска и так далее. При этом раскладе войны тоже не будет. Южная Осетия не может воевать, не имея технической, финансовой, моральной, политической поддержки России. Грузия не будет воевать против России. Но если Россия — еще раз повторяю — заявит: мы будем поддерживать Южную Осетию всеми имеющимися у нас ресурсами, в том числе военным ресурсом, да, войны не будет, но после этого ни одна страна СНГ никогда не будет воспринимать Россию иначе, как опасного агрессора, держиморду, который хочет задавить все окружающие страны СНГ и который пытается восстановить Советский Союз.
А. ВОРОБЬЕВ — 203-19-22. Добрый вечер.
СЕРГЕЙ — Это снова Сергей. Я хотел спросить у вас еще. Вы считаете, что Ходорковский виноват, но его сажать не надо. Правильно?
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я не знаю, виноват ли Ходорковский, я еще раз повторяю. Я вполне допускаю, что те преступления, в которых обвиняют Ходорковского, он действительно совершил. Я считаю, что есть такие вещи, которые делать действительно не надо. Например, можно много чего интересного думать про людей, с которыми вы связаны, но не обязательно им это в лицо говорить, это иногда не улучшает отношений. А иногда эти отношения неплохо сохранять. Россия пару лет назад, точнее, год назад пришла к ситуации большой экономической стабильности. Благодаря высоким ценам на нефть у нас открывались очень хорошие экономические перспективы. Эти перспективы были связаны в том числе и с тем, что многие считали — и иностранные, и российские инвесторы, — что у нас хорошо защищены права собственности. Теперь многие так не считают. Благодаря тому, что цены на нефть продолжают стоять высокие, никаких экономических неприятных последствий от ареста Ходорковского мы не испытываем, может быть, и не испытаем. Но стратегически российская экономика и имидж российской экономики за рубежом много потеряли. Теперь, надо ли при этом, во имя сохранения стабильного имиджа, покрывать заведомых преступников? Нет, не надо. Но я не считаю, что начинать разборы с преступниками, реальными или потенциальными, стоило с Ходорковского. Например, недавно во Владивостоке мэром города избран человек, имеющий кличку Винни-Пух, которого история вошла в учебники по криминалистике. По-видимому, историй с убийствами там намного больше, чем доказанных или недоказанных убийств в ЮКОСе. Вот мне кажется, что если в стране хотят наводить порядок, а не просто сводить счеты с конкретными противниками, то начинать стоило бы, наверное, с борьбы с такого рода уголовно-политической преступностью. Почему? Потому что имидж России от этого точно бы ничего не потерял, эти преступники угрожают обычным людям, а не своим противникам реальным или виртуальным. Кроме того, они вполне конкретно захватывают политическую власть, получают из рук избирателей политическую власть над большим регионом. Мне кажется, что это представляет большую опасность. Мне кажется, что это говорит о том, что никакой вертикали власти нет. Вот если вы хотите наводить порядок, важна последовательность этапов. Я бы считал, что разумно начинать вот с этого, а потом переходить к наведению порядка по старым грехам — подчеркиваю, по старым грехам — в экономической области.
А. ВОРОБЬЕВ — Людмила спрашивает: «Леонид, каково ваше отношение к заявлению Вольского, смысл которого в том, что он знает что-то очень серьезное и важное, но не может сказать вслух, поскольку опасается за жизнь своих внуков».
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я тоже опасаюсь за жизнь внуков Аркадия Ивановича. Я рад, что он так бережет жизнь своих внуков и одновременно — с помощью своих внуков — зарабатывает себе популярность. Это свидетельство и хорошего отношения к внукам, и хороших PR-способностей Аркадия Ивановича.
А. ВОРОБЬЕВ — 203-19-22, последний звонок мы успеем принять.
АЛЕКСЕЙ — Вы совершенно правильно говорите о криминале в нашей стране, что, действительно, ни одно кладбище, наверное, есть. Но у нас еще такая закономерность — убивают журналистов. Вот последнее убийство и насчет международного имиджа нашей страны, я имею в виду Пола Хлебникова. Скажите, пожалуйста, с вашей точки зрения, кто или что стоит за этим убийством? Спасибо.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я, естественно, ничего не могу сказать, кроме своего субъективного, ни на чем не основанного ощущения. Я не верю в те глупости, с моей точки зрения глупости, которые говорят, что это связано со списком «Форбс» и тому подобное. Это, по-моему, сказки. Я думаю, что Хлебников, вполне возможно, занимался какими-то расследованиями. Может быть, был связан с какими-то опасными людьми, которые его решили устранить. Не знаю. Но к опубликованному списку «Форбс», я думаю, это не имеет ни малейшего отношения. Но это, естественно, ни на чем не основанные ощущения.
А. ВОРОБЬЕВ — Леонид Радзиховский «Персонально ваш». Увы, время истекло. Надеюсь, что через неделю мы, Леонид, опять увидимся. Благодарю вас.
Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Спасибо.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире