'Вопросы к интервью
11 марта 2020
Z Особое мнение Все выпуски

Особое мнение СПб


Время выхода в эфир: 11 марта 2020, 11:06

А. Петровская У микрофона Александра Петровская, напротив меня – журналист Андрей Константинов. Андрей, здравствуйте.

А. Константинов Здравствуйте, добрый день.

А. Петровская Наверное, у нас с вами нет выбора, с чего начинать. Единственный способ изгнать коронавирус с первых полос всех СМИ это узнать, что слово «подряд» исключается только для будущих президентов, но не для тех, кто до конституционных изменений этот пост занимал, в частности, для Владимира Путина.

А. Константинов Какая неожиданность, правда? «О, как внезапно кончился диван!»

А. Петровская Чувствую сарказм и иронию. Для вас вполне ожидаемо?

А. Константинов Абсолютно.

А. Петровская Это значит, что вы видели и ощущали на протяжении всего этого времени, что Владимир путин так держится за власть?

А. Константинов Нет, это не так, как вы говорите. Видите ли, я историк всё-таки по своему базовому образованию, и историю всегда любил. История, конечно, никого ничему не учит, а лишь наказывает за невыученные уроки, но, тем не менее, она даёт нам ещё и интересные примеры. Примеры всё больше отрицательные. Вообще, самый ценный опыт всегда отрицательный. Так вот – не так много случаев, когда властитель отказывается от власти и после этого у него всё хорошо.

А. Петровская Ну как, в демократическом государстве обычно так и происходит.

А. Константинов В демократическом государстве – если вы имеете в виду Западную Европу или Соединённые Штаты…

А. Петровская Да любое, чисто абстрактно если взять некий конструкт демократического государства, он предполагает сменяемость.

А. Константинов Абстрактно не бывает. В Европе примерно такой механизм, за исключениями – потому что Меркель вот красиво стареет вместе с Владимиром Владимировичем, ничего её не берёт. Но в остальном проблема демократических государств Европы в том, что у них нет власти в том смысле, в каком она есть у нас.

А. Петровская А это в каком?

А. Константинов В настоящем. Потому что там руководитель страны, в основном, как дежурный по классу – сегодня ты подежурил, завтра я подежурил. Нет власти, пронизанной кровью, пронизанной настоящим владычеством.

А. Петровская Да Средневековье они уже пережили, пошли дальше.

А. Константинов Нет, тут дело не в Средневековье. Скажем, США – страна, которая не в Средневековье и власть там настоящая, она каждый день показывает, заливая разные страны кровью, что она вовсе не средневековая, а абсолютно современная, но при этом подлинная, потому что по-настоящему распоряжается жизнями людей.

А. Петровская Но и там меняется, между прочим.

А. Константинов Там может, что и меняется, но сейчас, глядя на кровавую схватку между демократами, между Сандерсом и стариком Байденом, я не уверен, что всё это приведёт к изменениям в лучшую сторону. Но мы не про них сейчас, а всё-таки про нашу историю. Так вот, Владимир Путин совершил бы очень странный поступок, если бы он легко и просто, наподобие одного из римских императоров удалился бы в имение и выращивал бы там капусту. Это был бы очень странный поступок, потому что это был бы чрезвычайно большой риск – и для него лично, риск потерять жизнь и свободу, и для его родных и близких.

А. Петровская Почему он должен жизнь и свободу терять?

А. Константинов Потому что, опять-таки, исторический опыт говорит о том, что когда новый властитель приходит…

А. Петровская Ну, это если тиран тирана меняет, а мы же про другое с вами.

А. Константинов Мы с вами говорим сейчас не про тиранов или ещё что-то, мы говорим про Россию. Так вот, когда Ельцин сменил Горбачёва и Горбачёв остался жив, и жив до сих пор, хотя всё это время он был полностью изолирован от власти и постепенно превратился в этакого Петрушку для детских утренников…

А. Петровская Да нет, почему? Человек просто ушёл из политики.

А. Константинов Он не ушёл из политики, его «ушли», причём достаточно нажимным способом, и при этом страна в судорогах гражданской войны билась. Слава богу, что затихли эти судороги, не превратились в полномасштабную гражданскую войну. Хотя как сказать – если мы посмотрим на Чечню и две чеченские войны, вопрос «Что это было?» — такой, дискуссионный. Но то, что Горбачёв остался жив и жив до сих пор это, считайте, почти чудо, и многих западных политологов это умиляло, они говорили о том, что это совершенно беспрецедентный случай в новейшей истории России и Советского Союза, это даёт некую надежду и то да сё, и пятое-десятое. Так вот, таких случаев по смене должно быть много.

А. Петровская Подождите, в новейшей истории России мы только начали. Ельцин вроде тоже не на посту окончил свою жизнь.

А. Константинов Ельцин как раз сдал власть Владимиру Владимировичу Путину.

А. Петровская Но если мы про сменяемость всё-таки.

А. Константинов Сменяемость не произошла естественным институциональным путём и очень многие люди из окружения Ельцина считали потом, что страшную ошибку совершил Ельцин. Так Немцов считал, например, и многие другие, Чубайсы всякие и так далее. Они это запомнили, и, главное, Владимир Владимирович это запомнил очень хорошо.

А. Петровская Ошибка была в чём? В том, что передача власти состоялась или что передача власти состоялась в руки конкретного человека?

А. Константинов Во-первых, что передача власти состоялась вот таким вот образом. Когда группа лиц решила, сделали ставку и потом в ручном режиме передали чемодан фактически.

А. Петровская Но выборы всё-таки потом были.

А. Константинов Да, конечно. Потом были выборы. Сейчас очень хорошая шутка у вас вышла. Вы, наверное, её готовили заранее, Александра. Не верю, что на этом уровне мог произойти такой блестящий экспромт. Это нечестно, у вас заготовки домашние… Да, потом были выборы, конечно, и Владимир Владимирович Путин, проявив определённое великодушие по отношению к семье, окружению, лично господину Чубайсу, это всё запомнил. И думаю, он не очень хочет, чтобы кто-то проявлял великодушие по отношению к нему, потому что в великодушии есть такая штука – хочу проявлю, а хочу не проявлю, понимаете?

А. Петровская Вы про какие-то не институциональные вещи рассказываете. Нет в Конституции про великодушие. Про два срока есть, про выборы есть, а про великодушие — нет.

А. Константинов Ну и что? Наша Конституция – девушка-трансформер, сегодня есть, а завтра нет.

А. Петровская Теперь-то точно.

А. Константинов Так и раньше. У нас Конституция успешно менялась каждые 25 лет, становилась только лучше и краше. Поэтому в России отношение к Конституции не такое, как в Америке, для нас она нечто такое – «Ну да… У всех есть, и у нас тоже». Для меня Конституция не является святой книгой, которая уж прям так влияет на мою жизнь, что я жить без неё не могу. Я не сплю с Конституцией под подушкой, и не советую вам этого делать, не будет с этого радости никакой. Вы её вообще меньше перелистывайте, спокойнее будет. Есть другие книги, гораздо более интересные и полезные. Поэтому, с моей точки зрения, ничего неожиданного не произошло. Я в этой студии говорил уже, что сущностных поправок будет три: как останется у власти верховный – в такой конфигурации, в сякой конфигурации, тут совершенно не важно, важен результат; отказ от примата международного права и отказ от запрета на идеологию.

Обо всём остальном можно говорить. Я вот, например, считаю, что должна быть внесена поправка об оливье. Ну обязательно. Нам без оливье нельзя, это же наше всё, наша скрепа. Причём обязательно должно быть в Конституции об оливье «о двух числах»: 31-го на столе, 1-го января в оливье должна лежать морда хозяина. И те, кто не согласен с этим – просто шайка отщепенцев, пусть уезжают в Южную Америку.

А. Петровская Про очевидное не будем, там, действительно, многое из очевидного уже предложено. К вопросу о сущностных поправках сейчас вернёмся, но всё-таки момент такой: а зачем вообще тогда нужно было менять Конституцию, что-то записывать-переписывать, какие-то сложные механизмы создавать, в которых все уже запутались, если нужно было просто эти вот «подряд» отменить? Можно же было просто сказать: «Ну, хорошо, давайте какую-нибудь новую верховную должность для Владимира Путина изобретём, каким-нибудь федеральным законом всё это закрепим, и пожизненно он будет руководить». Зачем все эти сложности?

А. Константинов Понимаете, поскольку мы не в Средние Века живём – тогда феодал мог остановить селянку и сказать ей: «Ну-ка, милая, скидавай передник, займёмся делом»; цивилизация развивается, нужны всё-таки какие-то ритуальные танцы, поговорим о погоде, о моде, а потом уже можно сказать: «А всё-таки, Маня, скидавай клифт, давай займёмся демографией». Но всё равно к этому приходит. И вот сначала здесь были ритуальные танцы, а потом уже куда деваться? «Взялся за грудь – говори что-нибудь», как говорится.

А. Петровская Да как-то не очень с танцами-то вышло, они как-то выглядят наигранно, неестественно и доверия к ним особо нет.

А. Константинов Может быть, вам просто не нравится эта хореография.

А. Петровская А людям нравится?

А. Константинов Кому-то нравится. У меня, например, это всё вызывает очень добрые эмоции, я хохотал, как безумный, когда пошли все эти сообщения. Это ж лучше, чем я бы рыдал навзрыд, правильно? А так я давно… Жванецкий ушёл с телевидения, и как-то не было повода посмеяться. А вчера, когда Терешкова полетела в космос, как-то радостно стало на сердце.

А. Петровская А что вас радует?

А. Константинов То, что я оказался провидцем. Это значит, что ко мне потянутся люди, я буду предсказывать будущее, за деньги.

А. Петровская Тут, Андрей, не рассчитывайте. Уже очередь выстроилась провидцев, споры уже идут, кто первый был провидцем. Поэтому на вашем месте я бы не особо рассчитывала на эти дивиденды.

А. Константинов А я не рассчитываю, я надеюсь. Я всегда надеюсь на хорошее, а рассчитываю на плохое. «И поэтому на щеках его гулял здоровый румянец». Но вы правы в том, что предсказать вот это было не сложно, как дважды два – четыре. Я вам сейчас математически объясню. У нашей «элиты» так называемой (какая уж есть) – консенсус; более того, они страшно боятся, что вместо верховного будет кто-то другой, потому что этот другой будет один из соперничающих кланов, и тогда они все передерутся. Они друг дружку знают, они боятся этой свары. Как говорится — худой мир лучше. Так что он – фигура компромисса буквально всех абсолютно кланов элиты.

А. Петровская Вы сейчас за «Левада-центром» повторяете.

А. Константинов Я не повторяю, я говорю, как человек, у которого базовое историческое востоковедческое образование. Абсолютное большинство народа, по всем опросам, всё-таки за Владимира Владимировича.

А. Петровская Ну, как посмотреть. С одной стороны «за», а с другой растёт доля тех, кто начал сомневаться.

А. Константинов Она растёт, но не переваливает за 50%. Поэтому нравится кому-то или нет, большинство народа «за»», абсолютное большинство элиты тоже. Плюс обязательство перед присными и всё такое прочее. Поэтому никаких других вариантов не было, вопрос был только в том, как это будет разыграно. Ну, немножко пошло по сценарию Ивана Грозного, тот любил такие фокусы, когда он удалялся, даже отдавал венец потешному товарищу, заставлял видеть в нём царя и сам кланялся, и длилось это достаточно долго, но потом всё-таки прекращалось молениями народа к природному государю: «Вернись, государь, воссядь на трон, спаси нас, страшно нам…»

А. Петровская Понимаете, вы далеко пошли, сразу к Ивану Грозному.

А. Константинов А что, бояр нет сейчас? Раньше были бояре, сейчас депутаты, и там и там – Дума.

А. Петровская Мы смотрим, примерно половина стран СНГ пошли по этому пути. Вначале продлеваем, продлеваем, а потом – отменяем сроки. Все же как-то видят… Мне кажется, сам Владимир Владимирович видит, как на том же Западе относятся, как со стороны выглядит эта картинка. Зачем её копировать? Во-первых, не оригинально.

А. Константинов Вы не о том говорите. У России было несколько вариантов попытаться копировать некий западный манер.

А. Петровская Но мы решили – лучше скопируем с ближайших соседей.

А. Константинов Нет. Это, скорее, ближайшие соседи на нас косятся. Никого мы не копируем, никакой Казахстан, это просто смешно. Вопрос был в другом. Предложили России западное лекало, и Россия говорит: «Хорошо, попробуем примерить, хотя вроде бы не по нам размерчик». Но Запад при этом вместо пряника стал поощрять Россию кнутом, поджимать её много где, по-разному, до 2014 года ещё. Поверьте, основные конфликтные линии пролегли до (и Pussy Riot-ы были до, и Магнитские были до), и к 2014 году пришли уже в дичайшем раздражении. Когда от России требовали, чтобы она была абсолютно западной, и при этом били её ногами, ставили в угол и относились, как к ужасному дитяти, enfant terrible. И в один прекрасный момент было сказано: «Да с какой стати мы должны жить по вашим правилам, если вы в соответствии с этими правилами…»

А. Петровская Враги кругом.

А. Константинов Нет, не враги кругом, причём здесь враги? Ну, зачем вы? Прекратите, вы же говорите штампами какими-то.

А. Петровская А вы очень красиво нам рассказываете то, что Владимир Путин нам уже столько лет рассказывает. Узнаю прям в каждом слове.

А. Константинов Послушайте, ну нравится вам видеть во мне путиноида — замечательно. Но я это говорю по своему размышлению. Я не сотрудник Кремля; более того, по отношению ко мне там испытывают достаточно сильное раздражение.

А. Петровская За что это они так?

А. Константинов Видимо, есть за что, не знаю почему. Есть у меня такая информация. Может быть, потому что говорю то, что считаю нужным и ни с кем не советуюсь, а это не всегда нравится.

А. Петровская Но часто совпадает.

А. Константинов Бывает в чём-то совпадает, а бывает в чём-то не совпадает. Мы с вами обсуждали, что и мы с вами в чём-то совпадаем, а в чём-то нет. Дело не в этом, а в том, что нынешнее руководство страны, которое имеет достаточно сильную поддержку, вот так вот видит эти обстоятельства. И оно совершенно не обязано менять свой взгляд в соответствии с вашими воззрениями, хотя вы говорите: «Нас раскалывают!», или ещё что-то такое. Есть господин Явлинский, который дудит и говорит, что «я считаю, что Крым…» и так далее. Ну, так он и получает на всех выборах свои полтора процента.

А. Петровская Я думаю, что он получает 1,5% не потому, что дудит про Крым, у оппозиции очевидно другие проблемы.

А. Константинов По совокупности дудения. У оппозиции может быть очень много проблем, но всегда есть результат, как говорится: «Посмотрите, что написано на табло». А всё остальное это лирика и интересные разговоры.

А. Петровская Важно, кто в этом забеге участвует, кто определяет результат.

А. Константинов Может быть. В данном случае есть реалии, они таковы. Кому они не нравятся – тот может плакать или смеяться.

А. Петровская Андрей, ну очевидно, что плакать скоро начнут многие. Если кто-то реализует сценарий Ивана Грозного, потому что ему кажется, что это единственный способ защитить страны от желания других её притеснить – если я правильно трактую то, что вы сказали…

А. Константинов Нет, вы абсолютно неправильно трактуете, я говорил о другом. Я не говорил о том, что будет копироваться курс Ивана грозного, допустим, во внешней политике (кстати, очень неудачный в конце его царствования).

А. Петровская Нет, розыгрыш вот этот.

А. Константинов Ну а розыгрыш… Вы говорите: «Почему так?» Думаю, что было несколько вариантов, а потом всё вместе как-то в мире завертелось, закрутилось, и коронавирус, и цены на нефть – решили жахнуть шапкой по столу: «Да чего мы мудрим, в конце концов?!»

А. Петровская Так и хочется разобраться, где первопричина. Это коронавирус и цены на нефть, и пришлось держать стабильность?

А. Константинов Повлияли только на рисунок, не на результат. Сам конечный результат был бы ровно таким же самым. Потому что — я говорил об этом полтора месяца назад, повторяю это и сейчас — это совершенно очевидные вещи.

А. Петровская Хорошо, тогда у меня другой вопрос: зачем пытаться прикрыть всё это конституционностью? Конституционный суд должен вынести какие-то суждения на тему соответствия основному закону… Ну решили…

А. Константинов Это из серии: «Андрей Дмитриевич, почему вы явились на радио «Эхо Москвы», прикрывшись зелёной жилеточкой? Приходили бы с чудесным вашим обнажённым торсом, играли бы мышцами». Я бы вам сказал: «Так у нас другой формат передачи, как-то неприлично, поэтому я и прикрылся жилеточкой». И они тоже прикрылись жилеточкой, и всё прилично.

А. Петровская Прилично? Мне кажется, это, наоборот, выглядит ещё более неприлично. Одно дело открыто сказать: «Друзья, вы ничего не смыслите. Мы решили».

А. Константинов Потому что, дорогая моя, они это делали не для вас. Не вы та целевая группа, для которой эта жилеточка. Поэтому успокойтесь, это кино не для всех. В частности, не для вас.

А. Петровская Хорошо, у нас 20 секунд до перехода на московские новости, в Youtube поговорим про историю и невыученные уроки. Поскольку я с историей не дружу, а вы отлично дружите, расскажете мне, к чему нас приведут невыученные уроки в этот раз. А сейчас московские новости.

НОВОСТИ

ЗАСТАВКА

А. Петровская Возвращаемся в студию. Во время московских новостей в Youtube рассуждали на тему того, почему у нас именно так всё выходит. Я думаю, что далеко мы с вами не уйдём от размышления и осознания того, что вчера произошло…

А. Константинов Не хотелось бы, честно говоря, весь эфир об этом говорить, потому что мы уже повторяться начинаем. Вы скорбите, вы льёте слезу, я над вами подтруниваю. Мы отыграли уже эту чечётку, давайте на что-то другое.

А. Петровская У нас там не очень хорошая экономическая ситуация складывается. Она как-то на политику-то повлияет в дальнейшем, на стабильность? Я понимаю, что теперь стабильность до 2036 года нам обеспечена, но всё-таки обеспечивать её надо как-то и финансово. А там у нас что ни год, то разочарование.

А. Константинов Если вы по поводу обвала цен на нефть и всего, что связано с этим, то, во-первых, скажу так: всё-таки нынешний кризис предсказывали. Говорили, что год будет непростым. Никто не знал, когда бабахнет, но понимали, что что-то такое может произойти. Это первое. Второе: посмотрите на Ближний Восток. Регион очень сильно болен, там много чего нехорошо. И каких-то внятных перспектив быстрого выздоровления пока не видно. И на востоке так всегда: там очень связаны какие-то торгово-экономические операции с тем, у кого какое оружие и кто как готов его применить. Поэтому то, что произошло – это только начало достаточно сложной и длинной партии, где разные участники будут делать свои ходы.

И вообще вся ситуация, которая происходит, очень, очень сложная в плане того, что в ней очень много факторов и игроков. И сваливать всё исключительно на коварных саудитов, которые вдруг решили: «Дай-ка мы тут кривой саблей взмахнём»… Это, во-первых, наивно; во-вторых, мне разным доморощенным экспертам хотелось бы задать вопрос. Вот вы все говорите: саудиты, саудиты… А саудиты – это кто? Кто в этом королевстве принимает окончательные решения? Вы хотя бы об этом знаете? Какие политические причины лежали у истоков принятия такого решения? А как Америка отнесётся к вот этой всей ситуации? Для Америки то, что произошло – это хорошо или плохо? И для какой Америки хорошо, а для какой плохо? Для республиканцев это хорошо или нет? А для демократов?

И тогда мы будем уже как-то серьёзно разговаривать о том, какие есть инструменты для того, чтобы корректировать положение дел с ценами на нефтяном рынке. Если вы отмотаете немножко назад, то вспомните одну ситуацию, которая привела к резкому скачку цен вверх. Не помните, что случилось в Саудовской Аравии, после чего цены подпрыгнули?

А. Петровская Что случилось? Не помню.

А. Константинов А помните, когда какие-то непонятные ракеты атаковали нефтяной комплекс в Саудовской Аравии? И цены раз – и подпрыгнули. А потом все стали говорить: «Ой, это, наверное, из Йемена». Из йеменских гор прилетели ракеты: «Ой, а чьи же это ракеты? Кто же дал эти ракеты диким горцам, йеменские ли это ракеты? Почему же не было никаких жертв?» А цены потом раз – немножко опустились, и все успокоились вдруг.

Но я думаю, в самой Саудовской Аравии очень хорошо запомнили это происшествие. И очень хорошо увидели, как несмотря на то, что американцы поставили туда свою систему ПВО, насколько уязвим нефтедобывающий комплекс в современном очень сложном и порой непредсказуемом мире, где из каких-то диких гор вдруг могут вылететь современнейшие ракеты и бабахнуть так, что цены как резко вниз падали, потом вдруг резко вверх взлетят. Я люблю всякие художественные произведения и голливудские фильмы. Чем вам не сценарий голливудского блокбастера?

А. Петровская Мне интересно, в этом блокбастере Россия, «Роснефть» какую роль играют?

А. Константинов В России хорошие ракеты. Лучшие в мире, кстати, я вам скажу. Вообще я вам скажу так: всегда очень глупо раздражать и обижать хорошо вооружённого человека. Если вы идёте по улице, смотрите: хорошо вооружённый спецназовец стоит, вы к нему подходите и говорите: «Спецназовец, а давай сыграем в шмен?» Это такая игра на денежных купюрах, когда номера сравнивают, у кого больше. И за 5 минут берёте и обираете его всего. И говорите: «Ну пока, спецназовец», шлёпаете его по плечу, и уносите с собой его кошелёк. А наличие хорошего оружия всегда нервирует. И вот как вы думаете, догонит он вас, ударит прикладом окованным промеж лопаток? Или будет стоять, пускать слюни и говорить: «Мама, меня опять обнесли»? Как, вы считаете, он поступит?

А. Петровская Боюсь, мы опять тут с вами не сойдёмся.

А. Константинов Вы не любите аллегорий, вот в чём дело.

А. Петровская Вся эта история, которую вы нарисовали, с откатом в прошлое – она понятна. А интересно, чем вот этот голливудский блокбастер закончится. Хэппи-эндом для нас?

А. Константинов Всегда надо надеяться на лучшее.

А. Петровская Пока-то, видимо, ещё до саспенса не дошли.

А. Константинов Я же вам сказал, что это только начало. Люди стали нервничать. В Саудовской Аравии и в разных других арабских монархиях очень раздражены позицией России, Турции и Ирана в Сирии. Заодно раздражены Израилем – ну, это всегда. В общем, они испытывают большое раздражение. Когда кто-то испытывает большое раздражение, всегда возникает соблазн жахнуть сервизом об пол. Но ведь это всегда только начало истории.

А. Петровская Подождите, там всё-таки разговор-то, что переговорный процесс идёт. Когда кто-то сказал: «Да я!..» – и сервиз об стол.

А. Константинов На стыке. Торг – это не просто переговорный процесс. Торг – это часть идентичности, это такие обязательные ритуальные танцы, и они всегда непредсказуемы. Потому что ситуация на Востоке меняется по 4 раза за ночь, когда все успевают по 5 раз друг друга предать, продать, обмануть и снова пригласить в гости. Поэтому ещё раз вам говорю: началось с эффектного выхода. Вы думаете, на этом остановится жизнь? Нет. Дальше будут разные ходы разных заинтересованных сторон, и лично мне кажется, что уважаемые господа из ОПЕК несколько поторопились выбежать на авансцену и сделать такой эффектный антраша. Потому что на том, кто начинает, всегда все лучи и прицелы сразу сходятся.

А. Петровская Так это всё – ОПЕК, а мы никак не помогли им с разрывом этого.

А. Константинов Вы не смотрите на проблему объёмно.

А. Петровская Просто выглядит, как будто мы там мимо проходили.

А. Константинов Россия – это не та страна, которая в такого рода ситуациях может просто мимо проходить. Я вам уже объяснял. Вопрос здесь не в том, у кого сколько нефти.
«Всё моё», — сказало злато;
«Всё моё», — сказал булат.
«Всё куплю», — сказало злато;
«Всё возьму», — сказал булат.
Это Александр Сергеевич Пушкин писал. Он считал, что булат – посерьёзнее, чем злато. И что-то мне подсказывает, что он прав. Поэтому когда разговор о России и о том, кто кого шваркнул, Россия – страна серьёзная, и ситуация может разворачиваться очень по-разному.

А. Петровская Хорошо, с ОПЕК решили. С общей экономической ситуацией в России-то тоже как-то не очень, тот же пенсионный возраст не от хорошей жизни поднимают.

А. Константинов Я вам скажу хуже, Сашенька: экономическая ситуация во всём мире не очень. И боюсь, что то, что произошло в Китае – я даже не сам коронавирус имею в виду, а замедление и остановку некоторых производств – это очень плохая история для мировой экономики.

А. Петровская Очевидно.

А. Константинов И мы последствия этих процессов начнём ощущать даже не через неделю, не через две и не через месяц ещё, к огромному сожалению. Вот это – очень печальная история. Но я думаю, что и это человечество сумеет пережить.

А. Петровская Это вне всяких сомнений. Мы заканчиваем сегодня особое мнение Андрея Константинова и передаём слово службе информации.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире