'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 марта 2020, 19:08

О.Бычкова Добрый вечер, добрый день! Это программа «Особое мнение». у микрофона — Ольга Бычкова. С особым мнением — журналист Николай Сванидзе. Добрый вечер!

Н.Сванидзе Здравствуйте, Оля.

О.Бычкова И начнем мы с сегодняшней новости про абсолютно турборежим, в котором в Конституцию должны влететь эти самые поправки. Их уже поддержали на сегодняшний момент все заксобрания российских регионов. Это значит, что на следующей неделе этим займется Конституционный суд и вынесет свое решение, которое, конечно, мы все ожидаем с нетерпением. Ну, и так далее до 22 апреля. Круто, скажи.

Н.Сванидзе У нас же нет времени на раскачку, как известно. Ни минуты.

О.Бычкова Нет.

Н.Сванидзе Поэтому нужно, действительно, принять успеть до 22 апреля. А потом провести парад Победы. В общем, и всё, после этого, я думаю, можно обратить внимание и на коронавирус.

О.Бычкова А парад Победы, думаешь, не отменят?

Н.Сванидзе Я думаю, что его не будут отменять до последнего. Может быть, его, в конце концов, отменят, но под воздействием уже обстоятельств непреодолимой силы, не дай бог, кстати.

О.Бычкова Не дай бог — это мы даже не обсуждаем. Мы сейчас говорим только о процедуре медицинского свойства.

Н.Сванидзе Хотят, разумеется, чтобы было сначала голосование 22 апреля. Понятно, что оно будет не за поправки, оно будет за нашего президента Путина Владимира Владимировича. И после этого парад Победы. Согласись, что это эффектно.

О.Бычкова Это эффектно. Но, поскольку на парад Победы как-то все меньше желающих приехать, но есть хороший, благовидный повод от него отказаться.

Н.Сванидзе А не важно, кто приедет. Ну, будет Макрон один стоять. Может быть, его не будет. Сами постоим. Танки пойдут: «Привет Мальчишу!» И нормально всё будет. Главное, что это будет парад Победы. После 22 апреля, после того, как страна проголосует за то, чтобы наш президент оставался президентом еще на 12 лет. Будет парад Победы. Вот сочетание эти двух мероприятий, оно желанно, конечно. Поэтому, я думаю, что только в самом крайнем случае оно будет отменено.

О.Бычкова Мне кажется, что события нынешние — это как раз тот самый пример, когда условный политически коллективный Путин полагает, а господь располагает. Потому что всё вот так хорошо рассчитали с поправками, с голосованием, с регионами, со всем на свете, с парадами, со всей этой красотой, с нефтью опять же тоже как-то ловко всё получилось.

Н.Сванидзе С нефтью рассчитали всё не очень хорошо, мне кажется.

О.Бычкова Не знаю, посмотрим. Но не очень хорошо, главное, получилось с коронавирусом, который не рассчитали. Вот, собственно, цена этим всем играм. Нет?

Н.Сванидзе Коронавирус — это объективная реальность. Так же, как индивидуальное состояние здоровья. Это не просчитывается, действительно. Здесь ничего нельзя поделать.

О.Бычкова Поэтому гадай, не гадай, а непонятно, что в результате получится, если так строить свою жизнь.

Н.Сванидзе То, что намечено на 22 апреля, точно получится.

О.Бычкова Ну, наверное, да.

Н.Сванидзе Это точно не зависит ни от каких эпидемий.

О.Бычкова А ты веришь, что Путин теперь с нами на полтора десятка лет еще?

Н.Сванидзе: Вариант Валентины Терешковой попахивает недостаточно твердой легитимностью

Н.Сванидзе Я верю.

О.Бычкова Мне кажется, что как раз хочешь рассказать доброму боженьке о своих планах, вернее, наоборот, повеселить его…

Н.Сванидзе Нет. Оля, мы медицинские факторы не обсуждаем, мы их не знаем, никто не знает. Дай бог, как говорится здоровья всем нам.

О.Бычкова Я не про это.

Н.Сванидзе Может вмешаться какая-то штука, которую мы сейчас не можем предсказать и предугадать. Но если всё пойдет более-менее предсказуемо, то он останется с нами на 12 лет еще, а отсчитывая на сегодня, на все 16, до 36-го года.

О.Бычкова То есть ты не поддерживаешь тех, кто рассуждает, что на самом деле это более сложный план, там 24-й год…

Н.Сванидзе Я не верю в более сложные планы. Всё гораздо проще. Есть известная бритва Окама. Нужно отсекать всё лишнее. Если бы он не хотел, он на этом уже этапе, после предложения Валентины Владимировны Терешковой, он бы сказал: «Дорогая Валентина Владимировна, я вам очень признателен за доверие, но, мне кажется, что это похоже на узурпацию власти, это похоже на то, что я иду на бессменную власть. Мне это не нужно, я этого не хочу. Я всегда говорил, что я против этого. Поэтому спасибо — нет». Он бы так сказал. Он этого не сказал.

О.Бычкова Ну, как он сказал Владимиру Вольфовичу про досрочные выборы. Он сказал: «Нет, зачем? Не имеет никакого смысла». Ну, просто можно сказать — нет.

Н.Сванидзе Конечно, можно сказать нет. И сказал бы нет. Он не сказал — нет. Он кивнул на Конституционный суд. Конечно, возможно, теоретически, что и Конституционный суд по примеру 98-го года примет решение не то, но я в это очень слабо верю. Я думаю, что Конституционный суд проявит ответственность, примет то решение, которое от него ждут. И есть еще один возможный вариант, что удастся нагнуть Лукашенко к 24-му году. Теоретически это возможно.

О.Бычкова А зачем?

Н.Сванидзе Как зачем? Это красивее. Красивее пойти на следующий срок через объединение с Белоруссией, что будет напоминать Советский Союз лайт такой.

О.Бычкова Так уже не надо придумывать все эти схемы, всё уже. Валентина Терешкова. Вперед!

Н.Сванидзе Нет, это будет красивее, чем вариант Валентины Терешковой, потому что вариант Валентины Терешковой, он все равно попахивает, я бы сказал, недостаточно твердой легитимностью, согласись. Ну, попахивает. Ну, 20 лет человек у власти — и обнулить. Ну, кто ж поверит-то, господи. То есть опытный правовед докажет, что всё правильно, что всё это написано в Конституции и в старой и в новой и 28-й раз написано и всё в порядке, и доказано — я поверю. Но пахнет-то все равно недостаточно твердой легитимностью. Потому что как бы докажешь, что всё обнулить и всё сначала… что шесть раз замужем — и снова юная девушка. Ну, никак не получится так доказать. А если с Лукашенко, то получится, потому что всё, новое государство. Если удастся, то пойдут на этот вариант, но, я думаю, что не удастся.

О.Бычкова Почему не удастся?

Н.Сванидзе До сих пор же не удалось нагнуть Лукашенко.

О.Бычкова Ну, так Лукашенко — это теперь план Б, а план А уже реализован.

Н.Сванидзе План, я думаю, реализован не от хорошей жизни, потому что, конечно, ставка делалась на план Б, который был раньше планом А, то есть на Лукашенко, а теперь будет делаться ставка на этот план. Но если все-таки удастся экономически нагнуть батьку, то пойдут на вариант, который был раньше планом А.

О.Бычкова Но это будет не раньше 24-го года.

Н.Сванидзе Не знаю, когда это будет, если будет. Но сейчас вариант нежными устами Валентины Владимировны предложенный, он, конечно, действительно, первополосный.

О.Бычкова Что ты скажешь об отношении сограждан ко всей этой истории?

Н.Сванидзе Я уже частично сказал, что как бы сейчас не лился елей из разных уст, все равно трудно поверить, что можно забыть про эти 20 лет. Тут есть разные соображения на этот счет. Наверное, их нужно достаточно долго излагать.

О.Бычкова Изложи первые три.

Н.Сванидзе Первые три такие. Что, в общем, Конституция будет документом, который не будет вызывать большого уважения. То есть ей раньше не следовали, но уважали. У нас никогда не следовали Конституции. Но был такой документ, который был уважаем. Он лежал.

Н.Сванидзе: Схожая власть была у императора или у Сталина

О.Бычкова На него можно было ссылаться.

Н.Сванидзе На него можно было смотреть, с ним можно было как-то свериться, сказать, что в Конституции-то да… все-таки… Теперь никто сверяться не будет. Теперь никто не будет уважать Конституцию после того, что с ней совершили. Но это не самое главное. Повторю: у нас никогда не жили по Конституции. И то, что сейчас сделано еще больше снизит этот уровень желания по ней жить.

Но дело не в этом. Самое главное, наверное, из происшедшего, самый большой минус происшедшего в том, что теперь с этой нетвердой легитимностью пребывания у власти нужно будет обязательно президенту, который уже не юн, который в значительной степени исчерпал свой креатив за эти 20 лет аннулированных, обнуленных, которые вроде не считаются, но они были, — ему нужно будет что-то предложить. Что ему предложить?

Вот я читаю его интервью — я, в общем, никаких конструктивных идей-то не вижу. А они сейчас ох как потребуются, потому что мы видим эту налетевшую стаю «черных лебедей», и очень даже потребуется креатив и конструктив. А я его не вижу. В истории у нас — только история наших славных побед и Сталин, который «не запятнал себя контактами с Гитлером».

О.Бычкова Это цитата, вы не поверите.

Н.Сванидзе Цитата из Владимира Владимировича. А в современности — у нас крепость осажденная, и бизнесмены, которые торгаши, а торгаши все жулики. Всё. Я больше ничего не вычитал. Но этого мало. У нас, как известно, есть огромное преимущество, как сказал Вячеслав Викторович Володин, человек очень опытный и умный: «Наше главное преимущество — это Путин». Но я боюсь, что это недостаточно преимущество в наших условиях.

О.Бычкова А что он имел в виду, как ты думаешь, когда он это говорил?

Н.Сванидзе Он имел в виду сказать Путину приятное, я думаю. Здесь не нужно глубоко копать. Ему это удалось.

О.Бычкова Владимир Владимирович против культа своей личности.

Н.Сванидзе Это сказал Песков. Владимир Владимирович этого не говорил, кстати. Даже бы если Владимир Владимирович сказал это… Вообще, когда сам президент или лидер или, тем более, его пресс-секретарь говорят о том, как лидеру не нравится культ его личности, — это всегда вызываем у меня приступ чувства юмора, я бы так сказал.

О.Бычкова Но это очень трогательно.

Н.Сванидзе Трогательно, конечно.

О.Бычкова Это не единственная цитата, которую мы можем обсудить сейчас из выступлений президента Путина и его пресс-секретаря. Но мы сейчас сделаем очень маленькую паузу. Это программа «Особое мнение». Николай Сванидзе в эту сторону… в эту студию, в эту сторону тоже и в ту тоже, в любую стороны вернется очень скоро.

О.Бычкова И мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона — Ольга Бычкова. С особым мнением — журналист Николай Сванидзе. Еще одна замечательная цитата из Пескова. Когда его спросили про Путина и коронавирус, он сказал…

Н.Сванидзе Путин и коронавирус — это называние какой-то пьесы современной, мне кажется.

О.Бычкова Коронавирус — это, вообще, такое слово…

Н.Сванидзе Слово богатое, да.

О.Бычкова Богатое, да. Очень много появилось шуток…

Н.Сванидзе Владислав Юрьевич Сурков мог бы написать такую пьесу, мне кажется.

О.Бычкова «Околокоронавируса».

Н.Сванидзе «Околоноля». Ну, это, кстати, сейчас…

О.Бычкова Даже не смешно.

Н.Сванидзе Даже не смешно, да.

О.Бычкова И, в том числе, он сказал, что Путин не общался с этим депутатом…

Н.Сванидзе Который болен коронавирусом.

О.Бычкова Он не болен, он просто прилетел откуда-то.

Н.Сванидзе Он прилетел, оттуда, где больные. Он прилетел из Италии, по-моему.

О.Бычкова Он прилетел откуда-то, где все больны, туда, где все здоровы — в Государственную думу. Но должен был сесть на эту самоизоляцию.

Н.Сванидзе А он сел на стул в зале в присутствии президента, между прочим.

О.Бычкова Ужас какой!..

Н.Сванидзе Это безответственно на самом деле. Кроме шуток, абсолютно безответственно.

О.Бычкова И потом, есть указ Собянина: прилетел — иди закрывайся.

Н.Сванидзе Даже не зависимо от указа Собянина, я бы сказал, это безответственно.

О.Бычкова Ну да. Но я про другое. Я не про депутата, что само по себе прекрасно, конечно. Я про Путина, здоровье которого не является темой для разглашения посторонним, — примерно так сказал Песков. То есть мы каждый день открываем новости. Президент Бразилии прошел тест на коронавирус, и он подтвердился.

Н.Сванидзе: Красивее пойти на следующий срок через объединение с Белоруссией

Н.Сванидзе Жена президента Канады там…

О.Бычкова Жена президента Канады заболела, и президент Канады пошел тоже на самоизоляцию. Там футболисты, артисты, кто угодно. Просто весь мир сообщает о состоянии своего здоровья. Это, действительно, очень важно, потому что все только об этом и говорят. Это важно для всех. А у нас тут такое…

Н.Сванидзе Я с тобой согласен. У нас есть такое огромное преимущество как Владимир Владимирович Путин. Мы же должны его каким-то образом оберегать. И, кстати, было сказано Володиным, что мы должны защитить это преимущество, то есть Путина. Как мы будем защищать, если мы не знаем, от чего, если мы не знаем состояние его здоровья?

О.Бычкова А как с точки зрения узнаем, сразу начнем защищать.

Н.Сванидзе Сразу начнем его защищать, конечно. А иначе мы не можем его защищать. Как мы защитим его, не зная в какой мере… Мы подозреваем, что президент абсолютно здоров, естественно. Но несколько он абсолютно здоров, хотелось бы знать. Нет, это тайна абсолютная.

О.Бычкова Это ужасно архаично всё выглядит.

Н.Сванидзе Я тебе скажу, что все это выглядит настолько архаично, что просто диву даешься. Вот всё это — все эти цитаты, все эти высказывания, весь этот культ личности такой, легкий… и не очень легкий, кстати. Леонид Ильич Брежнев до этого не доходил, чтобы говорили, что Леонид Ильич Брежнев — наше главное преимущество. Я такого не помню. Я жил в те времена уже в сознательном возрасте, кстати. Не было такого, чтобы говорили: «Леонид Ильич Брежнев — наше главное преимущество».

О.Бычкова Так, по-моему, не говорили. Говорили много хороших слов…

Н.Сванидзе Хороших, теплых слов. Мы гордились общественным строем, но чтобы мы гордились Брежневым, я такого не помню. Сейчас мы гордимся Путиным. Это, в общем, уже превосходит Брежнева, не доходит до Сталина, но стремится уже как бы к вершинам.

Это такая глубокая архаика, вот всё это — все эти высказывания, все это антизападничество такое, абсолютно глубинное, иррациональное, все эти изыскания из истории… Я имею в виду не только то, что говорит президент — интересная история, — но, вообще, всё, что говорится на эту тему. Это что-то среднее между Леонидом Ильичем Брежневым и Алексеем Михайловичем Тишайшим. Очень много такой допетровской Руси, такой бородатой, борода в капусте… Еще до того, как Петр стал менять кафтаны на камзолы и резать бороды. Что-то такое теплое, глубинное чувствуется в этом.

О.Бычкова А почему так, думаешь? Если эти же самые люди способны понимать, что происходит на фондовых рынках, как устроены нефтяные цены…

Н.Сванидзе Я не уверен, что способны.

О.Бычкова …Играть в эти игры, там, не знаю, запускать дроны в Сирии…

Н.Сванидзе Нет, дроны запускать — дурацкое дело нехитрое. Они не сами их запускают. Запускают специалисты. Запускать дрон, я думаю, дело немудреное. Вопрос, куда его запускать и надо ли его запускать — вот с этим уже проблемы. Может быть, его вовсе и не надо запускать этот дрон. Вот здесь с этими решениями, на мой взгляд, не всегда гладко.

О.Бычкова Нет, я спрашиваю о другом. Я спрашиваю, как получилось, что эти люди оказались оторваны от реальности, которые руководят страной? Потому что ты не оторван от реальности, я не оторвана…

Н.Сванидзе Я не руковожу страной так же, как и ты. Если бы я 20 лет руководил страной, обнулять потом эти 20 лет или нет, я бы тоже был оторван от реальности.

О.Бычкова Но есть же такая, элементарная реальность. Там Путина спрашивают: «Как тебе такое, Илон Маск?» А он говорит, он никогда не слышал этого выражения. Можно многие выражения не слышать, мы не будем придираться, но это сразу так много значит, когда он это говорит. Это значит, что человек, действительно, живет в каком-то 1953 году.

Н.Сванидзе Ну да. Он же сказал — Путин Владимир Владимирович, — говоря об американской истории, что они, между прочим, все сроки свели к двум только возможным оставаться на президентском посту совсем недавно, после войны. Но 70 лет назад, больше — там 75, это конец 40 годов, действительно, было после Рузвельта принято решение. Это, в общем, достаточно давно. Еще Сталин был в это время. Ну, недавно, да.

20 лет, я повторяю человек у власти безраздельной, огромной абсолютной. Схожая власть была у императора или у Сталина. У Брежнева такой власти не было. Потому что все-таки там было больше коллективное руководство. А здесь власть, близкая к власти самодержца. При такой очень специфической истории, биографии, связанной с ГКБ, связанной с определенным отсечением лишних источников информации… Не пользуется интернетом человек. Он не пользуется мобильниками. Он пользуется тем, что ему приносят.

О.Бычкова Он пользуется папочками.

Н.Сванидзе Папочки ему приносят определенные люди. Определенные люди приносят ему те попочки, которые считают нужным ему принести. Это отсечение от источников информации, это сужение источников информации. Это всё не приводит к широте взгляда на мир. И потом, вообще, такие сроки пребывания у власти приводят к тому, что любой человек — я думаю, что ты и я, — уверился бы в собственной непогрешимости. Почему так нельзя долго властвовать-то? Я думаю, столько бы посидел там. Ну как же, я же не такой, как все. Можно, конечно, говорить, что я из народа, что я часть народа. Но это очень такой, грамотный старинный демагогический прием, когда ты говоришь, что вот «мы с народом, я как народ» — это нормально, но, тем не менее…

О.Бычкова Ну, а что? Любой человек является одним из народа. И Путин является одним из народа, и Путин является одним из народа, и я являюсь одной из народа. Почему нет?

Н.Сванидзе Говорить об этом — правильно для политика. Говорить «мы с народом» — это правильно. Но на самом деле, конечно, человек настолько один, настолько высоко над всеми и настолько от этого меняются его взгляды на мир, взгляды на самого себя… поэтому, собственно, и надо менять, желательно, регулярно.

О.Бычкова Я тебя спрашивала, и ты не ответил, мы отвлеклись на другой разговор, и я вернусь к этому вопросу. Все-таки реакция публики, реакция общественности. У меня такое ощущение, что все как-то очень меланхолически это восприняли и реагируют анекдотами. И как будто бы все решили переждать коронавирус, переждать эти 15 лет. Ну, а что еще делать?

Н.Сванидзе Ну, а что, далеко ли им выходить на площадь.

О.Бычкова Я не призывала никого.

Н.Сванидзе Ни в коем случае. Я против категорически — далеко ли… Я боюсь другого. Президент правильно сказал, выступая в Думе — совершенно присоединяюсь, — что мы перевыполнили уже план по революциям. Но я боюсь, что то, что он делает, как раз противоречит поставленной задачи избежать революции. Потому что, оставаясь у власти на неопределенное количество времени еще, лишая людей возможности выбрать альтернативную фигуру, люди загоняются в единственную возможность — выходить на улицу.

О.Бычкова Просто лишая людей, избирателей понятного политического календаря, когда у тебя раз в насколько лет происходит…

Н.Сванидзе: Боюсь, что либо мы чего-то не знаем, либо власть что-то скрывает

Н.Сванидзе Конечно. Практика показывает, что мы можем по-любому относиться к англо-саксонской цивилизации, но у них революций-то нет, потому что у них выборы регулярные.

О.Бычкова Ты теперь тоже поступаешь как Владимир Владимирович Путин, потому что я не имела в виду революцию. Я думала, какая-то реакция, предположим, если люди недовольны, они напишут 125 петиций, под которыми подпишется миллион человек…

Н.Сванидзе Петиции сейчас не играют никакой роли. Петиции всем надоели.

О.Бычкова Я говорю, что нет вообще никакой реакции, кроме анекдотов.

Н.Сванидзе А это реакция. Анекдоты — это главная реакция, Анекдоты, вот этот фольклор, который появился — злой, веселый, смешной…

О.Бычкова И брежневский очень…

Н.Сванидзе Очень брежневский, очень путинский, по сути. Если бы речь не шла о нем, он бы смеялся громко. А так ему не покажут, потому что это о нем. А то бы это показалось смешным, потому что это смешно. Это всё свидетельствует… это как раз реакция глубинная, это реакция народная. Столько анекдотов последний раз я видел только о Брежневе, когда он уже шамкал, бедный, Леонид Ильич. Царствие ему небесное. Он был далеко не худший человек. Вот тогда о нем было много анекдотов.

Вот сейчас появляются смешные анекдоты. Это уже не тот любимый путинский анекдот, когда он открывает холодильник, и там холодец трепещет…

О.Бычкова Это про овощи.

Н.Сванидзе Это уже всё другое.

О.Бычкова Нет, это два разных анекдота — про холодец и про овощи.

Н.Сванидзе Про желе да, которое трепещет. Он говорит: «Не бойся, я пивка попить». Этот анекдот Путину нравится. Вот эти анекдоты ему бы понравились, если бы они были не о нем, но они о нем. И это свидетельство определенного отношения, несомненно. Я повторяю, массово ни политиков, ни оппозиции, ни либералов очкастых, а массового отношения.

О.Бычкова То есть людям ничего не остается другого, как просто переждать эти годы?

Н.Сванидзе Я не знаю, что людям остается. Это зависит от того, как дальше будут развиваться события. Потому что, помимо прочего, выбрано не лучшее время для подобного решения. Потому что падение рубля, коронавирус. Ну, коронавирус, положим, это локальное событие, это «черный лебедь», который прилетел и улетит…

О.Бычкова Локальное в смысле кратковременное.

Н.Сванидзе По времени, да.

О.Бычкова Будем надеяться, что это закончится.

Н.Сванидзе Так или иначе, закончится все-таки в обозримое время. А, скажем, падение рубля, поскольку у нас в последнее время не лучшая экономическая ситуация, то люди-то недовольны. Тут же главное на самом деле не то, что это все ставит под вопрос легитимность происходящего, а главное, что это ставит под вопрос его возможность решать проблемы, если он останется.

О.Бычкова Сейчас продолжим эту мысль. У нас маленький перерыв в программе «Особое мнение». Это Николай Сванидзе, который вернется через короткую паузу.

НОВОСТИ

О. Бычкова Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона Ольга Бычкова. С особым мнением журналист Николай Сванидзе. Нам тут пишут возмущенные люди. Они совершенно правы, что в Канаде, конечно, нет президента, а Джастин Трюдо — это, разумеется, премьер-министр. Мы об этом знаем, мы просто увлеклись перечислением людей, которые работают президентами. Спасибо!

Н. Сванидзе Кстати, Владимир Жириновский сказал, что президент — слово иностранное, и надо бы его поменять.

О. Бычкова На какое? Царь?

Н. Сванидзе Верховный правитель. Царь. Сейчас, между прочим, это реально. Сейчас то самое время, когда можно поменять всё на всё. И слово можно поменять. Внести еще одну поправку к конституции. Я вообще не знаю, о чём я думаю. Действительно, слово иностранное, причем такое совершенно…

О. Бычкова Конституция?

Н. Сванидзе Конституция, кстати, тоже. И парламент тоже. Всё это.

О. Бычкова И депутаты. Зато слово «Дума» хорошее. Скрепненькое.

Н. Сванидзе Дума — хорошее. Наше слово. Была боярская дума.

О. Бычкова Сидели такие бородатые.

Н. Сванидзе Да, это период нашей мечты.

О. Бычкова Такой хороший патриархат, никаких тебе там глупостей.

Н. Сванидзе А президент плеточкой их, плеточкой всех.

О. Бычкова И ножницами.

Н. Сванидзе За бороды потом потаскает. Славные были времена всё-таки. Ничего, еще может быть.

О. Бычкова Конечно, назад же в будущее, поэтому всё нормально. Совершенно нормально. Вот смотри, что происходит на фондовом рынке. Происходит нефтяная война, которую развязала Россия и Саудовская Аравия, и в которую сейчас, видимо, тоже все втянутся. Происходит коронавирус. и мы вынуждены участвовать в последнем мероприятии (в последнем из перечисленных тут) все вместе, вместе с человечеством. У тебя есть ощущение, что в России или в Москве всё делают правильно, а, например, в других местах паникеры, которые закрывают страны, объявляют всякие чрезвычайные положения, меры и так далее?

Н.Сванидзе: История научила не очень верить нашей власти

Н. Сванидзе У меня такое странное ощущение. С одной стороны, вроде пока проходит почти что мимо нас — тьфу-тьфу-тьфу. Но я не понимаю, каким образом это удается. У нас огромная страна. У нас на полглобуса граница с Китаем, из которого, собственно, всё это и пошло. У нас бардак просто бардачевский. У нас медицина, мягко говоря, не сильнее, чем в тех странах, в которых это всё развивается по более мрачному сценарию, чем у нас. Я не понимаю, как нам удается сейчас вот так пройти. Дай Бог удастся и дальше, но я в это не очень верю.

Я боюсь, что здесь либо мы чего-то не знаем, либо власть чего-то не знает, либо власть что-то скрывает. Я прошу прощения, история научила не очень верить нашей власти. Она не всегда вызывает доверие, мягко говоря — это я вежливо выражаюсь, когда говорю «не всегда». И поэтому я не очень верю, что у нас всё так благополучно. Скажем, главный тренер футбольной команды «Арсенал» — вот он себя плохо почувствовал, сразу сдал анализы, тест, и сразу же пошел лечиться. А вот если кто из нас почувствует себя плохо, куда идти сдавать тест? Я, например, не знаю. Ты знаешь?

О. Бычкова Нет. Не надо никуда идти.

Н. Сванидзе А что надо делать?

О. Бычкова Я в телеграме (как известно, запрещенном на территории Российской Федерации) подписана на специальный штаб (московский официальный городской) по коронавирусу, где есть все координаты, все телефоны, все новости.

Н. Сванидзе Я тебе тогда буду звонить. Если я плохо себя почувствую, я тебе позвоню.

О. Бычкова Нет, звонить надо не мне. Надо звонить на какой-то телефон специальной прямой линии, и к тебе приедут санитары.

Н. Сванидзе Сидите дома, к вам приедут.

О. Бычкова Да, сейчас, например, в Фейсбуке я читала у Айдан Салаховой, что она прилетела откуда-то, и в самолете, на котором она прилетела…

Н. Сванидзе Кто-то плохо себя почувствовал?

О. Бычкова Нет, там выявили двоих заболевших. Двоих инфицированных. И поэтому она приехала домой и, в общем, ей пришла sms, ее отправили, ее забрали в инфекционную больницу.

Н. Сванидзе Это правильно.

О. Бычкова Да, и она запостила оттуда фотки.

Н. Сванидзе В общем, короче говоря, дай Бог. Ты меня просветила, спасибо.

О. Бычкова Нет, смотри, меня, например, как-то напрягла недавняя история про Израиль. В Израиле же всех сажают на карантин. Они закрылись прямо очень крепко.

Н. Сванидзе Сейчас Чехия также закрылась как раковина. О чем мы сегодня уже говорили — боюсь, что нам тоже неплохо бы закрыться так или иначе, но мы переждем, потому что мы не хотим закрываться до 9 мая. Вот у меня есть такое мрачное ощущение.

О. Бычкова А почему мы не хотим? Нет, сейчас я спрошу тебя, почему мы не хотим, но сначала дорасскажу про Израиль. Туда полетела туристическая группа из России. А так как там карантин, все вот эти драконовские меры, всех проверяли — и выявили там 2 человек с коронавирусом! Их выявили в Израиле. То есть в России они считались здоровыми, а в Израиле сделали тесты и обнаружили, что они инфицированы. Понимаешь? То есть вопрос в том…

Н. Сванидзе Кого считать больным и кого считать здоровым.

О. Бычкова Какое количество людей, которых мы считаем здоровым, находятся среди нас.

Н. Сванидзе Ровно так. Будем надеяться на лучшее. Вообще я оптимист по натуре, но вот эта операция, которая была проведена в Государственной Думе, пьеса «Чайка», которая была благополучно поставлена…

О. Бычкова Почему «Чайка»?

Н. Сванидзе Потому что Валентина Владимировна — чайка, как известно. А сейчас мы увидим небо в алмазах, уже согласно другой пьесе Антона Павловича.

О. Бычкова А потом, согласно той же пьесе, мы все отдохнем.

Н. Сванидзе Потом мы все отдохнем, да. Но я могу и ошибаться. И даже хотелось бы ошибиться.

О. Бычкова Так почему ты говоришь, что не будут ничего закрывать до 9 мая? К нам же и так никто особо не едет. У нас санкции.

Н. Сванидзе Нет, но наш-то народ придет на площадь, придет посмотреть. Я еще раз повторяю, что сочетание этих двух событий, очень важных для нашей власти… Одно из них вообще очень важное — это 9 мая, праздник Победы. Но именно если он пройдет после 22 апреля… 22 апреля мы проголосуем за нашего президента, чтобы он оставался нашим президентом еще долгие годы, и вот после этого — Победа! Понимаешь, это апофеоз.

О. Бычкова Смотри, ты помнишь вот эти все церемонии, инаугурации нашего всегдашнего президента? Помнишь, как они были устроены?

Н. Сванидзе Ну, все не помню, некоторые помню.

О. Бычкова Смотри, вокруг нет ни души. Как будто коронавирус был уже.

Н. Сванидзе Да, предпоследняя.

О. Бычкова Как минимум две предпоследних. Коронавирус был уже тогда, в те давние годы — как теперь кажется, в эту позапрошлую эпоху.

Н. Сванидзе Я думаю, что это зависит от его настроения.

О. Бычкова Человек идет абсолютно один. Пустая Красная площадь. Пустой Кремль. Сверху летит дрон, который за ним следит. Ни одной души, ни одного автомобиля.

Н. Сванидзе В этом тоже есть своя романтика.

О. Бычкова Ни одного человека, ни одного смертного.

Н. Сванидзе Такая разведчицкая романтика. Одинок — это романтическое одиночество.

О. Бычкова Никого нет. Он идет абсолютно один. Я хочу сказать, что эстетически, технологически, телевизионно, организационно всё, конечно, готово к этой модели. Можно точно так же провести и 9 мая.

Н. Сванидзе Но парад Победы так не проведешь.

О. Бычкова Почему?

Н. Сванидзе Ну а как ты так проведешь парад Победы, что идет один Путин? В этом есть своя эстетика, я с тобой согласен. И даже своя определенная логика.

О. Бычкова И он же стоит на Мавзолее. И смотрит.

Н. Сванидзе В этом будет даже и некоторая экзотика.

О. Бычкова Можно провести парад, чтобы, например, шли только участники парада.

Н. Сванидзе И Путин.

О. Бычкова Да, и всё. А трибуны пустые.

Н. Сванидзе «Двое в комнате».

О. Бычкова И всё это показывают нам в телевизоре, потому что телевизор уже научился это показывать.

Н. Сванидзе Но после этого количество фольклора резко возрастет, мне кажется.

О. Бычкова Я надеюсь, вот честно, что у них всё-таки хватит ума не проводить 9 мая с таким массовым участием людей.

Н. Сванидзе Я думаю, что решение будет приниматься позже. Будет приниматься ближе к 9 мая, честно говоря.

О. Бычкова Но те ветераны, которые еще остались в живых — это, извините, как раз люди из группы риска.

Н. Сванидзе Оля, ты меня извини, ветераны, которые остались в живых — им под 100 лет. Дай им Бог здоровья. Они уже не могут присутствовать на параде физически. Не может человек под 100 лет стоять на параде не один час.

О. Бычкова Но показывают же каких-то людей, которые много лет в любом случае, и они участвуют в параде.

Н. Сванидзе Они либо были детьми, либо вообще не знаю, откуда они взялись. Слушай, я еще раз повторяю, что самым младшим ветеранам сейчас под 100 лет.

О. Бычкова Я хочу сказать, что откуда бы они ни взялись, даже если это просто какие-нибудь те же самые люди, которые участвуют во всех путинских поездках под видом детей, женщин и мороженщиц…

Н. Сванидзе Может быть, это ветераны органов.

О. Бычкова Ну, может быть. Но всё равно они все в группе риска по возрасту. Пожилые люди в группе риска. Их же всё равно жалко, кем бы они ни были.

Н. Сванидзе Жалко. Но, может, они рисковые люди, они готовы рискнуть.

О. Бычкова Ради нашего главного достояния.

Н. Сванидзе Конечно. Ради нашего главного преимущества.

О. Бычкова Песков сказал, что простуженным журналистам приходить в Кремль не нужно.

Н. Сванидзе Логично. Из тех же соображений, которые мы с тобой уже обсуждали. Никому не нужно приходить простуженными.

О. Бычкова Как ты думаешь, когда это всё закончится? С коронавирусом.

Н. Сванидзе Хорошо, что ты уточнила вопрос.

О. Бычкова Нет, вот у меня, например, есть ощущение третьей мировой войны. Понимаешь, просто как будто на Землю напали инопланетяне. И что-то такое.

Н. Сванидзе Нет, жестко, конечно. Сейчас здесь на самом деле можно сделать всё, что угодно. Потому что всем сейчас на нас настолько… Как бы это сказать, все далеко от нас. Китайцы же сказали, что к июню месяцу у них уляжется. Я надеюсь, что лето будет полегче, чем конец зимы.

О. Бычкова Сегодня приходит сообщение, что в Китае всё это на самом деле началось еще в ноябре прошлого года. То есть как минимум 4-5 месяцев в Китае ушло на то, чтобы добиться спада. У них сейчас идет спад заражения.

Н. Сванидзе Ну, Китай — это 1,5-миллиардная страна. Всё-таки я думаю, что в европейских странах это всё будет короче.

О. Бычкова Хотя бы потому, что мы хотя бы уже знаем, что происходит.

Н. Сванидзе Конечно. Они отнеслись к этому очень ответственно, очень твердо, организованно. Я думаю, что у них столько не продлится. Но вообще этот вопрос, конечно, не ко мне.

О. Бычкова Ты как-нибудь меняешь сейчас свой образ жизни?

Н. Сванидзе Я чаще мою руки. Пожалуй, больше я свой образ жизни никак не меняю, потому что я не так часто хожу на какие-то массовые мероприятия и смешиваюсь с толпой. Сейчас я не стал это делать чаще, чем обычно, естественно. А руки мою чаще.

О. Бычкова Это Николай Сванидзе, который чаще бывает руки. Я тоже стараюсь не отставать от тебя.

Н. Сванидзе Мойте руки, дорогие друзья! Следите за личной гигиеной.

О. Бычкова Да, проявляйте сознательность, пожалуйста.

Н. Сванидзе Это главный вывод из нашей беседы сегодня.

О. Бычкова Да, это главное политическое решение, которое мы сейчас принимаем. Спасибо всем большое! Это была программа «Особое мнение».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире