'Вопросы к интервью

И. Воробьева Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И сегодня со своим особым мнением на удаленке главный редактор Медиазоны Сергей Смирнов. Добрый день.

С. Смирнов Добрый день.

И. Воробьева Начнем с новостей, которые незадолго до нашего эфира пришли о том, что Мосгорсуд все-таки снизил приговор Константину Котову. До полутора лет колонии. Почему у людей, в том числе у меня, например, это вызвало такую острую реакцию. Почему до полутора лет и что было бы, если бы снизили до года, как просил зам. генпрокурора.

С. Смирнов Справедливо острую реакцию. Потому что если был бы год, то Константина Котова сегодня бы отпустили. Я уверен, что решение Мосгорсуда продиктовано четким намерением не освобождать Котова в зале суда сегодня. То есть абсолютно практичная вещь. Не освобождать. Пусть еще посидит. Это такой ответ Мосгорсуда на всю кампанию, на даже обращение Генпрокуратуры. Нам абсолютно понятен неадекватный незаконный приговор, все равно Мосгорсуд нам говорит: пусть сидит.

И. Воробьева То есть это борьба кого с кем? Результат борьбы кого с кем? Непонятно?

С. Смирнов Во-первых, не очень понятно, во-вторых, мне кажется, Мосгорсуд просто встал в позу и сказал: а мы не хотим освобождать. А мы хотим, чтобы еще немного посидел. Если бы была совсем жесть, они оставили срок все 4 года. Но поскольку они довольно серьезно снизили, все-таки с 4-х до полутора – это серьезно снизили в кавычках. Хотя если говорить о контексте ситуации, то это, конечно, издевательство. Но с точки зрения судей они говорят: ну мы же сильно снизили. Было 4, стало полтора. Это много. И поэтому надо приговор оценивать именно из всей ситуации. Они говорят: ну мы снизили. А в реальности это ответ Мосгорсуда: мы хотим, чтобы он сидел. Нам не понравилась ни кампания, не понравилось, как судей сделали крайними за «московское дело», мы помним все эти истории. А теперь еще хотят нас унизить с Котовым. Нет, мы хотим, чтобы он еще посидел.

И. Воробьева Реально судей сделали крайними в «московском деле».

С. Смирнов Ну что значит крайними. Я не считаю, что они крайние в «московском деле». Но вообще сегодняшняя история мне кажется продолжение «московского дела». И Мосгорсуд говорит, мы будем назло всем поступать вот так вот. Это реально решение назло всем.

И. Воробьева Напомним, за что сидит Константин Котов.

С. Смирнов Сидит по так называемой дадинской статье. То есть он сидит за нарушение правил проведения митингов, за несанкционированное участие в митингах. То есть за то, что он несколько раз мирно вышел на улицу, теперь у нас в России, если более трех – наступает уголовная ответственность. И тут нет никаких сомнений, был выбран показательной жертвой во время московских протестов. Чтобы запугать других активистов. То есть он срок получил просто для того, чтобы все остальные поняли, что шутки закончились и будем реально сажать. В разгар всех этих митингов. По этой статье он получил срок и продолжает сидеть. Хотя всем понятно, что это было политическое решение с его делом. Статью дадинскую, которая долго не работала, буквально по отношению к Котову применили, потом опять забыли. Показательная история. И, честно говоря, даже я на что не оптимист, думал, что все-таки с Котовым они мягче поступят. И сегодня его отпустят. Но даже тут Мосгорсуд умеет удивить жестким решением.

С.Смирнов: Я уверен, что решение Мосгорсуда продиктовано четким намерением не освобождать Котова в зале суда сегодня

И. Воробьева А почему с Устиновым получилось с актером, с Жуковым получилось. А с Котовым не получилось?

С. Смирнов А это всегда довольно сложно оценивать. С другой стороны у меня есть только один понятный ответ. Что кампания по Котову была длинная очень по времени и менее яростно сконцентрированная. То есть решения по Котову не принесли людям, принимающим быстрые решение, смотрите у нас тут все возмущаются, у нас актеры у АП в очереди стоят, давай что-нибудь с ним сделаем. Нет, нет. Ну давайте. Давайте тогда смягчим. По Котову такой точки острой не было. И, увы, он стал жертвой того, что не удалось додавить в нужный момент, чтобы кто-то в России, принимающий решения, сказал: нет, всё, отпускаем. Даже Генпрокуратура, которая требовала заменить с 4-х на год – и то все возмущались. Я просто помню: что за чушь, надо отменять приговор. Они даже хотели год. Прокуроры говорят: мы хотим год, типа чтобы к суду отпустить. Надо расшифровывать все их формальные вещи. И Генпрокуратура такая: мы хотим год, чтобы отпустить. Сейчас у нас апелляция. Конституционный суд – то же самое. Адвокаты понятно, за что выступают. И дело доходит до Мосгорсуда: а у нас особое мнение. Пусть еще посидит. Серьезно это именно так выглядит. К счастью, Котов все равно выйдет довольно быстро. Это не 4 года оставили. Но все равно еще несколько месяцев он проведет в заключении и это все, конечно же, на совести Мосгорсуда. Нет никаких сомнений, что это политическое решение Мосгорсуда по Котову.

И. Воробьева Сейчас, отвлекаясь от новостей, которые сейчас приходят, на Медиазоне, кажется, я читала новость о том, что глава Мосгорсуда Егорова, может быть переназначена, а может быть нет, какая-то вакансия. А почему это так важно, что если не будет Егоровой как главы Мосгорсуда, что-то разве изменится?

С. Смирнов Я уверен, что изменится. А вот если Путина не будет – что-то у нас изменится или нет.

И. Воробьева Путина и Егорову сравнивать.

С. Смирнов Очень легко. Я думаю, это самое корректное сравнение. Потому что вертикаль власти и то подчинение, которое устроила Егорова в Мосгорсуде, действительно схоже с той вертикалью, которая построена внутри страны. Абсолютно точно. Я считаю сравнение вполне корректное. Все понимают, и даже Конституционные суды выносят представление: что-то у вас в московских судах не очень всё. Вообще-то. Но пока есть Егорова, конечно, никто не будет принимать политические решения по какой-то реформе внутри московских судов. А если Егорова уйдет, я уверен, что будут серьезные изменения в судейском корпусе в отношении к решениям и все прочее. То есть я абсолютно в этом убежден. Но мне кажется, что Егорова останется. Потому что Егорова принимала правильные жесткие решения в разгар политических событий, политических конфликтов. Она показала себя очень лояльной максимально. И если Мосгорсуд чего-то делает не так, как его просят – это скорее как сегодня. Дадим пожестче, а не помягче. Я не вижу никаких причин, чтобы Егорова перестала быть главой Мосгорсуда. А это реально важно. Глава Мосгорсуда – это реально политическая фигура. Московские суды – самые главные политические суды в стране. И поэтому человек, который управляет и выстроил все московские суды – очень важен.

И. Воробьева Странно ожидать, что внутри вертикали, которую выстроила Егорова, вместо нее придет какой-то человек с другой точкой зрения. Менее лояльный, чем Егорова.

С. Смирнов С одной стороны да, с другой стороны, нам кажется, что дело исключительно в политике. Есть политика, а есть другая жизнь. Это вообще не так. То есть это совсем не так. Есть абсолютно другая не политическая жизнь, и не общественная жизнь. То есть проблемы, которые есть в политических делах, они абсолютно точно экстраполируются на все остальные дела. То есть недовольных количество копится. В этом нет никаких сомнений. Вот Устинов. С одной стороны он политический, с другой – не политический. Называется, не политический человек попал в политическое дело, стал политическим. И его раскатал… Мосгорсуд, несмотря ни на что.

И. Воробьева Сначала – да.

С. Смирнов Об этом и речь. А куча таких дел, которые н политические. Ты попал – все, поехали. Остановить этот конвейер невозможно. И я думаю, что у них наверняка есть какие-то внутренние исследования, и большие проблемы. У них же большая проблема со статистикой. Я хочу подчеркнуть, у них очень большая проблема со статистикой. Потому что в обычных судах у нас 0,3% оправдательных приговоров. А в судах присяжных – 27%. Ну как бы ты можешь сколько угодно, кому угодно что угодно говорить, но на фоне 27% оправдательных приговоров присяжных, ваши 0,3% выглядят очень плохо.

И. Воробьева Суды присяжных это же просто люди, которые пришли с улицы. Ты, я. Еще куча каких-то непонятных людей без юридического образования, просто пришли, подумали, ну, наверное, жалко его, не будем его осуждать.

С. Смирнов С одной стороны да, с другой стороны судьи, которые говорят, надо бы оправдать, поэтому дадим условно. Это же общепринято. Если человек невиновен и вина не доказана – дадим условно. Или штраф или что-то еще. Это же общая позиция судей в стране. Это надо прямо говорить. Общая позиция. До чего довели судебную систему. Там же есть и практические проблемы. То есть судья не может вынести оправдательный приговор по одной простой причине. Во-первых, оправдательные приговоры ему писать сложно. Почему? – потому что оправдательный приговор рискует не устоять в суде высшей инстанции. Суд высшей инстанции не любит оправдательный приговор. Поэтому он должен быть написан максимально чисто, чтобы не отменили по процессуальным основаниям. Это первое. И зачем это судьям? Проще штраф вынести. Отпустить. Свободен. Получил дело, есть у тебя обвинительный приговор. На свободе же. Радуйся. Это общая практика. А Москва тут, конечно, один из лидеров. И вообще у Ольги Егоровой, она тоже не очень довольна таким положением явно совершенно. У нее это периодически проскальзывает. Я помню ее замечательное высказывание два года назад, когда она комментировала приговор присяжных. А в Москве половина судов присяжных закончились оправданием. И она сказала, что следователи разучились работать. То есть она, конечно, наверное, сказала, что следователи разучились работать в конкретном деле. Наверное, не очень подумала, что вообще-то если следователи разучились работать, то они вообще разучились работать.

И. Воробьева Не только для суда присяжных. А в целом.

С. Смирнов Абсолютно нет никаких сомнений, что это повсеместная практика. Так что, конечно, с судами надо что-то делать. Потому что эти кассационные решения и определения в отношении Мосгорсуда говорят о том, что слишком много недовольных даже внутри системы. Одно дело политическая часть, дела по политическим делам. Другое дело – накапливать это количество судебных, я даже не назвал бы ошибок. Судебной напряженности в судах. Накапливать, накапливать и ничего с ними не делать. Это другая история. Это не очень хорошо и понятно, что чем дальше, тем меньше отношения к суду как к чему-то справедливому. Это же тревожно на самом деле. Когда суду просто перестают доверять.

И. Воробьева Мне кажется, что суду доверяют в нашей стране и так довольно малое количество людей. И то, что мы говорим сейчас, это то, о чем говорят многие люди на протяжении последних, сколько? — 10-20 лет.

С. Смирнов Во-первых, я думаю, все-таки не 10 и не 20, а я думаю, что с судами все не очень хорошо, это знает довольно небольшая группа. Я бы не стал преувеличивать знания. Но просто громкие дела, процессы, одно дело индивидуально человек, он пришел, ничего не доказал и даже его какие-нибудь сослуживцы говорят, что наверное ты что-то не так сделал. Ой, наверное, чего-то у тебя не так. А другое дело, когда громкие большие процессы. И тут суд чувствует себя совершенно неуверенно. Чем больше речь о таких процессах, чем больше говорят, тем больше людей внимательно следит и сам вдруг видит, что это не очень хорошо работает. Недовольства судами очень много в регионах по каким-то бытовым делам и прочим. Но это никуда не выходит. И я думаю, чем больше говорят об ошибках судей и об этом, то тем неприятнее внутри судейского сообщества. Это такая корпорация. Они за всем внимательно следят. Я думаю, им приносят социологические опросы. Они же любят социологические опросы. Думаю, судьи тоже их любят.

И. Воробьева И распечатки наших эфиров, я надеюсь, тоже. Как сейчас работают суды, как работает Медиазона, можно ли вам посещать судебные заседания. В условиях эпидемии, пандемии, самоизоляции.

С.Смирнов: Я не вижу никаких причин, чтобы Егорова перестала быть главой Мосгорсуда. А это реально важно

С. Смирнов В условиях пандемии по факту теоретически, ну как, вот все слова: самоизоляция, пандемия — найдите мне эти слова в законах. Они употребляют те слова, которых нет в законах. Это классическая история. Так и судебная система. Формально у нас все открыто. Идите, ведите онлайн. То есть формально у нас теоретически все открыто. Все работает. А по факту они, конечно, работают в другом режиме. Заседаний очень мало. Часть перешло заседаний в онлайн режим. Это отдельный очень интересный вопрос. Потому что я представляю себе онлайн заседания, мы, правда, не пробовали, но, наверное, попробуем в ближайшее время какое-то заседание и мы хотим на нем присутствовать как журналисты. И пишем на имя судьи: включите нас в чат?

И. Воробьева Пришлите приглашение в Zoom.

С. Смирнов Да. Все говорят: а вы кто? А вы знаете, согласно постановлению пленума Верховного суда все заседания у нас публичные. Любой человек может на нем присутствовать. Так что ссылка у вас должна быть открыта для всех 140 миллионов человек, которые захотят посетить ваше судебное заседание. Новое время создает новые какие-то ситуации. И по факту с точки зрения закона я не знаю, как им отвечать… публичное проведение судов. То есть отдельная тема. В реальности сегодняшний процесс по Котову это единственный из последнего времени по-настоящему громкий, по которому было вынесено решение. Остальные суды переносят пока. Я думаю, до лучших времен, все-таки не судьи не хотят ходить в суды в таких условиях. Ни адвокаты. Ни возить даже подсудимых не очень хочется. В условиях пандемии. И в этом отношении мне кажется все довольно разумно, что откладывают. Хотя тем, кто сидит…

И. Воробьева Получается, что им продляют просто срок.

С. Смирнов С одной стороны им продляют срок, это правда. В большинстве случаев. Это называется: могу найти хорошее. Я извиняюсь, это очень неприятная, наверное, штука. Но значительная часть из тех, кто сидит в СИЗО в итоге, скорее всего, получат общий режим. Значительная часть. И поэтому день в СИЗО у них будут считать за полтора. То есть тут такая ситуация, где трудно говорить: ой, ну-ка проводите. У меня не хватит, честно говоря, совести сказать, что идите, проводите суды. Не могу к этому призывать в условиях пандемии. Конечно, понятно, что чревато рисками и при этом говорить, что давайте проводит онлайн, это дополнительные вопросы, безусловно, возникают. Особенно по политическим процессам. По громким.

И. Воробьева А почему особенно по политическим?

С. Смирнов Потому что к ним больше внимания.

И. Воробьева То есть больше людей хотят присутствовать.

С. Смирнов Конечно. Тяжелее проводить. Тяжелее собирать адвокатов. Адвокаты все будут писать не факт, что все… Тут какой еще момент. Не все адвокаты явятся и чего делать с заседанием. Переносить его или нет. Не переносить, приводить на политические процессы не дай бог на приговор или прения адвоката по назначению – новый скандал. То есть накапливать такие скандалы, наверное нет смысла. И поэтому разумно переносят такие решения. Я, честно говоря, очень надеялся, что Мосгорсуд, когда проводил по Котову, все это проводил только для того чтобы его по факту отпустить.

И. Воробьева Но знак оказался немножко не про это. Действительно Мосгорсуд смягчил до полутора лет колонии приговор Константину Котову. Но если бы Мосгорсуд поступил так, как просил зам. генпрокурора, Генпрокуратура требовала снизить срок до года колонии. Если был бы год, то Константин Котов был бы уже сейчас на свободе. А сейчас еще несколько месяцев будет в заключении. Скажи, следишь ли ты за тем, что происходит в российских городах. Я имею в виду онлайн митинги, где через Яндекс-разговорчики или как-то еще люди начинают протестовать. Что сейчас там происходит. И есть же у нас и не только онлайн-митинг Владикавказ. Люди вышли на площадь. Что там происходит и как вы за этим следите?

С. Смирнов Мы, конечно, следим. Я, честно говоря, сегодня не могу сказать, что совсем внимательно слежу, краем глаза более-менее. Не самый внимательный зритель. Происходит недовольство, это логично. Оно часто носит как бы характер: один город увидел, что делает другой, лавинообразный. Все начинают это делать. Яндекс, который трет сообщения и стирает, я уверен, то будет оправдываться тем, что нашими правилами это не предусмотрено. Это очень плохо. Это не для этого было сделано. У меня к Яндексу один вопрос: а если бы люди в день рождения Владимира Владимировича Путина в разговорчиках стали писать: спасибо Владимиру Путину, вы наш президент. Яндекс бы стал все это стирать? Мне просто очень интересно послушать ответ людей из Яндекса, который стирает этот вопрос. Вы поздравления Путину бы стирали со своего сайта? Нет никаких сомнений, что не стирали бы. Так что абсолютно классическая ситуация, когда Яндекс перестраховывается. Люди нашли механизм использования сервисов для выражения своего недовольства. Я уверен, что найдутся и другие способы и новая какая-то лавинообразная штука нас еще ждет в будущем. А во Владикавказе это история про Россию. По большому счету.

И. Воробьева Почему?

С. Смирнов То есть вы не объявляете карантин, вы не объявляете ЧС, вы требуете от людей сидеть дома. А людям просто не на что сидеть дома. Во Владикавказе вышли на улицы, в других городах еще нет, но я думаю, могут тоже выйти. Все это недовольство оно про это. Ситуация, когда слишком много недовольных. С вашим гибридным режимом с ЧС. Да еще и тем, что власти пока не спешат говорить о помощи материальной людям, оставшимся без работы. И людям, которые сейчас лишены средств существования. Поэтому мне кажется абсолютно естественная реакция, я бы даже сказал, что она так поздно последовала.

С.Смирнов: Это же тревожно на самом деле. Когда суду просто перестают доверять

И. Воробьева И именно во Владикавказе. Почему не Москва?

С. Смирнов Москва – это все-таки другая история. Потому что в Москве другие правила, у нас мне кажется, даже оппозиция не позовет на улицы сейчас. По-хорошему.

И. Воробьева Просто это разумно, наверное, не звать людей на улицу, потому что это может повлечь новую вспышку. И так далее.

С. Смирнов А во Владикавказе вышли люди, которые на улицу обычно не выходят. И которые не знают все эти правила проведения митингов. И не занимаются оппозиционной деятельностью и политической. А чего нам делать – а пошли на улицу. Это должно было быть в тех регионах, где не очень часто выходят на улицу. Это скорее логично. Хотя Владикавказ – город, который ведет протесты. Неоднократно. Там были длительные протесты против Электроцинка. То есть там какая-то культура протестная есть, и при этом классической оппозиции нет. Поэтому люди понимают, что в политической ситуации мы выходим на улицу. Поэтому во Владикавказе мне так кажется, они вышли.

И. Воробьева Там, по-моему, даже глава республики пришел на площадь. Но у него ничего не вышло. Переубедить, пообщаться. И он вынужден был уйти. И все не так как в Москве, скажем так, понятно, что это не Москва, разумеется. Но все равно там ОМОН так по-другому работает.

С. Смирнов Я думаю, 318-я статья будет как в Москве по итогам событий.

И. Воробьева Напомни, что это?

С. Смирнов Дело о насилии в отношении представителей власти. Честно говоря, не сомневаюсь, что в итоге будут уголовные дела по этим камням. Как чуть станет спокойнее. Вернее будут уголовные дела, если протесты не продолжатся. Если все успокоится. Это же абсолютно политически мотивированная история всегда с уголовными делами и с протестами.

И. Воробьева А если брать Екатеринбург, там протесты закончились победой, в результате все равно начали заводить дела после того, как все закончилось.

С. Смирнов С одной стороны да, с другой стороны вала дела мы там не видим. Это точечные дела. Это все-таки нельзя назвать репрессиями. Но мне кажется, просто местные силовики пытаются спасти так сказать себя и показать, что смотрите, мы тоже можем работать иногда. Мы даже пару дел нашли уголовных. Какие мы молодцы. Мы же хорошо работаем. Заплатите нам премию, пожалуйста.

И. Воробьева Мы сейчас прервемся ненадолго в программе «Особое мнение».

НОВОСТИ
И. Воробьева Продолжается программа «Особое мнение». Как ты оцениваешь происходящее с этими электронными пропусками, базами, камерами, штрафами в Москве. Насколько это будет эффективно и я даже не про эффективность борьбы с распространением вируса. А насколько это будет эффективно работать с учетом того, что мы все видим с багами и всякими косяками.

С. Смирнов Мы на самом деле все видим, как это работает и поэтому, конечно, это неэффективно. Тут нет никаких сомнений, что это неэффективно. Что это сделано на коленке. Что на самом деле цель всех этих вещей она другая, не та, о которой объявляют власти.

И. Воробьева А какая?

С. Смирнов Ну понятно, что цель властей – заставить людей сидеть дома. В этом нет никаких сомнений. То есть изначально. Но поскольку механизмов других сидеть дома у них нет, всякие системы отслеживания и прочие они где-то что-то слышали и решили сделать, поэтому они решили идти путем этих электронных пропусков. И всех этих мер. Не знаю, кто проверяет электронные пропуска. Потому что я сегодня, мне пришлось выезжать сейчас, правда, за рулем больше часа был, я не встретил ни одного полицейского в Москве. Хотя смотрел внимательно, кто, что проверяет. Я не очень знаю. То есть это такая большая история запугивания. Мы по камерам будем выписывать по 50 штрафов за одну поездку. Я все ждал, чтобы они перешли эту грань запугивания, перешли буквально к сказочным угрозам. Или как детей наказывают: мы вас в угол поставим, если вы выйдете на улицу. Не будем показывать вам мультики на ночь. Власти неожиданно оказались в положении родителей, которых перестали слушать дети. А как же, а почему никто нас не слушается. А что это такое. Это с одной стороны. С другой стороны есть гораздо более важная штука. Власти, вводя эти электронные паспорта и ограничения, просто-напросто наплевали на свои собственные же законы. Это, конечно, просто потрясающе. Потому что в законодательной базе всех этих ограничений нет. Я внимательно слежу, как оценивают ситуацию адвокаты и юристы. Внимательно слежу за оперативным штабом «Агоры» по коронавирусу и по всем комментариям юристов в этом штабе. Нет никаких ограничений в законодательстве. Ну вообще их нет. То есть это вообще так нельзя делать. Ну объявите вы карантин. И делайте все по закону. Но мы не хотим деньги платить. Поэтому мы начинаем вводить все эти ограничения. Совершенно фантастические истории происходят. Полное пренебрежение правом. А это всегда очень опасно и чревато. Потому что вы сами нарушаете это право, они-то будут оправдываться: ну, вы знаете, мы в условиях пандемии, мы же для хорошего. Мы пытались ограничить права. Но это так не работает. Хочу подчеркнуть, я внимательно слежу за рейтингом этой самоизоляции у Яндекса. Который делает и хорошие вещи, когда индекс и тексты на коронавирус и плохие – трет комментарии. По этому рейтингу на мой взгляд самая высокая сознательность была в первый день. А потом что происходит? А потом вы не обещаете экономическую помощь, материальную помощь не обещаете. Ничего не меняется в статусе людей. Конечно, им надо ездить деньги зарабатывать. Это логичное желание не остаться без работы. У меня вот вокруг, я только и слышу про всякие увольнения, сокращения. Уже вокруг меня это происходит. И это будет явно продолжаться. Конечно, люди не хотят терять работу. И что делает власть? А ничего, они делают вид, что этого ничего нет. И вводят какие-то электронные паспорта. Ну, человек, который теряет работу и его приоритет – работа, а не получение электронного паспорта. И о том, как это было сделано криво, видно по 15 апреля.

И. Воробьева Это когда начали действовать электронные пропуска.

С. Смирнов Да. Это же чудовищная была история.

С.Смирнов: Яндекс, который трет сообщения, я уверен, будет оправдываться, что правилами это не предусмотрено

И. Воробьева Ну кто виноват в этой истории? Вот кто?

С. Смирнов Хочется с одной стороны ответить и пошутить и правдиво. Вообще так если серьезно, это и шутка и не шутка. В этой истории виноват политический режим. Абсолютно серьезно сейчас. Потому что бы это понятно, наверное, звучит смешно, но это система принятия решений. В этом виновата. В этом виноват мэр и полиция, которые знают, что если они так сделают, это никак не отразится на результатах голосования. Это никак не отразится на внутренней проверке полиции. Поэтому можно не думать перед принятием таких решений. Можно не наказывать всех этих начальников, которые заставляют своих подчиненных по одному человеку пропускать людей в метро. Если бы система была прозрачная и были бы уголовные дела на этих полицейских, в следующий раз, не дай бог, а, кстати, боюсь, что мы столкнемся не с последней пандемией в этом веке. Они бы вели себя уже совершенно иначе.

И. Воробьева А полицейские тут причем. Они же получили приказ. Они тоже были под угрозой заражения.

С. Смирнов Правильно. Значит, наказывать людей, которые отдавали им такой приказ. То есть это же политическое решение было проверять у всех документы. Ну кто принял это решение. Вот с этих людей и спрашивать. То есть серьезно. А решение принято было на таком уровне, на котором мы на это решение повлиять никак не можем. И ничего сделать не можем. Поэтому я говорю, что виновато по большому счету существующее положение вещей. Нашего режима. Ну так и есть, к сожалению. Как бы довольно смешно ни звучало. Это правда.

И. Воробьева Возвращаясь к предыдущей теме, к увольнениям, к тому, что люди сидят дома, теряют работу и скоро будет совсем не на что жить, а кому-то и сейчас уже не на что жить. Есть на сайте «Эхо Москвы» блог Владимира Пастухова. Если очень примитивно говорить, я прошу прощения за этот примитивизм. То в целом логика такая, что Путин объявляет эти нерабочие дни, при этом ничего не объявляя официально, никак образом не давая возможности ни форс-мажором воспользоваться, ни денег не выплачивать. Ровно потому что тот самый средний класс, который сейчас страдает, теряет работу и так далее, это тот самый средний класс, который выходит на улицу. Поэтому это такая попытка средний класс просто совсем уж измельчить. Согласен с такой постановкой вопроса?

С. Смирнов Все-таки не согласен. Дело в том, что среди бизнеса и того, который страдает отнюдь не все противники Путина. Это абсолютно точно. Это не совсем так. Я думаю тут история другая. Не политическое решение изничтожить средний класс. Как может показаться. Мне кажется это такое решение, когда не хочется раздавать лишние деньги. Мало того, мне кажется у властей есть план, если что, раздать деньги крупным корпорациям и государству, чтобы они выплатили бюджетникам. И оставить крупные корпорации. А мелкие – да и бог с ними. Есть — хорошо, нет – да и не страшно. Побольше нефти продадим. Правда, не очень по цене стала. Ну, ладно, тогда чего-нибудь введем новее налоги. Какие проблемы.

И. Воробьева Оу! Налоги.

С. Смирнов А чего нет.

И. Воробьева Снова.

С. Смирнов Так протестовать против новых налогов как мы будем. По Яндексу опять.

И. Воробьева Мы не можем же выйти из дома, поэтому никто не может протестовать. В Москве, по крайней мере, точно. Еще тут спрашивают, я немножко переиначу вопрос. Как главный редактор Медиазоны, есть ли увеличение дел про фейки и каким образом это выглядит в условиях коронавируса.

С. Смирнов Выглядит, к сожалению, очень типично для России. И мы в очередной раз наблюдаем буквально кейс из будущего учебника по правоохранительным органам в начале 2000-х, 2010-х. Выглядит это так. Власти поняли, что есть большие риски с этой пандемией получить большое количество людей, которые не верят, критикуют, создают панику и все прочее. На каком-то совещании было принято умное решение, что нам делать? А давайте делать то, что мы умеем. Вводить уголовную ответственность для этих людей. О’кей. И такое политическое решение ушло в Следственный комитет. В Следственном комитете это политическое решение восприняли примерно, как и другие политические решения. А именно: с главками я думаю по Zoom или по скайпу провели большую конференцию. Вряд ли лично и сказали: у нас на повестке дня стоит важная задача по противодействию недостоверной информации. Надо в вашем регионе максимально следить за фейками. В конце года отчитаетесь. Как это восприняли в регионах: да, у нас новая статистика, нам нужны дела по «фейк ньюс», давайте быстро искать дела по «фейк ньюс». Ну серьезно, это, к сожалению, примерно то же самое, как 282-я статья. Собираются опера, ищут информацию, передают в следственные органы и возбуждаются дела. Естественно, тут же следуют двойные стандарты. Если какие-то пропагандисты распространяют «фейк ньюс», то эти опера приходят к следователям, те говорят: ты что, дурак, ты с чем ко мне пришел, это же наши. Ищи не наших. То есть совершенно очевидно, что в делах о «фейк ньюс», это такая новая 282-я – кого надо мы за разжигание посадим, а кому надо – не обратим никакого внимания. Классика. Ничего другого я от них и не ждал.

С.Смирнов: Мне кажется у властей есть план, если что, раздать деньги крупным корпорациям и государству

И. Воробьева Но с другой стороны действительно «фейк ньюс» в условиях, когда все и так в стрессе, панике и ловят каждое слово отовсюду – это такая страшная штука.

С. Смирнов Безусловно. Только вот хочется спросить. Когда вы десятилетиями поощряли конспирологию, вы чем думали. Пропагандистские каналы. Вы вообще чем думали. Абсолютно нормальная претензия к ним. Они это все поощряли, а потом вдруг оказалось, нет. У нас, в конце концов, кто штабом руководит. Врач, который говорил, что коронавируса вообще не существует и это не страшно. Легче насморка. Или как он там говорил.

И. Воробьева Ты про кого сейчас?

С. Смирнов Про Мясникова.

И. Воробьева А он говорил, что это не страшнее насморка? Я пропустила.

С. Смирнов Да, говорил, что ничего страшного в этом нет. А коронавирусе. В феврале еще. Или я помню, как говорили у нас, что это только на китайцев отражается вирус.

И. Воробьева Ну давай еще вспомним Первый канал, который говорил, что название от слова «корона», а значит Трамп, который надевал короны и так далее.

С. Смирнов Это хотя бы была шутка на самом деле. Но если Первый канал пытался глупо шутить, то эти-то вполне не шутили. И многие люди, да, вы десятилетиями нам говорите, что все на Западе придумывается плохое, а у нас Россия вся прекрасная. Вдруг, конечно, становится страшно, что эти люди начнут распространять эти фейки. И, кстати, они же дико распространялись. Причем разного уровня. Фейк-информация же есть разная. А история с имбирем и лимоном. Это что за безумие. Прополоскайте рот горячей водой.

С.Смирнов: Когда вы десятилетиями поощряли конспирологию, вы чем думали. Пропагандистские каналы

И. Воробьева Это блогерша какая-то написала в Инстаграме. Это как можно вообще…

С. Смирнов Нет, по всей стране, это разошлось в миллионах чатов ватсаповских. Да конечно, в этом проблема-то. Это миллионы людей прочитали, а не одна блогерша. В этом весь ужас. То есть я уж человек максимально далекий от ватсапа, и то получал вот эти инструкции как мне прополоскать горло горячей водой и имбирем с лимоном. О чем вообще идет речь.

И. Воробьева Спасибо большое. Я напомню слушателям и зрителям, что это была программа «Особое мнение». У нас в гостях был главный редактор Медиазоны Сергей Смирнов. У которого сегодня день рождения. Которого мы поздравляем и спасибо большое, что в день рождения нашел время выйти к нам в эфир. Запись видеотрансляции будет доступна у нас на сайте. Спасибо большое, счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире