'Вопросы к интервью

А.Плющев Добрый вечер, в программе «Особое мнение» у нас сегодня Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики. Наталья Васильевна, добрый вечер.

Н.Зубаревич Здравствуйте.

А.Плющев Рад вас слышать, тем более что много чего есть обсудить, начиная со вчерашнего обращения Путина и заканчивая последними заявлениями разнообразных чиновников, в том числе и региональных. Но хотел бы начать с общего впечатления, потому что вроде бы все заговорили, что скоро начнутся послабления, что мы потихоньку начнем открывать отрасли экономики, хотя, как мне кажется, цифры заболеваемости не очень этому соответствуют. Это так давит экономика, или мы действительно справляемся с эпидемией и начинаем восставать?

Н.Зубаревич Я бы сказала, что это давит экономика. Потому что мы видим, что экономические риски колоссально нарастают. И видимо слово «плато» — я не вирусолог, — является некой фишечкой, с помощью которой можно начать возвращаться. Ни вы, ни я не знаем, это уже «да», или это ещё рано – никто не понимает. Но экономические риски уже начинают зашкаливать. Уже очень хорошо понятны потери и экономики и бюджета, но консенсус экономистов – это минус 5, -минус 7% спада валового внутреннего продукта.

По бюджетным делам это совершенно серьезный спад доходов федерального бюджета. Но там главное, как вы понимаете, нефть. По региональным бюджетам это, как минимум, 1,3 триллиона рублей спада. И на всё это надо находить деньги. Я даже не говорю о потерях бизнеса, — бюджет убивает.

А.Плющев Мы можем себе представить экономический ущерб от мер в связи с коронавирусом. Вы сказали про падение ВВП, но я имею в виду, что, допустим, мы остановили часть строек, с ними связано гигантское количество других бизнесов смежных, целых отраслей экономики. Мы можем сказать, что уже российская экономика потеряла, условно, миллиарды долларов или миллиарды, триллионы рублей? На что идет счет?

Н.Зубаревич Если мы считаем ВВП, то это все понятно. ВВП это примерно 100 триллионов рублей, плюс-минус. Ну, считайте 7% — вот вам и триллионы, 7 триллионов. Там цепочки, я согласна – когда останавливается стройка, а у нас половина металла в стране идет на стройку. И далее это большие и серьезные цепочки.

Давайте так разделим: люди, бизнес, бюджет – три истории. У бюджета очень серьезные риски, но власть к этому готова и в основном Фонд национального благосостояния будет тратиться на бюджетные дела – это надо четко понимать. Хотя тратится пока скромно.

Вот пример: в прошлом году трансферты из всех видов — федеральный бюджет, фонд, который рядом – они составили 2,6 триллиона рублей. А сейчас, в связи с кризисом, федералы расщедрились и подкинули регионам 200 миллиардов. Вы понимаете, что это меньше 10%? И как бы мы никто не понимаем. И боюсь, что региональные власти не понимают, сколько в итоге они смогут получить. При том, что их доходы – еще раз повторю, бюджеты субъектов, — сократятся на 1,3 триллиона рублей. Сурово.

Про федеральный бюджет я бы так сказала – я бы, честно, сильно не заморачивалась. Да, будет дикий провал, но у них там заначка под названием Фонд национального благосостояния. И в первую голову это пойдет туда. А вот что обломится регионам, я бы хотела понимать.

Н.Зубаревич: Экономические риски уже начинают зашкаливать

Теперь — бизнес. Мы должны четко понимать, что для бизнеса капитальных мер не предусмотрено. Я имею в виду, прежде всего, средний и малый бизнес, максимально пострадавший в этот кризис. Для больших все уже протерто как в 2009 году: госгарантии, субсидии. Возможность занять в банках. Ребята, они же так не рухнут, как в 2009. Да, у металлургов проблемы, у нефтянки. Но проблема тотального спада металлургии, машиностроения имени 2009 года, в общем, особо не ожидают. Да, сокращение будет, в автопроме оно будет тяжёлое, но на НПЗ тоже будут проблемы.

А.Плющев Почему так? Потому что так всегда, обращают внимание только на крупные системообразующие предприятия и вообще на это заточены наши экономические власти, или это потому, что генералы всегда готовятся к прошедшей войне?

Н.Зубаревич: И и. Крупняк важнее всего для власти. Потому что, во-первых, вы можете четко контролировать. Вы дали эти гарантии, субсидии, сказали «ша – не сокращать» — ну, неполная занятость, и вы можете это проконтролировать. А там где-то, на газоне, болтается 25-28 миллионов человек. И вся эта публика – малый бизнес, самозанятые, неформалы, — а государство их не видит, не любит, не понимает, как контролировать, если ты деньги раздашь. И очень не хочет раздавать деньги. Абсолютно четко и понятно: там, где у вас ВВП – это крупняк. Там, где у вас люди – это средний и малый бизнес. Ну, давайте посмотрим на нашу страну, как вы понимаете, что важнее — ВВП или люди?

А.Плющев Вы у меня спрашиваете сейчас? Для меня всегда люди.

Н.Зубаревич И для меня тоже. Но для нашего государство корпоративистского, в общем-то, ВВП.

А.Плющев С другой стороны, и за ВВП тоже стоят люди, и за крупными предприятиями, градообразующими, — разве нет?

Н.Зубаревич Давайте по цифрам. У нас где-то 14,5 миллиона человек сидит в бюджетном секторе, работает. Для них ничего не поменялось – зарплата была и есть. И как справедливо говорит Кирилл Рогов, эту зарплату они получают благодаря тому, что налоги платит бизнес самый разный. Они — получали этих зарплат за счет налогов с бизнеса.

А.Плющев Говорят, что тоже там все поменялось. Конечно, они пострадали сильно меньше, но там какие-то выплаты, что-то задерживают, не так пересчитывают, то не по тем реестрам проходят. Говорят, что они тоже пострадали.

Н.Зубаревич Давайте насморк с туберкулезом не путать.

А.Плющев Согласен.

Н.Зубаревич Второе — еще где-то 15-16 миллионов человек это крупный и средний бизнес. Там сидят госкорпорации, нефтянка, газ — они не трудоемкие. Вот это суммарно где-то 32 миллиона человек. А всего у нас работает больше 70. Вот вам и ответ. А остальные-то где? Примерно 10 миллионов это малый бизнес, юрлица, а дальше пошло-поехало: ИП, самозанятые, и 15 миллионов неформала, которые колотятся как-то сами, что-то пытаются делать. Как мне сказали люди из одной региональной конторы — так они, сволочи, налогов не платят – чего мы им должны помогать? А мой встречный вопрос — они у вас каши не просят, не сидят на пособии по безработице, они пытаются зарабатывать сами. И последний мой аргумент: они люди, — не услышали. Но самый последний мой аргумент был такой: они электорат. А потом я подумала и сказала: ну, глупая ты, тетка.

Потому что бюджетники — раз, пенсионеры – два, работники крупных компаний – три, — образуют сумму электоральную в долях, которая позволяет забить на остальную часть населения.

А.Плющев То есть, в электоральном смысле этого слова достаточно поддерживать этих людей?

Н.Зубаревич Это то, что обеспечивает вам правильный результат. И их много. Если брать только пенсионеров по старости – понятно, что не всякая бабушка дойдет до избирательного участка, но к ней придет соцзащита, как вы понимаете. И это 35-36 миллионов.

Еще раз: бюджетники — 145,5-15, крупный бизнес, корпоративный, это еще, как минимум, 7-9 .Сложите в кучку и посчитайте явку.

А.Плющев А вы говорите, не люди, — конечно, люди. Вот такая определённая группа людей, даже, как видим, электоральное большинство. Конечно, получается, заботятся о людях.

Н.Зубаревич И у нас получаются люди первого сорта, электорально-правильные, и люди второго сорта. Это такой черный юмор, если честно говорить. Потому что как раз те, кто сейчас потерял и потерял очень сильно, там две группы: это собственники, те, у кого есть бизнес. Понятно, какая-то подушка безопасности у них есть. И те, кто по найму работает, или самозанятые, и там с подушкой безопасности не просто напряженка, а на месяц — да, скорее всего, на два — вопрос, а на три точно нет.

Вот именно поэтому мы закольцовываем наш с вами разговор. И с середины мая будет послабление.

А.Плющев Хотел еще поговорить про разницу между регионами. Потому что все время с удивлением читаю, как, например, губернатор Ярославской области уже две недели назад написал у себя в Инстаграме, что они там открывают предприятия, причем, большие. И я так понимаю, что в каких-то регионах есть проблема влияния мер из-за коронавируса на экономику, а в каких-то она сглажена, и там эпидемия не бушует, не буйствует.

Н.Зубаревич: Будет дикий провал, но у них там заначка под названием Фонд национального благосостояния

Н.Зубаревич Два момента. Первое – степень проблемности зараз – сколько уже человек попало в этот кошмарный круг. И второе – это структура экономики региона. Могу вам сказать, что не останавливалось производство ни в нефти, ни в газе. Ни в металлургии, ни в нефтехимии — если кто не знал. Не знаю, что там у них в Ярославле, может быть они там на короткий период времени остановили, но это восстанавливается и запускается. И, слава богу.

Но при условии, что бизнес способен обеспечить тот самый набор мер безопасности: социальное дистанцирование, замеры температуры, и так далее. Крупняк готов это сделать у них есть на это деньги — вопрос, что не всегда можно купить этот набор, он в дефиците. Но, тем не менее, именно крупный бизнес выступил инициатором: ребята не трогайте нас, мы сами обеспечим санитарные нормы социального дистанцирования, и думаю, они смогут.

Проблема этого кризиса это не по НПЗ и не про шинные заводы. Проблема этого кризиса, и власть прекрасно это понимает, но не хочет брать во внимание — это проблема сектора рыночных услуг. Которые работают или «бизнес-ту-бизнес», но чаще бизнес к людям, на наши с вами потребности.

А.Плющев То есть, парикмахерские.

Н.Зубаревич Не только.

А.Плющев Я условно.

Н.Зубаревич Условно. От полетов наших самолётами и далее по списку. Поэтому кризис 2009 года это одна история, когда стоял крупняк. Кризис 2020 года это совсем другая история.

И для меня как бы сканирование понимания проблем очень четкое: когда крупняк и риски экспортных производств, или риски большого завода, который может стать, а там 10 тысяч занятых, и эти сволочи выйдут на улицу и будет политическое «нехоршо» — они решаются и быстро.

Н.Зубаревич: Осенью у нас первое судьбоносненькое, а в 2021 второе судьбоносненькое

Когда у вас куча муравьев, которые ползают по земле, 15 – обслуживает-стрижет, 20 — и так далее. Ну, муравьи, ну, ползают. Поэтому страна такая. Она большая, могучая, думающая о крупном – геополитика, экспорт, цены на нефть.

А.Плющев А вот эти муравьи, те, кто сейчас больше всего потерял, — они в связи с нынешними потерями — разве они не представляют какой-нибудь силы, условно говоря, митинговой? Одно дело, когда ты за абстрактные свободы не выходишь. А другое дело, когда тебе жрать нечего?

Н.Зубаревич Можно вопрос? Как вы себе представляете пять объединившихся парикмахерских, один салон красоты, еще немножко добавить фитнес-центров. Мат на кухне – это тот выхлоп.

А.Плющев Яндекс-разговорчики.

Н.Зубаревич Или это, да. Одно дело, когда завод вышел за проходную, «Уралвагон», — это одна история. Вы видели сейчас в Якутии ребята, которые там работают на Чаяндинском месторождении они просто встали, 500 человек и сказали что-то – на следующие сутки «Газпром», «Надымгаздобыча», полпред на Дальнем Востоке.

Еще раз – большое, крупное, касающееся «нашего всего» экспорта – это одна история. И еще раз – наш муравейник, и я тоже, как сектор услуг – только я бюджетник, разница в этом, но я тоже сектор услуг. А если сектор рыночных услуг, — ну, что я могу сказать?

И ведь мы же самая крупная страта. Поразительно что? У нас в услугах занято намного больше, чем в промышленности и агросекторе, если взять всю структуру малого и среднего бизнеса, 28 миллионов человек сидит в услугах, плюс туда же транспорт – это тоже услуга. И где мы, где наш голос? Вот пока все так устроено — «получи фашист гранату».

А.Плющев Но у нас в ассоциации малого, среднего бизнеса, «Опора» какая-нибудь — они, как мне кажется, идут в фарватере того, что прописывает власть.

Н.Зубаревич Не соглашусь. Они показывают цифры – понятно, что не РСПП, крупняк, но «Деловая Россия». «Опора России» — они пищат. Ну и?

А.Плющев Не хочу уходить в политику, но мне кажется, что когда предпринимателей представляет «Партии Роста», тут вопросы сразу отпадают.

Н.Зубаревич: Крупняк важнее всего для власти

Н.Зубаревич Я тоже не готова это обсуждать. Я просто говорю о рисках, об очень сильном градусе недовольства самодеятельных людей, людей, работающих на себя или по найму у небольших собственников.

Я бы сказала так: это отложенные риски, часть бизнесов закроется – это мы прекрасно понимаем, часть бизнесов, основная, будет очень тяжело и медленно выходить. Я скажу так: вот я абсолютно нерелигиозный человек, ни на сколько, но у меня есть ощущение, что это удушающее состояние безнадеги – оно будет иметь последствия. Социальные. Эмоциональные – в смысле психического здоровья людей и просто здоровья людей. Не уверена, что электоральные, но может быть и они.

А.Плющев Давайте поговорим о безработице. Минтруд сказал, что к концу года у нас может быть 6 миллионов безработных. Насколько адекватна цифра и насколько большая проблема?

Н.Зубаревич Когда я прочитала эту статью – по-моему, это были «Ведомости» — я долго веселилась. Потому что там в одном компоте были отдельно сливы и груши. Потому что о чем говорим? Есть регистрация безработицы по методологии международной организации труда. У нас сейчас, до начала кризиса, было примерно 3,5 миллиона безработных по методологии МОТ. Это люди, которые при опросе сказали: я безработный, я искал, но не нашел, — это одна группа.

А.Плющев При опросе, но при этом они не на бирже? Или обязательно на бирже?

Н.Зубаревич Еще раз – опрос. Обследование населения по проблемам занятости. Сейчас уже сказали – я почитала последние сводки, — что уже 3,8 – на 300 тысяч. А если про 6 – то это всего лишь в два раза, — я вам цифру напоминала, сколько у нас занято в секторе рыночном – это ни о чем.

А теперь другая история. У нас есть зарегистрированная безработица, это та самая биржа, о которой вы говорили. Их у нас было 700 тысяч на всю страну. Из них пособия получали меньше — 660 на начало этого года. Сейчас их где-то 780 , и сколько из них получают пособие, я пока не могу сказать – только общая цифра зарегистрирована. Вы же понимаете, что с 800 тысяч до 6 миллионов…

А.Плющев Это больше, чем в десять раз.

Н.Зубаревич Поэтому есть у меня подозрение, что нам свалили в кучу два разных индикатора. Двукратное повышение безработиц по методологии МОТ – это к гадалке не ходи – это произойдет. Почти 10-кратное повышение зарегистрированной безработицы. Во-первых, за этот месяц прибавилось ходоков в службу занятости меньше 100 тысяч, еще надо дождаться, пока рассмотрят — и вспомните, какой у вас шанс получить пособие. 15 миллионов «неформалов» — «вас там не стояло». Потому что подавать на пособие могут те, кто в 2020 году работал не менее месяца легально и был уволен. Вам понятно это горлышко?

Поэтому мои коллеги, более умные, чем я, знающие рынок труда, они мне сразу сказали: не будет вала безработицы. Схема будет опять, как обычно в России: отпуска без сохранения содержания, неполная занятость, «по соглашению сторон», — короче, ребята, посидите месяц-другой без зарплаты, или на тарифе. Вот так мы будем проходить этот кризис.

Разница только в том, что – да, вы «посидите», а потом ваш ресторан, ваша химчистка — в нее как заказы пойдут? вы сможете потом нормально расти типа «упал-отжался», или вы будете ползти как черепаха. И второй вариант гораздо более вероятен.

А.Плющев Напомню, у нас в эфире Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики.

Еще хотел бы поговорить о мигрантах. В последнее время есть самые разные проблемы – остановились производства, на которых они заняты, бизнесы какие-то остановились. Как лечить, как кормить, как зарплату платить, вывозить – не вывозить. И, кроме того, конкуренция на рынке труда, поневоле, видимо, возрастает, хотя, может быть, мигранты и не участвуют в этой конкуренции – я вижу, как вы качаете головой. Давайте начнем этот разговор.

Н.Зубаревич: Политически это очень сложно: если ты своим не помогаешь, как ты мигрантам будешь помогать

Н.Зубаревич Давайте сначала поговорим о цифрах – здесь 12 миллионов. Потому что уже смешно: если взять временный въезд в Россию, то есть, въезд на временный период – это 9 миллионов человек. Если взять тех. Кто въехал, и заполняя миграционную карту, написал «на работу» — понятная мотивация? – это примерно 4,5 миллиона человек. Поэтому давайте прекратим пугать 12 миллионами.

А.Плющев Хорошо, переваривая эти цифры, мы послушаем новости и прервемся на рекламу, а затем продолжим. Наш гость – Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики.

НОВОСТИ

А.Плющев Продолжаем программу, в эфире «Эха» Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики.

А что такое 1 миллионов, упомянутых вами? Кто нас пугает этой цифрой?

Н.Зубаревич Обычно МВД. Не понимаю, как она считается, потому что есть миграционная статистика, это временный въезд в Россию. И в разные годы он был разным, поэтому нет у нас 12 миллионов. Я всегда говорю простую вещь: значит, что у нас почти каждый 10-й, проходящий мимо вас, — трудовые мигранты.

А.Плющев Трудно по ощущениям про это сказать, кто-то скажет, что у него каждый третий встречный.

Н.Зубаревич Если вы живете в Бирюлево-Товарном, — ну, наверное. Но это неверно. А теперь про их судьбу. Она действительно трагическая, очень тяжелая. Те, кто работает в ЖКХ – понятно, они на контракте, и там не так жестко. Но все, что в стройке, в подсобных работах – там большие проблемы. И конечно, уже хорошо, спасибо, что им пролонгировали, продлили все разрешения. Но с них не сняли патентные платежи — их просто отложили.

Хорошо. А российскому малому бизнесу? С него же тоже ничего не сняли, ему просто тупо отложили. Мы с вами долго обсуждали, как им тяжело будет выходить из кризиса, — он с каких шишей отложенное поздней осенью заплатит? Вопрос повисает в воздухе.

У мигрантов ситуация хуже тем, что там кушать нечего. Это великая проблема. И конечно, по уму, нужна была какая-то помощь. Но понимаете, политически это очень сложно: если ты своим не помогаешь, как ты мигрантам будешь помогать? Это же все в одном пакете: если ты гуманная страна, ты помогаешь и своим и мигрантам, понимая, что им просто тупо нечего есть во многих случаях.

А.Плющев Ну и что в итоге это дороже обойдется.

Н.Зубаревич Понимаете, я так рассуждаю: наша власть имеет перед собой четкую перспективу очень жесткого снижения доходов бюджета, прежде всего, федерального – это деньги.

А.Плющев Это из-за нефти?

Н.Зубаревич У нас огромное сокращение. Но прежде всего это НДПИ, налог на добычу полезных ископаемых, нефти и газа. Сократится тот кусок налога на прибыль, который идет в федеральный бюджет, небольшой — на 3 процентных пункта из 20. Сократятся поступления по пошлинам экспортным, потому что они считаются от доллара, долларовая цена на нефть. И все это вместе — бюджет федеральный потеряет в этом году не менее полутора триллионов рублей, — это самая мягкая оценка. И дефицит бюджета будет приличный.

А еще нужно давать деньги пенсионному фонду – он потеряет на всей этой истории где-то 800 миллиардов – это трансфертом надо закрывать. И фонды обязательного медицинского страхования и соцстраха – это 300 миллиардов. И что вы тут со своим малым бизнесом? Ребята, у нас большие дела, больше триллиона нужно будет докинуть. И все не покроют – тут иллюзий нет. Но где-то в районе триллиона нужно доказывать субъектам, потому что у них посыплется со страшной силой налог на прибыль и, но не так жестко, НДФЛ. И? И практически уйдут платежи так называемой упрощенки, патенты — на совокупный доход малого бизнеса.

И когда у ребят, наших больших начальников, стоят такие гигантские проблемы, — а там еще кто-то внизу бегает: «дяденька, дай» — дальше интереснее. Мы же не понимаем, как мы будем выходить – это раз. А осенью у нас первое судьбоносненькое, а в 2021 второе судьбоносненькое.

А.Плющев Про осень это про голосование по Конституции?

Н.Зубаревич Да.

А.Плющев Я просто слышал, что может быть, 22 июня.

Н.Зубаревич Не знаю. Думаю, что полеты эскадрилий не такие затратные. И есть понимание, что заначка должна быть, потому что не было года — а я считаю бюджеты как подорванные уже лет 15-17, — вот не было ни одного федерального электорального цикла, когда бы накануне не подкидывали субъектам федерации. Деньги нужны.

Н.Зубаревич: Короче, ребята, посидите месяц-другой без зарплаты

Поэтому сейчас идет политика очень простая. Вы слышали, что нам говорят — 2% ВВП, 6% — да о чем вы? Это госгарантии, отложенные платежи, которые надо будет осуществить в этом году. А реальных денег, реальных, которые людям пошли в меньшей степени – на безработных, траты на медицину, на улучшение развития форм лечения и прочее оборудование, койки, плюс 200 миллионов регионы – суммарка где-то 600-650 миллиардов живых денег. Живых.

Все остальное — это отложено, либо госгарантии. Что такое госгарантии? Я тебе гарантирую, чтобы ты получил, а если что-то не так, я из бюджета покрою. Так это же не живые деньги. Поэтому как вам сказать? Ох, ну, все понятно.

А.Плющев Вы еще качали головой на мое соображение о том, что мигранты могут быть конкурентами на рынке труда.

Н.Зубаревич Вы посмотрите на их нишу.

А.Плющев Никто не будет претендовать работать на стройке?

Н.Зубаревич Смотрите, что делают люди, теряющие работу в Москве – абсолютно понятный алгоритм: ищется работа с более низкой зарплатой и с более низким статусом. Вы теряете. Но в большом городе, а в Москве уж точно легче – вы находите альтернативу. В крайнем случае, вы вешаете на себя желтый или зеленый рюкзачок, садитесь на велосипед. Вы заметили, кто там катается? Ребята из нашего ближнего зарубежья.

А.Плющев А сейчас не только.

Н.Зубаревич Вот оно и пошло. И там спрос таков, что хватает места всем. В дворники – не идут. В строительные рабочие – не идут. В подсобные рабочие, которые у нас в супермаркетах, гипермаркетах, фасуют и подтаскивают – особо не идут.

А.Плющев И не пойдут? Я об этом спрашиваю. Нужда не заставит?

Н.Зубаревич Во-первых, сейчас будет все потихоньку открываться. У людей есть надежда, что не надо сразу пикировать вниз, я лучше подожду. Но кто забыл, я напомню, что треть всех вкладов по объему денег приходится на москвичей. Понятно, что Москва это «в огороде бузина, в Киеве дядька».

А.Плющев Отдельно, да.

Н.Зубаревич Да, отдельно. Но здесь совсем нищих людей не так много. И потом, в Москве сильная соцзащита. Многодетные, инвалиды, — такие семьи поддерживаются. Хуже всего сейчас в Москве тем, кто снимал жилье, работал где-то в сервисах, потерял работу и уже снимать не может. Но если ты россиянин, ты уезжаешь домой чаще всего, к маме с папой, или где у тебя у самого есть квартира.

А мигрантам куда? Вот их риски сидят в том, что у них с потерей работы исчезает возможность жить. Вы знаете эти истории, когда по 7-8 в комнате, мужская комната и женская комната. Это уже, конечно, тяжелейший способ выживания, для россиян все-таки такого не доходит.

Н.Зубаревич: Не надо выплачивать всем. Вот мне не надо ничего выплачивать, я спокойно переживу

А.Плющев Хотел бы спросить про программу «Пять шагов», которую предложил Алексей Навальный. Вы с ней ознакомились?

Н.Зубаревич Да небольно. Первое, что я понимаю — что никаких выплат всем не будет. И я считаю, что не надо выплачивать всем. Вот мне не надо ничего выплачивать, я спокойно переживу — у меня много работы, я пашу как лошадь, и пока, в общем, вполне справляюсь.

А.Плющев Я так понимаю, что выплаты всем – не хочу говорить за Навального, тем более что я его не слышал, только читал, — но я так понимаю, что выплаты всем это чисто для облегчения логистики.

Н.Зубаревич Да, вы правы. Потому что администрирование это тяжелая и небыстрая работа. У меня предложение: откройте, пожалуйста, максимально широко – службы занятости уже бесполезно, они не справятся, — МФЦ, соцзащиту – пусть придут люди, у которых нет дохода, с заявительным принципом и дайте им денег – кто пришел, ему надо.

А.Плющев Представляю себе толпы. Больше чем в метро будет.

Н.Зубаревич Хорошо, — логистика, запись, еще что-то. Да, не просто. Но это более таргетировано, то есть адресно. Второе абсолютно понятно – хватит уже мотыжить и закапывать малый бизнес. Не отложите, а простите ему три месяца аренды, три месяца платежей налогов. Дайте ему не зарплатный кредит. А именно малому бизнесу, который потерял доход, а это по банкам проходит элементарно – у вас выручка посыпалась. Дайте ему сумму, которая по той же минималке закроет ему работников. Это же можно сделать — не надо «из вертолета».

Н.Зубаревич: Вот пока все так устроено — «получи фашист гранату»

Другое дело, что это пыхтеть надо и конечно, это деньги не маленькие. Это будет измеряться – не считала, но думаю, что это вопрос триллионов. И это правильное решение вопроса. А раскидать всем — ну, раскидали, — нефть держится черте-где до конца года. И на какие шиши субъекты федерации будут финансировать образование, здравоохранение, соцзащиту? А это больше 60% их расходов. Ну, вы о чем?

А.Плющев То есть, если раздать по 20 тысяч в апреле, как говорит Навальный и по 10 тысяч в мае, если будут продлены меры, то оставшихся денег в Фонде национального благосостояния не хватит для финансирования регионов?

Н.Зубаревич Дело вот, в чем – мы не можем потратить разом Фонд национального благосостояния. Ни вы, ни я не знаем, как долго эти деньги потребуются. Я была бы идиоткой, если бы спустила все свои домашние накопления какие-то разом, — так никто не делает. Понятно, что деньги должны быть оставлены на будущие периоды – так нельзя.

А.Плющев И еще две вещи из Навального – отменить плату за любые услуги ЖКХ на период самоизоляции и отменить на год все налоги для малого бизнеса

Н.Зубаревич Первое — если в ЖКХ отменяется плата, детский вопрос – а мне зачем ее отменять? Я плачу. Вариант — во-первых, оплата ЖКХ субсидируется тем, у кого низкие доходы. Значит, если у людей упали доходы – иди, подавай бумагу, будет субсидия. Да, это не так быстро, но это адресно.

А.Плющев А что касается налогов?

Н.Зубаревич Всему малому бизнесу навсегда, на год? Я бы работала в масштабе апрель-май-июнь. Вот это более или менее правильное решение. Ты умер, у тебя исчезла клиентура, и ты очень медленно восстанавливаешься.

А.Плющев Спасибо большое. Можно было бы еще долго обсуждать и «Пять шагов для России» и другие экономические предложения, но время закончилось. Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики, была в программе «Особое мнение». Большое спасибо, Наталья Васильевна, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире