14 июля 2004
Z Особое мнение Все выпуски

Алексей Венедиктов


Время выхода в эфир: 14 июля 2004, 19:08

14 июля 2004 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов — главный редактор «Эха Москвы».
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН — Евгения Киселева нет сегодня, Алексей Венедиктов здесь. Добрый вечер
А. ВЕНЕДИКТОВ — Добрый вечер.
С. БУНТМАН — Замечания и вопросы присылайте 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы», телефон 203-19-22, Интернет уже свое отработал, и я буду им периодически пользоваться. Несколько сюжетов, которые я хотел бы у тебя, Алеша, спросить. Это с запросом о… как это точно назвать, об отзыве Виктора Геращенко или снятии Виктора Геращенко, коей был назначен вроде бы как человек, нужный «ЮКОСу» и властям.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это была неправильная информация. Я, пожалуй, один из немногих, кто утверждал, что Виктор Геращенко не был назначен по указке Кремля или по просьбе Кремли. И сегодняшняя история это доказывает. Как раз момент выбора Виктора Геращенко — это был выбор стратегии «ЮКОСа» на сохранение компании. Найти сравнительно независимого и компетентного переговорщика, человека с репутацией, известного в финансовом мире как в России, так и за рубежом, который мог бы и с английскими представителями, и с американскими акционерами вести переговоры. Такой человек возник, это Виктор Геращенко. И такая кандидатура, она была выдвинута по предложению Михаил Ходорковского, он был избран председателем совета директоров. Насколько мне известно от всех участников конфликта, я имею в виду от всех сторон, не участников, а сторон, имею в виду и правоохранительной, властной, и «юкосовской», и из окружения Геращенко, Геращенко подвергся бойкоту со сторону властей, т.е. с ним не встречались.
С. БУНТМАН — Я не ослышался, именно со стороны властей?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Со стороны властей. С ним не встречался и не встретился ни министр финансов, ни министр по налогам и сборам, ни представители администрации, ни представители Центробанка, ни представители Министерства промышленности, которые отвечают за энергетику, т.е., на самом деле, это был осознанный и, видимо, централизованный бойкот. Извините меня, когда представитель правительства не встречается с главой компании, которая представляет в своей деятельности значительную часть ВВП (с криками об удвоении), это осознанное, на мой взгляд, централизованное решение. Более того, судя по всему, «ЮКОСу» был предъявлен ультиматум, что, если вы хотите хоть что-то спасти, сменяйте Геращенко и поставьте такого человека, которого мы вам назовем. Вот мы сейчас увидим, «кого мы вам назовем» и с кем мы будем разговаривать, с этим разговаривать не будем. Это еще раз доказывает, что проведена некая такая линеечка, где можно было разговаривать, где был бы диалог бизнес и государство, просто она проведена. Сейчас есть государство, которое будет диктовать все, в том числе и переговорщиков со стороны «ЮКОСа», замечу я. Это очень жалко. Я так понимаю, что Ходорковский, естественно, делает под давлением, потому что это просто потеря лица. Ты предлагаешь, потом ты же через 2 месяца отзываешь. Это не вопрос ошибки, это вопрос давления контрагента. Это означает, что «ЮКОСу» конец.
С. БУНТМАН — Это означает, что «ЮКОСу» конец.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Более того, вчера в нашем эфире один из адвокатов говорил, его спрашивали о развитии событий, он говорил, что худшее развитие, худшее в сторону банкротства, если арестуют активы наших «дочек», тогда мы вообще не сможем расплатиться, значит, банкротство. Сегодня их арестовали. Т.е. события катятся по худшему сценарию, худшему для «ЮКОСа» и лучшему для тех, кто все это затеял, в краткосрочной перспективе, в долгосрочной худшее для тех, кто это затеял. Поэтому будем посмотреть, но пока, к сожалению, все, что говорилось наблюдателями с июня прошлого года, все сбывается. Все идет по худшему варианту.
С. БУНТМАН — То, что касается «ЮКОСа», если у вас будут какие-то нюансы, спрашивайте. Еще один сюжет, это такой добор на НТВ, «Красная стрела».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Справедливости ради я должен сказать, что вопрос о сохранении «Красной стрелы» в новом сезоне, насколько я знаю, он стоял и при предыдущем руководстве НТВ. Во всяком случае, о дороговизне этой программы, действительно, постоянно велись разговоры в течение всего года. Но при этом предыдущее руководство НТВ говорило о том, что — сейчас попытаюсь вспомнить термин, нет, не вспомню, смысл говорю — для нас это вопрос нашей репутации, что вот такая программа репутационна для канала. И взаимоотношения между ценой и репутацией — это серьезный вопрос. И разговоры о бюджете, все это велось, но никогда не доходило до вопроса снятия: утром сказали, что со следующего понедельника не выходите. Поэтому, мне кажется, что это логически укладывается в концепцию НТВ. Должен сказать, что еще в апреле 2001 года, если кто-то не помнит, когда Владимир Кулистиков был назначен главным редактором НТВ, сменив Евгения Киселева после прихода на канал Альфреда Коха и Бориса Йордана, он сказал буквально следующую вещь: канал должен стать более развлекательным. Канал должен стать более развлекательным. Если это решение акционеров, значит, мы будем иметь второй СТС. Правда, должен подчеркнуть одну важную вещь. Насколько я знаю, действительно, обсуждается, довольно близок уже к решению вопрос о переходе на канал Сергея Брилева с РТР.
С. БУНТМАН — В качестве кого?
А. ВЕНЕДИКТОВ — В качестве ведущего аналитическо-информационной программы, «Сегодня недели».
С. БУНТМАН — А кто же в лавке «Вестей» останется?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Этого решения еще нет. Это обсуждается не вокруг, это обсуждается менеджментом обоих каналов, НТВ и РТР, или, если можно сейчас говорить о едином менеджменте, пока еще во всяком случае, там еще пенсионный, по-моему, не выплачен. Найдут. У нас и Евгений Ревенко, в общем, безработный, может вернуться.
С. БУНТМАН — Он же на какой-то административной должности.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну и что? Можно совмещать, ничего страшного.
С. БУНТМАН — Вот Савику говорят, что не надо совмещать.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это на НТВ. А на РТР можно совмещать.
С. БУНТМАН — Какие-то метастазы оттуда, с РТР идут.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Почему метастазы? Просто совершенно очевидно, что НТВ сохранит какую-то определенную информационную модерновую составляющую, решение о «Стране и мире», как я понял, принято в позитивном смысле, что формат программы останется.
С. БУНТМАН — Любопытная вещь. Знаешь, Алеша, если останется одна «Страна и мир»...
А. ВЕНЕДИКТОВ — Почему? Программа «Сегодня», «Страна и мир».
С. БУНТМАН — Кстати, о «Сегодня». Спрашивали, что ты знаешь о судьбе Михаила Осокина.
А. ВЕНЕДИКТОВ — О судьбе Михаила Осокина я знаю позитивное.
С. БУНТМАН — Позитивное в данном контексте это что? Это надо пояснить.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Про Михаила Осокина позитивно, это, насколько я знаю на вчерашний день, Михаил Осокин остается в эфире неделя через неделю. Другое дело, насколько я знаю, Тане Митковой предложено выбрать между заместителем генерального директора по информационному вещанию и эфиром, причем предложено в довольно жесткой форме, т.е. выбирай — или ты остаешься в эфире, или ты занимаешься административной деятельностью. Вот ей к новому сезону надо, видимо, это выбрать будет.
С. БУНТМАН — Здесь еще вопрос. Кирилл Набутов.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет решения. Вот это я не знаю. Когда я знаю, когда получаю… Вот здесь у меня нет информации. Но анализ показывает, что он будет сменен.
С. БУНТМАН — Алексей Венедиктов «Персонально ваш». Через 50 секунд мы снова встречаемся с вами в эфире.

С. БУНТМАН — Масса вопросов. Что стоит за словами Ганапольского (или вообще без Ганапольского) о назначении А. Венедиктова на НТВ?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, я разбирался с этой историей. Действительно, в момент эфира Матвея с Ириной Петровской был прислан вопрос: «Чем будет заниматься А. Венедиктов на НТВ?» Насколько я понимаю, ему, я имею в виду своего сына, возможно, будет предложено озвучивать заставки в детских передачах.
С. БУНТМАН — Серьезно?
А. ВЕНЕДИКТОВ — А что он еще может в своем 3,5-летнем возрасте там делать? Если имеется в виду он, то все равно я должен буду дать согласие, он все-таки несовершеннолетний.
С. БУНТМАН — И ты, и Лена.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А что касается меня, я предпочел бы место зампреда Центробанка в этих условиях. Но почему-то такие предложения не поступают.
С. БУНТМАН — Почему же, интересно? Самая сейчас история и место, Центробанк, это то место сейчас.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Хочется.
С. БУНТМАН — А почему не председателя?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ответственности меньше у зампреда. Я просто хочу сказать, что, конечно же, никаких предложений не поступало и не могло поступить, и зачем мы там нужны. Я, кстати, отвечу еще на один вопрос, который приходил, по-моему, по Интернету, о наших совместных проектах с НТВ. У нас существует один очень престижный, на мой взгляд, репутационный, проект с НТВ, это «День войны», напомню вам. Этот проект был в свое время предложен Александром Герасимовым, и он его патронировал. Поэтому я не знаю, остается — значит, остается. Если новое руководство НТВ захочет от него отказаться, это их право. Больше никаких совместных проектов на сегодняшний день у нас с НТВ нет. С «НТВ Плюс» есть, а с НТВ нет.
С. БУНТМАН — С «НТВ Плюс» у нас очень большой проект, не один и на большую перспективу. А так пока нет. Пусть предлагают. Как вы думаете, Алексей Алексеевич?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Конечно. Мы рассматриваем предложения и с ОРТ, и с РТР, и с НТВ, и даже с радиостанциями, даже с конкурентами. То, что нам кажется интересным, мы всегда готовы сотрудничать, нет вопросов.
С. БУНТМАН — «Алексей Алексеевич прав, Брилев в воскресной программе, попрощавшись, сообщил, что встретимся в новом сезоне на НТВ», — Юля из Петербурга.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Он не так немножко сказал. Он сказал, что, может быть, мы продолжим сотрудничество с Владимиром Кулистиковым. Я видел эту программу.
С. БУНТМАН — Юля немножко углы срезала.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но я надеюсь, Юля, что Сергей Брилев будет гостем Елены Афанасьевой в это воскресенье в программе «Телехранитель» в 17 часов, там всё и спросите.
С. БУНТМАН — Дальше идем по вопросам. «Кто ведет переговоры от «ЮКОСа» с властями?»
А. ВЕНЕДИКТОВ — Сейчас фактически никто, потому что уполномочен на это был Виктор Васильевич Геращенко. И он не смог их вести. А посредников, доброхотов, людей, которые готовы вести эти переговоры, особенно за известный кусок собственности, много.
С. БУНТМАН — Марина просит уточнить: «А почему Геращенко не устраивал Кремль? Ведь он был претендентом в президенты не без участия Кремля». Вот это сомнительно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот это совсем сомнительно. Даже если бы это был так, Марина, участвовать в президентских выборах с учетом рейтинга Путина с заранее известным результатом — это одно. А принимать конкретно участие в спасении компании, к которой Кремль относится недоброжелательно, это другое, это вы должны понимать. Я думаю, что, на самом деле, он не устраивал Кремль двумя позициями. Первое — что его кандидатура не была кремлевской. И второе, что он все-таки печется о своей репутации как профессионального переговорщика и финансиста. И он не позволил бы использовать себя как ширму в своей профессиональной деятельности, т.е. в разрушении компании. Не позволил бы. Это был бы удар по его репутации. Вот и вся история.
С. БУНТМАН — Есть еще одна любопытная психологическая деталь, связанная с Геращенко, на мой взгляд. Дело в том, что Геращенко при всей своей аппаратности и глубочайшем опыте некоторые вещи — вот ты говоришь о репутации — более того, некоторые вещи он просто не позволил бы скрыть.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Конечно. А это входит в понятие репутации.
С. БУНТМАН — Он не просто бы отошел в сторону, а не позволил бы скрыть. Есть у него такое свойство, не всем нравится. 203-19-22, телефон у нас работает, даже пытается разорваться. Сейчас мы ему не позволим этого сделать, лучше выпустить пар.
МАРИНА — Как жаль, что в выборах Путина не воспользовались коробочкой из-под ксерокса, там ведь было кому туда положить. Было опасно, когда приходили большевики. Но, по-моему, еще опаснее стало, когда пришли другие.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ничего не понимаю.
МАРИНА — Очень жаль, что не воспользовались коробкой из-под ксерокса.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ничего не понимаю. Во-первых, воспользовались.
МАРИНА — Да, воспользовались. Большевики не лучше тех, кто пришел сейчас.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я не готов таким эзоповым языком. Все бизнесмены, включая Михаила Ходорковского, в эту команду вложились, в эти выборы 2000 года вложились, все до одного. У вас какие-то хитрые измышления.
С. БУНТМАН — Была большая коробка. Вообще использование коробки, оно… коробок ... вот эта коробочность… понятие коробочка, это хорошо.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но это ничему не помогает, ни на что не влияет. Должен вам сказать, что в западных странах, где бесконечно идут скандалы по поводу финансирования избирательной компании того же Берлускони, шло следствие по делу Ширака, между прочим, и только иммунитет президента остановил это, либералы, по-моему, английские тоже… Такие финансирования идут, но они никак не влияют на политику. Приходят разные люди, проводят разную политику, избираемые по одной методике, Марина. Поэтому ваши инсинуации, они непонятны, а во-вторых, непрофессионально. Что касается большевиков, там, кажется, немецкие деньги были, как мне помнится, деньги германского генерального штаба.
С. БУНТМАН — Ну да, там пломбированные вагоны, штаб, там все было вместе. Другое дело. Вот сегодняшние реорганизации. Тут очень замысловато был задан один из вопросов, не связаны ли недавние заявления о кампании, которые ведут западные страны по дискредитации России, с реорганизацией спецслужб.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это внутренняя реорганизация. Вот если бы Федеральная служба безопасности получила бы новые полномочия относительно других ведомств, тогда можно было это рассматривать. А здесь ну что? Ну было 7 заместителей, стало 4, ну директор получил право назначать коллегию, а раньше не имел такого права. Но это их внутреннее дело. Новых полномочий ФСБ не получила.
С. БУНТМАН — Так что тот план, который публиковался, с тем, что будет…
А. ВЕНЕДИКТОВ — МГБ.
С. БУНТМАН — Что будет отдельная следственная очень большая организация типа ФБР, пока этого ничего вроде бы нет.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет.
С. БУНТМАН — Ну нет и нет. А так пусть занимаются внутри. 203-19-22.
ЯНА — Алексей Алексеевич, не пишете ли вы воспоминания о замечательных людях, с которыми вы были знакомы?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет, Яна, не пишу воспоминания, я вообще писать не умею. Не пишу воспоминания.
С. БУНТМАН — По-моему, Яна расстроилась.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это срыв. Не пишу.
С. БУНТМАН — 203-19-22.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА — Алексей, простите, что без отчества, но у меня все-таки возраст такой, что вы помоложе меня немножко.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Меня люди и много помоложе тоже называют Алексеем, и я чувствую себя совсем молодым, замечательно.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА — Я просто восхищаюсь вашей честностью и смелостью. Боюсь, что теперь очередь будет за вами.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это называется запугивание.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА — Если вас закроют, просто беда будет.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Будет день, будет пища. Спасибо большое. Никакой особой смелости нет. А что тут смелого? Вот оно так есть, я вот так вижу, я тоже могу ошибаться. Я же не могу говорить так, как видит Бунтман или Джордж Буш младший. У меня есть своя точка зрения.
С. БУНТМАН — Мы с Джорджем…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, вы с Джорджем. Что касается закроют, не закроют… «Эхо» уже и так просуществовало на 3 года больше, чем ему было отпущено, с точки зрения нормальной ситуации. Все будет хорошо.
С. БУНТМАН — Хороший вывод. 203-19-22.
ВЛАДИСЛАВ — Сейчас Ходорковский сидит за неуплату налогов
А. ВЕНЕДИКТОВ — Владислав, он не сидит за неуплату налогов, не надо врать, решения суда не было, он сидит в предварительном заключении.
ВЛАДИСЛАВ — Хорошо. Обвиняется. За 2001 год. Скажите, пожалуйста, а вот другие наши компании не задумываются про то, что могут тоже вспомнить, допустим, даже через 5, через 10 лет, что они не платили налоги? Нефтяные наши компании и другие, вот они-то платят налоги, не задумываются, что может тоже их коснуться это?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Отвечу вам, Владислав. Во-первых, Ходорковский обвиняется в неуплате налогов компании, а не лично, лично у него там какой-то маленький вопрос. Что касается других компаний, то в этом-то вся и история, еще два года тому назад Путин приводил в пример «ЮКОС», два года назад на встрече с предпринимателями он говорил, что «ЮКОС» самая такая компания, которая платит налоги. Поэтому я и говорю, что все под богом ходят. Завтра какая-нибудь компания разгневает почему-то президента или руководитель, тут же найдется неправильный переход улицы. Если вы имеете в виду, что будут пересмотрены старые правила, то сегодня, по-моему, он этом замечательно сказал заместитель министра финансов Сергей Шаталов. Он сказал, что да, мы будем пересматривать правила… Он сказал: мы будем вводить минимизацию оптимизации налогов.
С. БУНТМАН — Минимизацию. Вводить.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Минимизацию оптимизации налогов. Я обращаю внимание, на нашем сайте час тому назад, на echo.msk.ru, размещен предварительный доклад Сабины… не могу выговорить фамилию, вы понимаете… докладчика ПАСЕ по «ЮКОСу».
С. БУНТМАН — Один раз выговорил.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, я учил. Это официальный документ, на русском языке размещен на сайте echo.msk.ru полный документ, там как раз она приводит слова представителей налоговой службы, они признают, что да, в 2001 году были такие правила, но сейчас будут другие. И новые правила вступают с января четвертого года. Поэтому, Владислав, будем смотреть, кто следующий.
С. БУНТМАН — С января четвертого года?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, с января четвертого года.
С. БУНТМАН — Уже введены?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, уже введены, но с января четвертого все-таки.
С. БУНТМАН — На мой взгляд, есть одно правило, но о нем после новостей.
НОВОСТИ
С. БУНТМАН — Тут от Игнатьева весточка пришла: «Подумаю о вашем назначении».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Хорошо. Спасибо. Очень признателен.
С. БУНТМАН — А Юрий уже спрашивает: «А что вы будете делать как зампред Центробанка?»
А. ВЕНЕДИКТОВ — А вот пусть меня назначат, вы, Юрий, сразу почувствуете.
С. БУНТМАН — «Вам удалось в 2001 году спасти «Эхо Москвы». Что бы вы посоветовали сейчас сделать Ходорковскому? Любовь».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, что «ЮКОС» у него отберут все равно.
С. БУНТМАН — Илья спрашивает: «Как вы думаете, а сам Путин понимает, какой вред он наносит своей стране в результате личной мести Ходорковскому?»
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я не думаю, что, во-первых… я не знаю, это вопрос оценки… я не думаю, что Владимир Путин считает что это личная месть. И поэтому ваш заход для Путина, как я понимаю, неприемлем. Во-вторых, я думаю, что Путин взвешивает плюсы и минусы. С его точки зрения, это плюс. Если бы я сейчас выступал в суде адвокатом Путина Владимира Владимировича, я бы мог, наверное, выстроить некую систему необходимости того, что делается. Вот когда Владимир Владимирович мне доверит это как зампреду Центробанка, я это сделаю.
С. БУНТМАН — Интересное совмещение. Говоришь, что эфир нельзя совмещать с этим…
А. ВЕНЕДИКТОВ — А это можно. Если серьезно, я понимаю логику Путина.
С. БУНТМАН — Вопрос для справки от Александра: «Социальные программы «ЮКОСа» еще существуют?»
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы знаете, я не представляю меня как Ходорковского уже совсем.
С. БУНТМАН — Хотя как Ходорковского… как Центробанк…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Смотрите. «Открытая Россия», насколько я знаю, пока действует в полном размере, т.е. образовательный проект. Лицей, который существует, он действует в полном размере, не прекращается. Так что какие-то программы существуют, какие-то нет, но я не в курсе.
С. БУНТМАН — Я знаю, что деньги из РГГУ никто не отзывал. Другое дело, развитие как происходит, это я не знаю.
А. ВЕНЕДИКТОВ — По развитию не было принято решение.
С. БУНТМАН — Вопрос в сторону. У Антонины Степановны есть билет с нашего вечера, 10-летия. Может ли она получить еще сувенир какой-нибудь?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, конечно.
С. БУНТМАН — Все билеты обмениваются. Я обещал сказать о правиле. Правило очень простое. Все эти самые минимизации-оптимизации, они или действуют, или не действуют ретроспективно, если ты не выскакиваешь. Если выскакиваешь, они действуют. Это очень простое правило. А мы еще говорим, что государство правила игры не…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я еще раз обращаю вас к меморандуму представителя ПАСЕ, который на русском языке размещен на нашем сайте. Там есть этот вопрос о выборочном праве. Право не может быть выборочное. И это одна из главных претензий, что, судя по всему, право выборочно применяется, а значит, что есть вопросы в политической составляющей.
С. БУНТМАН — Тут все приводят фамилию Сабины…
А. ВЕНЕДИКТОВ — Лойтхойзер-Шнарренбергер. Я уже посмотрел.
С. БУНТМАН — Тут говорят, что Шендерович посчитал, что там 23 буквы.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я просто боялся сделать ошибку, я не люблю ошибаться в фамилиях. Я пошел сейчас и посмотрел во время новостей.
С. БУНТМАН — «До какой степени будет продолжаться тотализация России?» — спрашивает Федор из Красноярска. «Какая модель госустройства для путинской элиты более подходящая?» Хорошие вопросы, для целой передачи.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Уже просто она заявлена. Это такая авторитарная структура, с некоторыми элементами федерализма, но очень небольшими, латиноамериканская модель такая. Просто есть очевидные вещи… какой-нибудь Уругвай.
С. БУНТМАН — Только большой.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я не про размер, я про систему.
С. БУНТМАН — Но дело в том, что установка каждой системы предполагает некую логику доведения до определенного конца. А тут очень интересно, хватает ли силы, воли, воображения, еще чего-то в доведении до конца. Как бы не попали в шестеренки этой логики, которая известно куда ведет, вот в чем дело.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вопрос был в том, какую систему предлагает путинская элита, а не доведет ли она до конца.
С. БУНТМАН — «До какой степени будет продолжаться тотализация России?»
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ресурс еще большой.
С. БУНТМАН — Да, есть еще много чего делать. «Если у вас есть желание, можете разместить статью на вашем информационном ресурсе об экстремальном проекте…» и так далее, отчаянные путешественники. Отчаянные путешественники — это мы с вами, отчаянные путешественники, живущие в нашей стране, вот это отчаянные путешественники.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Весь наш сайт — это экстремальный проект.
С. БУНТМАН — Наша жизнь — это экстремальный проект. Еще один, о Страсбургском суде.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Дело Илашку.
С. БУНТМАН — Да.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Там, действительно, Госдума приняла заявление о том, что это заказное дело. Желательно указать заказчика. Румыния, наверное. Я обратился к двум документам, которые тоже на нашем сайте для любителей, полностью решение Страсбургского суда по делу «Илашку против Молдовы и России», полностью на русском языке все. Совершенно потрясающее мнение судьи Ковлера, который выступает против этого решения. Тоже у нас на сайте полностью опубликовано на русском языке, судьи от России Ковлера. Совершенно блистательный документ. И делайте выводы сами, прочитав и решение суда, и отдельное мнение судьи. Мне кажется, что наши слушатели в состоянии работать по первоисточникам, а не по постановлениям Государственной Думы, которые категорически не читали это решение, судя по этому постановлению. Не то что особое мнение, а само решение не читали.
С. БУНТМАН — Вообще там не всегда хорошо с чтением документов, подлинников.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это правда.
С. БУНТМАН — «Собираетесь ли вы пригласить врачей по поводу гибели Хлебникова? Почему не оказалось кислорода и так далее?» — Наталья пишет нам.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да. Сегодня на планерке обсуждали. Не только врачей, но и человека из редакции, который сопровождал его до больницы, если следствие разрешит. Не забывайте об этом. Я знаю, что следствие наложило некие ограничения.
С. БУНТМАН — «Ухудшающие налоговые правила обратной силы не имеют», — пишет Любовь.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это вы, пожалуйста, не ко мне. Это вы, пожалуйста, в Мещанский суд.
С. БУНТМАН — Но вообще, если читать чудную книжку конституцию, никакое изменение в худшую сторону неприемлемо и антиконституционно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это не ко мне.
С. БУНТМАН — 203-19-22, это уже к вам, Алексей Алексеевич, персонально нашему со слушателями, будут вопросы.
СЛУШАТЕЛЬ — У меня вопрос по поводу сегодняшнего совещания. Позиция руководства СНГ не соответствует позиции президента по поводу грузинского конфликта.
С. БУНТМАН — Я понял. Спасибо. Это просто игра в злого и доброго следователя. Президент говорит: мы соблюдаем территориальную целостность Грузии, признаем ее, а представители, в том числе «Единой России», говорят: нет-нет, давайте мы что-то сделаем с Осетией. А президент говорит: вот видите, какие у меня сумасшедшие, вы лучше пойдите на уступки, я же с ними не справлюсь, говорит президент. Старая добрая история, во всех странах так. Но мы-то с вами понимаем эту игру, и грузинская сторона, и осетинская сторона понимают эту игру. Кстати, сразу хочу сказать, что завтра у нас будет представитель Южной Осетии в эфире. У нас был представитель со стороны Грузии этой комиссии. Завтра мы ожидаем, по-моему, в 3 часа, представителя Южной Осетии в этой комиссии. Мы никак не можем добиться только от нашего МИДа, чтобы г-н Майоров, посол Майоров пришел бы к нам в эфир. Это какая-то странная история, как будто у России нет официальной позиции. Посмотрим.
С. БУНТМАН — Борис пишет: «Почему ЦИК воздерживается от комментариев относительно ситуации на выборах мэра Владивостока?»
А. ВЕНЕДИКТОВ — А потому что нет позиции Кремля по этому поводу. Тут все хуже. И ЦИК в данном случае ведет себя очень осторожно. Мне представляется, что это не ЦИК должен говорить. Там есть безобразные вещи, если вы обратили внимание. Я, конечно, считаю, что это дело владивостокцев, кого избирать мэром. Но когда врачи, которые лечат Черепкова, говорят о том, что была фальсификация на суде, что руководители областного здравоохранения говорили о том, что Черепков практически здоров, хотя они же и подписали травму мозга и так далее, эти же самые люди. Я думаю, что там встанет вопрос об уголовной ответственности. И один раз нужно было бы за все эти истории привлечь людей, которые все это инициируют, к уголовной ответственности. Давайте позовем Вешнякова, спросим его.
С. БУНТМАН — Давайте. Тем более что это далеко не последние региональные выборы, которые сейчас в ближайшее время будут.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Первые.
С. БУНТМАН — Но во Владивостоке вообще, удивительное дело, все это далеко не первый раз. Происходит такое безобразие, потом говорят: да, надо расследовать, надо расследовать… Выбирают мэра, пытаются расследовать что-то, потом забывают, потом опять та же история на следующих выборах. Какая-то непрекращающаяся история. Опять же отсылаю вас к Шендеровичу, где было очень правильно сказано в футурологическом комментарии по поводу выборов перманентных во Владивостоке каждые 3 месяца. 203-19-22.
СВЕТЛАНА ИВАНОВНА — Немножко другая тема. Одновременно с монетизацией льгот будет проводиться переосвидетельствование инвалидов. Разве из-за монетизации инвалид может превратиться в здорового человека? Мне это напоминает, больше 20 лет назад было повышение рабочим зарплаты в зависимости от разрядов. Но одновременно проводилась переаттестация, где снижались разряды.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы знаете, Светлана Ивановна, я, честно говоря, про переосвидетельствование инвалидов слышу первый раз. Потому что количество денег и количество инвалидов учтено в этом… Я называл эти цифры, их не может быть меньше. Закон принимается под нынешнее количество. Я обещаю, что мы разберемся с этим вопросом, будет это объявлено.
Я прошу прощения, тут в новостях пришло. «Яблоко» призывает снятых с эфира героев Хрюна Моржова и Степана Капусту вступить в ряды своей партии, — сообщает «РИА-Новости», цитируя пресс-релиз «Яблока». — Свое предложение руководство «Яблока» мотивирует общностью взглядов с героями закрытой передачи «Красная стрела», назвав их своими единомышленниками. «Яблоко» заявляет, — подчеркивает «РИА-Новости», — что оценки, даваемые Хрюном и Степаном происходящему в стране, полностью соответствуют взглядам партии. «Яблоко» намерено выдать Хрюну и Степану партбилеты и активно использовать их в качестве комментаторов и экспертов. НТВ официально заявило в среду о закрытии программы «Красная стрела» за низкий рейтинг. А источник в НТВ сообщил «РИА-Новости», что уход Хрюна и Степана из эфира связан также, — цитирую, — с плоским юмором". Конец цитаты.
С. БУНТМАН — Интересный рельефный источник, который там юмор считает плоским. Сейчас в связи с приемом в «Яблоко» что там начнется в соседних партиях… Тоже будут принимать, я так думаю. Ну что же, спасибо Алексею Алексеевичу Венедиктову, он был сегодня персонально вашим. Вообще обычно по средам Евгений Киселев, главный редактор «Московских новостей».
А. ВЕНЕДИКТОВ — А я напоминаю, что я заменяю Ксению Ларину по субботам и воскресеньям с 9 до 14.
С. БУНТМАН — Спасибо.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире