'Вопросы к интервью

И. Воробьева Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И сегодня со своим особым мнением должен был быть Алексей Малашенко. Я надеюсь, он будет. Просто немного опаздывает. А пока со своим особым мнением у нас главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Здравствуйте.

А. Венедиктов Здравствуйте.

И. Воробьева Указ мэра Москвы по поводу введения режима повышенной готовности из-за коронавируса. Для начала конспирологическая часть. Долгое время в Москве не было практически никаких заболевших. Один-два-три…

А. Венедиктов Один.

И. Воробьева Да, плюс «Diamond Princess», но это не считается, можно сказать. И вдруг раз – у нас указ мэра довольно пугающий. Я бы так сказала.

А. Венедиктов Я дискутировал с руководителями мэрии, еще когда этого ничего не было. Они готовились к возможной эпидемии. Все понимали, что рано или поздно придет сюда. Например, мало кто знает, что в Москве на постоянке обучается 11,5 тысяч китайских студентов. Которым закрыли въезд сразу же. Были в Китае каникулы – стоп, прекратили. Мы сюда их не примем. Так было сказано. Это широко не объявлялось. Но шла подготовка. И я думаю, что перед мэром и Путиным на самом деле стоит вопрос, как государство должно реагировать на угрозу эпидемии. Сейчас очень интересно смотреть и сравнивать, как государства, такие как Китай, скажем, Италия, Великобритания, Франция, Голландия и Беларусь принимают именно государственные меры. Там два пути. Конечно, чистого пути нет. Всегда вместе. Это путь самодисциплины и самоизоляции.

И. Воробьева Скорее европейская часть.

А. Венедиктов По-разному. В общем, да. И второе – медицинско-полицейские меры. Мне было интересно, я знал, что готовится указ, мне было интересно, пойдет ли мэр на полицейские меры как в Ухане, например. Я знаю, что были люди в его окружении силовые, которые говорили, что давайте закроем Москву на хрен. Как Ухань.

И. Воробьева Как можно закрыть Москву?

А. Венедиктов Как Ухань. А ответ был, знаешь, какой? Два миллиона людей каждый день приезжают работать в Москву. И уезжают. Два миллиона. То есть это просто кранты. Уже огромные потери по структуре туристического бизнеса, порядка 100 млрд. Гостиницы просто ничего. То есть это набор мер. Главная задача – защитить население. Свое, московское. И мэр пошел пока по пути призывов, потому что это все призывы на самом деле. Все эти случаи один-два-три. Но вот сегодня мы уже видим еще пять заболевших. Они не дома. Они все помещены в боксы. Досрочно открылась клиника в Коммунарке.

А.Венедиктов: У меня вопрос: а что у нас 9 мая, когда приедет делегация из Китая

И. Воробьева Специально открыли.

А. Венедиктов Там есть очень интересный пункт, мало кто может, понимает в этом указе мэра. Бочкареву. Бочкарев – это кто сменил Хуснуллина. То есть директор департамента строительства. Практически строить еще новые. То есть готовимся к полномасштабному такому, маломасштабной проблеме как в Северной Италии. И это опять перед каждым жителем ставят вопрос. Лучше пусть меня запрут где-то. Или вот, например, в семье заболела семья, ребенок ходит в детсад. Что с этим делать. Только что получил приказ министерства департамента здравоохранения, те учителя и те дети, которые вернулись из вот этих неблагополучных стран…

И. Воробьева Список постоянно пополняется.

А. Венедиктов Да. Дети переводятся на дистанционное обучение, в школу не пускать, карантин 14 дней. Учителям – на больничный. Буквально так. То есть все с колен, с колес и так далее. А что делать. Что можно еще сделать. Потому что сегодня утром у нас был, посмотрите на сайте директор департамента здравоохранения Хрипун, очень интересно рассказывал про вирус. Что он частично известен, частично нет. По-другому действует на ДНК. Но нет вакцины. Он это не сказал.

И. Воробьева Ее и нет пока.

А. Венедиктов Апрель месяц стоит. И есть еще одна история, ты любишь конспирологию. Я тебе скажу. Все-таки в городе Ухань находится лаборатория народно-освободительной армии Китая. Лаборатория по борьбе с бактериологическим оружием.

И. Воробьева Есть такая.

А. Венедиктов Они там выводят штаммы, и они там делают вакцины. Если это не дай бог боевой штамм, который убежал, утек оттуда именно из Уханя, тогда бороться с ним много труднее. Судя по тому, что происходит в Ухане – вакцины нет. То есть это было в каком-то зачаточном представлении. Он убежал на ножках вот этот вирус. Поэтому чего делать-то. Чего делать властям страны. Отмена петербургского форума – очень важная история.

И. Воробьева Это очень странно, что они сразу отменили. Летом.

А. Венедиктов — 36 июня. То есть они планируют, власти страны планируют, что вот эта история с ограничением, назовем это все карантином. Карантинные мероприятия продлятся до начала июня. Тогда у меня вопрос: а что у нас с голосованием 22 апреля. Тогда у меня вопрос: а что у нас 9 мая, когда приедет делегация из Китая…

И. Воробьева Приедет ли.

А. Венедиктов Две тысячи человек. Услышь меня.

И. Воробьева Пустят ли.

А. Венедиктов Объем делегации – две тысячи человек с председателем Компартии Китая. Как не пустить. И что будем делать? Экзамены выпускные.

И. Воробьева Там все просто. Но потом теплое время года, все всё равно куда-то поедут.

А. Венедиктов Это новый вирус. Как говорят медики. Поэтому перед нами встанет вопрос, перед страной. Полицейские ограничения или самоограничения. Хорошее слово – самоизоляция. Но я могу сказать, что мы приняли решение и те сотрудники «Эха», которые могут работать на удаленке, они вчера переведены были на удаленку. На всякий случай. Вот на всякий случай. Это история ограничительных мер, я за ними очень внимательно наблюдаю. Меня, конечно, поразила история с Чехией. Три заболевших всего. И совет национальной безопасности Чехии принимает, что кубок мира по биатлону проходит без зрителей. Я вчера смотрел – такая тоска. Темные трибуны, они бегут по темным аллеям. Я просто говорю об уровне ощущения угрозы. То есть я думаю, что власти стран, власти НАТО, потому что там уже вижу некое совпадение принятия решений, они представляют угрозу, уровень угрозы. Ну подумаешь, три заболело в Чехии. Еще неизвестно, этим ли они болеют. А вот тебе – бабах, кубок мира. Обсуждают по Франции возможность закрытия музеев.

А.Венедиктов: Перед мэром и Путиным стоит вопрос, как государство должно реагировать на угрозу эпидемии

И. Воробьева Так Лувр уже.

А. Венедиктов Лувр открыли. Закрыли, открыли. Сейчас будут снова обсуждать. То есть там, где скапливаются люди. Но в Лувре тоже интересно, поставлены санитарные посты. Понятно, поставлены тепловизоры и не больше 5 тысяч человек должно быть. То есть, ограничена продажа билетов, чтобы они растекались…

И. Воробьева В разы просто. Там 70 тысяч человек ежедневно. 40, не помню.

А. Венедиктов Растекались по залам. То есть скопления не допускать. Более того, президент Макрон, сначала было принято решение им, это принимает совет министров во главе с президентом, сначала мероприятия не более 10 тысяч, сейчас сняли до 5 тысяч. Запрет на проведение. Массовых мероприятий. То есть демонстраций, манифестаций. Ограничение свобод и это делают в разных странах по-разному.

И. Воробьева Ладно. Европа сходит с ума. Они там понаотменяли вплоть до автосалона Женевского.

А. Венедиктов Книжная ярмарка в Лондоне. И в Париже.

И. Воробьева Там очень много мероприятий отменили. Все слушатели спрашивают: по какому пути мы пойдем.

А. Венедиктов Это очень хороший вопрос. Пока мы идем, на мой взгляд, вполне себе, с нашей ордынской историей могли всех запереть сразу. Комендантский час и до свидания, как в Ухане. Я ожидал, что будет как в Ухане. То есть я знал, какие дискуссии ведутся. Причем дискуссии велись вот такие: пока не поздно, пока у нас ничего не происходит, давайте вводить меры. Превентивные меры. Вот когда появился первый заболевший, все понимали, что это не последний заболевший. Тогда начали принимать меры. Пока мы идем по европейскому пути. Очевидно, даже иногда более слабо, у нас не отменено пока ни одно массовое гуляние, что называется. И, конечно, когда Э.А. Памфилова предложила досрочные голосования на избирательных участках, у нас избирательные участки в школах. В школах! Это значит, во время работы школ будут приходить люди голосовать досрочно.

И. Воробьева И оставлять там свои следы.

А. Венедиктов Всюду. Избирательные комиссии, оставляют следы. Я написал письмо Сергею Семеновичу Собянину как председатель комиссии по гражданскому обществу и в московский избирком. О недопустимости в образовательных учреждениях проводить голосование, когда они работают. Жду ответа.

И. Воробьева Ну а какой другой вариант. Я не очень понимаю. Не ходить на участки. Но что, электронно голосовать?

А. Венедиктов Электронное будет введено федеральным законом. Это же не московский закон. Это будет федеральный закон. Если он будет. Ну электронно да, у нас некоторые наши сотрудники, которые обычно не голосуют, они злобно сказали, что нет, мы хотели пойти поголосовать… Вот чтобы что. Но мы не хотим туда ходить, электронно будет? Я говорю: «Наверное, будет». Надо дать возможность тем людям, которые боятся туда идти. А там массовое скопление. Участок — это 3 тысячи в день должно пройти. Дать такую возможность дистанционно голосовать.

И. Воробьева Самое массовое скопление людей – метро московское.

А. Венедиктов Это метро, но там сейчас я боюсь соврать, но я точно знаю, там, во-первых, все дезинфицируется раз в день. Поручни. Второй раз поставлены эти тепловизоры, назовем их. Пока ничего не выявляется. Конечно, это очень трудно. Потому что в метро миллионы ездят каждый день. И тогда что, тебя отловили и что, а ты не хочешь. Тебе надо в кино.

И. Воробьева Мне надо на работу.

А. Венедиктов Работа у тебя цирк. А это кино.

И. Воробьева Спасибо большое. Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Меняем гостей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире