'Вопросы к интервью

Т. Фельгенгауэр Добрый вечер. И я рада приветствовать Льва Шлосберга, политика, председатель псковского регионального отделения партии «Яблоко». Здравствуйте.

Л. Шлосберг Татьяна, добрый день. И добрый день всем, кто нас смотрит и слушает.

Т. Фельгенгауэр Хотела я вас спросить про поправки, коих много разных и все к одной только Конституции. 20 поправок вносят «яблочники». Причем двумя разными путями. В том числе с помощью псковского отделения. Ничего не путаю?

Л. Шлосберг Ничего не путаете. Если быть точным, поправки «Яблока» по полномочиям и сроку полномочий президента, двух палат парламента, правительства России и о судебной власти внесены депутатами от «Яблока» в пяти законодательных собраниях России. Мосгордуме, Законодательном собрании Санкт-Петербурга, Республике Карелия, Законодательном собрании Карелии, в Псковском областном собрании депутатов и Астраханской областной думе. В трех парламентах рассмотрение уже состоялось. В Астраханской областной думе, в республиканском собрании Карелии и в Псковском областном собрании. И должен сказать, что поправки проходят в очень интересной атмосфере. Во-первых, полная тишина. Никаких возмущений, никаких каверзных вопросов: чего это вас потянуло Конституцию править, куда вы лезете не в свое дело. Ничего этого нет.

Т. Фельгенгауэр А со стороны сторонников? Извините за невольную тавтологию.

Л. Шлосберг Сейчас про сторонников скажу отдельно. Из 4-х законопроектов, которые рассматривались в Псковском областном собрании депутатов только что 27 февраля, закон о реформе судебной власти собрал 11 голосов за и еще один голос воздержавшийся. Это из 44 депутатов. Притом что у «Яблока» два голоса в Псковском областном собрании депутатов.

Т. Фельгенгауэр То есть 9 человек вы на свою сторону перетянули.

Л. Шлосберг Да, я считаю большим важным достижением и отражением качества внесенных законодательных инициатив. Кроме того, что эти инициативы вносятся в законодательное собрание, впереди у нас еще проект закона поправки в Конституцию в части избирательной системы. Мы предлагаем внести отдельную главу в Конституцию об избирательной системе. Потому что нам нужны честные выборы. Всей стране нужны честные выборы. Будет также блок поправок к военной реформе. В частности по отмене призыва. Это должно быть в нашем понимании закреплено в Конституции. Это все отправляется в том числе в ГД, Совет Федерации. Администрацию президента.

Т. Фельгенгауэр Теперь мы ждем, когда будет второе чтение. Верно?

Л. Шлосберг Не то чтобы мы ждем, но мы знаем, что 10-го марта ГД рассмотрит законопроект Владимира Путина о поправках в Конституцию во втором чтении. С учетом тех поправок, которые Путин принимает. Судя по всему, их будет достаточно много, судя по всему больше, чем то, что Путин внес в первом чтении.

Т. Фельгенгауэр По поводу сторонников обещали ответить. Потому что нет единой позиции, видимо, кто-то считает, что надо воспользоваться случаем и как-то попытаться поучаствовать в процессе и добавить в Конституцию то, чего там нет. Другие считают, что вообще не надо к этому иметь никакого отношения.

Л. Шлосберг Очень важный вопрос. Эти два разных подхода есть в отношении и к разработке поправок к Конституции и по отношению ко дню голосования 22 апреля.

Т. Фельгенгауэр Про голосование отдельно давайте.

Л. Шлосберг Сначала про поправки. Есть подход, что Конституция получилась такой, как получилась, она могла быть лучше, но она есть такая, какая она есть. Она защищает наши права и свободы. Не прикасайтесь, потому что испортите. Это один подход. А есть другой. Он более стратегический и это подход «Яблока». Этот подход говорит о том, что постсоветская Конституция России, а это постсоветская Конституция России, которая должна была стать проектом, по которому будет построено свободное демократическое государство, объективно исчерпала себя. Проект, который был закреплен в Конституции, не был воплощен, не был реализован. И Путин это понимает. Он это чувствует. Сегодня обстоятельства нашей реальной жизни и нормы Конституции не совпадают настолько, что эта Конституция, если ее читать, не все ее читали, но сейчас ее стали открывать. Это Конституция другой страны.

Т. Фельгенгауэр Простите, но если привести в соответствие Конституцию с той реальностью…

Л. Шлосберг Нет, надо реальность в соответствие с Конституцией.

Т. Фельгенгауэр Это будет как-то довольно печально. Может Конституцию оставить в покое. А над реальностью поработать. Может в консерватории поправить.

Л. Шлосберг Татьяна, консерватория – это Конституция, а реальность – те люди, которые в консерватории работают и выполняют нормы нотного стана. Могу сказать, что все пробелы, провалы, противоречия Конституции 1993 года привели к тому устройству власти в стране, которое есть сейчас. Это результат, в том числе Конституции 1993 года. Ее белых пятен. Мы должны понимать и это сейчас уже обсуждается, во всякой ситуации есть свои неожиданные плюсы. Неожиданный плюс с поправками в Конституцию – что этот ящик, не хочу сказать второе слово, этот ящик открыт. И все начинают осознавать, самые разные люди, что России неизбежно будет нужна новая Конституция. Скорее всего, после Путина. И то, что сейчас пишет «Яблоко» и блок поправок о системе власти и блок поправок о системе судебной власти, и поправки по избирательной системе, и поправки по вооруженным силам – это фрагменты будущей демократической свободной Конституции России, которая будет востребована обществом. То есть эта работа не в стол. Это работа не до 22 апреля. Это работа на ближайшее историческое будущее.

Л.Шлосберг: Консерватория – это Конституция, а реальность – те люди, которые в консерватории работают

Т. Фельгенгауэр В связи с этим возникает вопрос уже про голосование. Вот наступило 10 марта или уже близится 22 апреля и то, над чем работало «Яблоко», поправки, которые подготовила партия – проигнорированы. Что делать 22 апреля партии «Яблоко»? У вас есть этот план?

Л. Шлосберг У нас есть этот план. Вчера на заседании федерального политического комитета партии «Яблоко» обсуждались наши действия и установлен срок до 20 марта, федеральный политический комитет подготовит заявление четырем членам политкомитета. Борису Вишневскому, мне, Николаю Рыбакову и Борису Миснику поручено подготовить это заявление. И мы будем его готовить, оно будет опубликовано буквально через 10 дней. Через две недели. Но есть еще одно очень важное обстоятельство. Оно заключается в том, что мы, отдавая себе отчет, не то что я предвосхищаю будущее заявление. Но я могу сейчас высказать свою позицию. Отдавая себе отчет, что голосование по проекту изменения в Конституцию будет крайне специфическим действием, мы должны не расхолодить своих избирателей. Мы должны обратиться к людям с просьбой настоятельной быть в форме и не отстраниться от этого процесса. Миллионы людей не пошли голосовать на президентские выборы, считая это голосование бессмысленным. Именно после этого в нашей стране произошли массовые нарушения прав и свобод граждан, потому что математическая цифра по итогам президентских выборов на нашей стороне была, скажем так, не большой. Недостаточно большой, чтобы защитить себя. Нам нужно собрать достаточное количество голосов против и одним из наших аргументов, партии «Яблока» для участия в этом голосовании и голосовании против будет наличие системной альтернативы поправкам Путина. Ни одна другая партия сегодня такие поправки, настолько системно охватывающие сами систему власти, не подготовила. Кстати говоря, в этом месте маленькая оговорка. Четыре законопроекта поправкам в Конституцию рассматривались в Псковском областном собрании депутатов. Наименьшее число голосов поддержки – четыре — набрал законопроект о президентской власти. По пять голосов набрали парламент и правительство. Но по судебной власти – 11 голосов. То есть высшей власти депутаты от КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР касаться испугались.

Т. Фельгенгауэр Или не захотели.

Л. Шлосберг Не захотели. Воздержались.

Т. Фельгенгауэр По поводу голосования давайте, чтобы я проговорила. Правильно ли я поняла. Партия «Яблоко» в любом случае зовет своих сторонников 22 апреля голосовать. Но как именно – вы сформулируете свою позицию к 20 марта. Я правильно поняла?

Л. Шлосберг Будет отдельное заявление федерального политического комитета. Именно так.

Т. Фельгенгауэр То есть голосовать в любом случае за или против. Чуть позднее определимся.

Л. Шлосберг Я думаю, что позиция «Яблока» по отношению к поправкам Путина, мы их не поддерживаем, мы их считаем опасными, и на эту тему в вашем эфире много было высказываний. По сути дела поправки Путина решают две задачи. Первая – создание максимально запутанной противоречивой и, на мой взгляд, опасной для российского государства системы власти, на многие клавиши из которых можно непредсказуемо нажать и влиять на принятие государственных решений. Это потому что Путин не решил, на какой ветке, на каком суку власти он усядется после условного, завершения условного срока. И вторая вещь очень важная. В Конституцию вносится огромное количество декларативных политических агитационных норм. Которые не являются нормами права. У меня создается впечатление, что Конституция из правового документа становится агитационным. Что недопустимо для Конституции и это сокращает срок ее жизни. Любая агитация смертна, она уходит вместе с тем, за кого она проводится.

Т. Фельгенгауэр На минутку можете рассказать сторонникам бойкота, почему они не правы.

Л. Шлосберг Во-первых, я с уважением отношусь к любой позиции граждан. Сознательная позиция ответственного гражданина вызывает уважение. Никого нельзя ругать и говорить, что люди не правы. Но я могу объяснить, почему их позиция не эффективна.

Т. Фельгенгауэр Объясняйте.

Л. Шлосберг Вы никогда не докажете, что ваши сознательные голоса бойкотирования голосования по Конституции могут быть экстраполированы на голоса всех не участвующих граждан. Это первое. Второе. Освобождая свой бюллетень от вашего волеизъявления, вы усиливаете, лично усиливаете риски на фальсификацию итогов голосования. Уже известны контрольные цифры и по явке, и по результатам голосов. Наша задача сделать так, чтобы эти цифры не оправдались. Администрация уже по всем каналам распространила: явка – 60, поддержка — 70. Вот то, что я вижу вокруг себя – не соответствует как минимум второй цифре. Такой поддержки у Конституции сегодня нет. И наша задача, чтобы люди, не приходя на голосование, не увеличивали эту цифру своим отсутствием. Отсутствие гражданина на голосовании по Конституции поддерживает власть. Это прямая поддержка власти.

Т. Фельгенгауэр Прекрасно выступила Элла Александровна Памфилова. Она у нас глава ЦИК. И говорит о том, что отдельно по каждой поправке голосование нельзя проводить. Надо голосовать все вместе. Потому что по мнению Памфиловой, голосование это как комплексный обед. Вы слышали эту цитату. Вот уже скоро севрюжина с хреном, да что это вообще за сравнения такие.

Л.Шлосберг: Все начинают осознавать, что России неизбежно будет нужна новая Конституция. Скорее всего, после Путина

Л. Шлосберг Элла Александровна Памфилова отличается от многих других участников государственной машины России, от ее пассажиров, как все понимают, она не водитель, она пассажир, пусть и высокопоставленный. Она отличается искренностью. Она может открыто и образно проговаривать вещи, которые боятся проговаривать высокопоставленные сотрудники администрации президента и вряд ли проговорит Путин. Интуитивно может быть в силу высокого психологического напряжения, которое сейчас выпало ей, Элла Александровна создала образ, который идеально, просто идеально помогает объяснить, какую конструкцию авторы этих поправок заводят в голосование. Они хорошо понимают, что за те формальные поправки, которые нужны власти, привести на выборы на голосование 60-70 миллионов людей невозможно. Нужно эту очень сложную механистическую конструкцию из железа полить каким-то сахарным сиропом для того, чтобы она выглядела соблазнительно и чтобы ее хотелось лизнуть и может быть в ней что-то питательное.

Т. Фельгенгауэр И примерзнуть потом к ней языком.

Л. Шлосберг Всем, чем угодно примерзнуть. И эта попытка замаскировать очевидное холодное железо, опасное железо всякой патокой, — это попытка вынуждает власти затаскивать в Конституцию вещи, которые не имеют никакого отношения к повестке дня Конституции в принципе. Но у меня есть еще одно предположение. Жизнь только покажет, насколько оно реалистично. У меня есть гипотеза, версия, что мы можем получить сюрприз. Буквально перед голосованием по Конституции. Я не исключаю, что на общероссийское голосование может быть вынесен одновременно с вопросом о поддержке или не поддержке поправок в Конституцию еще один вопрос. Какой? – я не знаю. Но вопрос, который будет драйвером явки людей на выборы. При такой постановке дела Конституция станет довеском, а основным двигателем организации явки будет некое другое обращение властей к людям, которое люди сочтут для себя важным. Это моя гипотеза. Потому что все исследования, в том числе которые проводят вполне лояльные властям социологические компании, показывают две вещи. Первая – более двух третей избирателей не понимают, что происходит с Конституцией. А любое непонимание вызывает настороженность.

Т. Фельгенгауэр Вот же вам специально для тех, кто не понимает, отличное описание ситуации от Памфиловой. Это комплексный обед, берите борщ с котлетами. Винегрет не нравится, все равно берите…

Л. Шлосберг Есть одно важное обстоятельство. Я могу быть сыт.

Т. Фельгенгауэр Такого варианта нет. У нас графу «против всех» отменили.

Л. Шлосберг Садитесь жрать, пожалуйста. Татьяна, моя версия заключается в том, что, власти понимают уязвимость этого действия по изменению Конституции. И ищут сейчас, возможно уже нашли, но еще не сказали — дополнительный стимул для организации явки. Какой – мы узнаем очень скоро. Возможно, я не прав. Но тогда это тоже будет известно.

Т. Фельгенгауэр Как вы считаете, что обсуждают с начала недели про Бога, про детей как главное достояние и прочее. Это намеренно в фарс превращают все эти поправки. Или так получилось.

Л. Шлосберг Так получилось у Владимира Путина. Это получилось по итогам 20-ти лет. Это не ситуация 2020 года. Путин создал пропагандистское государство. Государство, которое держится на пропаганде. И системе мифов. И при открытии в данном случае ящика Пандоры в виде поправок в Конституцию, эти мифы стали оживать и приходить в нашу жизнь в виде предложений Конституции. Опирается государство на РПЦ как оду из скреп поддержки режима. Вот вам, пожалуйста, предлагают Бога. Да, есть 14-я статья Конституции: Россия – светское государство. Гениальный совершенно диалог журналистов «Эхо Москвы» и «Коммерсанта» с Дмитрием Песковым, пресс-секретарем президента. Который просто был, я бы сказал более непосредственен, чем Э. А. Памфилова. Потому что наконец, когда он вынужден был дать честный ответ, ответ был такой: я не могу дать ответ на эти ваши вопросы. Совершенно очевидно, что при таком количестве людей, желающих прислониться к древу власти, воспользоваться возможностью найти какое-то расположение Путина, вот этот весь поток пропагандистских мифологических поправок, он засоряет Конституцию. И когда стало понятно, а это уже сейчас очевидно, что число этих декоративных пропагандистских поправок превысит число поправок, которые по существу являются правовыми, — это и сократит срок жизни этой Конституции. Пропагандистские Конституции долго не живут. Самая лучшая Конституция – краткая Конституция, где указаны базовые права и свободы человека и гражданина. Базовые принципы организации системы власти. И такая Конституция и не может и не должна меняться при смене правителей. А сейчас пишется Конституция Владимира Путина. Это в чистом виде подведение итогов политической деятельности Путина. И поэтому эта Конституции будет ограничены в сроке своей жизни. Путин попал в собственный капкан. Он решил пропагандистский миф закрепить в Конституции. И это смертельно для Конституции.

Т. Фельгенгауэр Попал ли он в этот капкан, мы посмотрим после 22 апреля.

Л. Шлосберг Попал, попал.

Т. Фельгенгауэр Про партию «Яблоко» хотела спросить, коль скоро вы глава псковского регионального отделения. А вы за московскими коллегами следите?

Л. Шлосберг Я не слежу, но я вижу.

Т. Фельгенгауэр С каким чувством вы смотрите на то, что происходит в московском отделении. На исключение Максима Каца, Дарьи Бесединой. Если ничего не путаю.

Л. Шлосберг Путаете. Дарья Беседина не исключена.

Л.Шлосберг: Памфилова не водитель, она пассажир, пусть и высокопоставленный. Она отличается искренностью

Т. Фельгенгауэр Я прошу прощения.

Л. Шлосберг Я всех знаю. Из партии «Яблоко» исключены 21 февраля решением бюро 16 человек. 16 членов партии. Я присутствовал на заседании бюро как член политкомитета. И вчера на заседании политкомитета мы семь часов обсуждали эту ситуацию в закрытом режиме. Я переживаю за партию «Яблоко». Я очень обеспокоен тем, что столкновение поколений, культур и стилей внутри партии «Яблоко» оказалось настолько драматичным. Не только как председатель псковского «Яблока», а скорее как член федерального политического комитета я предпринимаю и буду предпринимать все возможные усилия для мира в партии «Яблоко». Нам важны все. Партии «Яблоко» важны люди, в том числе выражающие разные точки зрения, в том числе нам важны те, кто критикует нас, старшее поколение партии «Яблоко» и нам важны те, кого критикуем мы. То есть наша задача – сохранить многообразие партии «Яблоко», сделать все для того, чтобы ценности партии «Яблока» нас объединяли. Эта работа не завершена. Она сейчас в значительной степени идет не публично, моя обязанность, даже мой долг перед партией ни одним словом не усугубить эти противоречия и эти острые отношения. Я надеюсь на мир в партии «Яблоко», потому что именно объединение партии, консолидация партии, сочувствие членов партии друг другу, делают партию сильной.

Т. Фельгенгауэр Но вы, видимо, в меньшинстве, судя по результатам голосования.

Л. Шлосберг Я не готов сейчас называть позицию меньшинством или большинством. У нас идет диалог внутри партии. Этот диалог не завершен. Он является политически важным не только для партии, но и для сторонников партии «Яблоко». Именно поэтому ни одним словом я не усугублю те споры, которые сейчас идут в нашей партии. Я надеюсь, что из этих споров есть позитивный выход.

Т. Фельгенгауэр Да, и не только принудительный выход Максима Каца из партии. Хорошо, с «Яблоком» давайте закончим.

Л. Шлосберг С «Яблоком» закончить невозможно.

Т. Фельгенгауэр Это правда. Тут не спорю. Хочу спросить про историю, за которой вы очень пристально следите, много делаете. Активно принимаете участие. Это история со Светланой Прокопьевой. Ничего не закончилось, по-прежнему и дело, и прочие ограничения абсолютно безумные. Что сейчас и каковы перспективы, если они вообще есть.

Л. Шлосберг У любого дела есть перспективы. Как хорошие, так и плохие. Ситуация на сегодняшний день такова. В прошлом году прокуратура отказалась утвердить обвинения Светлане Прокопьевой. Которые подготовил следователь Следственного комитета. Поскольку в деле имелись взаимоисключающие экспертизы. Две экспертизы против Светланы. Если называть простыми словами. И две качественные, совершенные, которые показывают ее полную невиновность. В такой ситуации следствие опиралось только на обвинительные экспертизы, которые устраивают следствие, и никоим образом не обосновало свое отношение к экспертизам, которые защищают права Светланы. Доказывают ее невиновность. Прокуратура предложила следствию исправить недостатки обвинения. В качестве исправления следствие решило заказать экспертизу еще одну, получается пятую. Если я не сбился со счету. Может быть, она даже не пятая, а больше. Но логика следствия впечатлила всех нас. В связи с тем, что дело Светланы Прокопьевой стало широко известным в Псковской области, в Москве, в Санкт-Петербурге, то на территории, прилегающей к Пскову, на несколько тысяч километров экспертов искать нельзя — решило следствие. Слишком хорошо эксперты знают о том, что происходит.

Т. Фельгенгауэр То есть надо найти эксперты, которые не в курсе.

Л. Шлосберг Эксперта нашли в Хакасии, притом эксперта с психологическим образованием. И этот эксперт получила задание составить экспертизу. История экспертиз, которая подготовлена этим экспертом, является крайне печальной. Это репрессивная история. И Светлана Прокопьева прокомментировала назначение этой экспертизы и получила судебный иск от этого эксперта ценой в 500 тысяч рублей. В моем понимании, если эксперт, эксперт-лингвист участвует в расследовании уголовного дела и пишет экспертизу, которая должна в дальнейшем быть использована при составлении обвинения, либо оправдания при решении суда, она не имеет права выражать свое отношение к обвиненному человеку. Просто не имеет права.

Т. Фельгенгауэр Как же она может выдавать экспертизу, если у нее конфликт интересов.

Л. Шлосберг Она, подав заявление в суд, якобы о защите чести и достоинства, госпожа эксперт перестала быть экспертом. Она должна взять самоотвод и отказаться от экспертизы. Дело, к сожалению, не завершено. Оно будет долгим.

Т. Фельгенгауэр Все в подвешенном состоянии. Да теперь еще и усугубилось тем, что эксперт…

Л. Шлосберг Обиделась.

Т. Фельгенгауэр Взяла и устроила конфликт интересов.

Л. Шлосберг Я думаю, что эксперт прочитала про себя неприятную правду и отнеслась к этому эмоционально. И вышла из состояния эксперта.

Т. Фельгенгауэр И вошла в другое видимо.

Л. Шлосберг Вошла в состояние войны.

Т. Фельгенгауэр Как сейчас Светлана Прокопьева вообще держится.

Л.Шлосберг: Они хотят откусить, оторвать, отщипнуть кусочек этого хайпа от Сталина и прицепить к себе

Л. Шлосберг Светлана молодчина. Мы с ней общаемся. Буквально недавно 6 февраля мы отмечали у нее дома год со дня возбуждения уголовного дела. Этого чудовищного обыска, который всех нас потряс. 6 февраля 2019 года было днем первой общероссийской и даже международной солидарности со Светланой. То, как проходил обыск, то, как ее увозили десять человек в масках и с оружием на допрос в Следственный комитет. Почти не вызывало сомнений, что она будет арестована. Арестованный по такому делу человек – это очень серьезно.

Т. Фельгенгауэр Сейчас спустя год уровень поддержки сильно упал.

Л. Шлосберг Это не так. Прошу прощения. Уровень не упал, люди расслабляются, когда не слышат сигнала SOS, вот в эту секунду, эту минуту. Был очень высокий пик поддержки 6 февраля. В день ареста. Именно это позволило Светлане выйти из Следственного комитета свободным человеком. В том числе без подписки. И еще один день солидарности был 1 октября, когда у Светы был день рождения. Она записала свою замечательную колонку. И сотни журналистов из сотен медиа в России выразили ей поддержку.

Т. Фельгенгауэр Сейчас прервемся. Это «Особое мнение» Льва Шлосберга.

НОВОСТИ

Т. Фельгенгауэр И мы продолжаем «Особое мнение». Давайте поговорим про день смерти Иосифа Сталина. В Екатеринбурге планируют запускать салюты. В Москве Геннадий Зюганов ходит по Красной площади с цветами и всячески чтит память. Такие даты вообще требуют какой-то специальной реакции и в первую очередь со стороны официальных лиц?

Л. Шлосберг Да, и единственная такая реакция наступила на 20-м съезде КПСС от Н. С. Хрущева. После этого ни советское государство, ни российское государство и это большая ошибка Владимира Путина государственного отношения к Сталину и его политике не выразило. То есть антисталинистской политики российского государства нигде не было зафиксировано. Поэтому Сталин встает из могилы.

Т. Фельгенгауэр Довольно давно, значит эффективный менеджер, имя России и прочее. А сейчас у Владимира Путина новое увлечение – история Второй мировой войны. И Великой Отечественной войны в нашем варианте. Тоже у него видимо, претензий к Сталину нет вообще.

Л. Шлосберг Увлечением Путина является не история Второй мировой войны и Великой Отечественной войны. А пропагандистский миф об истории Второй мировой войны и Великой Отечественной войны. Это разные вещи. История – это попытки установить истину, установить как можно большее число фактов и представить их обществу. Это история, это исследование. Если мы говорим о пропагандистском мифе, то это не наука, это агитация и пропаганда. Притом в конкретных прикладных интересах властей. Если сегодня власти готовы переступать через ценность человеческой жизни, уважение к человеку, права и свободы граждан, тогда Сталин вписывается в эту концепцию отношения властей к людям. И тогда получается, что Сталин косвенно полезен. Просто понимаете, никто из этих людей, кто сегодня, в том числе восхваляет Сталина и ходит со всевозможными кактусами к нему на день рождения и день кончины, — никто ни в каких своих мыслях не может допустить, что может оказаться в застенках. Представим себе невозможную вещь. Как это – накликали. Воскресили. Оно вылезло из гроба. Усатое. И говорит: ну что, отщепенцы, предатели, враги народа, а теперь я займусь вами всеми. Выстраивайтесь в очередь, я вам сейчас обеспечу, ГУЛАГ никуда не исчез. Свободные места есть. Как вы думаете, что будут делать эти люди? Они в панике побегут. Они, прославляя Сталина, пытаются таким отраженным светом этой смертельной Луны поддержать свою подыхающую политическую популярность. В том числе Зюганов, и в какой-то степени не так явно, ну потому что совсем стыдно, ну не явно это делает Путин. Потому что когда люди живут хайпом, а это в чистом виде хайп, они хотят откусить, оторвать, отщипнуть кусочек этого хайпа от Сталина и прицепить к себе.

Т. Фельгенгауэр Сталин – это какой-то несвежий хайп.

Л. Шлосберг Вы знаете, все то, что пользуется общественной популярностью, особенно в силу невозможности получить качественную информацию о том, что на самом деле происходило, ведь почему такое огромное количество просмотров у фильма Юрия Дудя «Колыма». Почему он стал бить по числу просмотров своими фильмами и Первый, и Второй канал. Потому что люди хотят знать правду. Потребность в правде у общества высочайшей степени значительна. И когда этой правды нет на официальных каналах, люди идут ее в других местах. Общество наше не является сталинистским. Государство является сталинистским.

Т. Фельгенгауэр Погодите. Огромное число людей, которые говорят: вот, коррупционеры кругом…

Л. Шлосберг Золотые слова.

Т. Фельгенгауэр Все разворовали.

Л. Шлосберг Сталина на вас нет.

Т. Фельгенгауэр Был бы товарищ Сталин, вот бы он всем показал, никто бы ничего не воровал.

Л. Шлосберг Это в такой извращенной форме люди требуют справедливости и наказания виновных. Это вылезает матрица истории, что было время, когда сажали и казнили, не взирая на чины. И люди, не обладающие знаниями об исторической альтернативе, люди, которые не могут увидеть на своем личном жизненном примере справедливый суд, настоящее следствие, независимое от властей. И справедливые приговоры. Эти люди ищут в недавней, а для кого-то давней истории некие аналоги, скорее мифы, которые кажутся им успешными. Вот в таком виде люди требуют справедливости и выражают свое отношение к государству. Никто из них не хочет оказаться на месте подсудимого особой «тройки». Никто. Но есть некий миф, что могли посадить кого угодно. На самом деле сажали кого угодно, и 95% были невиновны вообще ни в чем, а 5% — обвинили не в том, в чем они были виновны. И эти люди не поклонники Сталина, не поклонники людоедства, не поклонники живодерства, это люди, которые обижены и даже оскорблены тотальной несправедливостью государства. Вот откуда популярность мифа о Сталине. Это не сторонники расстрелов и массовых казней.

Т. Фельгенгауэр Но при этом государство всячески этот миф поддерживает. И укрепляет.

Л. Шлосберг Оно и польза, потому что российское государство – иждивенец. Оно ничего своего не построило. Оно пользуется мифами прошлого и смотрит в прошлое. Почему Путин занялся Второй мировой войной и Великой Отечественной войной. А нет других скреп. Давайте полистаем российскую историю путинского времени за последние 20 лет. Где скрепа хоть одна, хоть одно достижение, которое является всемирным. Было одно, очень недолго. Олимпиада в Сочи.

Т. Фельгенгауэр А я думала Крым.

Л. Шлосберг Крым не является тем достижением, которое в итоге сплотило народ. Крым был наркотиком. На котором Путин смог решить проблему падения своей популярности. И сплочения народа вокруг себя. Этого наркотика хватило на 4 года. Всё. Кончился наркотик. Не та скрепа. Начинает ржаветь.

Т. Фельгенгауэр Ну сейчас в Конституции, наверное что-нибудь появится скрепоносное.

Л. Шлосберг Понимаете, до последнего времени к Конституции относились как к достаточно незыблемой вещи. Все поправки, которые в нее вносились, были штучными. Появились новые сроки полномочия президента. Появились сенаторы от президента, еще какие-то точечные вещи. Но это не было переделкой всей Конституции. Конституция вообще должна быть «священной коровой». Вот как родили, так и пасется. Дает молоко – спасибо, что дает. Не переделывайте эту корову в том смысле, что она такой родилась. Хотите подготовить новую Конституцию для нового государства. Готовьте. Но тогда это должно быть конституционное совещание или, что было бы правильно для России – учредительное собрание. Настоящее учредительное собрание. Которое будет обсуждать устои российского государства.

Т. Фельгенгауэр Я даже себе представить не могу, чтобы кто-то из первых лиц государства произнес вслух словосочетание — учредительное собрание. Они же историю учили.

Л. Шлосберг Не учили.

Т. Фельгенгауэр Учредительное собрание – о, ребята, это уже все было.

Л. Шлосберг Татьяна, очень важная вещь. Сейчас в Конституцию занесут правопреемство РФ от СССР. Официально. Никакой юридической необходимости в этом нет. Но я понимаю, почему они это делают. Потому что продолжаются споры по советской собственности. Но если вернуться в январь 18-го года и в разгон учредительного собрания, то выясняется, что все истоки этой собственности нелегитимны, это награбленное. Все советское имущество является награбленным. Потому что власть, начиная с января 18-го года, не была легитимной. Собственность, которая перешла в собственность Советского Союза, это собственность, изъятая в большинстве случае заведомо незаконным путем. Кроме того имущества, которое было произведено и сделано уже людьми в советское время. Заметьте, не как частная собственность, а как собственность государства, собственность материальная, движимое имущество, здания, сооружения. На мой взгляд, российское государство, российские власти запутались. Величие в их понимании находится в прошлом. Все самое великое было вчера. И этим самым они тоже сокращают срок действия Конституции, они не показывают перспективы. Они не показывают, что будет завтра.

Т. Фельгенгауэр Путин — он великий и он навсегда.

Л.Шлосберг: Давайте полистаем российскую историю путинского времени за последние 20 лет. Где скрепа хоть одна

Л. Шлосберг Есть одна важная вещь. Путин не бессмертен. И это самое важное положение…

Т. Фельгенгауэр Нам не дано это узнать.

Л. Шлосберг Нам дано это узнать. Это знают все, и Путин, и все жители России. Знают, что Путин не бессмертен. И понимание того, что он не бессмертен, делает эту Конституцию временной.

Т. Фельгенгауэр И еще одна тема очень важная, которая вызывает бесконечное количество споров, большинство из которых лично меня довольно расстраивают. История вокруг уголовного дела «Сети» (запрещенная в РФ организация). И теперь вокруг второго уголовного дела и речь идет об убийстве молодого человека и девушки, которые были знакомыми некоторых фигурантов дела «Сети». Все перепуталось, запуталось. Поучаствовала в этом довольно активно «Медуза», чтобы все запутались. Что во всей этой истории лично для вас важно и остается непонятным?

Л. Шлосберг Таня, для меня важны две вещи. Первая – свобода слова. СМИ «Медуза» имела полное право, получив существенную информацию, имеющую общественное значение, вывести эту информацию в свет. Безотносительно того, в каком положении находятся участники этого сюжета сегодня. В том числе и будучи арестованным и осужденными уголовным судом первой инстанции. Второе. Для меня главные страдающие люди в этой истории с учетом той информации, которая опубликована — это родители Кати Левченко и Артема Дорофеева. Это люди, у которых убили детей. После вчерашних сообщений с подтверждением того, что останки девушки также найдены. Уже мы говорим не о пропавшем человеке без вести, а убитом человеке. И любая информация, связанная с убийством двух людей, жестоким убийством и подлым убийством, имеет колоссальное общественное значение. Я считаю, что право журналиста на свободу слова, право СМИ на обнародование самой неприятной, некомфортной для нас правды в самый неподходящий момент — это право неприкосновенно.

Т. Фельгенгауэр Но у журналиста есть ответственность. И когда ты выдаешь столь важную, в общем, судьбоносную информацию, это требует от тебя самой тщательной проверки. Двух сторон и прочих стандартных прописных истин…

Л. Шлосберг Я читал все материалы, которые были опубликованы «Медузой» и «Новой газетой». Первое. Дело «Сети» фальсифицировано. Все показания по делу выбиты под пытками. Они юридически ничтожны. Дело «Сети» должно быть закрыто. И в части создания и деятельности террористического сообщества, судя по тем материалам, которые опубликованы для всеобщего сведения — эти люди невиновны. Мое понимание заключается в том, что дело «Сети», организации, запрещенной в РФ, является делом придуманным для того, чтобы оправдать деятельность ФСБ. И возможно отдельных ее структур. И отношение к этому делу не изменилось в связи с публикациями о возможном убийстве двух людей. У меня не изменилось. И я считаю, что адвокаты должны продолжать делать свою работу. И требование о прекращении этого дела в связи того, что все его показания это признательные показания под пытками, остается и моим личным требованием тоже. В том числе как депутата. Это первое. Второе, все, что связано с производством и сбытом наркотиков — это страшный бизнес. Все, что связано с убийством двух людей, безотносительно, участвовали ли они в производстве и сбыте наркотиков или не участвовали. Это убийство двух людей при отягчающих в моем понимании обстоятельствах. Это предмет внимания СМИ. Если бы не публикация «Медузы», уголовное дело по убийству Дорофеева и Левченко не было бы сегодня возбуждено. Тело, останки Кати Левченко не были бы найдены.

Т. Фельгенгауэр Это не так. Просто потому что сама «Медуза», говорит, что родители шли в Следственный комитет. Мы об этом знали.

Л. Шлосберг Только не было реакции Следственного комитета. Следственный комитет не вмешивался. Есть одна важная вещь. Убийство – это подследственность Следственного комитета. Террористическая деятельность — подследственность ФСБ. Следственный комитет не может забирать себе дела, которые подведомственны ФСБ.

Т. Фельгенгауэр То есть Следственный комитет использует СМИ для того, чтобы перебороть ФСБ.

Л. Шлосберг Я не вижу сейчас в тех публикациях, которые вышли в «Медузе», руки Следственного комитета. Я не вижу, потому что Следственный комитет в этих публикациях выглядит как непрофессиональная организация, которая не сделала свою работу ни вовремя, ни качественно. Следственные органы России, в том числе ФСБ, в том числе Следственный комитет, в том числе прокуратура, которая надзирает за следствием, в этих публикациях выглядят беспомощными и абсолютно непрофессиональными. Никакой заинтересованности Следственного комитета в этих публикациях я не вижу. Я вижу две пострадавшие семьи, которые навсегда потеряли своих детей. И матери обе и оба отца никогда больше не увидят своих детей. И вопрос об ответственности за эти убийства является общественно значимым вопросом. И если журналисты их подняли, спасибо этим журналистам. Я знаю всю ту дискуссию, которая ведется на эту тему, я на стороне журналистов и родителей убитых детей.

Т. Фельгенгауэр А на стороне ли вы родителей тех детей, которых пытали и которые получили сроки, и еще в Питере продолжается дело.

Л.Шлосберг: Если бы не публикация «Медузы», уголовное дело по убийству Дорофеева и Левченко не было бы возбуждено

Л. Шлосберг Я подготовил запрос по делу «Сети», связанному с пытками. Притом не только в Генпрокуратуру, куда писали все депутаты, но и в Следственный комитет с требованием о возбуждении уголовного дела против тех, кто пытал. Это отдельное уголовное дело. Каждое преступление совершается отдельно, ответственность за каждое преступление должна быть отдельной. Если люди не создавали террористическую организацию, обвинение в этой части должно быть прекращено. Если люди причастны к убийству – они должны быть судимы как убийцы или лица, причастные к убийству. Но не как террористы. Невозможно судить за убийство через террористическую деятельность. Это полная дискредитация следствия, суда, прокуратуры, всего, чего угодно. Вообще дискредитация власти.

Т. Фельгенгауэр Да. И над всем этим реют ФСБ гордо.

Л. Шлосберг Татьяна, над всем эти реют люди, ушедшие из жизни, над всем этим реет беззаконие и несправедливость. Реет правовой беспредел. Когда реальное преступление не расследуется. А вымышленное преступление доходит до суда. Это означает то, что государство не работает. И СМИ, которые показывают, что государство не работает, делают свою работу. И это важно.

Т. Фельгенгауэр Спасибо большое. Это было «Особое мнение» Льва Шлосберга.

Л. Шлосберг Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире