'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 марта 2020, 17:08

Л. Аникина Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». С вами Лиза Аникина. И в гостях у нас Леонид Радзиховский со своим особым мнением. Здравствуйте.

Л. Радзиховский Добрый день.

Л. Аникина Давайте начнем с коронавируса, который, по-моему, почти затмевает Конституцию Путина. Как вы думаете, эта ситуация с общественным мнением по поводу коронавируса — это паника или действительно проблемы в мире.

Л. Радзиховский Сами понимаете, в каждой панике есть доля паники. Я в этом смысле плохой эксперт. Потому что я сам панике очень подвержен. А может и хороший. Потому что могу о своих ощущениях сказать. Одно полушарие у меня пытается это все контролировать. Я себе говорю, что статистика не такая ужасная. И по всему миру эта история… Паника. Я говорю, что в каждой панике есть доля паники, естественно. А вот какая эта доля, насколько она велика – оценить трудно. Я в этом смысле может быть ценный эксперт, потому что я сам панике подвержен по поводу коронавируса. Одно полушарие пытается как-то тормозить, и оно говорит, что статистика не такая уж ужасная. Два месяца история продолжается. Как минимум. В общем, погибло не так много людей. Я читал какие-то предсказания, что через месяц должны быть миллионы. Но вот прошло два месяца и вроде бы официально во всем мире, насколько я понимаю, 130 тысяч человек. Но это одно полушарие. Другое полушарие абсолютно плюет на все эти цифры и там все время мигает красная лампочка тревоги. Это показательно, потому что это объясняет мне, например, на своем собственном примере, на себе, я могу посмотреть в зеркало и понять общий механизм внушения.

В данном случае повторяю, это абсолютно реальная мне кажется проблема. Более реальная, менее реальная – мне трудно судить. Но точно также, если переходить от эпидемиологии биологической, к социальной, политической, точно также можно включать панику на придуманных местах. Страх врагов, страх шпиономании. Юдофобия, гомофобия. По разным религиям и так далее. Включить страх врагов рассказами о том, как они делают всякие ужасные вещи – очень легко. Вообще страх – это древнейший и базовый инстинкт любого живого существа. Понятно, что если у вас нет инстинкта страха, то этот вид обречен на скорое уничтожение. Скорую гибель. Поэтому страх – это главный биологический инстинкт. Но как любой биологический инстинкт, если он переходит какую-то разумную грань, он начинает работать на самоуничтожение. А где грант – понять трудно. Поэтому эта пандемия коронаужаса, пандемия коронастраха сейчас я думаю, что она во многом оправдана. И если даже она не оправдана реальной опасностью биологической, то неплохо, если перебор. Потому что это заставляет правительство более активно действовать и может быть удастся что-то сделать, быстрее сделать вакцину, задушить в зародыше и так далее. Но из истории мы знаем случаи включения таких же пандемий страха, перемешанных с ненавистью, с гневом, допустим, в отношении врагов. Шпиономания 30-х годов, когда если вы помните в «Мастере и Маргарите» иностранный консультант – профессор и шпион. Это была реальная шпиономания, реальная мания поиска врагов. И Россия тут совершенно не исключение. То же самое было в других странах. Более того, если бы сегодня не явные городские сумасшедшие, не явные фрики, а более-менее ответственные люди на телевидении или еще где-то сказали, что есть враги, которые устроили эту эпидемию. Допустим, китайцы, естественно.

Л. Аникина Но говорят, предполагают.

Л. Радзиховский Предполагают явные фрики, явные городские сумасшедшие, которые варятся в кругу таких же как они фриков. А вот представим себе, что нечто подобное говорит авторитетный человек. Правительство, министр. Ну вот в 30-е годы в Германии министры, чего там министры, сам Гитлер говорил, что вот во всем виноваты евреи. Казалось бы, довольно странное заявление, но оно включало механизм пандемии страха и ненависти. Фобии. У нас в 30-е годы – во всем виноваты троцкисты какие-то. То есть если на авторитетном уровне это говорится, то это включает пусковой механизм древнейшего человеческого базового инстинкта. И я думаю, что если бы сказали, что виноваты китайцы, допустим, все-таки из Китая пришло. То были бы натуральные китайские погромы. Я в этом не сомневаюсь ни одной секунды.

Л.Радзиховский: Мы так живем благодаря чему? Благодаря Путину

Вспомним, что на Украине творилось, когда люди бросились с камнями на какой-то автобус, где ехали здоровые, кстати, люди. Но это же неважно. Включить механизм страха, переходящего в ненависть и ненависти, переходящей в страх – очень легко. Человек так устроен, что ему приятнее думать, что не просто случилось несчастье, а есть какая-то злая воля, злая сила, есть кто-то, кто это несчастье организовал. Как говорят, Сталину сказали, что когда в зал вошла Ахматова, все встали. Он, естественно, спросил: «Так кто организовал вставание». Это естественный человеческий механизм. Кто-то должен быть организатором. Поэтому я успокаиваю, отвлекаю себя этим бла-бла-бла про историю, про политику, про социологию. Чтобы не дать себе включить механизм саморазрушительного слепого страха. Который заставил бы меня сегодня, допустим, отказаться к вам прийти. Был такой мотив. Я думаю: на которой черт я пойду. Ехать в лифте, сидеть с вами. Вы, конечно, хороший симпатичный человек, но почем я знаю.

Л. Аникина Вдруг я сейчас кашлять начну.

Л. Радзиховский Ну да. Неизвестно. То есть эти механизмы очень мощные на самом деле. У одних людей они слабее, у других сильнее. А уж когда это массовое явление, заражение – так это и есть пандемия. Пандемия страха – это первая пандемия, все остальное следует за ней.

Л. Аникина Давайте поговорим о другой насущной проблеме. Буквально полгода назад вы говорили в этой же студии, что Путин не будет оставаться после 24-го года, что Конституцию менять не будут. И вот буквально на днях сюрприз. Вот что вы об этом думаете?

Л. Радзиховский Я об этом, во-первых, думаю, что до 24-го года еще долго, поэтому чего мне спешить отказываться от своего предсказания. Тем более коронавирус, глядишь, к 24-му году кто вообще вспомнит о каких-то предсказаниях. Кстати, к вопросу, сейчас я перейду к вопросу, который вы задали. Но кстати, вот эта эпидемия, если бы мы жили в средние века или тем более древние – это страшное предзнаменование начинающегося царства Путина. Если оно начнется. В чем была катастрофа Николая Второго. Когда он короновался – была Ходынка. И раздавили несколько сот человек.

Л. Аникина И он на это еще не отреагировал должным образом.

Л. Радзиховский Он отреагировал должным образом. Просто не знал, как реагировать, в этот день был бал у французского посла. И, естественно, Николай не хотел идти. Но он не знал, что лучше. Разжигать панику и не прийти или прийти. Он пришел. С царицей. Они стояли как два трупа. И известен случай, что посол Китая подошел к Витте, который был министром финансов и спросил: «Почему ваш государь так бледен? Он болен?» Витте сказал: «Нет, вы, наверное, не знаете, сегодня в Москве была давка и раздавили несколько сот человек». И китайский посол на это, естественно, ответил: «Ну и что?» Витте сказал: «Ну как». «Господи, — сказал китайский посол, — да если бы наш император как-то вообще реагировал на такую ерунду, он бы постоянно бледный ходил. Странные у вас обычаи». Поэтому это было страшное предзнаменование. Николая назвали Николай Кровавый. И когда в начале царствования такие предсказания, то… Так вот если Путин пойдет на новый срок, то это очень мрачное предзнаменование для его нового срока. Я не знаю, суеверен сам Путин или нет, но предзнаменование это мрачное.

Л. Аникина Но вы не уверены в том, что он пойдет на новый срок?

Л. Радзиховский Нет, совершенно не уверен. Я сейчас могу сказать, почему. Во-первых, первое соображение любопытное, скажем так. Дело в том, что ни Путин, ни рыдающая Терешкова, ни Песков, просто ни один человек на свете не в состоянии объяснить – зачем Путин должен идти на новый срок.

РЕКЛАМА

Л. Аникина Давайте продолжим про Путина и его возможный грядущий срок.

Л. Радзиховский Никто не может объяснить, зачем он должен идти на новый срок.

Л. Аникина А почему нет?

Л. Радзиховский Потому что это невозможно объяснить. Потому что никакого ответа на этот вопрос в природе не существует.

Л. Аникина Вот сейчас все идет хорошо, стабильно, Россия – великая держава. Почему бы ни продолжить в том же духе.

Л.Радзиховский: Странная стабильность огромного государства, которое держится на одном человеке

Л. Радзиховский Продолжить в том же духе можно. В смысле набор этих слов можно продолжать сколько угодно. Повторять набор этих слов можно. Но дело в том, что когда Пескова, например, спросили: а зачем вносятся поправки. Он на это ответил, что это вызвано политической необходимостью. Отлично, теперь раскройте скобки и объясните, в чем заключается эта политическая необходимость. Но эту тайну, видимо, главную государственную тайну Песков не открыл.

Что касается того, что все стабильно – это очень странное заявление. Очень странная стабильность огромного государства, которое держится на одном человеке. А если завтра он умрет, если завтра уйдет, заболеет – то стабильности не будет. Это и есть та стабильность, которую вы построили за 20 лет своих неустанных трудов. Это очень странная стабильность. Руководитель фирмы, который построил фирму таким образом, что передать ему нечего, просто ничего не может передать своим наследникам или следующим владельцам. Но согласитесь, это очень плохой руководитель фирмы. Руководитель фирмы, который говорит: моя фирма – это я. Пока я ее возглавляю, — она работает. Если я уйду, то эта фирма обанкротится. Значит, цена этой фирме ноль копеек, ноль рублей. И цена этому руководителю тоже — ноль копеек, ноль рублей. Стабильность – это стабильная работа при руководителе и после руководителя. Тем более если у тебя было 20 лет — 20 лет на то, чтобы эту стабильность организовать. Таким образом ситуация, когда уход начальника означает крах системы – это ситуация максимальной нестабильности. Это ситуация максимальной хрупкости и максимальной нестабильности.

Л. Аникина Хорошо. Давайте другое объяснение, гораздо мне кажется более реальное. Он просто не в состоянии отпустить свое президентство и остаться на пенсии или может быть на другой должности.

Л. Радзиховский Это личные психологические проблемы одного единственного человека. Которые должны занимать его, его семью, его лечащего врача, его близких друзей. Но которые не имеют никакого отношения к ситуации в государстве. Почему? – потому что если человек наследственный император то, безусловно, его личные проблемы – это проблемы его государства. Если же человек – избранный чиновник, в начале своего царствования, тогда еще не было царствованием, Путин на вопрос о своей должности ответил: оказание услуг населению. Это избранный на определенный срок чиновник. И если одна из его личных проблем заключается в том, что я плохо себя чувствую до тех пор, пока я не сломаю ту Конституцию и те законы, на основании которых я пришел к власти, то это не просто плохой человек, а это преступный чиновник. Это государственный преступник. Поскольку ломка законов, на основании которых он пришел к власти, не входит в договор, который с данным чиновником подписывался.

Я не думаю так плохо о Путине, я вообще не путинофоб, и ненавистью личной к Путину в отличие от многих выступающих на «Эхе» ни в малейшей степени не страдаю. Поэтому я не думаю, что все проблемы связаны только с его неуемной жаждой власти или вот таким жлобским желанием, инстинктом – не могу отпустить, не могу выпустить, не могу отдать. Вот понимаю, что не нужно, что вредно, мне, вредно стране, вредно всем. Но отдать не могу. Я не думаю. Это может быть такое дело, как оно есть у любого человека. Но каждый человек дорожит тем, что у него есть. И жалко расставаться. Но закон есть закон. И по закону надо расстаться. Ну и расставайся, было 20 лет, чтобы подготовиться к этой страшной мысли. Поэтому я думаю, что инстинкт грести под себя, естественно, есть у Путина. Как у любого человека на земле. Но мне не хочется думать, что к этому инстинкту все сводится. Что это единственный мотив. Но бог с ним, какие бы у него ни были мотивы. Я бы отложил в сторону его с его мотивами. Первый государственный мотив, который вы назвали – это стабильность. На это есть ответ. Если ты создал за 20 лет столь катастрофически нестабильную систему, что она полностью зависит только от личности своего руководителя, то, конечно, такому руководителю надо уходить и как можно скорее. Тем более что у него еще есть 4 года, чтобы что-то в этой ситуации изменить. Но это неправда. Это абсолютнейшая неправда. Российская политическая система ни в какой мере не зависит от личности, то есть зависит, конечно, но, в общем, не больше, чем в массе других стран.

Популярные несколько лет назад разговоры, что Путин – лидер нации, заметьте, они стихли. Я что-то не слыхал, чтобы кто-то это говорил. Казалось бы, но если вы хотите, чтобы Путин остался навсегда, что для этого надо делать. Как это надо морально преподнести. Должен выступить кто-нибудь, Володин, Кириенко или наоборот какая-нибудь Терешкова или ткачиха или еще кто-то. И сказать, что так хорошо, как сейчас мы не жили никогда. Правда? – правда. Действительно правда. Например, интернета никогда не было, а сейчас есть. Мобильных телефонов не было. А сейчас есть. Так хорошо, как сейчас, мы никогда не жили. Мы так живем благодаря чему? Благодаря Путину. Но вот в советское время говорили: лампочка Ильича. То есть что Ленин придумал электрические лампочки. Мы так живем хорошо благодаря Путину. Но это же не случайность. Не случайность. Во-первых, он лидер нации, отец нации. Если хотите. Во-вторых, то, что он делал в течение этого времени, — это определенная система управления. Определенная система взглядов, руководства. Давайте назовем ее путинизм. И путинизм – это есть официальная идеология РФ. Да, в Конституции написано, что у России нет официальной идеологии. Ну и черт с ней, с Конституцией. Изменим эту статью.

Л. Аникина Перепишем.

Л. Радзиховский И у нас будет официальная идеология. Путинизм. Заповеди которого, путинизма мы сформулируем. Это было бы логично, если вы хотите навсегда оставить человека, то абсолютно логично назвать его, во-первых, лидером нации как минимум. Допустим, в Казахстане Назарбаев официально, это не журналистские приколы, официально назвал лидер нации. День рождения Назарбаева – официальный выходной день в Казахстане. Насколько я помню, у него главный город называется Нурсултан или что-то в этом роде. Это было бы логично. Кстати, Назарбаев ушел, но ушел, оставшись каким-то сверхвождем. Это было бы логично, понятно. Но ведь этого никто не делает.

Давно никто не говорит, что Путин – лидер нации. Ни разу никто не пытался даже сказать про систему взглядов или систему управления или вообще систему под названием «путинизм». Вот в Северной Корее есть своя система. Путь Чучхе. В Советском Союзе был ленинизм. Потом был сталинизм. Потом когда Сталин умер, уже не было брежневизма или хрущевизма, но была идеология КПСС. Это все по выбору. Немецкий социолог Макс Вебер, он объяснял, что бывают разные основания для власти. Наследственная власть. Вот Романовы. Идеологическая власть. Вот Советский Союз. Вот Северная Корея. Если нет идеологической власти, тогда обычно это связано с идеологической властью – харизматическая власть. Обычно харизматический лидер, такой как Ленин, как Сталин, как Фидель Кастро, Гитлер – они носители определенной идеологии. Это и личная харизма, и идеологическая. Но в России и этого нет. Тогда методом исключения остается последний способ оправдать власть – это выборы. В России же все сейчас как-то гибридно. Выборы у нас есть, но все знают, что это никакие не выборы. Потому что реальной конкуренции, по крайней мере, в отношении Путина нет и быть не может. Ни один российский чиновник солидный в ранге губернатора, министра, сенатора не может выставиться против Путин. Его просто уничтожат. Он боится, это вообще невозможно. Спинной мозг не позволяет. Значит это не совсем выборы. Это шутовские выборы, где есть 2-3 шута, которых специально ставят, чтобы кому-то, неизвестно кому, показать, что вот у нас есть выборы. А кому показать? Загранице. Ну да. Но главное не загранице.

А народ здесь, потому что народ сегодня в России он понимает, что это не выборы, а туфта. Но если просто сказать, что никаких выборов не надо, а у нас просто правит один-единственный человек, то народу это будет дискомфортно. Российскому народу это будет неприятно. Такой взаимный откровенный обмен под названием «гибридные выборы» — он как-то смягчает, благодаря которому можно как-то проглотить то, что на самом деле никаких выборов нет. Итак, с одной стороны гибридные выборы, гибридная демократия. С другой стороны – гибридная идеология. У нас нет идеологии. Какие-то михалковские намеки есть, вот берется гимн Михалкова. Одна ты на веки, одна ты такая. Хранимая Богом родная земля. И это пересказывается прозой, что Бог чего-то к России имеет особое отношение. Еще какие-то такие вещи. То есть немножко выборов, немножко идеологии. Немножко харизмы.

Л.Радзиховский: Путин был абсолютно сверхразумен с 2000 по 2008 год

Вот Путин, то он летал со стерхами, теперь не летает. Но шайбы забивает. Вот такой сверхъестественный человек. Который в 60 с лишним лет научился играть в хоккей и забивать шайбы Третьяку. Конечно, это человек неестественный, обычно люди на такое не способны. Путин способен. Опять все понимают, что это ерунда, что Третьяк отходит от ворот, что после десяти пасов пустые ворота. Путин бьет. Так это все ерунда. Идеология ерундовская, потому что это набор слов, который ничего не означает. А все-таки как бы идеология. Гибридная идеология. Выборы ерундовские. Поскольку это никакое не выборы. А все-таки как бы выборы. Как бы гибрид. Харизма – ерундовская, потому что ворота пустые, а шайба не знаю, из чего она там сделана. Тоже ерунда. Но все вместе, ерунда на ерунде сидит, ерундой погоняет. И возникает ощущение, что кое-как гибридно то, гибридно то, гибридно здесь, там. И вот как-то, в общем, вроде свято место и не пусто. Вот та система правления, которая у нас сейчас принята. Это система коллективного демонстративного самообмана. Поскольку кого вы обманываете? Себя, естественно. Обманываете тонко? Нет, грубо, очевидно. На чем стоит этот обман? – на общем желании обмануться.

Л. Аникина Это «Особое мнение» Леонида Радзиховского. Мы ненадолго прервемся. Скоро вернемся.

НОВОСТИ

Л. Аникина Мы вернулись. Это «Особое мнение» Леонида Радзиховского. Давайте продолжим про Путина. Почему он все-таки не останется, а уйдет?

Л. Радзиховский Ну потому что есть такое выражение известное: все действительное – разумно. Это значит, что то, что происходит в социальном мире, должно соответствовать некоторым базовым установкам большинства людей. Или тех людей, которые определяют ситуацию в мире. Можно это по-другому понимать, более мистически. Что разумно с точки зрения мирового разума, который постигает сам себя в ходе развития истории. Но это уже долгая сложная лекция по гегельянству и объективному идеализму. Я думаю, не мне и не здесь и не в это время ее читать. Давайте более прозаически скажем. Все действительное разумно в том смысле, что оно должно соответствовать базовым представлениям большинства людей.

Л. Аникина То есть большинство может что-то решить.

Л. Радзиховский Большинство в некоторых случаях решает простым голосованием. В России голосование ничего не решает абсолютно. Но есть настроения людей и любой лидер, даже наследственный очень прислушивается к этим настроениям. А уж Путин тем более. Одна из главных и сильных сторон Путина как мне кажется, заключается в том, что он слышит настроения людей. Чувствует и слышит. По крайней мере, до последнего времени было так. Правда, это было так, пока эти настроения дули ему в спину. Если они будут дуть ему в лицо, я не знаю, как он будет реагировать.

Тем более должно быть соответствие между базовым настроением общества. Общество разное. Есть активная часть, которая обычно стремится к переменам. Есть тот самый глубинный народ так называемый или, попросту говоря, молчаливое большинство. Конформисты, которые обычно держатся за инерцию. Это очень разумно. В любой системе должен быть газ и тормоз. Если в системе только газ, то она доедет до ближайшего столба. А если в ней только тормоз – она вообще ехать не может, а развалится на месте. Сгниет. Так вот, все действительное – разумно. И Путин был абсолютно сверхразумен с 2000 по 2008 год. Я вообще считаю, что он был идеальным президентом России в это время.

Можно говорить сколько угодно про Беслан и про ЮКОС и про то, про се. Путин соответствовал настроениям огромного большинства людей и поэтому в 2008 году люди не хотели, чтобы он уходил. Реально не хотели. И в то время действительно можно было говорить, что он лидер нации. Никто не смеялся. Это воспринималось реально. Во-вторых, объективные результаты его правления за эти 8 лет были блестящими. Это не результаты его правления. Это результаты массы факторов. Восстановительный рост экономики. Рост цен на нефть, масса факторов. Но они слились. Удача дула ему в спину. Она его гнала вперед и он был символом этой национальной удачи. Это факт. И он достаточно умело этим пользовался. Была умелая экономическая политика, макроэкономическая политика.

Л. Аникина Но ветер меняется.

Л. Радзиховский Ветер не меняется. Он поменялся. И он дует ему в лицо. Анекдот заключается в том, что уже 5 дней как объявила Терешкова, хоть один уважающий себя вип сказал: да, без Путина мы погибнем. Да, Путин – это наше всё. Да, это спасение. Актеры, режиссеры, проститутки с телевидения, проститутки из других мест. Где они все? Где вы, жадной толпой стоящие у трона. Они стоят жадной толпой, подачки им нужны. Но никто из них не смеет пока, во всяком случае, выйти первым, открыть рот до ушей и крикнуть: «Путин – наше всё!» С экивоками, с намеками. Может так, а может сяк. Может, уйдет, а может не уйдет. Это знаете, надо подумать. А если уйдет, то как…

Ребята, перед вами великое историческое событие. Человек настолько необходим физически этой стране, что лично под него и лично ради него надо ломать Конституцию. Лично под него. И в ответ на то, чем же он так необходим, почему же он так незаменим — какая-то жвачка. Какая-то бессмысленная жвачка. Что вы жуете-то. А вот, а может быть. Как может быть? Еще раз повторяю, человек до такой степени физически необходим этой стране, что вы начинаете жевать жвачку. Вот когда Ленин умер, Маяковский написал, что если бы кто-то сказал: умрите вы, а его разбудят, — то ворота улиц бы распахнулись и с песней на смерть бросятся люди. Конечно, это была чепуха, вранье. Но такое вранье возможно, когда оно чему-то соответствует. Вот когда Брежнев умер, никто не написал, что если ты умер, а Брежнева разбудят. И с песней на смерть бросятся люди. Это было невозможно написать. Что, холуев мало было в Союзе писателей. Денег людям было мало? Хотели же. Или когда Сталин даже умер. Разбудим Сталина и умрем ради… Не могли. А когда умер Ленин – могли. Значит это в какой-то степени, пусть на один процент, но чему-то соответствовало. Это и называется: все действительное — разумно. Нельзя ломать законы и править еще 16 лет вопреки настроениям людей. Вопреки их элементарному здравому смыслу. И просто вопреки тому, что невозможно объяснить. Ну зачем это делать-то? Почему это надо делать.

Л.Радзиховский: Главную государственную тайну Песков не открыл

Л. Аникина Давайте предположим, что можно вопреки этому всему пойти и дальше править. Что будет?

Л. Радзиховский Технически это сделать, конечно, можно. У России создана такая система, при которой кроме писклей с «Эхо Москвы», вот таких старперов, ну не старперов, неудобное это слово. Пикейных жилетов, которые вот сидят на моем месте и чего-то там гнусят. Никто ничего не может. Никаких оппозиций нет, партий нет. Все понятно. Физически проблем нет. Что будет? А будет вот что. Это будет означать, что не только система правления неразумна, но и страна неразумна. Что значит страна неразумна? – это значит, что страна выпала из истории. Страна добровольно сама, чувствуя свою неразумность, выпадает из истории. Две неразумности нашли друг друга. Встретились два одиночества. Неразумное правление и неразумная страна. Одна неразумность, помноженная на другую, минус на минус — дает плюс. Какой плюс? Прогрессирующее отставание России от человечества. Если человечество сейчас не вымрет в ходе эпидемии коронавируса, ничего смешного. Но если оно не вымрет, оно будет двигаться вперед. А Россия будет стоять на месте. Что просто наглядно видно по всему.

На полном серьезе с пеной у рта и размахиванием руками обсуждают: так это поляки на нас напали в 39-м году или мы на поляков. Господа, да какая разница. Сейчас не 39-й год. Сейчас 2020 год. Прошел 81 год. Может быть хватит спорить о том, кто на кого напал в 39-м году. А это ведь предмет серьезных, это идеологическая тема. Это важная идеологическая тема. О чем это говорит? – о том, что люди прячутся изо всех сил от реальности, вот как страус. Он поворачивается задом к реальности и голову зарывает в исторический песок. Ну докажем мы документами, что это поляки напали на нас в 39-м году. И что? Дальше что? Это нам поможет развиваться или что. Какое это вообще имеет отношение к чему бы то ни было на свете. Кроме сугубо профессиональных занятий узкой группы военных историков. Хотелось бы мне это знать. То есть это говорит о чем? – о том, что эта неразумность или, грубо говоря, маразм – тут проблема такая: где маразма больше. Если максимальный маразм в самом существовании нашей страны — ну значит, ей адекватна такая форма правления. Тут все нормально.

Кстати, для любителей говорить, что да нет, все хорошо, — я просто советую им, я на память не помню, советую – войдите на сайт Всемирного банка и посмотрите, как изменился удельный вес экономики России, то есть ВВП России в мировом. Насколько я помню, с 2008 года, когда он был действительно максимальным, он уменьшился процентов на 20. За эти годы. То есть прогрессирующее, по цифрам просто отставание нашей страны. Отставание, разумеется, от развивающихся стран. То есть стран Азии, Турции и так далее. От европейских стран мы не отстаем по темпам развития или почти не отстаем. У них такие же темпы развития, как у нас. Просто разница в том, что у них ВВП на душу населения в два раза больше, чем в России. А, например, Польша – европейская страна, но развивающаяся, она, конечно, обгоняет по темпам развития Россию. Та самая Польша. Видимо, мстит за 39-й год. Вот, собственно говоря, почему мне кажется, что с точки зрения истории, логики истории это решение неправильное. И то решение, которое не сработает. Вот Толстой писал в «Войне и мире», как после Бородинской битвы от Кутузова ждали, что он скажет на следующий день: опять битва. И Толстой пишет, что это было настолько невозможно, что было понятно, что скажет он это или нет – это просто нельзя сделать. Ну невозможно. Вот начальники что-то перепутают, ну приказ не дойдет. Есть вещи невозможные. Вот мне кажется, что это из такого разряда. Кстати, мне кажется, что и Путину это отчасти кажется, потому что если бы ему так не казалось, то зачем этот фарс с этим всенародным голосованием, не голосованием. Ведь по закону Совет Федерации принял? – принял. Дума приняла? – приняла. Конституционный суд утвердил? – утвердил. Тема закрыта. Нет, он обращается зачем-то к массовому голосованию. Кстати, ставя в это голосование максимально неудобный для вопрос. Потому что вопрос: хотите ли вы, чтобы Путин правил пожизненно или как минимум 16 лет – это максимальный неудобный для него вопрос. Фактически ставится именно этот вопрос.

Л. Аникина Но голосование разве может что-то решить в принципе.

Л. Радзиховский Абсолютно ничего.

Л. Аникина Тогда почему бы и нет.

Л. Радзиховский Дело вот в чем, Путину я думаю важно знать отношение народа. Ему лично. Они могут подтасовать, нарисовать любые цифры. Но ему положат с большой вероятностью реальную цифру. Ему, я думаю это важно знать. Правда, тут вмешался его величество коронавирус. И как вообще пойдет это голосование, я например, понять не в состоянии. Кто пойдет голосовать. Я вот в своем «фейсе» писал, что стоит прийти и сказать, если вы не согласны, сказать «нет». Но теперь в ситуации коронавируса, черт его знает, идти рисковать шкурой. В общем, я бы, честно говоря, рисковать шкурой не стал. Ни ради «нет», ни ради «да». Надо посмотреть, как ситуация будет 22 апреля. Говорят, все подтасуют, фальсифицируют. Ради бога. Подтасуют, фальсифицируют. Важен не результат, юридической силы не имеет. Важен моральный капитал. Важна моральная легитимность. Вот Путин узнает для себя: я морально легитимен, я могу на это идти. Нет, я морально не легитимен, мне не стоит на это идти. Где эта цифра – я не знаю.

Л. Аникина Давайте немного поговорим об Украине. Мы не только с Польшей выясняем какие-то вопросы. Почему ушел в отставку Владислав Сурков, который Украиной у нас и занимался.

Л. Радзиховский Не знаю, почему ушел в отставку. Подал в отставку и ушел.

Л.Радзиховский: Вот такой сверхъестественный человек. Который в 60 лет научился играть в хоккей

Л. Аникина С чем это может быть связано?

Л. Радзиховский Это может быть связано с изменением дизайна российской политики. По сути, российская политика измениться там не может, ее определяет отнюдь не Сурков, естественно. А сейчас ее определяет отнюдь не Козак, естественно. Определяет ее один-единственный человек — Путин. И Сурков и Козак – это исполнители его воли. Но, по-видимому, Путин, не меняя политику реально, по-видимому, хочет изменить хотя бы какую-то стилистику этой политики.

Насколько я понимаю Суркова, он действительно, что называется, преданный и без лести Путину. В том смысле, что Владислав Юрьевич, если вас интересует, просили сказать мое мнение. Я действительно немножко знаю Суркова, и хорошо по-человечески к нему отношусь и всегда хорошо относился. И считаю его человеком дружественным мне, не могу сказать, что мы с ним близко общаемся. Но считаю его своим другом, хотя политические взгляды у нас диаметрально противоположные. Он человек иронический. Склонный к саморефлексии. Вообще к рефлексии. Но одновременно у него есть представление, может быть, кавказское, он же кавказец, о верности. И вот это у него зафиксировано на Путине. С одной стороны максимальная ирония, самоирония и отношение ко всему откуда-то, смотря откуда-то издалека. Иногда с такой грубоватой иронией и одновременно такая демонстративная опора на человека, которого он считает своим, вот я его человек, я его не брошу, я буду поддерживать. Я думаю, что Путин это очень высоко ценит и поэтому эта отставка не является каким-то знаком немилости со стороны Путина. Так мне кажется. Но деталей я этих, естественно, знать не могу.

Л. Аникина Спасибо большое. Леонид Радзиховский, Лиза Аникина. Это была программа «Особое мнение». Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире