'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 марта 2020, 19:08

А.Плющев Здравствуйте! Это Александр Плющев. В программе «Особое мнение» сегодня — журналист Максим Шевченко. Максим Леонардович, добрый вечер!

М.Шевченко Добрый вечер!

А.Плющев Я смотрю, вы так, как бы смело…

М.Шевченко Без масочки как бы…

А.Плющев Даже не в этом дело. Но как-то бодро, без паники, без каких-то алармистских настроений по поводу коронавируса. Отчего так?

М.Шевченко Без паники, но внимательно и осторожно. Потому что тяжелый грипп. Есть грипп, эпидемия. Мы переживали эпидемии гриппа тяжелые. Я в детстве болел воспалением легких дважды. Потому что я плаваньем занимался. Я не знаю, может быть, это тоже был коронавирус, просто тогда еще не определяли его как коронавирус. Но если есть такая штука, то надо меры защиты предпринимать. Мыть руки, например, что всегда полезно. Стараться избегать мест тесного скопления народа. Хотя непонятно, как это можно делать в Москве, если ты не ездишь на персональной машине по выделенке, а ездишь в метро, понимаете, как миллионы москвичей.

Какой смысл вообще в закрытии институтов, музеев и так далее, когда метро открыто и все толпой просто в час пик…

А.Плющев Все равно же снижает вероятность, нет?

М.Шевченко В метро, где все люди друг к другу прижаты и даже пот людей попадает друг на друга, не снижает, а музей, где люди ходят чинно, спокойно, глядя на картины импрессионистов, например, повышает. Мне кажется, здесь есть какая-то… как будто у этого механизма под названием общество и государство, есть отдельные такие ступицы, у каждого своя. Вот эта остановилась, например. Вот эти чиновники решили показать свою передовую позицию в этом вопросе. А эти продолжают двигаться.

Я не вижу во всей этой системе, по крайней мере, в России, общего рационального подхода, кроме одного: я думаю, что российские власти понимают, что нет никаких оснований для паники. И паника в основном — это трансляция европейской паники, которую я наблюдаю просто с огромным интересом, сочувствием, конечно, удивлением тому, что там происходит.

Мне кажется, что это драматические события.

А.Плющев О Европе можем поговорить. Я хотел чуть-чуть еще о России. Тут мы слышали перед этим в новостях опрос, в результате которого больше людей говорят о том, что они не очень верят в способность российских властей справиться с коронавирусом. Вы к какой части относитесь?

М.Шевченко Я вообще не верю в способность неолиберальной экономики и неолиберального общества, в котором оптимизация здравоохранения, то есть уничтожение больниц, поликлиник, больничных пунктов, сокращение числа врачей, медсестер и фельдшеров является одним из фетишей, способным справиться с подобной эпидемией. На самом деле ни для Советского Союза этого не было бы такой серьезной проблемой, как это явилось проблемой для КНР.

Но последнее десятилетие в нашей стране, как и в Европе, впрочем, происходила постоянная оптимизация здравоохранения. За это несет прямую ответственность Голикова. За это несет прямую ответственность бывший министр Скворцова. За это несут прямую ответственность все те, во главе с Медведевым и Путиным, кто проводил этот курс под предлогом соответствия неким требованиям всемирного банка или еще чего-то, каких-то внешних организаций, которые нам диктовали курс реформ. Естественно, за это несет ответственность ВШЭ и РАНХиГС (Мау), которые были главными инициаторами и идеологами всей этой неолиберальщины.

М.Шевченко: Война эта нового типа: с уничтожением экономик, связанных с глобальной финансовой системой

В итоге больницы в большей части страны уничтожены. И премьер-министр Мишустин теперь прибывает куда-нибудь в сельскую местность и с удивлением — ну, конечно, он же не видел раньше, когда он налоги собирал со всех — он видит разоренные, уничтоженные больницы. И говорит: «Это что, при царе-батюшке построено?» Да нет, при царе-батюшке как построено, — вы можете съездить в Мелихово, в дом-музей Чехова, посмотреть, как Антон Павлович принимал там в избе больных. Это было при царе-батюшке. А это было при советской власти построено, дорогой министр Мишустин, которая вам дала образование и возможность потом стать мытарем… не знаю, как насчет блудником, но мытарем — точно.

Поэтому в данном случае я просто уверен, что при нормальной концентрации государственных усилий эта болезнь не будет представлять никакой опасности. Просто надо выйти за рамки стратегии «Всё для частного капитала, всё во имя частного капитала».

Я вот читаю сегодня с утра РБК — по-моему, АФК «Система» заявила, что у них есть тест, что они разработали тест, который в течение 2 часов определяет наличие коронавируса.

А.Плющев Много таких заявлений…

М.Шевченко Какая-то другая компания… И я думаю, что господин Евтушенков и другие — это не те люди, которые просто так будут что-либо заявлять подобное. У них достаточно серьезный научно-технологический потенциал. Не потому, что я сейчас рекламирую АФК «Система». Просто вспомнил. Другие сказали, что могут довести до 30 минут выявление коронавируса.

Тогда у меня возникает вопрос: почему нельзя, допустим, на улицах в местах скопления, перед входом в метро такие передвижные центры, куда человек может подойти, сдать тест… вот я могу пойти, сдать тест и потом знать, что у меня в крови нет этого коронавируса, я не являюсь его коронавирусом. И тогда у меня есть одна стратегия предохранения. То есть я определенным образом оберегаю себя, ближних таким образом. Человек, у которого не дай бог обнаружится коронавирус, он, естественно, переходит в режим карантина и в режим лечения. Почему все должны страдать? То, что в Европе сейчас происходит, это же фашизм просто.

А.Плющев Максим Леонардович, возможно, вы просто не в курсе о том, что новая российско-японская система диагностики коронавируса сократит время тестирования более чем в 4 раза.

М.Шевченко А я не знаю, сколько, сейчас, по-моему, 3 дня.

М.Шевченко: Считаю, что здравоохранение должно служить людям, а не бизнесу

А.Плющев Вроде бы три дня. Но они говорят, что быстро.

М.Шевченко Вот АФК «Система» говорила о 2 часах.

А.Плющев С 2 и более часов до 30 минут.

М.Шевченко Ну вот, пожалуйста. То есть на самом деле в чем проблема? Смотрите, Александр. В том, что они, оптимизировав количество работников, теперь создают искусственно панику и ажиотаж, чтобы иметь предлог не оказывать людям медицинскую помощь, как это было бы в Советском Союзе или в Китае, а просто ввести полицейский режим. И здоровые люди, которые не планируют совершенно заболевать, не планируют контактировать ни с кем — сейчас не лондонская чума, люди не валяются на улицах, и белыми крестами никто не ставит страшные знаки на стенах домов, и не ходят фигуры в масках с птичьими клювами… Вот я звонил в Европу своим друзьям. Здоровые люди не могут выйти на улицу. Хотят патрули. Надо объяснять…

Почему это делается? Это абсурдные меры. Они делаются только потому, чтобы скрыть неспособность современного неолиберального отвратительного общества оказать помощь всем.

А.Плющев В Китае-то разве не так было? В Китае было ровно так, еще хуже.

М.Шевченко Так, да не так. Во-первых, это было в Ухане — раз, а не во всем Китае. Нет, еще хуже там не было. Это совсем не так. Китай сразу же, мгновенно построил огромную больницу, даже несколько больниц, в которой были сотни или даже тысячи коек, причем это были бесплатные койки.

А.Плющев Потому что у них десятки тысяч заражений были сразу.

М.Шевченко Не думаю, чтобы это поэтому было связано. Я думаю, что возможность концентрированного вмешательства государства в такую ситуацию, которая, конечно, более естественно осуществима в обществе мобилизационного типа, каким является общество социалистическое, где здравоохранение не является фактически полностью частным делом врачей, которые сами полностью определяют на этом рынке цену своих услуг, и что и как они будут оказывать. А где здравоохранение — защита детей, стариков — является частью государственной политики. Сегодня это не так в России. Сегодня это не так везде в Европе. Зависит от наличия у вас страховой суммы. Есть у вас страховка — вам окажут помощь. Нет страховки — нет.

А.Плющев Вот пример как раз: Южная Корея, где как раз медицина частная на три четверти или на сколько… Во многом частная как раз. И это очень хороший пример с коронавирусом.

М.Шевченко Это все равно восточное общество. Это общество коллективной мобилизации, где человек не атомизирован как в европейском обществе.

А.Плющев Они коллективно вирус занесли…

М.Шевченко Не знаю, кто им занес вирус. Не надо так говорить. Потому что китайцы уже намекают на то, что американцы могли быть источником вирусов в том же самом Ухане, где есть лаборатория, которая занималась этими вещами.

А.Плющев Все наши ученые в один голос говорят, что нет никаких лабораторий.

М.Шевченко Все ваши ученые говорят так, а китайцы пробрасывают информацию о том, что могло от американцев пойти.

А.Плющев И иранцы то же самое говорят.

М.Шевченко А вот теперь перейдем к Ирану. Вот есть на земле страна, в которой огромное количество заболевших, причем заболевших среди представителей военной и политической элиты.

А.Плющев В том числе, да.

М.Шевченко Нет, не в том числе. А почему-то наиболее высока именно эта концентрация.

А.Плющев Да нет там никакой высокой концентрации. Просто есть заболевшие.

М.Шевченко При этом эта страна Иран, огромная цивилизованная, культурная страна находится под жесточайшими санкциями, которые распространяются на медицинское оборудование, на фармакологию. Не на военную технологию — на медицину. В Иран из-за американских санкций ограничена поставка инсулина, ограничена поставка медикаментов первой необходимости.

И прочитал сегодня заявление посла Ирана. Просто чудовищный геноцид в отношении иранского народа. И никто даже про Иран не говорит. Вот только вы первый произнесли.

А.Плющев Прервемся на секунду

М.Шевченко: Я не испытываю к Лимонову ненависти. Я испытываю тоску, что такой яркий человек умер

А.Плющев С Ираном вообще всё ясно, мне кажется. Мы продолжаем программу «Особое мнение» с Максимом Шевченко. В том плане, что пошло заражение из города Кум, где святыни…

М.Шевченко Это вам так ясно. А с чего вы взяли, что из города Кум, где святыня? Вы полагаете, что начальник разведки в городе Кум, что ли, заразился? Я, например, в этом совершенно не уверен. Мне кажется, что это пропаганда абсолютно, которая не имеет отношения к реальности.

Кто исследовал, что именно из Кума? А какие еще религиозные города Ирана вы знаете, где собираются миллионы людей? Вот кроме Кума вы что-нибудь знаете? Допустим, Мешхед, где гораздо больше к мавзолеи имама Резы собираются людей. Почему не из Мешхеда? Почему не из Кербелы, с территории Ирака, где миллионы паломников ходят к месту гибели имама Хусейна? Почему не с Наджафа, где есть могила имама Али? Почему Кум? Потому что просто это вброшено в медийное пространство — Кум. И все должны теперь верить, что это из Кума пошло. Я считаю, что это более сложная вещь.

А.Плющев Просто я читаю журналистов, которые либо работают в Иране, либо наблюдают за Ираном.

М.Шевченко Которые говорят, что из Кума пошло?

А.Плющев Да, конечно.

М.Шевченко Ну, не знаю, я так не думаю. Я думаю, что это будет еще исследоваться. Но, по крайней мере, заявление посла Ирана…

А.Плющев А вы правда верите, что это биологическое оружие, американцы…?

М.Шевченко Конечно. А почему нет?

А.Плющев То есть вы допускаете возможность такую?

М.Шевченко Я вижу последствия, результаты. Сначала была уничтожена, обрушена китайская экономика. Она понесла очень серьезный ущерб.

А.Плющев А потом и вся мировая.

М.Шевченко Ну, а почему не перенестись туда, на территорию вероятного противника? Я считаю, что уже война идет. И то, что происходит, это не естественный процесс. То есть, возможно, вирус появился естественно. Но я полагаю, что меры безопасности, которые, в частности, предпринимали еще на фоне единичных случаев заболевания политически е руководители ведущих стран, говорят о том, что им, очевидно, их разведслужбы докладывали нечто про этот вирус, что не докладывали другим.

Потом, этот вирус, мы видим, он существует — и вы сами об этом говорили сегодня в эфире, я слушал внимательно эфир в 5 часов с Шендеровичем — он существует в пространстве страха больше даже, чем в пространстве биологическом.

А.Плющев Во многом так.

М.Шевченко То есть то, что мы наблюдаем феномен коронавируса — это не только биологический феномен, который сам по себе — я посмотрел множество выступлений разных врачей на разных языках: на русском, на английском, иорданский врач очень интересно рассказывал с переводом на русский язык подробно о том, какие меры в Иордании принимаются — все врачи говорят, что ничего необычного нет в этом вирусе. Да, осложнения на легкие. Да, особенно опасен для стариков, для людей с подорванным иммунитетом, для тех, у кого сердце, гипертония или печень, например. Но так, в остальном вы можете переболеть этим коронавирусом и даже не заметить, что вы им переболели.

А.Плющев Это верно, но вы будете переносчиком, вы можете заразить всех остальных.

М.Шевченко Как и любой другой болезнью, о которой вы не знали до этой истерии.

А.Плющев Это верно.

М.Шевченко Год назад, возможно, были такие же заболевания, когда в мире умирали тысячи людей. От туберкулеза умирает миллион 600 тысяч, от гепатита умирает около миллиона ежегодно. Проблема еще в том, что туберкулез — это болезнь бедных, нищих и заключенных. По крайней мере, в России туберкулез является эпидемией. В Украине от туберкулеза дети умирают, между прочим.

М.Шевченко: Страх — это ложь. Это главный тезис, который Эдуард Лимонов нес

Я недавно прочитал на очень хорошем Телеграм-канале «Боротьба». Андрей Манчук, по-моему, украинский журналист, он проанализировал ситуацию со здравоохранением в Украине то же самое и говорит, что да, неолиберальные реформы и уничтожение больниц и системы здравоохранения по всей территории — это тоже требование: «Мы вам не окажем финансовую помощь, если вы не оптимизируете свое здравоохранение в контексте свободного рынка, свободной экономики». Оптимизировали. В итоге некому оказывать помощь, поскольку исчезли те тысячи санитарок, фельдшеров, которые могли бы помогать людям и, в частности, снижать этот уровень паники.

Вспомним наши школьные годы: диспансеризацию, этих тетушек. Они нам казались смешными эти санитарки в пионерских лагерях, школах.

А.Плющев В общем, по-моему, достаточно формальные вещи. Рудименты этого формализма мы до сих пор переживаем. Все умирают как раз не от коронавируса, а от тромба.

М.Шевченко А оказалось не формальное. Что на самом деле наличие в пределах доступности человека в белом халате, который может если не сделать укол, то просто поговорить, измерить температуру, имеет важнейшее психологическое значение для человека, который, может быть, не болен, а испытывает панику. А паника — не могу не согласиться с Виктором Шендеровичем — это фон… Она убивает соматически, она, в конце концов, создает условия для заболеваний другого типа, нервного.

Поэтому уничтожение системы здравоохранения и социального попечения — такое есть слово — государства о народе, превращение этого всего в источник и пространство наживы под предлогом заботы… Я помню, делал интервью — короткое время на НТВ работал — с министром Скворцовой. Она ко мне на интервью в какой-то шубе пришла неимоверной. Там струились какие-то то ли соболя, то ли что-то еще невероятное. И на фоне тех больниц, которые я вижу просто, разоренные, разрушенные больницы…

Поэтому давай так: эта система может справиться, только если она отменит мобилизационные свои принципы свободной экономики и введет режим военного времени. Проблема в том, что здесь, в России, где законно по большому счету, это сделать легче, как ни странно. То есть, условно говоря, в Западной Европе Макрон не может позвать к себе французских бизнесменов и напрячь их, сказать: «Так, все отстегиваем по миллиарду долларов на борьбу с коронавирусом». Потому что они скажут: «Вы извините, президент Макрон. У нас банковские контракты, обязательства. Да пошел ты, Макрон…».

А здесь тот человек, который хочет стать императором, судя по конституционным поправкам и уже имеет полномочия императора… Сегодня вот на «Эхе» Калой Ахильгов очень детально и подробно рассказывал суть этих поправок.

А.Плющев В программе «Быль о правах».

М.Шевченко: Не знаю ни одного примера, кто бы, ссылаясь на эту Конституцию, добился бы какой-нибудь справедливости

М.Шевченко Да, великолепная совершенно программа. Кто не слышал, советую вам найти на сайте «Эха Москвы», послушать или прочитать. Ну. это фактически императорские полномочия суверена такого. Он может позвать к себе кого угодно — Сечина, Евтушенкова того же самого, тем более, что Евтушенков и сам уже приходил практически, скажем, под конвоем. Кого угодно. И сказать: «Друзья, поможем нашему народу?» — «Конечно! Мы готовы бесплатно». Как вот сейчас Нечаев из Faberlic — это креатура Ефима Островского — побежал: «Мы готовы бесплатно производить эти дезодоранты и подарить правительству Москвы». Трудно представить в такой ситуации, чтобы конкурентный какой-нибудь бизнесмен на Западе, если, конечно, это не Билл Гейтс, у которое есть большие ресурсы для гуманитарных исследований, которые он выделяет, так же вот имел такой диалог с властью.

Поэтому здесь ресурс-то как раз есть. Здесь бизнес существует не сам по себе — может быть, это и неплохо, кстати, скажу я, — а существует в полной зависимости от так называемого политического руководства, которое ощущает себя абсолютно авторитарным неофеодальным посмодернистским концептом XXI века.

А.Плющев А долго еще этому бизнесу будет чего дать-то? Потому что то, что творится с ценами на нефть… Вот сегодня вы наверняка читали или видели интервью Леонида Федуна (РБК), который сказал, что это катастрофа — то, что происходит.

М.Шевченко Видел. Это катастрофа, да. Это война. Эта война уже идет. Просто война — это не всегда, когда «сорок человечков иль восемь лошадей — три тонны удобрений для вражеских полей». Война эта нового типа. Она идет, в частности, с уничтожением экономик, которые связаны с глобальной финансовой системой, с глобальными рынками и так далее.

А.Плющев А эту войну не Игорь Иванович Сечин объявил, нет?

М.Шевченко Я думаю, что она была неизбежна. Потому что там есть несколько факторов.

А.Плющев Федун как бы на него сваливает.

М.Шевченко:Какой смысл в закрытии институтов, музеев и так далее, когда метро открыто и все толпой в час пик…

М.Шевченко Контролирует рынок нефти не Сечин. Ну, понятно, что сейчас эти пауки в кремлевской шкатулке начинают друг друга жрать во все стороны. Но контролирует рынок все-таки не «Роснефть», а саудовцы. Вон «Роснефти» заблокировали американцы в Венесуэле поставки нефти в Индию. А у них связаны были, они могли из Венесуэлы тяжелую нефть возить только на перерабатывающий завод в Индию. И всё, и «Роснефть» уже не может в обход американских санкций венесуэльскую нефть свою, в которую вложены огромные деньги, поставлять куда-то.

А саудовцы в целом контролируют мировой рынок нефти, что они сейчас доказывают, понижая нефть для европейских рынков, понижая нефть для азиатских покупателей и трейдеров. А российская нефть никому как бы не нужна. Она не покупается.

Здесь дальше вопрос в следующем. Есть несколько субъектов, как я понимаю. Я не специалист в нефтяных рынках, конечно. Но я внимательно изучаю этот вопрос последнюю неделю как минимум. Я так понимаю, что американские нефтедобывающие компании сланцевые на самом деле этим падением цен на нефть будут практически уничтожены, потому что помогать им никто там не собирается. И, несмотря на то, что цены на бензин в США связаны с ценами на нефть (а в России, наоборот: чем ниже нефть, тем выше цены на бензин).

А.Плющев Не то чтобы чем выше, но они не зависят.

М.Шевченко Компенсируют, как говорится, свои затраты. Для Трампа эта ситуация не очень хорошая, потому что это техасские компании, которые связаны с Республиканской партией очень тесно. Там огромные кредитные долги. Там катастрофа реальная для десятков тысяч рабочих, для корпораций. Там 35 миллиардов у одной из компаний долги…

А.Плющев Но я спрашивал не о техасских, а о наших компаниях.

М.Шевченко А это связанные вещи. Идет война. Идут вот такие экономические вещи. Пока бенефициаром от всего этого является Китай. Ведь весь мир делится на производителей и потребителей. Китай является крупнейшим потребителем.

А.Плющев Европа.

М.Шевченко И Европа тоже, но у Европы своя проблема — коронавирус. Китайцы-то вроде как коронавирус объявили, что победили. Это же мы не знаем, как на самом деле ни в Европе, ни в Китае. Ведь могут сказать с какой-то целью, допустим: «У нас коронавирус». А на самом деле это делается для того, чтобы прижать и контролировать как перемещении граждан, так и финансовые потоки, возможно, в контексте этого. Ну, я сейчас детально не хочу в это влезать, в европейское…

А.Плющев Издержки очень большие для такого решения.

М.Шевченко Мы не знаем точно. Потому что есть совершенно разные игроки в тех же самых обществах, рынках. Те же самые фармакологические компании, они являются собой силу в мировом масштабе, я думаю, даже помощнее, чем нефтяные компании, чем нефтяные трейдеры. Потому что фармакология гораздо более диверсифицируемая как бы среда. У тебя миллион разных наименований, а нефть — в принципе, это достаточно ограниченная номенклатура наименований товаров, которые можно продать.

А.Плющев Ну да, поэтому они убили авиакомпании и туристическую отрасль, транспорт.

М.Шевченко Ну, это же такая вещь… А на самом деле это не очень большой сегмент, если ты посмотришь. Зато сейчас, смотри, все сидят по домам. Зато как выигрывают компании — это тебе близко, — связанные с виртуальным разным бизнесом.

А.Плющев Поставки еды, да.

М.Шевченко Разные сервисы, связанные с кино дома. Разные чаты… В общем, сетевые разные компании. Так я про Китай. Китай сейчас получает дешевую нефть. Китай сейчас победил коронавирус. У Китая невероятные золотые запасы, и Китай сейчас может на фоне рухнувших европейских и российских бумаг просто их всех купить.

А.Плющев Продолжим через некоторое время с Максимом Шевченко. «Особое мнение».

НОВОСТИ

А.Плющев Мы продолжаем с Максимом Шевченко. Программа «Особое мнение». Я так понимаю, что вы на самом деле против ограничений, связанных с коронавирусом в основном?

М.Шевченко Я не против ограничений. Я считаю, что должно быть разумно, должны быть разные ограничения. Для тех людей, кто болен или контактировал с переносчиками… Я, допустим, считаю сейчас разумным, что для людей, которые прилетают из других стран — самоограничение.

А.Плющев Но вы же можете не знать, контактировали или нет.

М.Шевченко Всегда можно сделать анализ. Если у человека нет в крови коронавируса — а я так понимаю, что если он является носителем, то он обнаружен будет, — то почему тогда в отношении него должны быть какие-то драконовские меры, я вот чего не понимаю. Почему люди приходят на работу… если за полчаса можно сделать анализ и люди делают анализ.

А.Плющев Сделали тесты и разошлись.

М.Шевченко Вот у вас на «Эхе» нет никого, например, зараженных — вы можете все нормально работать. Почему надо запрещать это? Кто запрещает? В частности, в Европе еще это военное положение, которое показывает, каким образом все эти европейские права и свободы хваленые в одну секунду без решения парламентов, без решения судов, без решения разных арбитражей… Просто вот полицейские объявляют военное положение.

Алексей Алексеевич в своем Телеграм-канале, который я тоже читаю постоянно, опубликовал указ министра внутренних дел Франции. Слушайте, ну это Виши… Правительство Виши… во время немецкой оккупации не было таких указов. Идешь по улице, заполняешь формуляр, объясняешь, зачем идешь, куда идешь. Прогуливаться только так-то. С какой стати? Если у вас нет в крови коронавируса и у других людей тоже нету, вы это так должны делать. Может, люди должны просто периодически сдавать тесты, раз в три дня, например. Если в течение 3 дней нет… я могу эти 3 дня гулять и общаться с кем хочу и как хочу.

А.Плющев Я вот, что хотел спросить. Вот у нас, например, скоро 9 Мая. И тут парад, и мало того, что парад, а еще и «Бессмертный полк», в котором участвует огромное количество людей. Вы бы отменили или нет?

М.Шевченко Нет, я бы не отменял. Я считаю, что к этому времени надо просто выработать регламент какой-то контактов людей. Потом надо сделать мобильные центры. Да, это для прохода будет чуть дольше… Помните, когда-то мы вообще проходили без этих металлических обысков. Ничего страшного. Если у вас будет полчаса, то вы либо сделаете вот сейчас и идете со справкой, что вы прошли текст, у нас нет коронавируса… В общем, мне кажется, это можно как-то контролировать. Я бы не отменял, я не знаю, почему надо отменять.

А.Плющев То есть вы за повальное тестирование в хорошем смысле.

М.Шевченко Я считаю, что здравоохранение должно служить людям, а не бизнесу. А бизнес может зарабатывать как сервисное обслуживание народной системы здравоохранения. Но первоначально здравоохранение должно быть не свободным рынком и системой обеспечения здоровья и процветания жизни людей.

А.Плющев А голосование 22 апреля — чего с ним?

М.Шевченко Я в абсурдных спектаклях не участвую. Это моя позиция принципиальная, я ее не меняю. Но здесь есть вопрос стратегический и тактический.

А.Плющев Давайте оба разберем.

М.Шевченко Стратегический — я не хочу иметь к этому отношения. Но, возможно, тактически сложится такая ситуация — мы поймем накануне 21 апреля, что допущены наблюдатели от политических партий, эти наблюдатели могут занять принципиальную позицию (КПРФ, Навальный, «Яблоко», зарегистрированные по всей стране большое количество независимых наблюдателей, «Голос», через общественные палаты, которым разрешено регистрировать наблюдателей, но непонятен пока регламент, поэтому мы не можем сказать), — и поэтому может появиться возможность массового «нет». Тогда я считаю, из тактических соображений будет очень правильно (это за несколько дней будет понятно) идти и сказать — нет.

Не потому, что я придаю этому значение, потому что как эта Конституция не соблюдалась, об нее ноги вытирали всегда… Я не знаю ни одного примера, кто бы, ссылаясь на эту Конституцию, добился бы какой-нибудь справедливости.

А.Плющев: 51я статья.

М.Шевченко Разве что. И то она использовалась, как правило, во всех делах… вот я знаю, где она использовалась — против тех, кому адвокаты, очевидно находящиеся в сговоре со следствием, рекомендовали 51-ю статью. Потому что в итоге следователь просто говорил: «Ну, как хочешь» и сам записывал, что такой-то Иван Иванович террорист, бандит, убийца. Ну, а дальше пойди на суде докажи, что ты молчал и отказывался. Ты молчишь — следователь пишет. Поэтому я вообще не рекомендую… 51-я статья, она кажется простой, а на самом деле она очень много содержит в себе подводных камней. Я очень много раз встречался с ситуациями, когда людям, казалось бы, 51-я статья — О, сейчас буду молчать, ничего не будет. А оказалось, что ты молчишь, а на тебя тем временем пишут «Малую землю», «Возрождение»…

А.Плющев Там по-разному.

М.Шевченко Возвращаемся к Конституции. Короче, она не соблюдалась. А уж эта, наверное, будет соблюдаться только в отношении одного человека, и мы знаем имя этого человека, потому что всё, как нам Калоев рассказал сегодня, всё на благо человека, всё во имя человека. Может быть, не лично его на самом деле, потому что есть версия, что он болен. Но, по крайней мере, это создает некую авторитарную систему власти, которая не подчиняется тому, чего они боятся больше всего — не подчиняются бизнес-вливаниям в оппозицию из-за рубежа — которая несвергаема демократическим путем. Вот какая у нас высшая власть теперь. Человек, который получает регалии президента — говорим мы о нынешнем человеке или о будущем человеке — это человек, которого демократическим путем сместить практически невозможно, но который со своей стороны имеет контроль над всеми ветвями власти. включая судебную. Он может судей увольнять согласно этим поправкам и так далее. Парламент распускать и всё такое прочее.

Поэтому в целом — наша версия, мы говорили в перерыве — мир делится на Pax Americana и Pax— Sinica. Это, конечно, шаг в сторону Си Цзиньпина с его пожизненным руководством КПК, что в конфуцианской системе Китая естественная вещь.

А.Плющев Естественная, но недавняя.

М.Шевченко Ну, почему недавняя? Никто не требует от Китая соблюдения европейских норм каких-то, избирательного права. Потому что китайская цивилизация, китайская антропология, китайское представление о человеке как о неком промежуточном звене между небом и землей, который ищет гармонию в хороших делах, в общественных процессах. Ну, Конфуция мы. наверное, читали как-то. Или Лао-Цзы, Чжуан-Цзы. Вот кто-то поминает Вольтера, Дидро, как будто кроме них на земле вообще других не было никогда философов. Не было Будды.

А.Плющев У нас сегодня «Особое мнение» разделилось на Pax— Sinica…

М.Шевченко Нет, я не сторонник Pax— Sinica. Я русский человек, я сторонник как раз «Записок из подполья». Я сторонник Достоевского, и мне нравится психотип Лимонова, если уж мы заканчиваем второе «Особое мнение» Лимоновым.

А.Плющев Уже даже не второе.

М.Шевченко Нельзя не закончить величайшим из современных русских писателей, великим писателем, который написал несколько романов, которые лично меня до глубины, о сердца пробили. Я, кстати, не «Это я — Эдичка» имею в виду. Это мой один из самых нелюбимых моих романов, потому что это такая гениально написанная истероидная попытка закрепиться в американском обществе. Сам Лимонов этого никогда не скрывал. Моя любимая вещь это «Молодой негодяй», как он в Харькове молодой подросток… уже не «Подросток Савенко», а уже следующей уровень, у него роман с этой Анной Моисеевной такой чудесной. Удивительный такой, чудесный, прозрачный искренний чистый роман, такая чистая проза, абсолютная искренность. Такой экзистенциальный реализм. Причем без бравирования какой-то пошлостью, какими-то порно моментами, в чем «Эдичку»… Ну, это просто видно, что там что-то на продажу было написано. Специально это должно понравиться гей-критикам в Америке. Это должно понравиться либеральным критикам где-нибудь в Калифорнии. Очень расчетливо написана вещь.

Великие рассказы просто. Даже рассказы лимоновские я ставлю выше, может быть, даже чем некоторую его прозу… Хотя вроде роман про извращения «Палач», но очень глубокий психологический роман, где бы забываешь антураж общий человека, который со старухами за деньги этого поляка… И такая трагедия как бы всплывает. Художник он все-таки очень большой. Про то, что он был какой-то такой политик неудачливый. Ну, что рассматривать. Да, он не был депутатом Государственной думы. Но как политик он создал целое пространство политической мысли в современной России, которое называется национал-большевизмом. Он вытащил из книг, из Михаила Агурского, из Грегора Штрассера 30-х годов, про которых уже никто и не знал и не помнил, — он их внезапно актуализировал в рамках глобального перформанса.

Потом, Эдуард Вениаминович, судя по всему, был великим наставником. Я могу называть десятки ребят…ну, они уже взрослые люди, которые состоялись как поэты, писатели, художники, как политические деятели, как журналисты, в конце концов. Причем они работают в совершенно разных сферах. Кто-то при Кремле, кто-то в либеральной оппозиции, кто-то у левых, кто-то просто живет своей жизнью. Я знаю мужчин, женщин, которые относятся к нему как к учителю, как к человеку, который им объяснил мир. А что же такое Лимонов — я его тоже знал достаточно неплохо — объяснял людям, по крайней мере , молодым, моложе, чем он? Он говорил: «Не надо ничего бояться. Страх — это ложь. Это главный тезис, который Эдуард Вениаминович нес. И то, что он научил огромное количество людей внутри себя уничтожить страх…

Вот этот, кажется абсурдный лозунг «Да, смерть!», с которым выступал он и выступал НБП «Лимонка» выступала, газета в начале 90-х просто одна из самых артистических и интересных газет с совершенно неожиданными творческими открытиями. Я помню, допустим, такой у них стишок у меня в памяти остался: «Как было бы здорово, если б талибы дойти до Москвы со взрывчаткой смогли бы..Они бы решились, они бы посмели, очистить ее от скульптур Церетели». Вот этот дух Лимонова, дух свободы, дух отсутствия страха…

А.Плющев Но не как одобрение терроризму вообще, слушается.

М.Шевченко А талибы уже общепризнанная международная гуманитарная организация после договора с США. Но вот эта его… Да, мы с ним ругались, с ним хотелось спорить. Когда Органа убили, он гадости про Орхана сказал, про моего друга. А я не испытываю к Лимонову ненависти. Я испытываю тоску, что такой яркий человек умер. Как будто замолчал в оркестре какой-то важный инструмент. И вот вроде всё звучит, а без него как-то всё не так. Потому что главное, он говорил — не бойтесь, будьте собой. Не верьте истеблишменту, не верьте пропаганде, не верьте вашему внутреннему желанию соответствовать тому, что вам навязывают извне. Это был великий человек. И поэтому я желаю его душе найти свободу и упокоение.

А.Плющев Это был Максим Шевченко, журналист и программа «Особое мнение». Меня зовут Александр Плющев. Спасибо и до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире