'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 марта 2020, 17:08

А. Нарышкин Всем здравствуйте. В эфире радиостанции «Эхо Москвы», телеканал RTVi, программа «Особое мнение». Меня зовут Алексей Нарышкин. И наш гость сегодня — Дмитрий Львович Быков, писатель. Приветствую вас.

Д. Быков Здравствуйте, дорогие друзья.

А. Нарышкин С неожиданной темы начнем. Нефть, рубль и я смотрю, как будто многие начали вспоминать поздние годы Советского Союза, что всё такие предвестники какого-то краха большого. Вы чувствуете?

Д. Быков Нет.

А. Нарышкин Следующую тему.

Д. Быков Это лихо было бы, да. В поздние годы Советского Союза я хорошо их помню, не было такого острого и всеобщего ощущения, что мы находимся в кольце непрерывно гадящих нам врагов. И надо все время сплачиваться вокруг дорогого Леонида Ильича. Во-первых, не было ощущения: если не Брежнев, то кто. В Советском Союзе было несколько больше людей, чем в России. Поэтому было ощущение, что его есть на кого сменять. Сейчас такого ощущения нет. Во всяком случае, у большинства. И, во-вторых, сегодня любое подорожание доллара и падение нефти воспринимается как результат каких-то зарубежных козней. Саудитских, сланцевых, американских.

А. Нарышкин Так и есть.

Д. Быков И мы в ответ на это должны крепче сплотиться вокруг незаменимого. Потому что ну, вы знаете, это вечный стокгольмский синдром, поэтому я не предвижу ни социальных потрясений, ни, честно говоря, финансовых. А что такого, ну стал доллар 72, станет 75. Было 6, осталось 8, все равно мы пить не бросим.

А. Нарышкин 85, говорят, стало.

Д. Быков Нет, 85 не стало. Но если станет, российская экономика это выдержит. Более того, мы привыкли, самое резкое падение рубля было после Крыма. Тогда это съелось патриотической истерикой. Сейчас это тоже съестся чем-нибудь. У нас скоро 9 мая, 75 лет. Съедят, ничего страшного. То есть у меня нет ощущения каких-то перемен. Больше того скажу, и наша следующая тема — коронавирус, не сулит решительно ничего. У меня все-таки первая жена, с которой мы сохранили прекрасные отношения, она вирусологией многие годы занималась. Я сегодня с ней встречаюсь для книжки. Консультирует она меня. Давно она меня уже предупредила, что он начал мутировать в сравнительно невинную форму, как вино выбраживает в укус. Все обойдется.

А. Нарышкин Правильно ли я вас понял, что в последние годы Советского Союза люди все-таки жили некой надеждой.

Д. Быков Ощущениями перемен, конечно.

А. Нарышкин А где это сейчас?

Д. Быков Потому что попробовали перемен и не получилось. Поэтому решили любой ценой удерживать как есть. У меня ассоциации возникают со временем после Великой Французской революции. При Людовике было плохо, бурбоны ничего не поняли и ничему не научились. Вообще монархисты ничего тоже не поняли и тоже ничему не научились. Реставрация неизбежна. Через маленького капрала все равно централизация власти неизбежно происходит. Так что ну, попробовали, были резкие перемены, было очень интересно, потом все европейское искусство 200 лет жило Робеспьером, Дантоном, некоторые особо продвинутые вспоминали 89-й год, люди попроще – 93-й. Ну в общем ничего не поделаешь. Все заканчивается так.

Д.Быков: Любое подорожание доллара и падение нефти воспринимается как результат зарубежных козней. Саудитских, сланцевых

А. Нарышкин Запасаться терпением надо.

Д. Быков Кто-то запасается терпением, кто-то долларами, кто-то гречкой. Кто-то уезжает, кто-то хочет здесь досмотреть. Но то, что Россия не хочет никаких перемен – это совершенно, по-моему, очевидно. То есть они, если произойдут, они произойдут неизбежно, идет смена поколений, все дела. Они произойдут не по желанию большинства и совершенно не так, как надеялось меньшинство.

А. Нарышкин Вас Путин со своими последними откровениями пугает? Например, в пятницу он встречался в Иваново…

Д. Быков Про жирок?

А. Нарышкин Нет. Он говорил, такая, может быть, вещь вполне ожидаемая. Про то, что стабильность сейчас важнее, чем сменяемость власти.

Д. Быков Он это сказал, что когда страна поднакопит жир. Вот видите, как у меня, как уже подкопивший жирку, готов к сменяемости власти. Наконец я понял, почему я к ней готов. Жирок ударил в голову и простите меня… Просто это очень весело. Я уже сейчас в той стадии, когда действительно мне все происходящее скорее смешно. Падение действительно уже пробило всякое дно, уже все критерии утрачены. Уже нет абсолютно никаких моральных оценок. А это здоровый легкий юмор.

А. Нарышкин Вы потому что человек опытный, вы уже пожили в разных эпохах.

Д. Быков Я уже подкопил жирку.

А. Нарышкин А я помоложе чуть-чуть и чуть поменьше жирка. Мне как-то тревожно. Мне страшно. Вы как опытный коллега объясните, что надо делать в этой ситуации. Надо ли идти голосовать за поправки.

Д. Быков На это есть гениальный анекдот, когда хирург делает обход с профессором. И спрашивает: а что делать с Ивановым. — Слайды, голубчик, делать слайды, понимаете. Как говорит наш начальник: будем наблюдать. Сейчас ситуация, когда действительно уникальное время, Россия никогда еще — не скажу так хорошо, но Россия никогда еще так не жила. Это действительно абсолютный «Абсурдистан», тотальный на всех уровнях. И даже такие защитники режима, которые обычно желчью исходят на ваших форумах за сколько там, 89 копеек или сколько это стоит. Даже они несколько примолкли. Но для антропологии сейчас время очень интересное. Есть, что понаблюдать. Тут и дело «Сети» (запрещенная в Россия организация), тут и коронавирус, тут и доллар. Кризис подбирается сразу с нескольких сторон. И конечно это падение в пропасть доставляет массу незабываемых ощущений.

А. Нарышкин А жаловаться сейчас есть на что?

Д. Быков Кому?

А. Нарышкин Людям. Понятно, что люди все разные.

Д. Быков У людей всегда есть какие-то проблемы. Сейчас очень много проблем личных, например. Очень многие семьи расколоты надвое миграцией. Кто-то не хочет ехать, кто-то уже уехал. И теперь пытается воссоединиться. Мы не просто так главной темой новогоднего эфира сделали эмиграцию. Это главная проблема сегодняшней России. Бежать или досматривать. Если бежать, то куда. А если бежать временно, то не посадят ли потом в карантин.

А. Нарышкин Хватит вопросов. Ответы давайте.

Д. Быков Я же не бегу, видите, я здесь. Я досматриваю. Мне интересно.

А. Нарышкин Вы сейчас накидали варианты, и у наших слушателей и зрителей взрывается мозг.

Д. Быков Совершенно не взрывается. Им очень весело.

А. Нарышкин А путь укажите. Как выбирать?

Д. Быков Тут надо выбираться, а не выбирать. Тут уже проблема очень простая. Тут как бы заботиться о спасении режима поздно, режим все возможное уже сделал для того, чтобы уничтожить себя максимально безоглядным способом. Все российские революции происходили сверху, власть, прерывая порой свои компетенции, уничтожала себя. Она исключает сменяемость, выборы. Она приводит себя к естественному краху. Мы сейчас в предвкушении этого краха можем заниматься каждый своими делами. Я не помню, кому принадлежит эта прекрасная фраза, но если бы кому-то от отцов церкви сказали во время игры в мяч, что 15 минут конец света, он продолжил бы играть в мяч. Ну играйте в мяч, что делать.

А. Нарышкин Вы два варианта назвали. Можно уезжать, можно досматривать.

Д. Быков Спасать конструкцию нельзя…

А. Нарышкин Почему?

Д. Быков А как вы можете ее спасти?

А. Нарышкин Вы некоторое время назад в эфире сидели с Егором Жуковым, который по-моему, хорошая молодая генерация.

Д. Быков Я и говорю: все изменится, разумеется, не совсем так, как мы ждем. Эта молодая генерация, я не знаю, что она приведет. И вообще контуры будущего сейчас наметить невозможно. Сейчас ясно одно: нынешняя система российской власти завела себя в тупик, в котором она будет пребывать еще довольно долго. Потому что резерв у страны определенный накоплен.

А. Нарышкин А молодая генерация может помочь системе…

Д. Быков Это хороший вопрос. У молодой генерации есть три пути. Либо она будет уезжать, либо она будет мимикрировать, значительная часть моих студентов мимикрирует. И встраивается в систему. Либо она будет что-то здесь менять и продолжать свою борьбу. К третьему варианту готовы не многие. Значит, либо бежать, бегство приобретает очень массовый характер. Либо мимикрировать каким-то образом и встраиваться. Пока системе еще есть что предложить. Скоро будет нечего. Но пока еще чиновники чувствуют себя неплохо.

А. Нарышкин Пожилую генерацию, например, оппозицию мы исключаем из этих процессов?

Д. Быков Я могу с полной уверенностью сказать: никто из нынешних известных оппозиционеров в системе будущей российской власти не найдет места. Их ниша — это ниша мемуаристов.

А. Нарышкин Приговор.

Д. Быков Почему? Наоборот, пенсия – это счастье. Жизнь только начинается. Мне мать часто говорит, что после того как кончилась каждодневная школьная каторга, только я и начала понимать литературу, читать, задумываться.

А. Нарышкин Я так понял по вашим комментариям, вы к коронавируса не очень боитесь.

Д. Быков Абсолютно не боюсь. Во-первых, все-таки многие мои друзья специалисты объяснили, что эпидемия пойдет на спад довольно скоро. Он мутирует, он становится обычным гриппом. А, во-вторых, я все-таки живу в России, я уверен, что на меня не распространяются ни экономические, ни физические, ни биологические законы.

А. Нарышкин Вы еще скажите, что вы верите в силу отечественной медицины.

Д. Быков В силу отечественной медицины я не могу не верить. Потому что всегда, когда я с ней сталкивался, от стоматолога до логопеда, она мне демонстрировала блестящие кадры.

А. Нарышкин У вас, наверное, хорошие платные врачи.

Д.Быков: Кто-то запасается терпением, кто-то долларами, кто-то гречкой. Кто-то уезжает, кто-то хочет здесь досмотреть

Д. Быков У меня и бесплатные. Я дружу с врачами. Это мое давнее ноу-хау. Но если говорить серьезно, то российская медицина лучше российского образования. Процент дураков, выходящих из школы, у нас больше, чем процент смертников, выходящих из больницы. Врачи работают лучше. И я низко кланяюсь их способности при таких деньгах так работать. Да и потом, почему-то у меня есть убеждение, что в России надо бояться только тюрьмы. Все остальное по сравнению с российской тюрьмой – ерунда. Любой коронавирус.

А. Нарышкин Продолжая разговор о медицине, чуть в сторону от коронавируса, вы знаете огромное количество историй про халатность врачей. Когда забывают внутри разрезанного человека тампоны…

Д. Быков Это бывает везде.

А. Нарышкин Да что нам везде. Это наша страна.

Д. Быков Смерть, — говорит Лимонов, — профессиональный риск человека. Его профессиональная болезнь. Действительно бывает, что ошибаются врачи, бывает, что ошибаются водители. Российская медицина лучше всего остального российского. Даже лучше российской нефти. Но дело не в этом. А дело в том, что, понимаете, как учит нас Джоан Роулинг, если думать об ужасном – тебя не тронут дементоры. Они нападают на счастливые мысли. Состояние агрессии, озлобления оно резко повышает резистентность организма. Человек бешено сопротивляется. А при той концентрации ненависти, которую я вижу в любой маршрутке, нам коронавирус угрожает, мы друг друга истребим до коронавируса.

А. Нарышкин Так надорваться же можно. Или с ума сойти.

Д. Быков Нельзя. Русский человек в тонусе. Я все время ссылаюсь на авторитеты. Светлана Сорокина замечательно сказала: весь мир боится Альцгеймера, а мы до него не доживаем. Но если даже говорить о доживших, русский человек находится постоянно в таком напряжении, он живет в состоянии таких ожиданий, такой острой реакции, все время с разных сторон прилетают неожиданности, — он не успевает расслабиться. Альцгеймер ему не угрожает. Лучшее спасение от Альцгеймера – это сильная интеллектуальная концентрация. Мы все время сконцентрированы. И коронавирус нас не тронет. Какой коронавирус, когда у каждого третьего сосед – враг народа. Ну о чем вы говорите.

А. Нарышкин Про сильные чувства и эмоции я почему-то подумал, что можно с сопротивляемости… То, о чем вы сказали про крымский эффект и еще нас ждет…

Д. Быков Эффект победы. Внешнее давление всегда вызывает внутреннее сплочение. Это закон непобедимый.

А. Нарышкин А от 9 мая, от празднования сколько продлится эффект?

Д. Быков Я думаю, что эффект будет не столько от празднования, сколько эффект будет от в очередной раз обострившегося чувства своей особости. Своей отдельности от остального мира. А сейчас русским внушают такую концепцию национального характера. Мы не очень хорошо живем, но лучше всех воюем. Мы можем быть плохие обыватели, не очень хорошие строители, но мы гениальные воины, потрясающие сопротивленцы. Вот эта концепция национального характера она очень живуча. Многие люди, особенно не служившие в армии, уже разводят демагогию патриотическую в уютных ЖЖшечках, что мы по праву сильного так себя ведем. Мы – воины, мы – нация волхвов, воинов и мудрецов. Я им все это довольно подробно расписал в «ЖД» и не вижу смысла к этому роману возвращаться. Но будет господствовать вот такая концепция национального характера. Деды завоевали нам землю, полную всей таблице Менделеева. Теперь мы можем только пользоваться плодами их трудов, читать их память и угрожать остальному миру. Мы умеем всех пугать.

А. Нарышкин А мы в этой конструкции ничего не должны завоевать?

Д. Быков Такой вариант не исключен. Валерий Соловей говорил, что проекты геополитического реванша там постоянно лежат где-то под сукном. Или уже на сукне.

А. Нарышкин Крым же это проект.

Д. Быков Как один из вариантов. Кто-то думает о Прибалтике. Я почему-то думаю, что до конца этого года ничего подобного не будет. Но в принципе возможно…

А. Нарышкин Я сейчас испугался, если бы Дмитрий Быков сказал, что кто-то думает о Прибалтике, а я думаю о Центральной Азии.

Д. Быков Об Уганде. Если я думаю, что если нефть дойдет до 10 – такое вполне возможно. Но пока мне кажется нет. Ну и просто зачем, у нас же не так любят воевать, как любят гордиться. Ну они опять будут гордиться. Что вот нас все боятся. У нас калибр. И так далее. Эта демагогия она вечная. Можно это вечно расчесывать, как у нас еще любят говорить: мишка с балалайкой, вот он терпит, терпит, а потом возьмет и жахнет балалайкой. Ну давайте всех пугать. Это тоже нормально.

А. Нарышкин У людей это восхищение нашей военной мощью, оно само или это подогревается?

Д. Быков Ну конечно, это подогревается. И очень многие к этому устойчивы. Есть люди, которые по-прежнему падки на такой ресентимент. Ведь пугать и бояться гораздо интереснее, чем созидать, напрягаться.

А. Нарышкин Как это людей характеризует? Если готовы слушать сказки про то, что мы самые велики и так далее.

Д. Быков Это характеризует их прежде всего как очень ленивых, утративших навык работы. Людей больше не заводит азарт такого делания. Мне до последнего времени, сейчас уже нет, но мне интересно было браться за какие-то задачи, писать то, чего еще ничего не писал, исследовать то, чего еще никто не исследовал. Меня интересовал азарт работы. Сегодня, честно говоря, я тоже не вижу в этом особенного смысла. Но мне очень трудно представить сегодня в людях эту жажду созидания. Которая еще в 60-е годы изредка случалась. В 70-е уже сгнила.

А. Нарышкин А кто виноват?

Д. Быков Как кто виноват? Виновата та власть, которая развращает население. Потому что развращенным населением проще управлять. Трудно же, согласитесь, управлять волевыми людьми, людьми, у которых есть какие-то личные стремления, позитивные мотивации. Они чего-то для себя хотят. Гораздо проще управлять уже такой разложившейся массой.

А. Нарышкин Смотрите ли вы серию интервью Путина агентству ТАСС?

Д. Быков Смотрю.

А. Нарышкин И?

Д. Быков Я знаю, что завтра будет разговор о победе. Он уже анонсирован. Очень хорошо. Послушаем новую историческую концепцию.

А. Нарышкин А вас Путин вообще в принципе удивить чем-то?

Д. Быков Нет.

А. Нарышкин То есть вы его знаете наизусть.

Д. Быков Я не могу сказать, что я его знаю наизусть, я просто могу сказать, что мое восприятие его, оно уже не критично. Я уже ни за что его критиковать не могу. Что бы он ни сделал, что бы ни сказал – это, как говорил Чуковский, когда Маяковский своими гиперболами утомит читателя. Хотите, выну из левого глаза целую цветущую рощу. Читатель говорит: вынимай, что хочешь, я устал. Поэтому вынимай, что хочешь, честное слово.

А. Нарышкин Вам не кажется, что Владимир Путин, вот он будет говорить завтра о победе, о войне, Гитлере, Сталине.

Д. Быков Я не знаю…

А. Нарышкин По крайней мере, это анонсировано тезисно. Не кажется ли вам, что он хочет время как-то Сталина обелить.

Д. Быков Я не знаю, хочет ли он Сталина обелить. Но сравнение с Гитлером действительно всегда получается в пользу Сталина. Это объективно так. Потому что все твои заветы нарушает Гитлер чаще нас. Сказал Николай Глазков, обращаясь к Господу. Это вероятно. Действительно хуже Гитлера в 20-м веке не было ничего. И Сталин отличается от Гитлера принципиально хотя бы тем, что за Сталиным, независимо от его личных феодальных свойств, стоит все-таки коммунистическое учение, ориентированное на будущее. А за Гитлером стоит архаика. Поэтому сравнивать коммунизм с фашизмом в принципе некорректно. Внешние эстетические проявления, количество репрессий. Коммунизм построен на менее имманентном признаке. На имущественном, а не на национальном. Национальное – то, от чего не отвертишься. Это самая примитивная идеология. Самая убийственная и самая примитивная. Конечно, фашизм с коммунизмом сравнивать нельзя. Отечественные антикоммунисты очень сильно на меня всегда обижаются. На меня всегда кто-нибудь обижается. Поэтому, к сожалению, всем не угодишь. Особенно старым дуракам. Вот старые дураки, они самые упорные и очень уверенные в своей значимости. На них уже никак не повлияешь. Я сам старею и хорошо понимаю, как трудно переубедить старого человека. Особенно когда он самоупоён и к тому же еще инвалид. Но я не намекаю ни на кого конкретно. Хотя на кого намекаю – тот знает. Но я возвращаюсь к важной проблеме. Действительно коммунизм и фашизм несопоставимы по главному пункту. По тому пункту, который кладется в основание позитивной программы. Социальная чистота от расовой отличается все-таки очень существенно. И в этом смысле Советский Союз победил, как побеждает будущее. Понимаете, победил архаичную средневековую идеологию и средневековую практику. Так что эта победа метафизически совершенно обоснована.

А. Нарышкин Я некоторое время назад смотрел в Википедии, просто исторические разные персонажи. Военачальники сталинской эпохи. И меня удивило, что была такая целая цепочка. Один человек, сначала он руководил репрессиями, потом в свое время пришли за ним, потом пришли за тем, кто пришел за ним. Огромное количество людей, которые были во власти. Но на низовом уровне. Я просто не знаю, можно ли их сравнивать эти режимы, но вас как будто не так чтобы обвинительная речь получилась сейчас.

Д. Быков Я совершенно не хочу обелять большой террор. Но вы задали конкретный вопрос: можно ли сопоставлять идеологию Сталина и Гитлера. Можно ли вообще сопоставлять Сталина и Гитлера. Нельзя. Это две совершенно разные идеологии. На совершенно разной базе. Значит ли это, что Сталин правильно занимался репрессиями? Нет, не значит.

Д.Быков: Все российские революции происходили сверху, власть, прерывая порой свои компетенции, уничтожала себя

А. Нарышкин То есть отдельно надо это разбирать…

Д. Быков Нет, почему отдельно. Сталин обречен был победить Гитлера, потому что за Сталиным было будущее. За Сталиным была идеология, менее архаичная. Советские люди, воюя, защищали не только свой дом, не только свои семьи. Они защищали ценности будущего. Они ощущали себя людьми будущего. И в этом их безусловная правда. Сводить войну к защите своей территории нельзя, это была защита гуманизма. Защита человечности. Об этом я не устаю говорить. Это почему-то встречает тоже довольно резкую критику. Но почему надо так недооценивать советские мотивации. Мой дед был советским человеком и воевал за то, что он человек, строящий новый мир. У него было такое об этом представление. А перед ним была пещерная идеология, идеологию пещерную, антисемитскую, ксенофобскую, античеловеческую он ненавидел от всей души. И они все так поступали. Поколение 39-го года.

А. Нарышкин Странный вопрос задам, но мне кажется, нам его несколько раз в год могут подсказать настоящие сталинисты. Войну Сталин выиграл или народ?

Д. Быков Войну выиграл народ, частью которого был Сталин. И тут ничего не поделаешь. Хорош или плох был Сталин, но Сталин был частью этого народа и существенной частью его мировоззрения.

А. Нарышкин Значит ли это, что меры, которые продвигал Сталин по время войны – все это обеспечивало…

Д. Быков Все это можно обсуждать. Но то, что эту победу нельзя от Сталина полностью отделить, мне кажется это просто исторически очевидно. Сталин был частью той системы, которая победила. Эта победа укрепила его власть, народ этого не хотел, но так вышло.

А. Нарышкин Это «Особое мнение». В перерыве у зрителей Ютуба «Эхо Москвы» будет возможность Дмитрию Львовичу задать свои вопросы. И в эфире «Эха» сейчас новости и реклама.

НОВОСТИ

А. Нарышкин Наш эфир продолжается. Вас спрашивают слушатели…

Д. Быков Буду в четверг железно.

А. Нарышкин Ночной ваш эфир.

Д. Быков Лично буду. Я не еду в Англию, ребята, простите меня, все английские друзья, которые ждали этой встречи. Но я не могу себе позволить после этого ложиться в двухнедельный карантин. У меня запланировано выступление в Москве, Англию то включают, то исключают из списка карантиноидных этих стран. Но я пока ехать никуда не решил. Я с вами.

А. Нарышкин Дмитрий Львович, вы же взрослый человек.

Д. Быков Взрослый. Старый.

А. Нарышкин Это вы сказали.

Д. Быков Болеть, так на родине.

А. Нарышкин Нет, причем здесь болеть. Вас запугали эти люди из мэрии, департамента здравоохранения, которые сказали, что мы на год будем сажать в тюрьму, а то и на 5 лет.

Д. Быков Они меня не запугали. Но сама идея карантина, самоизоляция – меня не привлекает. У меня после Англии анонсированы лекции. Кроме того, мне надо на работу ходить. Я дома сидеть не могу. И дома работать тоже не могу. Я пока не научился дистанционно общаться со студентами. Поэтому придется уж так.

А. Нарышкин То есть вы в этом смысле добропорядочный…

Д. Быков Старый добропорядочный…

А. Нарышкин С жирком.

Д. Быков С таким обаятельным…

А. Нарышкин Путинским.

Д. Быков …путинским, нет, не путинским, быковским, не шейте мне путинский жирок. Случится конфликт жирков.

А. Нарышкин Мы вернемся к Путину. Вас спрашивают в чате, что делать с Конституцией. Надо ли идти голосовать.

Д. Быков Нет, по-моему, но я не могу призывать или нет, это вопрос личного выбора. Мне кажется, что голосовать за эти поправки не следует. Потому что явка является такой формой голосования за сохранение статус-кво. Мне хотелось бы, что в России власть сменилась и режим изменился.

А. Нарышкин Вам сказали, что стабильность в приоритете.

Д. Быков Вот я говорю, я уже жирка поднакопил. Мне хватит. А насчет остальных не знаю. У меня есть ощущение, что сейчас режим переживает закат, и чем дольше, чем болезненнее, чем гнилостнее будет этот закат, тем больше будущих поколений будет им отравлено. Поэтому я за то, чтобы явкой как-то сказать «нет». Но если вы хотите пойти – вы можете пойти. Я совершенно не считаю, что здесь есть какая-то моральная парадигма.

А. Нарышкин Ко всей процедуре внесения поправок вы как относитесь? Там есть что-то, что вас перепахало или спокойно.

Д. Быков Там все очень смешно. Предками данная мудрость народная. Все это очень весело. Гениальная формулировка, храня память предков, которые дали нам федерацию, большинство наших предков вообще не знали слово «федерация». Но ничего, все равно…

А. Нарышкин Вот если бы вошли в комиссию. Коллегия по реформированию.

Д. Быков Зачем же вы меня туда.

А. Нарышкин Вы бы не иронизировали на эту тему.

Д. Быков Нет, там по принципу отрицательной селекции отобраны ровно те люди, которым следует там находиться. Я по принципу другой селекции, слава богу, туда не вхожу. Вот чем прекрасны такие времена, возвращаясь к роману «ЖД» — все собираются по стратам. В эту страту я не вхожу.

А. Нарышкин Про жирок хочу спросить. Почему на марше Немцова так мало людей?

Д. Быков Как мало, простите, 25 тысяч.

А. Нарышкин В России, в Москве вы знаете сколько людей.

Д. Быков Да нет. Понимаете, у них же есть такие три сейчас новые отмазки. Первое – что людей непростительно мало.

А. Нарышкин У них – у кого?

Д. Быков У официальных пропагандистов. Они называют цифру 10 тысяч.

А. Нарышкин Как будто меня тоже сейчас записали.

Д.Быков: Коронавирус нас не тронет. Какой коронавирус, когда у каждого третьего сосед – враг народа

Д. Быков Вас – нет, боже упаси. Но мы знаем про 25 или, по крайней мере, про 23,4. Дальше перестали пускать в эти рамки. Второе, что марш Немцова это профанация, потому что надо чтить память, а люди идут с политическими лозунгами.

А. Нарышкин Я тоже так считаю.

Д. Быков Чтить память политика надо политическими лозунгами. Чтить память военачальника надо воинским салютом. Память писателя – скандированием его произведений. Память политика – политическими лозунгами. Третье, что говорят, что лозунги страшно далеки от народа. Один идиот тут написал, что народ озабочен проблемами выживания, а вы ему политику. Народ у нас в отличие от идиота прекрасно понимает, идиота — в греческом смысле, прекрасно понимает связь между политикой и благосостоянием. Отдельные гопники ее не понимают, но гопники вообще в любом народе немногочисленные. Поэтому можно особо не заморачиваться. Этот марш был поддержан, он был людным, это не последняя протестная акция. Будут и другие. И потом это же акция мирная. Никто никого не шел опрокидывать, шли продемонстрировать, что мы помним и продолжаем дело Немцова. Народу было нормально.

А. Нарышкин Это марш разочаровавшихся людей? В том, что можно что-то поменять.

Д. Быков Ну почему? Что вы. Наоборот, мне кажется, разочаровавшиеся люди дома сидят. И брюзжат и пишут постики в уютном бложике. А не разочаровавшиеся еще пытаются как-то намекать о своем состоянии.

А. Нарышкин А кому намекать? Это разве акция не про то, что ты сам себе намекаешь.

Д. Быков Леша, Господу Богу, который смотрит на нас сверху. Для меня Господь Бога совершенно реальный. Я живу для того, чтобы ему было не стыдно на меня смотреть. Вот и все, что я делаю. Поэтому мне эти вопросы задавать бессмысленно. Религиозное сознание предполагает определенный набор правил. …Куда уйду и зачем, а атеисту можно сказать, а какие у тебя альтернативы. Лепить из пластилина, ходить в кино. Пойдем, сходим, ну чего там правда.

А. Нарышкин Вам грустно, что кроме марша памяти Немцова нет никаких объединяющих мероприятий для оппозиции, которая у нас раздроблена…

Д. Быков Да у меня полно объединяющих мероприятий. Я преподаю литературное мастерство. И у меня полно людей, которые думают как я, идут ко мне учиться. У меня очень много профессиональных связей. Политические связи мне не очень нужны. Писателю свобода слова нужна профессионально. Поэтому литературно у меня все хорошо, литературно я не одинок. А политически я же не ищу каких-то объединений. Понравится мне кто-то – я поддержу. Пойдет тот же Егор Жуков во власть – я его поддержу. А так я не очень нуждаюсь в политической деятельности. У меня это не очень хорошо получается.

А. Нарышкин Сменяемость вы ждете? С жирком.

Д. Быков Я не просто ее жду, я что-то для нее пытаюсь сделать. Но ведь для того чтобы эта власть сменилась, нужно просто внятно сформулировать, а формулировка это и есть моя… Формулирование. Это и есть моя профессия. Надо внятно сформулировать, почему сейчас плохо. Вот это я и формулирую в меру своих сил. Да, конечно, сменяемость власти – это необходимость. Это произойдет. Пугает другое. Что эта сменяемость произойдет не совсем так, как мы ждем. Как говорит Е. В. Ройзман: в России можно написать сто сценариев, но сбудется всегда сто первый. Это действительно заставляет задуматься. Она может смениться не так, не на то. Не так быстро, не с таким результатом. Тут самое ужасное, как у Салтыкова-Щедрина: пожар говорит нам об одном – прошлое прошло. Будущее настало. Но о том, каким будет это будущее, мы не знаем. Сейчас идет пожар. Широкий тихий пожар. А что будет после него – я сказать не берусь.

А. Нарышкин Не пугает мысль о том, что может начаться действительно после эпохи Путина, какая-то грызня…

Д. Быков Может настать грызня. Может настать тоталитаризм уже откровенный. Фашизм с полным закрытием всех границ и с физическим уничтожением несогласных и с кострами на площадях. Может такое быть? – может. Но я исхожу из того, что когда кончается длительный довольно период деградации, людьми обычно овладевает радость, как было в 54-м году. И тогда 20 лет оттепели. Так 15. Некоторое время оттепели у нас, безусловно, впереди.

А. Нарышкин Вы сейчас Путина со Сталиным сравнили.

Д. Быков Я сравнил…

А. Нарышкин Сталина надо не с Гитлером сравнивать, а с Путиным.

Д. Быков Я сравнил Путина не со Сталиным. Я сравнил Путина с любым пересидевшим правителем. Есть такое слово – «пересидент». Он вот немножко пересидел. Пересидел тот период, когда он мог бы казаться идеальным руководителем России.

Д.Быков: Чтить память политика надо политическими лозунгами. Чтить память военачальника надо воинским салютом

А. Нарышкин Это когда?

Д. Быков Первые 8 лет он был очень успешен.

А. Нарышкин Там нефть другая была

Д. Быков Дело не в нефти. Дело в том, что тогда были еще какие-то задачи, а сейчас задача одна – концентрировать…

А. Нарышкин Задач нет, национальные проекты, майские указы.

Д. Быков Все майские указы сводятся к одному – чтобы чуть получше жить. Никакой цели проективной сегодня перед Россией не стоит. Ни сделать лучшее в мире образование, ни сделать лучшую медицину. Ни полететь на Марс. Никакой цели. Ни построить первое в мире справедливое государство трудящихся. Нет такой цели. Сейчас чуть-чуть получше, как писал Жолковский: обернуться имеющимся. Ну не хочется. Хочется жить все-таки в рамках какого-никакого, а проекта. Потому что иначе куда уходит жизнь.

А. Нарышкин То есть мечта должна быть.

Д. Быков А что жить для того, чтобы моя пенсия была чуть побольше и чуть побольше…

А. Нарышкин Но жизнь, это конечно странно с вами обсуждать. Но жизнь это не роман. Чтобы была какая-то мечта.

Д. Быков Жизнь хуже романа, но она должна стремиться к роману. Конечно. Жизнь должна подражать искусству. Это понятно. Жизнь должна иметь начало, конец и смысл. А если это просто цель вашей жизни, чтобы ваш ребенок ходил в престижную школу и чтобы вам пенсию платили – ну что это за жизнь. Это бактерия. Это животное существование.

А. Нарышкин Вы можете спросить первого встречного, второго встречного на улицах. Вы хотите жить в нищете, но с какой-то мечтой или вы хотите, чтобы вас из этой нищеты…

Д. Быков Встречные вам ответят по-разному. А, во-вторых, что мне до встречного. Жизнь встречного это его жизнь. Умирать-то буду я. И задавать себе вопросы о том, как я жил – тоже буду себе я. А у встречного могут быть свои проблемы, свои жизненные цели. Я хочу участвовать в великом проекте. Необязательно ценой нищеты. Кто вам сказал, что великий проект это всегда нищета. Сотрудники Илона Маска не самые нищие люди. Но они люди мотивированные. Им хочется жить, потому что для них каждый новый день – это новое свершение какое-никакое. Какими свершениями мы можем похвастаться мы с вами. Кроме тех романов, которые мы кропаем в стол.

А. Нарышкин Про свершения. Мы говорили про интервью Путина агентству ТАСС. Его ведущий Ванденко спрашивает про Маска, а Владимир Путин ему начинает говорить…

Д. Быков А у нас Касперский.

А. Нарышкин …молодые ученые пришли и сделали установку «Искандер» военную. Потом сделали «Пересвет» лазер.

Д. Быков Печаль в том, что в России великие научные открытия чаще совершаются попутно с оборонкой. Как встроенные покупки. Но лучше хоть так. В космос мы полетели, потому что строили ракеты с совершенно другой целью. Но пусть хоть так. Я вообще за то, чтобы молодые интеллектуалы были востребованы. Если они востребованы только в оборонке – то и пусть. Но в любом случае человек, у которого нет сверхзадачи, он не живет. Как говорит нам Станиславский: без сверхзадачи актеру лучше вообще не соваться в профессию.

А. Нарышкин Пример этой сверхзадачи.

Д.Быков: Я сравнил Путина не со Сталиным. Я сравнил Путина с любым пересидевшим правителем

Д. Быков Для меня он совершенно отчетливый. Для меня он достичь совершенства в литературе. Написать такое стихотворение, которое запоминают с первого чтения.

А. Нарышкин Нет, с вами все понятно. Для государства.

Д. Быков Полететь на Марс, построить новую систему образования. Создать генерацию вундеркиндов, безусловно. Победить Альцгеймера.

А. Нарышкин Как можно создать генерацию вундеркиндов. Из пробирки что ли.

Д. Быков Дайте мне любую провальную окраинную московскую школу на три месяца. Через три месяца там будет генерация вундеркиндов. Это очень легко сделать. Ну, конечно, не очень чистыми приемами. Некоторая невротизация. Некоторое педалирование тщеславия. Некоторая доля обмана, когда мне придется в чем-то им соврать. Но мне придется их замотивировать и через три месяца у вас будет поколение гениев. Ну дайте мне такую школу. Пока я не вижу желающих, пока опасаются даже обычных студентов доверить. Вдруг я их не тому научу. Ну, не сомневайтесь, когда надо будет – научу.

А. Нарышкин Люди в руках Быкова – это серьезное оружие?

Д. Быков Люди в руках у Быкова это не оружие. Люди в руках у Быкова – это соратники, друзья, товарищи. Я же ращу себе не подчиненных, я ращу не тоталитарную секту, я ращу людей, с которыми мне интересно поговорить. Уверяю вас, я это делать умею. Это будет отлично. Вот тогда мы и займемся образованием. Но только для этого должны произойти некоторые очень не значительные перемены в руководстве отраслью. Должен исчезнуть страх любой новизны, должно появиться желание видеть в стране сознательных граждан. Вот и все.

А. Нарышкин А его нет?

Д. Быков Нет, конечно. Сейчас желание видеть послушных рабов и чем тупее — тем лучше. Им врут на каждом шагу и врут масштабно, врут пропагандой. Я же говорю о том, чтобы детям поставить хотя бы какую-то самую предварительную задачу.

А. Нарышкин Почему Быков это понимает, а Путин, наверное, не глупее вас человек, этого не понимает?

Д. Быков Насчет того, кто кого не глупее. Уж, конечно, я себя сравнивать не осмелюсь. Но у него же нет цели. Вот главная беда нынешней власти, под занавес можно сформулировать. Она очень простая. У этой власти нет цели воспитать граждан. У нее есть цель воспитать совершенно не резистентный, совершенно пластичный тупой материал, который все будет встречать одобрительно. А она будет вечно править. А они будут себя обманывать тем, что они такой особенный народ, на них законы общества не распространяются. У власти нет цели воспитать людей, с которыми интересно. Вот и всё. Ну, это не навсегда.

А. Нарышкин Сколько надо ждать?

Д. Быков Я вам клянусь, Леша, нынешнюю эпоху российскую, о ней столько будет фильмов, столько книг…

А. Нарышкин Комедий.

Д. Быков Да, и таких смешных. Комедий. У нас будут новые «12 стульев». Вот не сомневайтесь. Это будет вспоминаться как интересное время, столько абсурда на единицу времени не было в России никогда.

А. Нарышкин Спасибо огромное. Это было «Особое мнение» Дмитрия Быкова.

Д. Быков Увидимся в четверг. Бай!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире